Ссылки для упрощенного доступа

Особенности национальной библиофагии


Отдел эстампов РНБ

Под знаком тираннозавра

С 18 января 2017 года, когда на сайте Радио Свобода появился мой материал, посвященный скандальному проекту объединения Российской государственной библиотеки в Москве и Российской национальной библиотеки в Петербурге, вокруг РНБ произошло множество событий.

Во-первых, в Петербурге РНБ стала чемпионом по скандальным новостям, а ее гендиректор Вислый – хедлайнером этого перманентного скандала. В частности, большой скандал возник после того, как за публичную критику объединения библиотек 7 февраля 2017 года была уволена библиограф Информационно-библиографического отдела РНБ Т. Шумилова, причем, как считают авторитетные наблюдатели, уволена по личному требованию министра Мединского, о чем на суде по иску Шумиловой к администрации РНБ сообщил коллега Шумиловой по отделу А. Разумов, вызванный в качестве свидетеля.

РНБ не будет получать обязательный книжный экземпляр

Во-вторых, Министерству культуры и руководству РНБ под сильнейшим давлением возмущенной общественности и после длительного и разнообразного вранья пришлось признать, что план объединения существовал (поначалу Минкультуры и Вислый это отрицали, утверждая, что их противники сражаются с ветряными мельницами), и публично отказаться от объединения РГБ и РНБ. Так, 13 апреля 2017 года на пресс-конференции в ТАСС в Петербурге Вислый объявил, что вопрос с объединением РНБ и РГБ закрыт. Но отказаться от объединения по плану "А", тут же перейдя к "плану Б", еще более наглому и циничному, вследствие чего окончательно выяснились подлинные цели всего проекта, бенефициаром которого является Мединский, а главным оператором – Вислый, неожиданно присланный из Москвы в РНБ в начале 2016 года.

В-третьих, тема уничтожения РНБ как национальной библиотеки и особо ценного объекта культурного наследия народов РФ вписалась в панораму планомерного уничтожения культуры и науки Петербурга: ликвидация музея "Исаакиевский собор" и передача этого здания РПЦ; закрытие Европейского университета; начавшееся уничтожение Главной (Пулковской) астрономической обсерватории РАН как научного учреждения; изъятие – по инициативе комиссии Министерства культуры и при активном участии сотрудников ФСБ – из Отдела рукописей и документального фонда Эрмитажа материалов, относящихся к распродажам музейных ценностей в 1928–1934 годах, которые вдруг были признаны секретными и увезены "органами" в неизвестном направлении.

В-четвертых, постоянным лозунгом защитников петербургской культуры в целом стало (цитирую историка Д. Коцюбинского) "требование немедленной отставки Вислого <…>, ибо этот неугомонный гастарбайтер продолжает фонтанировать безумными планами по реорганизации", которая составляет единственное, бессмысленное и крайне вредное содержание его деятельности.

Без обязательного экземпляра РНБ утратит свой статус научной библиотеки

Видимо, мы, активные сторонники увольнения Вислого, довели беднягу до того, что в очередной санитарный день 25 апреля (последний вторник месяца) в некоторых подразделениях, в частности, в Русском фонде, собрали сотрудников и задали вопрос о слиянии электронных ресурсов РГБ и РНБ. Подписей не собирали. Такая формальность, которая потом даст возможность Вислому утверждать, что коллектив РНБ его понимает и поддерживает. Кстати, в библиографических отделах референдум не проводили. Боятся.

Вислый уже вынужден защищаться, и это хорошо.

В ночь с пятницы, 21 апреля, на субботу, 22 апреля, в РНБ прошло странное мероприятие, именующееся "Библионочь". Смысл его в том, чтобы с вечера завлечь в библиотеку праздную публику и развлекать ее экскурсиями и веселухами. К образовательной деятельности отношения это не имеет, но министерство требует, к тому же всех в статистике учитывают как читателей, что позволяет улучшить показатель посещаемости, входящий в госзадание.

Специально к "Библионочи" была изготовлена и в зале Корфа подвешена на тросиках гигантская "скульптура" из картона – доисторический ящер тираннозавр, двуногий хищник с массивным черепом и длинным хвостом.

Трудно было найти более точный и емкий символ, чтобы охарактеризовать Вислого и всю его разрушительную деятельность, его желание сожрать библиотеку целиком, испражнившись затем чистым долларом. Гигантский череп с зубами-клыками, но внутри абсолютно пустой, предназначенный лишь для одного: хватать и не раздумывая глотать жертву… Даже если автор арт-объекта не хотел, этот гештальт вырвался из глубин бессознательного, сигнализируя об опасности, нависшей над Российской национальной библиотекой.

Кстати, в отделе культурных программ я пытался узнать фамилию дизайнера, который создал тираннозавра. Трубку взял сотрудник отдела Андрей Петров. Долго спрашивал зачем. Я объяснил: для статьи. Он опять спрашивает: зачем… В итоге фамилию дизайнера назвать отказался, причину я не понял, вроде нечто между личной неприязнью ко мне и страхом разгласить тайну ("Страх и отчаяние в Третьей империи"). Удалось окольным путем узнать, что дизайнера зовут Мария.

Салют, Мария!

Рейдерский захват

Напомню, что 10 января 2017 года из материала, размещенного информационным агентством REGNUM, стало известно главное и абсолютно катастрофическое следствие объединения: РНБ не будет получать обязательный книжный экземпляр, поэтому не надо строить новые здания, и в этом главный смысл и главная ценность всей затеи для ее промоутеров. Естественно, это обстоятельство вызвало активные протесты, поскольку без обязательного экземпляра всей книжной продукции РНБ не существует как научная и национальная библиотека.

Теперь от объединения отказались, что Вислый и подчеркнул 13 апреля 2017 года, после трех месяцев борьбы против этого безумия, но обнаружился новый план – депортация всего Основного русского фонда в новое здание на Московском пр., 165, в его вторую очередь.

1 марта 2017 года на пресс-конференции в ТАСС в Москве Вислый заявил: "Корпус Соколова, корпус Веретенникова… должно быть возвращено изначальное историческое и значение, и архитектурный облик. Это, конечно, стоит больших денег. <…> Корпус Соколова был построен в 1814 году и рассчитан примерно на хранение 350–500 тысяч книг. <…> Сейчас там больше 5 миллионов. Что нужно сделать? Вот во вновь построенный второй корпус вывезти книги из корпуса Соколова и соответствующих корпусов, сделать первоначальную реконструкцию, реконструкция такая, которая возвращала корпус к первоначальному виду, и потом вернуть туда то, что там должно находиться. Рукописи, эстампы, карты, редкие книги. Чтобы в центре города была та библиотека, которую планировали наши императоры, которую Александр I открывал. Вот с теми же самыми колоннами, картинами, скульптурами, занавесками, в конце концов".

Русский фонд, вид 38-го зала
Русский фонд, вид 38-го зала

На самом деле речь идет примерно о 12 миллионах книг Основного русского фонда, который размещен в корпусах Соколова, Росси и Собольщикова. Депортировать их Вислый собирается во вторую очередь нового здания на Московском пр., 165.

Напомню, что новое здание для Публичной/Российской национальной библиотеки построили у станции метро "Парк Победы", на том месте, где располагался шатер цирка-шапито. Строили не одно десятилетие, это отдельная история, причем изначально планировалось три очереди здания. Третья очередь была предусмотрена на Варшавской ул., причем на этих пустырях можно было развивать РНБ и дальше. Однако место под третью очередь в 2003–2004 годах перешло к строительной компании ЛСР, которая построила на этом месте жилой дом. Причем РНБ, как утверждали слухи, отказалась от места для третьей очереди под давлением, и само собой напрашивалось сопоставление с двумя убийствами сотрудников РНБ. Сначала был ранен и 31 марта 2003 гоа скончался зав. отделом развития Д. Гущин, в которого стрелял неизвестный. А 29 марта 2003 года была сбита скрывшимся с места преступления автомобилем "Форд" первый зам. директора РНБ Е. Небогатикова. Обе трагедии никто до конца не расследовал, администрация РНБ настаивала на случайном характере обоих инцидентов и категорически отрицала их связь с отказом РНБ от участка под строительство третьей очереди.

Главным трофеем окажется зачищенное от книг историческое здание, состоящее из четырех корпусов

Вторая очередь все еще не введена в эксплуатацию, но есть основания полагать, что в 2017 году это произойдет. В корпус второй очереди собираются перевезти остающуюся в главном здании часть Русского журнального фонда (журналы до 1950 года), остающуюся часть Центральной справочной библиотеки, Иностранные книжный и журнальный фонды, книги из дальнего хранения на улицах Краснопутиловской и Орджоникидзе, обменный и запасной фонды (Обводный канал, 11); уже перевезли архив РНБ, в процессе перемещения фонд Отдела литературы стран Азии и Африки (Литейный пр., 49).

Все это в новом корпусе поместится, на это он и рассчитывался, под эти фонды проектировался.

Однако никогда вторая очередь не рассчитывалась под прием миллионов книг Основного русского фонда. И если в новое здание загрузят и его, места для обязательного экземпляра новых книг и журналов уже не будет. И в итоге Вислый просто поставит всех перед фактом: новые книги класть в новом здании некуда, от обязательного экземпляра придется отказаться, а вместо них придется довольствоваться изданиями в цифровой форме.

Но именно это и предполагалось первоначальным планом объединения РНБ и РГБ!

А главным трофеем окажется зачищенное от книг историческое здание Императорской публичной библиотеки, состоящее из четырех корпусов, которые расположены между пл. Островского, Невским пр., Садовой ул. и пер. Крылова.

Трофей, как сейчас говорят, неслабый. Самый центр, Невский проспект, "всеобщая коммуникация Петербурга", как выразился Гоголь.

У проекта депортации Основного русского фонда есть и другой аспект. У книг в главном здании и в новом здании принципиально различная система расстановки и шифрации. В новом здании она форматная – для более компактного размещения. По высоте переплета книги делятся на разные форматы: 2-й, 3-й, 4-й и т. д. И книги одного формата оказываются на одном стеллаже.

Перешифрация миллионов книг и их новая форматная расстановка в новом здании займет десятилетия, не говоря уже о неизбежных ошибках

В главном здании четыре системы шифрации. Скажем, до 1923 года применялся крепостной шифр, состоящий из четырех чисел: номер зала, номер стеллажа, номер полки, номер книги. Залов в русском фонде всего десять. Чтобы не возникло необходимости перешифровывать книги (это была бы катастрофа!), надо воспроизвести в новом здании структуру старого здания, т. е. деление на залы с сохранением их номеров, и перенести в новое здание исторические стеллажи, потому что в новые стандартные стеллажи старые книги заведомо не влезут. Практически перенести старый фонд в новое здание невозможно, потому что вторая очередь нового здания под такие цели не проектировалась и не строилась. А если идти напролом, как привыкли Мединский и Вислый, основываясь не на знании библиотечной специфики, а на своем полном невежестве, произойдет культурная катастрофа. Потому что перешифрация миллионов книг и их новая форматная расстановка в новом здании займет десятилетия, не говоря уже о неизбежных ошибках, которых будут тысячи, если не десятки тысяч (10 000 от 12 млн – это 8,3%, вполне вероятный процент ошибок). Т. е. книги будет не найти, что равносильно их утрате.

Однако Вислый продолжает говорить о депортации Основного русского фонда, потому что таким образом цель, ради которой и планировалось пресловутое объединение, – отказаться от обязательного экземпляра – будет достигнута. Не мытьем, так катаньем. Не случайно на пресс-конференции 13 апреля на вопрос о том, сколько обязательных печатных экземпляров РНБ в дальнейшем будет получать в свои фонды, Вислый заявил: "Не знаю!" Хотя 20 марта в программе "Тем временем" (телеканал "Культура") объявил, что в РНБ будут поступать два обязательных экземпляра. На самом деле все он знает – обязательный экземпляр печатной продукции в забитом до отказа новом здании на Московском пр., 165, просто некуда будет ставить, и придется отказаться от его получения, что Вислый и хотел с самого начала реализовать под предлогом объединения библиотек.

Цель захвата простая: выгодно использовать здание, устраивать в нем платные корпоративы

Повторю: без обязательного экземпляра РНБ утратит свой статус научной библиотеки и особо ценного объекта культурного наследия народов РФ, потому что библиотека уникальна именно исключительной полнотой собрания. Для полноценной научной работы нужны не какие-то книги, а все, что вышли. А электронная книга из Национальной электронной библиотеки, научным руководителем которой сделан Вислый, – это вообще фикция, о чем подробнее я скажу ниже.

Иными словами, "план Б" – это прямой рейдерский захват зачищенного от книг исторического здания, в котором останутся только отделы рукописей, редкой книги, эстампов и картографии. Цель захвата простая: выгодно использовать здание, устраивать в нем платные корпоративы, один из которых, абсолютно скандальный, уже состоялся в ночь с 28 на 29 марта; превратить здание в досуговый центр с ресторанным обслуживанием. Естественно, сейчас проект облекается в красивые словеса: здесь будет "пространство духовности", "Центр книжной культуры" – правда, почему-то очищенный от самих книг.

Согласно безумным проектам Вислого, о которых он разглагольствовал на скандальной пресс-конференции в Москве, в главном здании РНБ после депортации книг начнется реконструкция – "работа с бывшими читальными залами. Из них увезут книги и воссоздадут первоначальный вид". "На стенах появятся портреты российских царей, а комнаты украсят историческими картинами и скульптурами. Так здание на Невском станет библиотекой-музеем. <…> Наша мечта – чтобы человек приходил в библиотеку, как в музей".

"Корпус Соколова, корпус Веретенникова… должно быть возвращено изначальное историческое и значение, и архитектурный облик. Это, конечно, стоит больших денег. <…> Корпус Соколова был построен в 1814 году и рассчитан примерно на хранение 350–500 тысяч книг. <…> Сейчас там больше 5 миллионов. Что нужно сделать? Вот во вновь построенный второй корпус вывезти книги из корпуса Соколова и соответствующих корпусов, сделать первоначальную реконструкцию, реконструкция такая, которая возвращала корпус к первоначальному виду и потом вернуть туда то, что там должно находиться. Рукописи, эстампы, карты, редкие книги. Чтобы в центре города была та библиотека, которую планировали наши императоры, которую Александр I открывал. Вот с теми же самыми колоннами, картинами, скульптурами, занавесками, в конце концов".

Русский фонд, вход
Русский фонд, вход

Вот она, главная ложь! Не планировали императоры Императорскую публичную библиотеку БЕЗ КНИГ. И если тут не будет книг Основного русского фонда, главного богатства РНБ, то это уже не будет библиотекой! И музеем тоже не будет. А все эти песни про восстановление исторических интерьеров исторических зданий РНБ со ссылкой на сохранение памятника архитектуры – не более чем демагогия. Потому что абсурдно возвращать библиотеку на 200 лет назад, музеефицируя здание и вывозя из него книги.

А что касается "корпуса Веретенникова", то такого нет, есть корпус Воротилова, но за год пребывания в должности Вислый не одолел даже фамилии четырех архитекторов, создателей зданий Публичной библиотеки. Но зато бойко фантазирует на тему перевозки книг на Московский пр., во вторую очередь нового здания.

Перемещение книг на Московский пр., 165, делается так стремительно, что книги везут в новое здание, которое еще не принято государственной комиссией, что публично подтвердил Вислый на пресс-конференции 13 апреля. Здание не принято, не отрегулирован температурно-влажностный режим, нет охранной и пожарной сигнализации, нет охраны, а туда, например, уже привезли книги Отдела литературы стран Азии и Африки. Кто будет за брошенные там книги отвечать? В итоге заведующий этим отделом, гебраист и семитолог Юрий Вартанов, уволился. Кстати, есть информация, полученная от инсайдеров: несколько дверей между первой и второй очередями нового здания заварил подрядчик – вроде бы для того, чтобы ускорить приемку здания администрацией библиотеки. В результате книги 1957-1971 годов издания теперь недоступны для заказа. Поэтому на главной странице электронного каталога Primo появилась надпись: "Издания с 1957 по 1971 год временно недоступны для заказа".

Единый каталог и единый билет – отличный повод для распила бюджетных денег

Кстати, от первоначального плана объединения остались единый читательский билет и объединенный электронный каталог. И то, и другое – абсолютно бесполезная и бессмысленная трата денег, от которой Вислый тем не менее отказываться и сейчас не хочет. Но зачем объединять каталоги, если каждый из них по отдельности легко доступен через интернет? Какое новое качество можно получить? Зачем единый билет, если РНБ и РГБ расположены в разных городах, а кататься туда-обратно – это весьма дорогое удовольствие, которое могут позволить себе единицы. Но, вероятно, единый каталог и единый билет – отличный повод для распила бюджетных денег.

В связи с этим билетом Вислый говорил об экономии в десятки миллионов рублей, но на самом деле вся экономия заключена в том, что читателю бесплатно дадут не два кусочка пластмассы с кодом-ключом (а это и есть билет), а один. Тем более что неизвестно, сколько людей регулярно пользуются обеими библиотеками, курсируя между Москвой и Петербургом, и какова реальная нужда в едином билете.

Но на подобной демагогии все у Вислого и построено. Потому что аргументов кроме фиктивных в пользу объединения у него никогда не было.

Безумный проект Бакусова

Проект зачистки главного здания РНБ от книг – это не изобретение Вислого. Впервые об этом написал тогдашний главный архитектор РНБ Александр Бакусов (1950–2015; кстати, он был зятем Г.Н.Булдакова, главного архитектора Ленинграда в 1971–1986 годах) в статье "О предполагаемой реконструкции старых зданий Российской национальной библиотеки", опубликованной в сборнике "И зодчества краса в создании их зрима…" (СПб., 1998. С. 55–61). Я подверг этот проект резкой и нелицеприятной критике еще 15 лет назад (Московские новости. 2002. 26 февр. – 4 марта. № 8. С. 27), подробно с Бакусовым поговорив. Он произвел на меня впечатление ненормального, о чем я ему и сказал, а потом написал.

Идея Бакусова, которой теперь Вислый манипулирует, заключалась в том, чтобы оставить в главном здании только те отделы, которые не связаны с "массовым посещением". Тогда, в 1996–1998 годах, еще такое явление было, теперь "массового посещения" нет и в новом здании.

Корпус Собольщикова. Кровля и карниз разваливаются и протекают
Корпус Собольщикова. Кровля и карниз разваливаются и протекают

Самым сложным и "вкусным" Бакусов считал восстановление исторического облика библиотеки, "планировка и художественная отделка которой во многом искажены. Произошло это в силу ряда причин. Первая заключалась в том, что все основные здания Библиотеки строились как автономные, функционирующие независимо друг от друга. У каждого здания был свой вход, свой парадный вестибюль <…>. Запроектированная Воротиловым для связи его корпуса с корпусами Росси и Собольщикова так называемая Косая галерея впоследствии была занята генеральным алфавитным каталогом и потеряла свое первоначальное функциональное назначение. Постепенно Библиотека превратилась в единый многофункциональный организм, а вследствие этого появилась необходимость связать все четыре корпуса и административное здание между собой. <…> Вторая причина утраты интерьеров связана с постоянной нехваткой площадей для размещения фондов. Для решения этой проблемы строились многоярусные стеллажи и антресоли <…>. Особенно большие утраты произошли в корпусе Соколова, где сейчас располагается Русский фонд. Уничтожены колоннада с хорами в Овальном зале, парадная лестница; полностью изменились структура и отделка боковых залов. Все пространство забито многоярусными стеллажами".

Экзотические старые книги будут показывать посетителям ночных вечеринок и корпоративов как изысканное интеллектуальное блюдо

Попутно Бакусов говорил о "музее книги", имея в виду размещение книг в красивых витринах, расставленных по всей библиотеке. Мои замечания о том, что в РНБ на книги не смотрят издали, а с ними работают, т. е. – страшно сказать – читают, в том числе и с самыми редкими, что о существовании книг узнают, не глядя на них, когда они лежат в витринах, а из каталогов и библиографий, что РНБ – это не антикварная лавка, где что-то случайно находят, испытывая "нечаянную радость", а работают осмысленно и рационально, – все эти замечания впечатления не произвели. Бакусов просто не понял, что библиотека – это не музей, где "руками не трогать". Не понял и того, что принудительно возвращать 200-летнюю библиотеку в младенческое состояние, меняя книги на интерьеры, глупо с научной точки зрения.

Соответственно и сейчас Вислый и зам. директора по научной работе В.Фирсов распространяют фантазии о книгах из отдела редкой книги, которые разложат в витринах, а витрины расставят по всему зачищенному главному зданию. Это и понятно: экзотические старые книги, "размазанные" по всей библиотеке артефакты, будут показывать посетителям ночных вечеринок и корпоративов как изысканное интеллектуальное блюдо, на которое они издали поглазеют. При этом зам. директора по научной работе В.Фирсов заявляет, что книги в витринах необходимы потому, что "свой потенциал отдел редкой книги не реализовывает". Совершенно абсурдное заявление в устах научного руководителя библиотеки. Потому что потенциал отдела редкой книги реализуется совершенно другим способом и не оценивается количеством читателей, которые издали эти книги увидят, не притронувшись к ним. К тому же безопасность хранения редкой книги при помещении в витрины снизится в разы, т. к. в помещении Отдела редкой книги предусмотрена автоматическая подача газа, который в случае необходимости потушит огонь. И сигнализацию не протащить к каждой витрине.

В связи с гальванизацией бредового проекта, о котором за 20 лет все забыли, для меня ясны две вещи, непосредственно связанные с Вислым.

Корпус Росси. Вид фасада со стороны внутреннего двора. Пилястра разваливается
Корпус Росси. Вид фасада со стороны внутреннего двора. Пилястра разваливается

Первое – на реставрацию, ремонт, реконструкцию, радикальную переделку будут привлечены гигантские деньги, конечно, не 330 млн руб., о которых Вислый говорил в январе 2017 года, а гораздо больше. Реставрация, реконструкция – все это очень и очень выгодно, и хотя заместитель Мединского, ведавший реставрацией, Г. Пирумов сидит в тюрьме в ожидании суда, все равно много новых желающих попробовать свои силы на этом поприще. И в министерстве, и на местах. История учит только тому, что ничему не учит. На все нужды РНБ денег нет, нет денег на комплектование, на зарплаты и т. д., а на этот привлекательный в особом смысле строительный проект деньги найдутся. И об этом говорится откровенно, публично.

Это будет "второй Летний сад", только вместо идиотских фонтанов будут никому не нужные пять портретов царей, написанных И. Глазуновым

Второе – если воссоздавать "императорский" вид, придется восстанавливать автономию всех зданий библиотеки, разрушать все связи в виде переходов, лестниц, коридоров, о которых писал Бакусов в статье 1998 года. Полностью вернуться непонятно к какому году все равно не получится, а выйдет историко-архитектурный винегрет с евроремонтом – наподобие того, который мы получили сначала в Константиновском дворце в Стрельне (то, что там сделал В. Кожин и подчиненные ему архитекторы и строители, к реставрации не относится), а потом и в Летнем саду, где на уничтожение исторически сформировавшегося ландшафтного памятника потратили 3 миллиарда рублей, получив дикий, циничный и варварский результат. В общем, это будет "второй Летний сад", только вместо идиотских фонтанов будут никому не нужные пять портретов царей, написанных И. Глазуновым, и другой дешевый квазиисторический стаффаж. А основного русского фонда – не будет, потому что из него не извлечь бабло.

Поэтому участие КГИОП в негоции Вислого меня не только не успокаивает, но пугает, если вспомнить, что именно КГИОП под руководством Веры Дементьевой санкционировал фактическое уничтожение Летнего сада, превращение его в какой-то Диснейленд, не привязанный к конкретному историческому времени.

Ночной банковский корпоратив

Итак, цель преобразований в РНБ понятна – рейдерский захват здания. Его новая функция тоже определилась вполне после ночного корпоратива Ситибанка, устроенного в помещении Российской национальной библиотеки вечером 28 марта – ночью 29 марта 2017 года. Это событие в истории Императорской Публичной библиотеки останется навсегда. А поскольку библиотека женского рода, я бы сравнил это событие с дефлорацией.

Все началось с того, что отделение Ситибанка в Петербурге заказало РНБ выставку, посвященную потрясающему по важности событию в жизни Санкт-Петербурга и библиотеки: 100-летию открытия в Петрограде отделения нью-йоркского банка, которое пришлось на 12 января 2017 года. Действительно, 12 января 1917 года в Петрограде открылось отделение Ситибанка из Нью-Йорка с персоналом в 20 человек "для сбора и распространения кредитной информации": The City Bank's first branch in Russia will be opened next Monday at Petrograd, where 'a staff of twenty men has been installed and supplied for collecting and disseminating credit information (Bank to Open Russian Branch Soon // The New York Times. 1917. January 10).

Но банк и библиотека в своем "коворкинге" пошли дальше и решили устроить еще и корпоративное досугово-развлекательное мероприятие. Его наметили на вечер 28 марта – ночь 29 марта, потому что 28 марта был в РНБ санитарным днем. Это всегда последний вторник каждого месяца, когда доступ читателей в библиотеку закрыт. Было подписано распоряжение генерального директора РНБ Вислого А. И. от 25.01.2017 № 8 "О проведении совместного мероприятия с CityBank" (его текст был напечатан накануне корпоратива 27 марта 2017 года). Согласно п. 5 распоряжения начальнику отдела кадров РНБ В. О. Короткову было приказано оформить сотрудникам сверхурочную работу и работу в ночное время. То есть мероприятие было заранее запланировано на вечер 28 марта (после окончания рабочего дня сотрудников) и на ночь с 28-го на 29 марта 2017 года. При этом среди членов рабочей группы была указана Т. В. Кашанова, заведующая хозяйственным отделом РНБ, из чего следует, что помимо экскурсий по читальным залам РНБ, упомянутых в Распоряжении, были запланированы и мероприятия по обеспечению сотрудников банка питанием и связанным с ним обслуживанием.

Авторы не сообразили, что аварию не назначают за четыре дня

Некоторую проблему представляли находившиеся в здании на своих рабочих местах сотрудники (для них санитарный день – рабочий). Поэтому для того, чтобы не оставить ни одного постороннего свидетеля этого мероприятия, руководство библиотеки постаралось удалить из главного здания РНБ вообще всех лишних на этом празднике жизни. С этой целью с 14 час. 00 мин. в здании было отключено электричество. Оказалось, что произошло это совершенно случайно, но ровно за два часа до завоза продуктов кейтеринговой компанией произошла авария в помещении ГРЩ – вышли из строя автоматические выключатели. Это подтвердило вывешенное 28.03.2017 внутри главного здания РНБ объявление: "В связи с проведением аварийных работ 28.03.17 г. будет производиться замена вводных автоматов в помещении ГРЩ, в связи с этим с 14:00 будет прекращена подача электроэнергии во все помещения РНБ. Просьба отнестись с пониманием в необходимости проведения данных работ. Служба гл. энергетика".

Самое смешное состояло в том, что этот текст был разослан сотрудникам по электронной почте заранее, 24 марта! Авторы объявления в силу то ли природной глупости, то ли заразившись цинизмом от администрации РНБ, не сообразили, что аварию не назначают за четыре дня.

Прямо среди стеллажей с книгами были накрыты столы, и участники корпоратива выпивали и закусывали

Подробности увеселительного мероприятия свелись к следующему. Сначала в зале Корфа открыли довольно жалкую выставку, потом переместились в отдел эстампов, где прямо среди стеллажей с книгами были накрыты столы, и участники корпоратива выпивали и закусывали. Причем прямо в книгохранилище! Не случайно наблюдатели, стоявшие у трех входов в РНБ в одиночных пикетах, протестуя против этого унизительного для национальной библиотеки события, заметили сотрудников кейтеринговой компании, т. е. организации, занятой выездным питанием, и арфу, которую два такелажника вносили в специально открытый вход в здание Росси. Поскольку без музыкального сопровождения, без live sound, еда не пойдет впрок.

В этом корпоративе принял участие генконсул США в Петербурге Т.Лири. Фотографию генерального консула США вместе с еще одной американской чиновницей и управляющим Ситибанком в СПб Р.Беляевым разместил в Instagram 29 марта некий Д.Решанов, предприниматель. По выражению лица Р.Беляева понятно, что консул нужен был ему на ночном корпоративе по той же причине, что и арфа. Сначала занесли арфу, еду и напитки, затем завезли генконсула.

11 апреля я написал в генконсульство письмо и задал два вопроса:

1. Знал ли генконсул США, что, участвуя в банковском корпоративе, который проходит в санитарный день РНБ, он тем самым участвует в мероприятии, нарушающем Устав РНБ и Правила пользования РНБ, т. е. в мероприятии заведомо противозаконном? Консул понял, что им попользовались?

2. А в читальных залах и в книгохранилищах Библиотеки Конгресса тоже проводятся ночные банковские корпоративы?

Письмо из Отдела по вопросам прессы и культуры консульства США (Public Affairs Section, U.S. Consulate General in St. Petersburg, адрес почты: SPBPAS@state.gov) пришло через час, в 10.16. Ответ на второй вопрос любопытен:

"Генеральный консул получает очень много приглашений на различные мероприятия, куда он приходит просто в качестве гостя. Довольно сложно со стороны консула было бы проверять, насколько каждое мероприятие соответствует или нет Уставу приглашающей организации.

В Библиотеке Конгресса подобные мероприятия как раз вполне законны и допускаются для корпораций, образовательных и ряда других организаций. В Библиотеке Конгресса даже есть специальный офис".

Я посмотрел картинку по указанной ссылке, и оказалось, что ответ на второй вопрос – образец лукавства. Потому что имеются в виду не читальные залы с книгами в Библиотеке Конгресса, а специальные помещения, some beautiful rooms in its Jefferson and Madison Buildings, где книг нет. Эти beautiful rooms специально предназначены для обедов и приемов. Пить и есть прямо в книгохранилище запрещено и в Вашингтоне, и в любой библиотеке, где сотрудники себя уважают. Ситибанк стал первым, кто устроил большую жратву в книгохранилище особо ценного объекта культурного наследия народов РФ.

В Ленинском зале, в Ленинском зале…

Примечательно, что специально к корпоративу был подписан приказ директора РНБ № 46 от 31.01.2017, вступивший в действие 1 февраля 2017 г. Приказом утверждена новая часть прейскуранта на платные услуги, называющаяся "Организация и проведение в РНБ выставок и мероприятий культурно-просветительного, научно-технического и образовательного характера совместно со сторонними организациями". Приказом были тарифицированы практически все помещения РНБ. Дешевле всего стоит аренда конференц-зала в главном здании – 6 тыс. руб. в час, зато 35 000 руб. в час в зале Корфа, 50 000 в Ларинской зале (это и есть читальный зал отдела эстампов, был назван в честь купца, который, правда, не пировал здесь, а дал деньги на строительство Публичной библиотеки, за что и был отмечен императором) и 70 000 руб. в час в Ленинском зале. К таблице тарифов есть примечание: "применяется коэффициент 2 при проведении мероприятия в нерабочее время и праздничные дни". Правда, создатели и издатели этого приказа не сообразили, что это примечание противоречит Правилам пользования читальными залами РНБ, поскольку пользователям запрещено пунктом 3.3.23 "находиться в помещениях РНБ до начала обслуживания пользователей и после закрытия библиотеки". А это и есть нерабочее время и праздничные дни. Таким образом, Ситибанк снимал зал отдела эстампов (историческую Ларинскую залу) по цене 100 000 руб. в час., поскольку выпивон-закусон прямо в книгохранилище – это, очевидно, мероприятие "культурно-просветительного, научно-технического и образовательного характера". Кстати, по-гречески "симпозиум" – это "пиршество". Очевидно, закусывая салатиком "Цезарь" или какой-нибудь изысканной тарталеткой, или экзотическим фруктом, высокопоставленные сотрудники петербургского отделения Ситибанка боковым зрением поглядывали влево-вправо и видели, что помимо гаджетов, которые звенят и пикают в каждом кармане, еще существуют непонятные винтажные предметы, расставленные по специальным деревянным приспособлениям для хранения, – knigi, i.e books, a set of sheets of paper that are fastened together to hinge at one side. Хорошо, что заведующая отделом эстампов, кандидат искусствоведения Елена Бархатова стояла наготове вместе с прочим обслуживающим персоналом типа официантов и, возможно, давала пояснения. Стоит лишь отметить – на всякий случай – что эта часть прейскуранта появилась на сайте РНБ только 6 апреля 2017 года, когда уже вовсю шумел скандал, вызванный ночным корпоративом.

Из окон всех залов корпуса Росси открывается великолепный вид на левый профиль памятника Екатерине II. И этот вид давно сносил крышу конкретным пацанам. Мне рассказывали, что еще в начале 1990-х некий нувориш, осматривавший Публичную библиотеку и оказавшийся в зале Корфа, мечтательно глянул в окно и сказал: "Эх, …, тут бы рулетку поставить!.."

Став по воле Мединского директором и, как ему показалось, завладев библиотекой, Вислый решил дать этим фантазиям "лихих 90-х" реальную почву.

Ленинский зал
Ленинский зал

Что же касается Ленинского зала, то месяц или два назад был завершен его ремонт, однако он почему-то по-прежнему закрыт. Хотя это обычный читальный зал, а кроме того в него следовало вернуть кафедру выдачи литературы из Основного русского фонда, временно переведенную в помещение Выставки новых поступлений. И все недоумевали, почему это Ленинский зал не открывают, чего тянут?.. Однако с появлением новой части прейскуранта все стало ясно: зачем пускать туда "бесплатных" пользователей, никчемных книгочеев, от которых не дождешься ни копейки, если есть планы куда более заманчивые: сдавать зал на ночь и в праздники. Скажем, с 22 час. до 6 утра можно наварить на каком-нибудь корпоративе 140 000 х 8 = 1 120 000 руб.! За одну ночь!.. Понимаю чувства некоторых сотрудников, мечтающих о повышении зарплаты, но не уверен, что эти грязные миллионы пойдут на повышение зарплат рядовых сотрудников. Вислого такие соображения не останавливают, и отсюда еще один его безумный проект: пробить в Ленинский зал прямой проход через дворы с Садовой ул. и пускать сюда всех желающих, прямо с улицы и без билета. А заодно кривой дворик, в который выходят окна Ленинского зала, превратить в атриум, чтобы было куда выйти, скажем, покурить во время ночного мероприятия "образовательного характера". Но в Ленинском зале хотя бы нет книг. Правда, РНБ – режимное учреждение, в котором круглые сутки дежурит полиция и целая пожарная часть, поскольку это особо ценный объект культурного наследия народов РФ. Помещение для мероприятий типа ночного корпоратива банка – в такой библиотеке дело весьма опасное хотя бы в отношении пожарной безопасности. Да и толпа праздной и возбужденной публики, как в ночном клубе, как-то не вполне вяжется с библиотекой. Не лекции же слушать придут сюда в нерабочее время библиотеки и в праздничные дни, в том числе и ночью. Ленинский зал находится в корпусе Собольщикова. Кровля и карниз корпуса прогнили полностью и прикрыты полиэтиленовой пленкой, что видно на фотографиях. В пятницу, 21 апреля, когда администрация РНБ готовилась к бесовщине под названием "Библионочь", шел мокрый снег, переходивший в дождь, почти ливень. Естественно, пленку пробило, и вода залила Основной русский фонд, библиотекарей кинули на спасение книг… Возможно, протечка была и в только что отремонтированном Ленинском зале. На фотографиях дворового фасада видно, в каком состоянии карниз и стены. Нормальные люди сперва отремонтировали бы кровлю и карниз корпуса Собольщикова, а потом занялись бы "внутрянкой", но в РНБ поступили иначе. Планы сдавать ночью Ленинский зал по 140 000 руб. в час есть, но ума на то, чтобы сделать сначала кровлю – нет. И на книги, конечно, наплевать – ну, залило и залило, подумаешь ценность. Все это идеально характеризует отношение администрации к библиотеке, к книгам и недвижимости. Мысль только одна: как бы заработать. И это опять же закономерно с учетом позиции министра. Ее свежее подтверждение в русской версии Forbes (на сайте 10 апреля 2017 года), где опубликовано интервью Мединского. "Основным параметром оценки является для нас не идеология, а эффективность". После чего Мединский популярно объяснил, почему он поменял директора Третьяковской галереи: уволил И.Лебедеву и назначил З.Трегулову. "Очень сложно меняли руководителя Третьяковки. Не было каких-то личных претензий к Лебедевой, три года она продолжала работать, а я всячески пытался привить ей понятие эффективности. Прихожу на Крымский Вал, говорю: “Послушайте, у вас же нет людей, вообще! А такая прекрасная экспозиция”. Она мне: “Люди не знают, что здесь Третьяковка, они думают, что здесь ЦДХ”. – “Так давайте что-то делать!” – “Ну, мы стараемся…”.

Поверьте, сам лично карандашом и кисточкой рисовал фасадные экраны со сменяющимися картинами и писал: “Третьяковская галерея”. Говорю: “Сделайте так и так”. – “Ой, какая прекрасная идея, как здорово!” Продолжаю дальше: “И картины из вашей экспозиции “в ЦДХ” на экранах должны меняться”. – “Ой, как чудесно! Но вы знаете, это дорого, у нас нет денег на эту конструкцию”.

Нашел деньги, заказали… Не монтируется. “Но вы знаете, нам не дают разрешение”, спрашиваю: “Кто не дает?” – “Это длится уже год – и те, и эти запрещают, потому что это реклама”. Начинаю звонить, убеждать: это не рекламная конструкция, и город не должен брать за ее размещение деньги.

Потом снова здорово: “У вас нет внутри ни кафе, ни магазина. Сделайте хоть что-то...” – “Мы не можем, у нас БТИ, у нас красные линии, у нас конкурс, у нас 44-й ФЗ, я вела переговоры с “Кофеманией”, но она не хочет!” Возражаю: “Но ведь список кофеен “Кофеманией” не исчерпывается, объявите открытый конкурс, давайте приведем сюда десять кофеен”. – “Ой, не знаю, с чего начать…”

Занялся кофейней, но когда осознал, что мне придется еще заняться и сувенирным магазином, понял – все! Больше не могу! Надо менять менеджмент".

Бедный министр! Чем только ему не приходится заниматься!

Заметим, однако, что речь идет, так сказать, о новом здании Третьяковской галереи на Крымском валу, бывшем Центральном доме художника – гигантском сарае, лишенном архитектурных особенностей. И картины вроде бы отсюда уносить – ради кофейни и магазина – министр не требовал. Тем более не собираются по его ценным указаниям очищать от живописи здание в Лаврушинском переулке.

Но Вислый пошел настолько дальше, что решил очистить от книг все историческое здание РНБ. Зарабатывать – так уж зарабатывать!

И на пресс-конференции 13 апреля 2017 года Вислый заявил с отчаянным цинизмом: "По поводу коммерческого использования, так у меня есть план от Министерства культуры по привлечению инвесторов. Так что использовали в коммерческих целях и будем использовать. Мы оказываем, например, коммерческие услуги по ксерокопированию книг. Это то же самое".

Понятно, что план по корпоративам спустил в РНБ Мединский, и Вислый старается, навлекая на себя всеобщую ненависть. Только оказание услуг по копированию прямо предусмотрено п. 3.1.11 Правил пользования РНБ, в то время как корпоративы в нерабочее время с приемом в читальных залах пищи и спиртных напитков теми же Правилами запрещены. Пока запрещены.

Афера по-научному

Постоянная тема выступлений Вислого – НЭБ, национальная электронная библиотека, научным руководителем которой он является. Поскольку все разговоры про реорганизацию РНБ он увязывает с НЭБ, возникает ощущение, что в его представлении НЭБ заменит РНБ, во всяком случае, отказ от получения обязательного экземпляра новых книг (о журналах и газетах Вислый, похоже, вообще забыл) он считает не катастрофичным, поскольку существует НЭБ.

Поэтому надо прояснить, что это за феномен в реальности. В идеале это все документы, хранящиеся в РНБ и РГБ, которые переведены в цифровую форму и доступны через интернет. Но что в реальности. Есть три аспекта, делающих НЭБ бессмысленной и бесполезной для научной работы.

1. Цензура и принципиальная неполнота.

В 2015 году зам. министра культуры Г.Ивлиев сообщил, что после 12 июня возобновится конкурс на оцифровку изданий для НЭБ, который ранее был отменен, так как в списке появились сомнительные издания. Под ними, в частности, подразумевались "спорные книги, в числе которых имеются произведения с эротическим содержанием", поэтому на сайте госзакупок был приостановлен конкурс на оцифровку книг.

В интервью с журналистами Ивлиев отметил: "После того как новый список будет внимательно изучен и проверен на наличие текстового содержания, из него исключат произведения, не несущие научно-образовательный характер. Затем конкурс снова возобновят".

Минкультуры отбирает некое "душеполезное чтение", т. е. осуществляет цензуру

Сообщалось также, что "новинкой нынешнего года в конкурсной документации стали два списка – в одном 47 тысяч названий, его подготавливало экспертное сообщество библиотекарей, в другом 7 тысяч названий, его подготавливал Российский книжный союз. В результате объявленного ранее конкурса, в список которого вошло 54 тысячи названий книг, будет отобрано только 10 тысяч названий, которые будут утверждены Министерством культуры для оцифровки НЭБ".

Таким образом, Минкультуры отбирает некое "душеполезное чтение", т. е. осуществляет цензуру. Из этого становится очевидным, что заменой книжных фондов РНБ и РГБ эта НЭБ являться не может по определению, а годится лишь для младших школьников. Причем понятно, что отбор 20% книг означает отсев не только эротических изданий, но еще и книг, которые не устроили Минкультуры по политическим, идеологическим и теологическим причинам.

Естественно, что сразу вспоминается недавняя скандальная выемка архивных документов из рукописного отдела Эрмитажа, документов по продажам произведений искусства за границу в 1928–1934 годах, осуществленная комиссией Минкультуры при участии ФСБ. Это та позорная часть советской истории, которой невозможно гордиться и посредством которой ингалировать патриотизм, чем больше всего озабочен Мединский.

Стоит напомнить, что "на заседании бюро Дзержинского райкома КПСС в 1964 году обращалось внимание цензурных органов на выпуск Эрмитажем (он располагался на территории Дзержинского района) двух книг: “Голландская и фламандская живопись. Альбом” (Л,. 1962) и “Живопись XVII – XVIII вв. Альбом репродукций” (Л., 1964). Мало того, что “...обе книги поступили в продажу без выпуска в свет советскими органами цензуры”, “...представляется политически нецелесообразным писать о том, что в годы советской власти государство продавало сокровища Эрмитажа (Рафаэль и др.)" (Блюм А.В. Как это делалось в Ленинграде: Цензура в годы оттепели, застоя и перестройки. 1953 – 1991. СПб, 2005. С. 205; оригинал документа см.: ЦГАЛИ СПб. Ф. 359. Оп. 2. Д. 83. Л. 133).

Из этого документа становится понятно, что: а) никакого толку от НЭБ, управляемой Минкультуры нет и в принципе быть не может; б) само Минкультуры находится в оригинальной позе: одна нога стоит в 1964 году, увязнув по колено в цензурных запретах и социализме, а другая нога шагнула в самый разнузданный капитализм, когда уже книги не нужны, а нужно только добывать бабло любой ценой.

2. Авторское право

С электронным экземпляром есть неразрешимые проблемы, связанные с авторским правом. Это неоднократно признавал сам Вислый, пытавшийся отменить в РФ авторское право ради своей НЭБ. Речь идет конкретно о ст. 1274 Гражданского кодекса РФ "Свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях". Можно цитировать книгу, давать отрывки в объеме, оправданном информационной целью, но запрещено публиковать целиком, в том числе и в электронной форме без согласия автора. Исключение составляют только авторефераты диссертаций (ст. 1274, часть 1, пункт 7). Это обстоятельство было отмечено и на сайте Министерства культуры.

Указанный пункт вообще делает невозможным замену обязательного печатного экземпляра, полученного из тиража, санкционированного автором, обязательным электронным экземпляром, который по Гражданскому кодексу можно хранить, однако использовать без разрешения автора или собственника издания (издательства) запрещено.

Поэтому полнота НЭБ будет урезана еще и с этой стороны.

3. Отсутствие гарантий аутентичности

С учетом цензуры, политической, идеологической и теперь уже и теологической, нет гарантий, что текст не сокращен, причем без оговорок, что ничего не перепутано, что по ошибке не пропущены страницы, что на месте примечания и т. д. Тень великого оруэлловского романа стоит над нами. В условиях нашего авторитарного, местами уже тоталитарного режима электронная библиотека позволит менять тексты, редактировать их, легко и незаметно уничтожать их, т. е. реализовывать утопию Оруэлла. С бумажным документом такое не пройдет, текст в бумажной книге изменить невозможно, он стабилен, это документ.

Поэтому у меня изменение содержания понятия "библиотечный фонд" под влиянием электронной среды вызывает ассоциацию с романом "1984", с контролем над информацией.

Закономерный итог библиофагии: деньги готовы тратить на все, что угодно, кроме собственно библиотечной работы

Наконец, есть и соображения финансовые. Бумага как носитель информации гораздо долговечнее и надежнее электронных носителей. Защищенность от воды и огня такая же, как у электронных носителей, т. е. никакой. По части долговечности – у электронных носителей ресурс ограниченный, лазерный диск со временем утрачивает компланарность, в запоминающих устройствах, элементами которых являются триггеры, состоящие из транзисторов, эти транзисторы со временем выходят из строя. Нужно все время дублировать и переписывать с одного ЗУ на другое, но это требует большой работы, персонала и затрат. Серверы тоже выходят из строя. И все это потребляет электроэнергию.

С учетом пунктов 1–3, приведенных выше, НЭБ как замена традиционных библиотек представляется гигантской аферой. Не исключен и элементарный распил. Причем уже циркулируют сведения, что компетентные органы проводят проверку НЭБ, на которую якобы всего потрачено 800 млн руб.

Закономерный итог библиофагии: деньги готовы тратить на все, что угодно – на НЭБ, депортацию книг, переделку главного здания, единый электронный каталог, единый читательский билет – кроме собственно библиотечной работы. Своей головы у библиотеки нет. Точнее, есть, но она картонная, внутри пустая и с большими зубами-клыками. Думать такой головой очень трудно.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG