Ссылки для упрощенного доступа

75 лет Дому актера: был стиль, была форма


Центральный Дом Актера имени А. А. Яблочкиной на Старом Арбате
Центральному Дому актера имени Яблочкиной исполнилось 75 лет. Юбилей отпраздновали в Театре имени Вахтангова при переполненном зале.

Дом актера был создан в 1937-м, людоедском, году. В течение долгих лет под руководством Александра Моисеевича Эскина он служил укрытием и убежищем тем людям театра, которым удалось уцелеть. Капустники, которые разыгрывали там великие артисты, вошли в предания, как и сама личность Александра Эскина.

После его смерти дело продолжила его дочь – Маргарита, "королева Марго". Ей пришлось заниматься совсем не царским делом: после пожара в Доме актера на Тверской добиваться другого помещения, переезжать на Арбат, обустраиваться на новом месте, обживать казенные стены. А, когда все улеглось и жизнь началась сызнова, нужно было защищать Дом от большого числа охотников за чужой недвижимостью. Три года назад Маргариты Эскиной не стало.

Худруком Дома назначили Владимира Этуша, директором - Александру Эскину, дочку Маргариты Александровны. Вскоре, не поладив с Этушем, она вынуждена была уволиться. Чуть позже практически прекратила свое существование газета "Дом актера", на которую новое руководство не изыскало средств. В прошлом году Правление Дома актера выразило недоверие Владимиру Этушу, и он подал в отставку. На этом заседании Этуш сказал: "Я - инвалид Отечественной войны, и взял на себя руководство Домом по рекомендации Маргариты Александровны Эскиной. Я складываю с себя эти полномочия... Спасибо". На этих словах Этуш покинул собрание, а Олег Табаков переспросил: "Есть ли еще инвалиды Великой Отечественной войны здесь?" Отозвалась Людмила Максакова: "Нет, есть просто инвалиды". Теперь худрук Дома актера - Владимир Иванов (режиссер театра имени Вахтангова), Игорь Золотовицкий и Александр Жигалкин - директор и директор-распорядитель. На юбилее об Этуше не произнесли ни слова.

Вообще, все реальные проблемы остались за рамками праздничного вечера. В поэтической форме вспоминали Александра и Маргариту Эскиных и пожар: "Я помню страшное мгновенье, объятый страхом и тоской. Смотрел как чудное строенье горит на улице Тверской". Этому сюжету уж минуло все 20 лет. Шутили об отношениях актеров в театре - как 250 лет назад. Об отношениях актеров и режиссеров; бороды у реприз такого рода отросли тоже давно. Иногда недобрым словом поминали сериалы - не слишком свежо. Много раз обыграли слово "тандем", тоже неоригинально. Удивительно, что некоторые политические намеки (пусть и вполне беззубые) делали со сцены доверенные лица кандидата в президенты России Путина В.В. – Геннадий Хазанов и Олег Табаков.

"Весь мир - театр. И люди в нем - актеры. Шекспиру не возьмемся возражать. И всей страной, причем довольно скоро, мы Режиссера будем выбирать. Тут ошибиться хочется едва ли. Неверный выбор сделать не моги. И сердцем мы уже голосовали, и печенью... пора включать мозги".

Зал, сознавая двусмысленность происходящего, реагировал вяло. Встрепенулся на выступлении "Женского батальона" - так называют свой веселый коллектив постоянные участницы капустников Дома актера Мария Аронова, Марина Есипенко, Елена Сотникова, Юлия Рутберг.

" И дождавшись бы момента, я бы тогда от Президента, да чего там, от Царя, родила богатыря. Только вымолвить успела, дверь тихонько заскрипела, и на сцену входит тот, кто на выборах... пройдет".

Удивил член Совета Федерации Евгений Тарло. Все ждали от него официального поздравления, а он вышел в сопровождении небольшого оркестра и, подражая Высоцкому, запел:

" В искусстве, Ваня, мы подкованы. Чем примечателен Сенат? У нас там тоже много клоунов, но посолиднее оклад... Не лезь с подобными примерами, поскольку есть нюансы, Зин. Театры славятся премьерами, для нас премьер всегда - один"

Было несколько запомнившихся строк: "в России даже воздух спертый" ( "спертый" - в значении украденный), "наш Дом Актера возродится, ведь впереди опять застой"... Было хорошее выступление Людмилы Петрушевской.

А так - некрасивая декорация, Дом Актера изображен развесистым дубом. Вокруг него ходил не кот ученый, а актер Григорий Добронравов в портретном гриме Пушкина и читал пародийно переработанные стихи Пушкина. Иные подражали другим поэтам: Есенину, Маяковскому, Ахматовой, Бродскому. Третьи рассказывали сказки в прозе (как Геннадий Хазанов). Четвертые пели куплеты. Старшим раздали тексты, в которых осмеивалась их старость (когда Зельдин, Табаков, Ширвиндт, Державин выходят на сцену в спектаклях, никаких признаков старости не обнаруживается). Студентов театральных вузов выпустили исключительно на подтанцовках. Было много несмешных шуток ниже пояса. Дело, конечно, не только в либретто, но в самой манере исполнения, просто отчаянно несовременной. Совсе недавно, на капустнике в Театре Фоменко, сестры Кутеповы, Галина Тюнина и Мадлен Джабраилова показывали юмористическую сценку - все о том же, о внутритеатральных нравах; но делали это так живо и упоительно, что выложенный в Интернет видеоролик собрал рекордное количество просмотров.

Музыкальным оформлением вечера Дома актера служили две, спасительные в таких случаях, мелодии: "Александра, этот город наш с тобою" и "Ах, как это мило, очень хорошо, было и уплыло, было и прошло". Людмила Петрушевская пропела: "хочется еще".

Самым ценным на юбилее Дома актера было выступление Сергея Юрского. Он прочитал стихи Бродского и фрагмент "Евгения Онегина", немного поговорил о том, каким прежде был Дом:

- Стиль - вот что отличало Дом Актера времен Александра Моисеевича Эскина, форма. А это одно из содержаний было. Сегодня здесь телевидение, громадный зал театра имени Вахтангова. Там такого не было. Не стремились к этому. Но эта ограниченность давала возможность свободы - такая странная вещь.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG