Ссылки для упрощенного доступа

Величайшая катастрофа в истории: Тайпинское восстание в Китае


"Каждый демографический цикл заканчивается войной". Кадр из фильма "Обещание" китайского режиссера Чен Кайге.

Циклические закономерности в развитии человеческого общества наглядно демонстрирует история Китая. К ним относятся и наиболее беспощадные периоды истории, наступающие в конце каждого цикла. Такой демографический кризис в Китае привел к Тайпинскому восстанию, когда погибло 118 миллионов человек. История человечества не знает других примеров такой массовой гибели людей.


О величайшей катастрофе в истории рассказывают китаевед, профессор Российского Государственного Гуманитарного Университета, сотрудник Института Востоковедения Олег Ефимович Непомнин и доктор исторических наук, сотрудник РГГУ Андрей Витальевич Коротаев.


Олег Непомнин: Во время Тайпинского восстания или точнее Великой крестьянской войны на территории Китая прополыхало целых четыре войны. Это произошло в 1851 — 1864 годы. Это та самая фаза демографического цикла, когда образуется избыточное население, которому уже нет места, еды, работы в деревнях. Люди уходят в горно-добывающую промышленность, в торговлю, уходят в города, а когда и там уже нет ни еды, ни работы, начинается процесс, который происходит в конце каждого цикла — начинается фаза катастрофы. Нищенство, попрошайничество, потом воровство, потом бандитизм, потом повстанческая фаза и, наконец, когда повстанческие отряды сливаются в мощную лавину начинается крестьянская война,


Андрей Коротаев: В одном из южных районов Китая человек по имени Хун Сю-цюань, происходил он из крестьянской семьи, при этом отец его поступил, как поступали многие богатые крестьяне, — трансформировал экономический капитал в социальный, то есть дал сыну образование, чтобы он сдал экзамен и стал чиновником. Действительно, Хун Сю-цюань долгое время учился, потом пришла пора сдавать, скажем, так государственный экзамен, в результате которого можно было получить степень, открывавшую возможности чиновничьей карьеры. В Китае накануне демографического коллапса ситуация была особо суровая, конкуренция была около 100 человек на место, то есть сдать экзамен на самом деле было практически невозможно. Естественно, Хун Сю-цюань на экзамене проваливается. Для него это — катастрофа. Отец вложил в его обучение большие деньги, вся семья на него рассчитывала, и вдруг получается, что вся его учеба насмарку. В общем, он поступил вполне логично, он решил, что надо получше подготовиться к следующему экзамену. Сдает во второй раз – результат тот же самый, провал.


После третьего провала с Хун Сю-цюанем случилось реальное психическое расстройство, то есть его на носилках доставили в родную деревню, и он там несколько месяцев сидел дома. И выяснилось, что, когда до этого он готовился к экзаменам в кантоне, он купил книгу, которая представляла собой достаточно вольный перевод на китайский язык Библии. А вот когда он находился в прострации дома, эта книга его явно впечатлила (судя по заметкам, сделанным на полях). И закончилось тем, что Хун Сю-цюаню после этого приснился сон, про который он потом неоднократно рассказывал: он находится на небе, и Господь показывает ему другого приятно выглядящего мужчину и говорит: «Это мой сын и твой брат…» И общий смысл такой, что «мир находится во власти сил мрака, и тебе поручается миссия освободить мир от этих сил». Знакомые отнеслись к этому сну с полным пониманием и с большим вниманием. Потому что ситуация была действительно предкризисная.


При том, что интерпретация сна не вызывала никаких сомнений, силы мрака были понятны – это чужеземцы, захватившие Китай, маньчжурская династия, у самого Хун Сю-цюаня особой практической смекалки не было. Но нашлись друзья и выяснилось, что есть уже несколько тысяч вооруженных человек, готовых за ним идти свергать династию.


Мысль, что их всего несколько тысяч, а династия, в принципе, может выставить сотни тысяч человек против них, как-то особо не останавливает, потому что «наше дело правое, нас небо поддерживает», что там бояться-то. Поэтому спускаются с гор и идут на главный экономический центр Китая в низовьях Янцзы, китайскую житницу.


Когда несколько тысяч вооруженных людей спустились с гор, к ним стали присоединяться все новые и новые вооруженные крестьяне и бандиты. Власти реагируют с опозданием, посылают отряд – несколько десятков тысяч человек, то есть довольно мощную армию, но они сталкиваются уже с превосходящей их армией восставших — правительственные войска терпят поражение. Это еще больше увеличивает популярность восставших, к ним присоединяется все больше и больше крестьян. Правительство посылает уже серьезную армию. Но к тому моменту, когда она встречается с тайпинской армией, тайпинов уже снова больше, тайпины воодушевлены, правительственная армия деморализована, и ее громят. Кончается тем, восставшие успешно занимают экономическую столицу Китая – Нанкин в низовьях Янцзы, ту часть, которая, на самом деле, кормит Север. Так, по расчетам историков, получается, что если бы они пошли на Пекин – скорее всего, заняли бы и Пекин, потому что правительство не могло в это время выставить эффективную военную силу.


Но одним из механизмов демографического цикла применительно к Китаю является то, что с ростом населения начинают возделываться все земли, которые, в принципе, можно возделывать. В том числе возделываются не очень-то пригодные для земледелия земли вверх по течению реки Хуанхэ. Идет эрозия почвы, все больше и больше ила смывается в реку Хуанхэ, русло реки поднимается все выше и выше. Способ реагирования против этого у китайцев был давно разработан – нужно строить вдоль реки Хуанхэ дамбы. Но дамбы поднимаются все выше и выше, и через какое-то время оказывается, что река Хуанхэ течет просто над Великой китайской равниной. Но при этом это требует все больших и больших вложений в поддержание в порядке дамб. Но тут начинается Тайпинское восстание, казна пустеет. Колоссальных средств, которые нужны для поддержания в порядке этих дамб, нет. И что происходит? Дамбы прорывает. При этом до Тайпинского восстания река Хуанхэ впадала к югу от полуострова Шаньдун, а сейчас впадает к северу. Можете посмотреть по карте: тогда просто смыло всю Великую китайскую равнину. Это значит, что десятки миллионов крестьянских хозяйств урожай не собрали, есть им нечего, толпа беженцев бежит в города. Начинаются эпидемии. Идет то, что называется политико-демографической катастрофой.


Олег Непомнин: Дело в том, что по мере нарастания очередной фазы кризиса резко снижается возможность у власти изымать из деревни налоги, в том числе, натуральные, потому что крестьянство не может отдать эти налоги, поскольку все проедает.


Андрей Коротаев: Мне кажется, что российскому читателю это будет особо интересно, все это дополнялось еще возраставшей к концу политико-демографического цикла коррумпированностью. Я просто прочитаю отрывок из кембриджской «Истории Китая»: «Рассказы о многодневных банкетах и театральных представлениях, устраиваемых для увеселения сотрудников противопаводковой администрации, подтверждают мнение о том, что лишь 10 процентов из 60 миллионов таэлей, ежегодно выделявшихся на финансирование противопаводковой службы, расходовалось целевым образом.


Олег Непомнин: Дело в том, что в фазе восстановления можно было воровать все больше и больше, в фазе стабилизации и баланса можно было воровать более-менее безнаказанно, но с переходом в фазу кризиса чиновная коррупция, чиновное казнокрадство становилось опасным. Чиновники, в принципе, должны были каждый год организовывать ремонт дамб. В конце каждого династийного цикла, в фазе катастрофы возникает вот эта самая проблема: сегодня недосыпали дамбу, завтра недосыпали дамбу, на третий год еще меньше насыпали – и вот произошло то великое наводнение, погибло 7 миллионов человек.


Это была, конечно, великая катастрофа. Дело в том, что примерно столько же погибло во время японо-китайской войны 1937-45 годов, когда гоминьдановцы взорвали дамбы и устроили искусственное наводнение, чтобы остановить продвижение японской дивизии. Непобедимые японские дивизии шли с севера на юг, и их надо было остановить. Погибло тоже несколько миллионов человек.


Андрей Коротаев: Есть еще такой момент, который нам тоже, в принципе, хорошо известен. Во время гражданской войны наблюдается «эффект озверения». В начале гражданской войны зверств особых нет, но потом просто идет эскалация, при этом с обеих сторон, что со стороны восставших, что со стороны правительственных войск. В России она всего три года продолжалась, а продолжалась бы она 10 лет – мы бы еще не такое увидели. При взятии Нанкина погиб 1 миллион человек, то есть практически все, кто был в Нанкине.


Олег Непомнин: Нужно сказать, что они из Нанкина направили три тайпинские армии на взятие Пекина, но одна армия не смогла форсировать Янцзы и отступила, две другие попали в очень тяжелые условия. Дело в том, что Китаев было два – южный Китай и северный Китай. Юг плохо относился к Северу, Север считал южан чужаками. Кроме того, в дела Китая вмешались европейские державы и нанесли болезненные удары по китайскому самолюбию во время так называемых опиумных или торговых войн. Первая война началась в 1840 году. Вторая война – в 1856 году.


Андрей Коротаев: И была еще третья война, во время которой Россия получила Приморье. У Великобритании в это время был дефицит по платежным балансам в торговле с Китаем, поэтому, чтобы ликвидировать этот дефицит, Великобритания начала продавать в Китай опиум и нервно реагировала на попытки китайского правительства запретить импорт опиума. Это такой вопиющий пример, когда европейская держава навязывает Китаю торговлю наркотиками. И в результате всех этих страшных событий – наводнений, войн, усобицы, голода и эпидемий – погибло 118 миллионов человек. Причем непосредственно от оружия гибнет все-таки меньшинство населения. Хотя, как мы помним, что и от оружия погибли многие миллионы человек. Но главное, конечно, что уносит жизни в таких случаях, это — голод, холод и эпидемии. В случае с Китаем был еще специфический фактор – наводнение, когда огромное количество людей физически утонуло.


Издательство УРСС. Коротаев А.В., Малков А.С., Халтурина Д.А., «Законы истории. Математическое моделирование исторических макропроцессов. Демография, экономика, войны». 2005. 344 с.


Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG