Ссылки для упрощенного доступа

Российские спецслужбы два дня подряд проводили в аннексированном Россией Крыму задержания и аресты адвокатов, что позволило международным наблюдателям заявить об ухудшении ситуации с правами человека на полуострове. Об этом заявила посол США в Украине Мари Йованович, вице-президент международной правозащитной организации Freedom House Роберт Герман и, конечно, официальный Киев. Свое заявление о недопустимости преследования защитников готовит Польская палата адвокатов.

25 января на выходе из гостиницы в Симферополе был задержан московский адвокат Николай Полозов. Его доставили на допрос в качестве свидетеля. На следующий день был задержан, а к вечеру арестован на 10 суток адвокат Эмиль Курбединов. "Фактически Россия, продолжая игнорировать призывы мировой общественности... и нарушая свои обязанности, как государство-оккупант, пытается лишить незаконно удерживаемых в оккупированном Крыму граждан Украины последней правовой помощи, оказывая откровенное давление на их адвокатов", – резюмировала итоги двух дней спикер МИД Украины Марьяна Беца. При этом наблюдатели в самом Крыму давление на адвокатов отмечают с 2014 года и признают, что в рамках политических процессов правовая помощь адвокатов имеет не такое уж и большое значение.

"ВКонтакте" с адвокатом

Утром 26 января в Бахчисарае сотрудники ФСБ прибыли домой к крымско-татарскому активисту Сейрану Салиеву для проведения обыска. В постановлении суда было указано, что это "осмотр помещения" и перечислены статьи Уголовного кодекса, причем ни одна из них не применялась в отношении Салиева. Силовики искали в доме запрещенную литературу, имеющую отношение к партии "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами", признанной в России террористической.

"Я говорю старшему в маске: "Почему вы не ищете похищенного Эрвина Ибрагимова, почему не занимаетесь расследованием погибшего Решата Аметова, а занимаетесь преследованием крымских татар? – рассказала мать Сейрана Салиева Зодие, ветеран крымско-татарского национального движения. – Собаку я не хотела пускать в дом. У нас принято разуваться у порога, а они собаку в дом привели".

Сейран Салиев
Сейран Салиев

У Салиевых изъяли два мобильных телефона и увезли активиста в суд. На процессе его интересы представлял адвокат Айдер Азаматов, который сообщил, что Сейрана Салиева судили по 20.3 и 20.29 статьям Административного кодекса за размещение в соцсетях песен чеченского барда Тимура Муцураева. Его песня "Иерусалим", внесенная, как и многие другие, в список экстремистских материалов, – заглавная в фильме Алексея Балабанова "Война".

Последние массовые обыски в Бахчисарае проходили в мае 2016 года, когда четверых крымских татар задержали по обвинению в причастности к "Хизб ут-Тахрир". Салиев тогда забежал в мечеть и объявил по громкоговорителю о начале обысков. У домов, оцепленных силовиками, собралось несколько сотен человек, родственников и соседей. Салиев после этого был признан районным судом организатором несанкционированного митинга и оштрафован.

В этот раз, сразу после сообщения о начале обыска у активиста, из Симферополя в Бахчисарай выехали адвокаты Эмиль Курбединов и Эдем Семедляев.

Эдем Семедляев
Эдем Семедляев

Их остановили по дороге сотрудники ДПС, Курбединова задержали и увезли обратно в Симферополь, в здание Центра по противодействию экстремизму. Задержание адвокаты показывали в прямом эфире через Facebook, которым Курбединов пользовался очень активно. "Адвокаты становятся и блогерами, и журналистами. Это, конечно, совершенно неправильно. Для этого есть профессионалы, но, к сожалению, есть вакуум информации о наших подзащитных, который нужно заполнять", – объяснял свою активность в соцсетях адвокат.

Эмиль Курбединов (в центре)
Эмиль Курбединов (в центре)

В это же время обыск начался в его адвокатском офисе и дома, оформлен он был также как "осмотр помещения" и проводился, согласно постановлению суда, в рамках расследования по статье 205.5 УК РФ "Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации". Подобное обвинение предъявлено задержанным в рамках дела "Хизб ут-Тахрир", которых, в том числе, защищает Курбединов. Но ему самому обвинение в терроризме не предъявлялось, и статус его в связи с обыском остался неизвестным.

В офис для присутствия во время обыска приехал Семедляев, силовики изъяли компьютеры и документацию, несмотря на адвокатскую тайну. Домой к Курбединову поехала правозащитник Лиля Гемерджи.

Лиля Гемерджи
Лиля Гемерджи

Адвокат Джемиль Темишев попытался попасть в квартиру, но его не пускали 40 минут, пока не приехал следователь ФСБ. После этого адвокат зашел внутрь, а малолетних детей Курбединова разрешили забрать из квартиры.

Адвокат Джемиль Темишев
Адвокат Джемиль Темишев

К этому времени в подъезде собралось несколько десятков крымских татар. "Вам самим не стыдно, – спрашивали они у блокирующих квартиру спецназовцев. – Вы же слышите крики женщин из квартиры, что вы за мужчины?"

Силовики в масках молчали. К матери Курбединова вызвали скорую помощь, выйдя из квартиры, врач сказал, что состояние женщины "нормальное". В подъезде начали читать молитвы, закончили криками "Аллах Акбар". Спецназовцы не выдержали и вызвали автозак Росгвардии. Через двадцать минут в подъезд зашли бойцы в шлемах, броне и с оружием. "Вы зачем приехали сюда? – спрашивали их татары. – Нас от этих вооруженных людей в масках охранять?" Бойцы заняли все лестничные площадки подъезда, оперативники все снимали на камеру.

Темишев вышел почти сразу, после того как его пустили, сказал, что есть постановление суда и обыск проводится в рамках закона, если не считать, что его не пускали в квартиру. Это успокоило наблюдателей, а через час все направились в Железнодорожный райсуд, куда привезли Курбединова.

В суде адвокат Константин Рустемов, представлявший интересы Курбединова, ознакомился с материалами дела и сообщил, что его задержали и намерены судить по все той же статье КоАП 20.3 за перепост 2013 года (еще до аннексии Крыма Россией) фотографий с митинга "Хизб ут-Тахрир", который проходил в Симферополе. В Украине партия не запрещена, в Крыму проводила свои мероприятия открыто и легально. Фотографии с митингов можно найти у многих жителей Симферополя. "Нужно быть большим фанатом Курбединова, чтобы просмотреть его страницу аж до 2013 года", – иронизировал Рустемов. Курбединова привезли в полицейском внедорожнике и долго не выводили, пока не приехал спецназ, чтобы организовать "коридор".

Константин Рустемов
Константин Рустемов

У суда к этому времени собралось около сотни крымских татар. В зал суда разрешили пройти пятерым родственникам, прессу председатель суда запретила пускать вовсе. Журналистов пустили лишь после угроз написать коллективную жалобу в Верховный суд, на входе у всех изъяли фототехнику.

"Вину признаю частично, – заявил Курбединов. – Я действительно допускаю, что мною была размещена эта запись в социальной сети. Тогда, в далеком 2013 году, в Симферополе проходило много митингов "Хизб ут-Тахрир", и я мог разместить видео и фотоматериалы. Но ни о какой пропаганде речь не идет. Тогда "Хизб ут-Тахрир" не была запрещена в Крыму, действовала легально. Я разместил и забыл об этом. Если бы сотрудники ЦПЭ сообщили мне, что эта запись нарушает закон, я бы сразу удалил ее. Какого-то умысла не было. Я просто забыл об этой записи".

Представляющий обвинение старший оперуполномоченный майор полиции Ренат Шамбазов попросил приобщить к материалам дела выписки со страницы Курбединова в Facebook, но судья решила ограничиться страницей "ВКонтакте". Ренат Шамбазов в январе 2016 года задержал и угрожал "подвалом" журналисту Заиру Акадырову, освещавшему судебный процесс по делу "26 февраля" о "массовых беспорядках" в феврале 2014 года у здания Верховного Совета Крыма. Адвокат Дмитрий Сотников предположил, что брат полицейского, работник ФСБ Артур Шамбазов в феврале 2015 года задерживал активиста Майдана Александра Костенко. После задержания у активиста оказалась сломанная рука, которую он рискует потерять: в колонии ему не оказывают необходимой медицинской помощи.

"16 января 2017 года был установлен факт публичной демонстрации символики и пропагандистских изображений террористической организации "Хизб ут-Тахрир" на странице социальной сети Курбединова "ВКонтакте", – зачитала обвинение судья Татьяна Белинчук. – Символика размещена 6 июня 2013 года. 26 января 2017 года был составлен протокол об административном правонарушении по статье 20.3 КоАП". Курбединов попросил судью назначить штраф, Бельничук удалилась в совещательную комнату. Ее не было больше часа. В это же время в Бахчисарае судья, который рассматривал дело Салиева, к которому не доехал Курбединов, тоже ушел думать над решением. "Все нормально, я в суде", – успокаивал адвокат жену, которая дозвонилась ему в суд. Через двадцать минут Курбединова арестовали на 10 суток, Салиева в Бахчисарае – на 12.

Российские СМИ в этот день распространяли заявление председателя Госкомнаца Крыма Заура Смирнова о том, что в Бахчисарае ФСБ проводит операцию по ликвидации ячейки "Хизб ут-Тахрир". Телеканал РЕН-ТВ пошел еще дальше и вместе с новостью о задержании Сейрана Салиева опубликовал видео обыска, снятое ранее в Москве: оружие, взрывчатка, которые не имели отношения к Салиеву и вообще не находились в Бахчисарае. Опровержения от Смирнова после того, как стало известно, что Салиева арестовали за административное правонарушение, не последовало. "Многие обвиняют нас в том, что мы политизируем нашу деятельность, но такой тон задаем не мы, а Федеральная служба безопасности. Они сами политизируют эти дела и получают соответствующую реакцию от защиты", – говорил Эмиль Курбединов до своего ареста.

"Российская власть сейчас ставит своей задачей, прежде всего, зачистить защитников по этим уголовным делам. Я не исключаю, что в отношении Эмиля в конечном итоге будет возбуждено уголовное дело. Все это происходит на фоне абсолютного молчания со стороны Федеральной палаты адвокатов, адвокатского сообщества, что, безусловно, развязывает руки российским силовикам", – заявил в своем обращении в поддержку Курбединова адвокат Николай Полозов. Федеральная адвокатская палата действительно никак не отреагировала на преследование Курбединова, в квартире которого зарегистрирована местная адвокатская палата.

Объяснением, почему силовикам понадобилось устранить на 10 дней адвоката, который ведет большинство резонансных дел на полуострове, может быть ситуация с фигурантом дела "крымских диверсантов" Редваном Сулеймановым. Курбединов защищал и его. Днем ранее Киевский районный суд Симферополя отказался продлевать арест Сулейманову, сославшись на то, что подсудность дела, где ущерб указан в несколько миллионов рублей, относится к Верховному суду Крыма.

Редван Сулейманов
Редван Сулейманов

Учитывая, что следствие должно было обратиться за продлением ареста за семь дней до окончания срока, а арест Сулейманова был определен до 30 января, было понятно, что ФСБ пропустило сроки. На это обстоятельство указал во время заседания суда Курбединов, Киевский суд доводы принял, и заниматься Сулеймановым не стал. На следующий день Курбединова арестовали, и сразу тот же Киевский суд по неизвестным основаниям продлил арест Сулейманову до конца февраля, как этого и просило следствие. По словам родных Сулейманова, о заседании никого не известили, в суде присутствовал адвокат по назначению, ошибка следователей ФСБ была устранена.

Молчаливый пикет Полозова

Адвокат Николай Полозов смотрит на ситуацию с арестом Курбединова шире, считая, что российские власти стремятся оставить крымских татар и жителей полуострова без независимой юридической защиты. За день до ареста Курбединова самого Полозова задержали сотрудники ФСБ и доставили к следователю для допроса по делу зампреда Меджлиса Ильми Умерова, которого обвиняют в публичных призывах к нарушению территориальной целостности России в интервью телеканалу ATR. Полозов прилетел утром с заседания ПАСЕ, где рассказывал, в том числе, о преследованиях адвокатов в Крыму.

"Ноу-хау российской власти в Крыму в том, что преследованию подвергаются не только активисты, не только крымские татары, но и те люди, которые в силу своих профессиональных обязанностей защищают их. Давление идет на адвокатов, что вообще недопустимо, – говорил Полозов в ПАСЕ. – Происходили нападения на офисы крымских адвокатов, моих коллег, которые работают в Крыму. В отношении меня решается вопрос о возбуждении уголовного дела за мою профессиональную активность на территории полуострова. ФСБ, расследуя дело Ильми Умерова, зампреда Меджлиса, бывшего вице-спикера Крымского парламента и бывшего вице-премьера Крыма, намеревается подвергнуть меня, как адвоката, допросу, по обстоятельствам, которые мне стали известны в связи с оказанием ему юридической помощи. Это противоречит не только законодательству России, не только ее Конституции, но и Европейской конвенции о правах человека... Данная позиция является не инициативой отдельных крымских чиновников, это является централизованной позицией, которая идет из Москвы. Российская власть сейчас серьезно нарушает права не только политзаключенных, но и адвокатов, которые выполняют свои обязанности. Помочь людям, которые находятся сейчас в оккупированном Крыму, можно, только оказывая консолидированное дипломатическое давление на российскую власть на любых уровнях".

Николай Полозов
Николай Полозов

Следователь ФСБ предупредил Полозова, что согласно постановлению суда его могут доставить для допроса принудительно. Адвокат с решением не согласился, обжаловал его, и окончательно в силу оно до сих пор не вступило. Силовики решили не дожидаться этого и задержали Полозова: шесть человек остановили его на выходе из гостиницы, завели в фургон автомобиля и доставили в здание ФСБ. Здесь его продержали два часа, записывая на камеру полное молчание в ответ на вопросы следователя. Полозов нарисовал плакат "Молчит в соответствии..." – дальше идет перечисление статей законодательства, почему он не отвечает, и показывал его каждый раз, когда следователь пытался что-то у него спросить. Через час Полозов подошел к окну, увидел адвоката Эдема Семедляева и журналистов, прибывших к ФСБ, помахал им рукой. Следователь заволновался, допрос закончился.

Николай Полозов в здании УФСБ по Крыму
Николай Полозов в здании УФСБ по Крыму

– Я рассматриваю это не как принудительное доставление на допрос, а как похищение. Никаких законных оснований в действиях сотрудников ФСБ нет, – заявил Полозов, когда вышел из здания ФСБ. Тем не менее допрос был зафиксирован следствием, составлен протокол, который Полозов отказался подписать, а это значит, что из статуса защитника он переведен в статус свидетеля, и адвокатом в деле Ильми Умерова быть не может. Еще один адвокат зампреда Меджлиса Курбединов был на следующий день арестован на 10 суток. Когда Умерова пригласили в ФСБ получить обвинительное заключение перед тем, как дело уйдет в суд, кроме занятого Семедляева, адвокатов у зампреда Меджлиса уже не нашлось.

"В конечном счете вопрос ставится ребром: либо я прекращаю работу в Крыму, либо меня давят дальше вплоть до уголовного преследования с последующим лишением статуса, – написал Николай Полозов после инцидента с допросом. – И здесь явно видна проблема не только и не столько адвоката Полозова, а в целом взаимоотношения органов власти и общества, независимым институтом которого является адвокатура. Иными словами, если общество и адвокатская корпорация не готовы защищать адвокатскую тайну и гарантируемые Конституцией России права, может быть, они и не нужны?"

"Дежурные адвокаты" ФСБ

На следующий день после ареста Курбединова почти тайно Киевским райсудом был продлен срок ареста фигуранту дела "крымских диверсантов" Редвану Сулейманову. По версии следствия, он организовал связь неизвестному, который сообщил о готовящихся терактах в Симферопольском аэропорту, на железнодорожном вокзале, переправы в Керчи и на других объектах. Никакой взрывчатки не было, и дело квалифицировали как соучастие в ложном сообщении о теракте с ущербом в несколько миллионов рублей. Интересы Сулейманова в суде представляет адвокат Эмиль Курбединов. Долгое время адвоката у Сулейманова не было, и все следственные действия с ним проводились под присмотром адвокатов по назначению. Тогда же было записано "признательное" видео, на котором Сулейманов рассказывает, что был связан с группой "крымских диверсантов" Евгения Панова и Андрея Захтея, задержанных летом 2016 года по подозрению в подготовке терактов в Крыму и сейчас находящихся в Москве. И Панов, и Захтей позднее рассказывали о пытках, с помощью которых у них выбивали "признательные" показания, а также о том, что к ним намеренно не пускали независимых адвокатов – следователи приглашали своих адвокатов, которые призывали соглашаться с любым обвинением.

Задержанный в Крыму Евгений Панов. Август 2016 года
Задержанный в Крыму Евгений Панов. Август 2016 года

В середине ноября адвокат Александр Попков приехал в Бахчисарайский ИВС, чтобы найти Дмитрия Штыбликова, "крымского диверсанта", задержанного 9 ноября по обвинению в подготовке диверсий в Крыму. Попков подписал соглашение с родными Штыбликова и неделю пытался его увидеть. За день до этого севастопольский адвокат Оксана Железняк сумела найти своего подзащитного Владимира Дудку, задержанного по тому же обвинению вместе с Алексеем Бессарабовым и Штыбликовым, в Бахчисарайском ИВС. "Кроме меня там была адвокат по соглашению Оксана Акуленко. Я пыталась поговорить со своим подзащитным наедине, мне этого сделать не дали", – рассказала Железняк.

Оксана Железняк
Оксана Железняк

Акуленко в Крыму известна как адвокат по назначению в большинстве дел, которые инициирует ФСБ. Каждый раз, когда у "федералов" возникает необходимость в адвокате во время следственных действий, она оказывается "дежурным". Она же "защищает" интересы двух крымчан, бойцов АТО Александра Керниса и Алексея Лысенко, обвиняемых в попытке подрыва прокуратуры Крыма. Оба они заочно арестованы, на суде их государственным адвокатом выступала Акуленко.

Попков приехал в Бахчисарай, предполагая найти здесь Штыбликова. "Прошел в ИВС, стою. Дежурный позвонил начальнику, спросил у него, что делать. Потом развернул листочек, там три фамилии – Штыбликов, Дудка, Бессарабов. Отказался впускать", – написал Попков из здания ИВС. Понимая, что в Крыму статус адвоката не защищает от преследования силовиков, Попков просил журналистов подстраховать его, пока он будет внутри. В итоге к нему вышел сотрудник и заявил, что Штыбликов отказывается от услуг Попкова, следователь ФСБ позже показал ему записку, где почерком Штыбликова действительно написан отказ. Сокамерникам Штыбликов рассказал, что отказаться от адвоката его принудили силовики.

Вместо Попкова следователь ФСБ пригласил к Штыбликову адвоката Армана Петросяна. Вечером с ним встретился брат Штыбликова Алексей, который рассказал, что ни он, ни его арестованный брат никогда этого адвоката не знали. "Появился вдруг новый адвокат по соглашению, которое заключено еще якобы 11 ноября, – рассказал тогда Алексей Штыбликов. – На данный момент мы не можем попасть к брату, а адвокат утверждает, что все отлично, он в СИЗО и уже давно. Адвокат появился ниоткуда, с семьей и Дмитрием не знаком. Ему позвонил следователь ФСБ. Сегодня я имел с ним небольшую встречу, высказал предубеждение, что не доверяю таким адвокатам. Он пытался убедить, что здоровье брата в порядке, все великолепно. Доверия к этому адвокату у нас точно нет. Только давлением мы можем объяснить отказ Дмитрия от нашего адвоката. Возможно, он подписал то, что ему сказали подписать".

Арман Петросян, адвокат, эксперт научного совета Госсовета Крыма, свое появление в деле "крымских диверсантов" тоже не объяснил. Сказал только, что следователь ФСБ ему озвучил: "Штыбликов назвал вашу фамилию". В интервью в мае 2014 году Петросян говорил о событиях на Украине: "То, что к власти пришла хунта, – это несомненно. Независимо от того, признают этот факт Европа и США. У них свои политические и экономические игры, прикрытые двойными стандартами. Когда власть запрещает многочисленным народам пользоваться своим языком, когда одна нация объявляется исключительной, когда власть позволяет себе уничтожать своих же граждан из-за жизненно важных разногласий, это тоже фашизм, это тоже геноцид! А уж кому-кому, а нам, армянам про геноцид куда больше известно, чем тому же Яценюку или Ярошу… Если власти в Киеве – пусть даже нелегитимные – не услышат голоса юга и востока Украины, то они, помимо народного проклятия, получат обвинение в развале Украины, поскольку подтолкнут юго-восточные области к выходу из состава Украины".

В декабре родные Штыбликова официально известили адвокатскую палату, что оплачивать услуги Петросяна, которому не доверяют, не станут. Ответа от палаты не поступило, а потом и Петросян перестал выходить на связь. Никакой информации о том, что происходит со Штыбликовым, у родных нет, передачи они носят в Симферопольское СИЗО. На единственном свидании, организованном Петросяном, Штыбликов "настойчиво уговаривал родных оплатить услуги адвоката".

Практика отказа в допуске независимых адвокатов к подзащитным в делах, которые инициирует ФСБ, в Крыму используется силовиками постоянно. Эмиля Курбединова не пустили к "диверсанту" Евгению Панову. "Мы написали заявление в Федеральную службу безопасности, и нам пришел краткий ответ, что Панов от нас отказался. Потом один из наших коллег прошел к Панову, взял от него письменное объяснение, что над ним действительно проводили пытки во время следствия. "От Курбединова и Семедляева меня вынудили отказаться", – написал он в объяснительной", – рассказал Курбединов. Кроме прямого недопуска для устранения адвоката используют и суды, которые охотно выносят отвод защитникам. Курбединову, например, дали отвод в деле троих арестованных по обвинению в участии в "Хизб ут-Тахрир" на основании того, что их "интересы противоречат друг другу". "Это полная чушь, потому что ни один из них не давал показаний, они все отказались по 51-й статье. И об их интересах знал только я как адвокат", – пояснил адвокат. Все трое арестованных пытались обжаловать это решение, как и сам Курбединов, но в итоге его к защите все равно не допустили.

"Тебе намекают, что ты ведешь себя не так, как нужно. Намеки эти поступают через твое ближайшее окружение, коллег, знакомых, друзей. На них выходят силовики, и тебе передается. Адвокаты в нынешних реалиях имеют очень мало инструментов, – говорил Курбединов за несколько месяцев до своего ареста. – На начинающих адвокатов это, может быть, и влияет, хотя это зависит от человека. В совокупности со звонками, когда тебе звонит высокопоставленный чиновник и прямо говорит, что ты должен уйти с этого поприща, это часто имеет эффект. А если не послушаешься, тебя посадят. Это угроза, потому что оснований сажать меня и моих коллег нет. Мы работаем четко в рамках закона. Я связываю это с тем, что мы подходим объективно к тому, в чем обвиняют наших подзащитных, и предаем это огласке. Огласка – это вообще одно из самых больных мест у правоохранителей. Они этого не любят, с этим борются, и если кто-то предает дела огласке – становится для них врагом номер один".

После ареста Курбединова вопрос о недопустимости давления на коллег подняли лишь отдельные адвокаты. Николай Полозов безуспешно пытался сразу же обратиться в Российскую коллегию адвокатов и лично выступил в поддержку Курбединова. "Это делается, чтобы запугать адвокатов не только действующих, но и потенциальных, чтобы они подумали, прежде чем входить в какой-то процесс, в котором обвиняемые – крымские татары", – заявил он. Адвокат Илья Новиков также поддержал крымских коллег и принял участие в заявлении Украинской коллегии адвокатов. С аналогичным заявлением выступило адвокатское объединение "Агора". "Все прекрасно понимают, что сегодня преследуют адвокатов в Крыму, завтра начнут так же нагло преследовать адвокатов на территории России", – пояснил Эдем Семедляев после задержания коллеги.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG