Ссылки для упрощенного доступа

Мосгорсуд оставил в силе решение Лефортовского суда Москвы о продлении ареста Андрея Захтея до 7 марта. Жалоба адвокатов другого "крымского диверсанта", Евгения Панова, будет рассмотрена в Мосгорсуде 26 января.

Решение Мосгорсуда в отношении продления срока ареста Андрея Захтея было предсказуемо. Один из адвокатов Захтея Ильнур Шарапов говорит, что не знает ни одного случая, когда Мосгорсуд отменял дела, которые находятся в производстве ФСБ.

Андрей Захтей
Андрей Захтей

Тем не менее, по словам адвоката, он и его коллеги не относятся к подобным заседаниям суда как к техническим:

– Для нас важно, чтобы суды нас не только услышали, но и дали оценку нашей позиции, чтобы в дальнейшем мы могли приводить позицию российских судов в ЕСПЧ. А мы обязательно будем обращаться в ЕСПЧ. С этим работает Илья Новиков.

Илья Новиков сказал, что защита Андрея Захтея намерена обратиться в ЕСПЧ, однако сможет это сделать лишь после оглашения приговора, но, по словам адвоката, он и его коллеги планируют использовать и другие процессуальные возможности:

– Обращение в ЕСПЧ по итогам приговора возможно не раньше, чем приговор вступит в силу. Нам пока еще до этого довольно далеко. Но арест – это предмет, по поводу которого может быть отдельная жалоба, не связанная с тем, чем закончится дело. Потому что, если арест был незаконный, это уже само по себе дает основание для обращения. Как только получим на руки решение Мосгорсуда, мы это сделаем, – обещает Новиков.

Так называемое дело "крымских диверсантов" возникло в августе 2016 года. Тогда ФСБ объявила о том, что в Крыму был предотвращен теракт, который готовили спецподразделения Министерства обороны Украины. Сообщалось, что в ночь с 7 на 8 августа российскими спецслужбами были предотвращены несколько попыток прорыва в Крым диверсионно-террористических групп с украинской территории, в ходе которых погибли российский военный и сотрудник ФСБ. В связи с этим, как утверждают в ведомстве, были арестованы житель Запорожской области Евгений Панов (которого называют сотрудником главного управления разведки Минобороны Украины) и житель Крыма Андрей Захтей.

​Захтей, по данным российских спецслужб, якобы обеспечивал работу диверсионной группы. Родные же уверяют, что он обычный таксист, а не диверсант. Вопрос о том, как Захтей и Панов оказались в руках российских спецслужб, очень важен в этом деле, говорит Илья Новиков. По его словам, российская страна не только не намерена предавать эти обстоятельства гласности, но и старается их скрыть.

– Дело в том, что Захтея, если верить документам уголовного дела, арестовали в ночь на 7 августа, а у нас есть документы из административного дела, где говорится, что 8-го числа, то есть через сутки, полиция задержала его в Симферополе за то, что он нецензурно ругался, приставал к прохожим. Районный суд дал ему за это 15 суток ареста. Мы видим, что изначально задумали какую-то схему. И эта схема должна была сработать, чтобы Захтей и Панов просто исчезли, чтобы до них не могли добраться ни родные, ни адвокаты. Но именно потому, что мы получили документы из административного производства, все это вскрылось, и есть что обсуждать, есть какие вопросы задавать прокурорам.

Чтобы как-то отчитаться перед начальством и перед публикой и прикрыть свой провал, они взяли таксиста, которого просто вызвали по телефону

– Вы один из адвокатов Станислава Клыха и Николая Карпюка, украинцев, которых судили за участие в чеченской войне. Можно ли проводить параллели между этим делом и делом "крымских диверсантов"?

– Безусловно, можно, хотя любая параллель условна. Я бы проводил параллель между ситуацией Захтея и Клыха. По-моему, она вполне очевидна даже по тому небольшому объему информации, который у нас есть о материалах этого дела. Нам же не показывают всего, что есть. Но даже сейчас понятно, что Захтей оказался в этом деле случайно. Фактически это был провал операции, которую проводила ФСБ. Они, действительно, рассчитывали поймать, вооруженных людей. Не поймали, более того, они потеряли своих двоих. И чтобы как-то отчитаться перед начальством, перед публикой и прикрыть свой чудовищный провал, они взяли таксиста, которого просто вызвали по телефону, попросили приехать и забрать пассажира. Они его взяли и объявили ему, что он член этой группы. Так что параллель прямая. Как никто всерьез не верит, что Карпюк и Клых могли быть в Грозном и участвовать в боевых действиях в 1994 году, так же и в этой истории, когда публика узнает больше о том, кто такой Андрей Захтей, что он там делал, боюсь, что все будет достаточно очевидным, – считает Новиков.

Брат Евгения Панова Игорь Котелянец
Брат Евгения Панова Игорь Котелянец

​О том, как из Запорожской области в Крым попал Евгений Панов, его родственники узнали лишь недавно. Об этом рассказал брат Евгения Игорь Котелянец:

– Жене на его телефон позвонил кто-то, кого он хорошо знал, из какого-то волонтерского движения, с которым он сотрудничал, когда помогал украинской армии. Этот человек попросил забрать семью из Крыма на материковую Украину – семье кто-то угрожал. Позвонил кто-то из близких людей. Женя бы на это не согласился, если бы это был какой-то малознакомый человек. Это в духе Жени, если его просят сослуживцы. Особенно люди, которые прошли войну и вытаскивали друг друга с поля боя, они очень внимательно относятся к таким просьбам. Я предполагаю, что это мог быть либо кто-то из волонтерского движения, либо кто-то из сослуживцев, с кем Женя служил. Вопрос только в том, этот человек попросил сознательно или его использовали?

– То есть он поехал в Крым из Запорожской области?

От 30-х годов НКВД в современной России недалеко ушли, традиции работают и сегодня

​– Женя территориально не так далеко от Крыма, он туда поехал на собственной машине. Он пересек границу, украинское КПП, находился в буферной зоне на российском КПП, и в момент, когда российские пограничники его проверяли, его попросили выйти из машины, он вышел, его ударили чем-то тяжелым по голове. Он описывает это так, что сначала потерял сознание, а когда потом пришел в сознание, почувствовал, что лежит лицом в луже крови собственной. Потом его повели в какой-то вагончик, из этого вагончика перевезли в какой-то подвал на севере Крыма, где держали четверо суток с мешком на голове, издевались над ним, пытали его. Потом уже продемонстрировали на российских федеральных каналах якобы его признание о якобы планировавшихся диверсиях. Его пытали с целью, чтобы он произнес то, что он произнес. На видео видно невооруженным глазом, что это эфэсбэшное склеенное видео. В Симферополе его пытали током – выбивали признания уже для второго видео. Мы не имели к нему доступа два месяца! Совершенно случайно пробился наш адвокат в Симферополе. Мы сразу же обнародовали данные о том, что Женю пытали, и на следующий же день из Симферополя его увезли в Лефортово. Мы неделю не знали, где он находится, и только благодаря ОНК и Зое Световой узнали, что брат находится в московском СИЗО Лефортово.

Евгений Панов
Евгений Панов

– Вы только что вернулись из Страсбурга с сессии ПАСЕ. Там были какие-то слушания по этому поводу?

– Мы рассказывали о политических заключенных, о крымских делах. Сделали акценты на двух историях с так называемыми "крымскими диверсантами" – первая история связана с моим братом, а вторая история, которая случилась в ноябре. Но особенно делегатов впечатлили наши рассказы о пытках, которые применяются. От 30-х годов НКВД в современной России недалеко ушли, те же традиции работают и сегодня, – рассказывает брат Евгения Панова Игорь Котелянец.

О том, что пытки с целью выбить признательные показания применялись и к Андрею Захтею, говорит его адвокат Ильнур Шарапов:

– После задержания к моему подзащитному применялись пытки. Как он мне рассказывал, таким образом из него выбивали признательные показания. Два дня его держали в каком-то месте и применяли электрический ток, то есть цепляли клеммы к ягодицам, к ногам, к рукам, к гениталиям. Мы сейчас подали заявление об этих преступлениях. Следственный комитет по этому факту проводит проверку, – говорит Шарапов.

И Андрей Захтей, и Евгений Панов сейчас находятся в СИЗО Лефортово. На условия содержания они не жалуются, рассказала Радио Свобода член Общественной наблюдательной комиссии Москвы Ева Меркачева:

– У Андрея Захтея мы были до Нового года, а у Евгения Панова в минувшее воскресенье. С того момента, как он прибыл в Лефортово, я бы сказала, что состояние его несколько улучшилось. Потому что вначале он был просто в шоке. У него был такой стресс, что было видно, прямо ноги подкашиваются. А сейчас он уже пытается как-то с этим тюремным бытом смириться, приспособиться к нему. Очень беспокоилась его мама, как ее сын там, и мы поэтому в первую очередь передавали от нее всякие вопросы. Она спрашивала, холодно ли ему, дошли ли теплые ботинки, – бытовые вопросы, которые тревожат любящих родителей. Он был тронут тем, что мама нам пишет, а также рассказал про своего рода флешмоб, который организовали близкие, – отправляли ему новогодние открытки с поздравлениями, и они дошли. Дошли, видимо, не все, но он сказал, что получил штук 20 таких открыток, – рассказывает Меркачева.

18 января стало известно о том, что еще одного "крымского диверсанта" Редвана Сулейманова обвинили в соучастии в ложном сообщении о теракте. Он находится под стражей в СИЗО Симферополя.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG