Ссылки для упрощенного доступа

В поисках Эльдорадо


Писарро пленяет перуанского инку. Художник Джон Эверетт Милле. 1845

475 лет назад, 12 февраля 1542 года, экспедиция испанского конкистадора Франсиско де Орельяны вышла к месту слияния трех южноамериканских рек, самую могучую из которых он назвал Рекой Амазонок.

И ответила Тень:
"Где рождается день,
Лунных гор чуть зрима громада,
Через ад, через рай,
Всё вперёд поезжай,
Если хочешь найти Эльдорадо!"

Эдгар Аллан По. Эльдорадо
Перевод Константина Бальмонта

Блокбастер Стива Спилберга и Джорджа Лукаса "Индиана Джонс и Королевство Хрустального Черепа" запомнился русскими репликами отрицательных героев, лихой солдатской пляской диверсионной группы под гармонь на привале где-то в перуанской сельве и, разумеется, предводительницей этого войска полковником КГБ Ириной Спалько в исполнении Кейт Бланшетт.

Картина, которая вышла на экраны восемь лет назад, оказалась провозвестником новой холодной войны. Но есть в картине и нечто другое – его околонаучная основа.

Индиана Джонс, он же Генри Уолтон Джонс-младший – персонаж вымышленный, однако у него большое количество реальных прототипов. В первой трети XX века на свете было немало таких лихих археологов, владеющих кулаками не хуже, чем головой. Это увлечение распространилось благодаря сенсационным успехам археологии, подобным открытию гробницы Тутанхамона - ее открыл в 1922 году любитель лорд Карнарвон – правда, на пару с профессионалом Говардом Картером. Богатые дилетанты, авантюристы, охотники за древними сокровищами добирались до самых глухих, прежде недоступных уголков планеты, раскапывали курганы, ныряли в морскую пучину в поисках пиратских дублонов и пиастров. В своих путешествиях они зачастую пользовались полулегендарными сведениями и искали мифические артефакты, а иногда, когда ничего не находили, фальсифицировали открытия.

Когда росли Стивен Спилберг и Джордж Лукас, эти искатели приключений уже сделались героями захватывающих повествований, публиковавшихся в специальных иллюстрированных журнальчиках массового чтива. Поэтому, когда Лукасу пришло в голову воссоздать в кино образ героя-археолога, Спилберг понял его с полуслова и тут же согласился.

Главная особенность фильмов про Инди – это то, что сюжеты их вымышлены, но составлены из вполне достоверных исторических и научных фактов. Точно по такому же принципу сочинял свои приключенческие романы для юношества Жюль Верн: ничего подобного подводной лодке "Наутилус" в то время не было, но восстание сипаев в Индии или картины жизни подводного мира описаны точно. Для меня в детстве чтение романов Жюля Верна было увлекательнейшим занятием: я обкладывался энциклопедиями и атласами, чертил по карте маршрут яхты "Дункан" и пытался отыскать в Тихом океане таинственный остров Линкольна.

Один из ключевых эпизодов четвертого фильма про Индиану – поиски могилы Франсиско де Орельяны, в которой старший коллега Джонса Гарольд Оксли обнаруживает "хрустальный череп Акатора". Имя Орельяны занимает достойнейшее место в истории великих географических открытий.

Памятник Франсиско де Орельяны на его родине в Трухильо, автономная область Эстремадура, Испания
Памятник Франсиско де Орельяны на его родине в Трухильо, автономная область Эстремадура, Испания

Подобно множеству других рыцарей наживы, Орельяна происходил из обнищавшего дворянского рода. В начале XVI века эти идальго, ослепленные блеском золота завоеванной Кортесом Мексики и рассказами о баснословных богатствах еще неоткрытых земель, устремлялись в Новый Свет в надежде на удачу. Некоторым она и впрямь сопутствовала. Но чаще, претерпев неимоверные испытания и пролив реки крови, завоеватели находили за океаном свою смерть. Именно это произошло с Орельяной.

Он оказался в Южной Америке еще подростком, возмужал и лишился глаза в составе войска Франсиско Писарро и был участником открытия и завоевания Перу. Страна инков, которую Писарро покорил в 1532 году ничтожными силами, была несказанно богатой добычей. Выражение "золото Перу" вошло в европейские языки как синоним несметных сокровищ. Но конкистадоров тревожили смутные сведения о стране Эльдорадо, где правит "Золотой король" (el dorado – "золоченый"). Она простиралась будто бы к востоку от Перу, за неприступной грядой Анд, где не бывал еще ни один европеец. Индейцы рассказывали, что в этой стране в изобилии произрастает коричное дерево, а золота столько, что из него делают даже оружие. Корица, наряду с другими пряностями, была в то время ценнейшим продуктом. О пряностях обычно говорят, что в Европе они ценились на вес золота, но на самом деле они были дороже золота. Именно пряности были главным стимулом величайших географических открытий Васко да Гамы, Колумба и Магеллана.

В 1537 году Писарро послал Орельяну во главе большого отряда на усмирение восстания индейцев провинции Кулата на территории нынешнего Эквадора. Некоторые исследователи считают, что Писарро "своему обыкновению хотел заслать подальше чересчур способного и честолюбивого офицера". Во всяком случае до него два генерал-капитана не справились с этим поручением. В награду он был назначен губернатором Сантьяго и Пуэрто-Вьехо и заложил на реке Гуаяс новый город — Сантьяго-де-Гуаякиль, ныне крупнейший город Эквадора. На пожалованной ему территории (по праву репартимьенто – "распределения" - земли в Новом Свете жаловались вместе с жившими на них индейцами) он стал состоятельным человеком. У него было, как сообщает участник экспедиции Орельяны и ее летописец монах-доминиканец Гаспар де Кархаваль, "множество хороших индейцев... и всякие поместья да стада и много прочего имущества, коего достало б для того, чтобы быть очень богатым человеком, коли он удовольствовался бы тем, что сиживал дома да копил деньгу". Но не таков был характер Орельяны.

Индейцы промывают золотоносный песок. Гравюра из "Всеобщей и естественной истории Индий, островов и материка моря-океана" Гонсало Фернандеса де Овьедо-и-Вальдеса. Издание 1536 года
Индейцы промывают золотоносный песок. Гравюра из "Всеобщей и естественной истории Индий, островов и материка моря-океана" Гонсало Фернандеса де Овьедо-и-Вальдеса. Издание 1536 года

В 1540 году Франсиско Писарро принял решение направить экспедицию на поиски Страны Корицы. Поход возглавил его младший брат Гонсало. К экспедиции решил присоединиться и Орельяна со своим отрядом.

Экспедиция Гонсало Писарро выступила из Кито в феврале 1541 года с необычайной помпой. Отряд насчитывал 220 испанцев (почти все верхом на лошадях, что уже было роскошью), которых сопровождали четыре тысячи скованных одной цепью индейцев-носильщиков, такое же число лам, стада свиней и своры собак, обученных сторожить и преследовать индейцев.

По неизвестной причине отряд Гонсало Писарро выступил из Кито раньше намеченного срока (можно предположить, что Гонсало не хотел делить с Орельяной славу и добычу), и Орельяне пришлось догонять его. Его отряд состоял всего из 23 человек, 14 из которых были всадниками. Кархаваль рассказывает:

"Капитан... решил двинуться вослед за Гонсало Писарро, хотя тамошние старожилы и удерживали его, ибо предстояло идти стороной трудной и воинственной и они опасались, что его убьют, как уже убили многих, кто отправлялся [туда] с гораздо большим войском, нежели у него. Вопреки их увещаниям и несмотря на весь риск, капитан ради службы его величеству порешил следовать за упомянутым правителем".

Отряду Писарро пришлось туго. Как сообщает автор "Всеобщей и естественной истории Индий" Гонсало Фернандес де Овьедо-и-Вальдес, индейцы, непривычные к суровому климату, вымерзали в горах насмерть:

"На них выпало столько снега и началась такая стужа, что многие индейцы замерзли, ибо было на них одежды совсем мало, да и та почти ничего не прикрывала. Испанцы, дабы уйти от мороза и снега и выбраться из той скверной местности, бросили на произвол судьбы скот и провиант, кои с ними были, имея u виду возместить потерю где-нибудь в индейских селениях".

Титульный лист книги Гонсало Фернандеса де Овьедо-и-Вальдеса "Всеобщая и естественная история Индий, островов и материка моря-океана". Издание 1536 года
Титульный лист книги Гонсало Фернандеса де Овьедо-и-Вальдеса "Всеобщая и естественная история Индий, островов и материка моря-океана". Издание 1536 года

Но никаких селений им не попадалось, местность была необитаемой.

Отряд Орельяны тоже, по свидетельству Кархаваля, измотался и понес потери:

"Испытывая бесчисленные злоключения как от голода, так и от стычек с индейцами, которые не раз ставили его в столь опасное положение, что, не будь в дружине более двадцати трех человек, он и его спутники почитали бы себя уже погибшими и мертвыми от их рук, он прошел... от Кито, порастеряв к концу пути все, что захватил с собой, настолько, что, когда настиг Гонсало Писарро, у него, кроме меча и щита, ничего не оставалось, и так же обстояло дело, разумеется, и с его спутниками".

Оба отряда встретились, с огромными трудностями преодолев хребты восточных Кордильер, на склоне вулкана Сумако в нынешнем Эквадоре. В конце концов после двух месяцев исключительно тяжелых блужданий по долинам рек Паямино и Кока Писарро нашел рощу коричных деревьев. Он не знал, что кора деревьев этого вида никакой ценности не представляет. Но деревья росли в столь труднодоступной местности, что Писарро решил все-таки искать Эльдорадо.

Испанское войско во главе с Писарро переходит перуанские Анды в 1533 году. Гравюра из книги Уильяма Прескотта "История завоевания Перу". Испанское издание 1851 года
Испанское войско во главе с Писарро переходит перуанские Анды в 1533 году. Гравюра из книги Уильяма Прескотта "История завоевания Перу". Испанское издание 1851 года

В среднем течении реки Напо Писарро услышал от местных жителей, что земля изобилия лежит "в десяти солнцах", то есть в 10 днях пути. Но к этому времени отряд настолько оголодал и измучился, что Писарро решил встать лагерем и послать Орельяну с его людьми на поиски пропитания. Орельяна с 56 солдатами отправился в путь вниз по течению на бригантине, как гордо испанцы называли грубо сколоченную большую лодку, построенную ими для перевозки грузов, больных и раненых. "Бригантину" сопровождали четыре индейские пироги. Гонсало Писарро так и не дождался возвращения Орельяны и повернул назад. В июле 1542 года остатки экспедиции – 80 человек из 220 – добрели до Кито. Индейцы погибли все до единого. Достигнув Кито, испанцы послали в город за платьем: остававшиеся на них лохмотья уже не прикрывали срам.

Впоследствии Гонсало Писарро жаловался королю:

"И в уверенности, что капитан Орельяна все содеет так, как говорил, потому что был он моим заместителем, я сказал [ему], что буду стоять на месте, [а он] чтобы отправился за едою и смотрел за тем, как бы вернуться через двенадцать дней, и ни в коем случае не заходил в другие реки, а только доставил еду и ни о чем более не помышлял, ибо люди с ним пошли только за этим... Но он пренебрег своими обязанностями на службе у вашего величества и тем, что он должен был сделать для блага войска и всего нашего предприятия согласно тому, что мною, как его начальником, ему было приказано, и вместо того чтобы доставить еду, уплыл по реке, а мы остались без всяких съестных припасов, он же только и делал, что помечал знаками и зарубками [места], где высаживался на берег и останавливался в местах слияния [рек] и в других местах; и по сей день не поступило от него ни единого известия..."

Отряд Орельяны не погиб. Его флотилию несло бурным течением, но не только Эльдорадо, но и никаких признаков жилья, а значит, и еды по берегам не было видно. Голод начал терзать испанцев. Предоставим слово Гаспару де Кархавалю:

"А между тем из-за нехватки съестного мы впали в крайнюю нужду и питались лишь кожей, ремнями да подметками от башмаков, сваренными с какой-либо травой, и столь слабы мы были, что не могли держаться на ногах; одни из нас на четвереньках, другие же, опираясь на палки, отправлялись в горы на поиски съедобных кореньев. Нашлись и такие, которые, объевшись какими-то неведомыми травами, были на волосок от смерти, и походили на безумных и совсем лишились разума. Но так как Господу нашему было угодно, чтобы мы продолжали наше странствие, никто не умер".

На десятый день плавания отряд Орельяны добрался наконец до индейского селения и запасся провизией, но к этому моменту уже всем было ясно, что идти на веслах против такого быстрого течения – задача непосильная.

Распространенная версия гласит, что Орельяна бросил отряд Писарро из честолюбия и жадности, дабы "ценою предательства присвоить себе славу и выгоду открытия". Однако сам Орельяна, вынужденный оправдываться от наветов перед Советом по делам Индий, утверждал, что это было общее решение его подчиненных, более того – требование, с которым он был вынужден согласиться. В доказательство Орельяна представил документ, подписанный всеми членами отряда, в котором они, обращаясь к командиру, пишут: "Именем Бога и короля требуем и умоляем вашу милость не предпринимать похода вверх наперекор течению".

Об этом же свидетельствует и Кархаваль:

"Мы долго судили и рядили, какое нам принять решение, и, обсудив наши горести и заботы, согласились избрать из двух зол то, какое капитану и всем нам казалось наименьшим, а именно, — уповая на Господа нашего и надеясь, что Всевышний сочтет за благо сохранить нам жизнь и пошлет избавление, — плыть далее вниз по реке и или умереть, или дознаться, куда она нас выведет".

В результате Орельяна и совершил свое великое открытие: он пересек южноамериканский материк с запада на восток по могучей реке, названной им Рекой Амазонок (Rio de las Amazonas), потому что среди прочих приключений пришлось его отряду и сражаться с женщинами-воительницами, которых никто из европейцев кроме них больше никогда не видел, но брат Гаспар описывает во всех подробностях:

"Сии жены весьма высокого роста и белокожи, волосы у них очень длинные, заплетенные и обернутые вокруг головы. Они весьма сильны, ходят же совсем нагишом — в чем мать родила, и только стыд прикрывают. В руках у них луки и стрелы, и в бою они не уступают доброму десятку индейцев, и многие из них — я видел это воочию — выпустили по одной из наших бригантин целую охапку стрел, а другие — может быть, немногим меньше, так что [к концу боя] бригантины наши походили на дикобразов".

Маршрут экспедиции Орельяны (1541-1542)
Маршрут экспедиции Орельяны (1541-1542)

Свое открытие Орельяна сделал спустя всего полвека после того, как каравеллы Колумба впервые бросили якорь в Новом Свете. Сегодня трудно даже представить, чем были тогда для европейцев эти экспедиции в Западное полушарие. Наверно, их можно сравнить только с началом космической эры.

Вернувшись в Испанию, Орельяна не мог думать ни о чем, кроме Амазонии. Он получил королевскую капитуляцию — патент на право завоевания и колонизации новооткрытой земли — и был произведен в ее будущие правители. В мае 1545 года он отправился в новую экспедицию. Путешествие было плохо подготовлено. Из четырех кораблей до устья Амазонки 20 декабря 1545 года добрались два: один Орельяне пришлось оставить на островах Зеленого Мыса, потому что часть моряков, и в их числе три капитана, отказались продолжать плавание, другой потерпел кораблекрушение и пропал.

Все повторилось: голод, стычки с индейцами, смерть от болезней... В ноябре 1546 года от тропической лихорадки умер и сам Орельяна – спутники утверждали, что в нем иссякли жизненные силы и вера в успех. Остаткам экспедиции удалось добраться до острова Маргарита близ атлантического побережья. Точное место захоронения Орельяны неизвестно.

Историк Гонсало Фернандес де Овьедо был отрицательного мнения об Орельяне. Свое повествование о нем он заканчивает так:

"Возвели этого капитана Франсиско де Орельяну в аделантадо и правителя реки Мараньон и дали ему четыреста человек с лишком и неплохую армаду, и прибыл он с той армадой к островам Зеленого Мыса, где из-за болезней и по собственному своему нерадению потерял изрядную часть из тех людей, что служили под его началом. И с тем, что у него было, не считаясь ни с какими препонами, пустился он далее на поиски тех самых амазонок, коих никогда не видывал, но о коих раззвонил на всю Испанию, чем и посводил с ума всех тех корыстолюбцев, что за ним последовали. И в конце концов добрался он до одного из устьев, через которые Мараньон впадает в море. Да там он и погиб, и с ним вместе большинство людей, которых он привел с собой; те же немногие, что выжили, добрались затем, как я уже сказывал, совсем изнемогшие, до нашего острова Эспаньола. И так как этот капитан не свершил ничего путного, чем можно было бы похвалиться и что заслуживало бы благодарения, достаточно с вас, читатель, этого краткого отчета об этом скверном деянии, творцом коего был упомянутый рыцарь, и сознания, что пагубным помыслам последнего пришел конец, равно как и мозгу, их измыслившему. А по сему перейдем к другим кровавым и суровым событиям, коим самое время прийти на память и описывать кои — моя обязанность".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG