Ссылки для упрощенного доступа

Культурный дневник

воскресенье 21 Октябрь 2018

"Я тебя услышал!". Фрагмент постера к альбому группы НОМ

Главные герои и персонажи восемьдесят девятого выпуска программы "Музыка на Свободе"​ – суровые и веселые российские рокеры, представители так называемого музыкального мейнстрима. Рок-критик Артемий Троицкий дирижирует на параде-алле отечественных исполнителей, несмотря на то что в его программе артисты из России далеко не самые главные.

На глобальной рок/поп/этно-сцене Россия – страна не слишком заметная, мягко говоря (чего не скажешь, кстати, о классической музыке, в этой сфере отечественные исполнители по-прежнему на высоте). Тем не менее, по понятным причинам, и у меня, и у многих отношение к музыке родной страны особое. Можно сказать, привилегированное. На этом (справедливом, на мой взгляд) основании я запускаю серию из четырех передач, посвященных современной российской рок-музыке: "классики", мейнстрим, "сердитые молодые люди", экспериментаторы. Начнем с самого "неочевидного" сегмента – мейнстрима.

К мейнстриму я отношу успешные рок-группы, завоевавшие популярность еще в 1990-е годы и с тех пор ее не теряющие. Они активно выступают – в больших клубах, а иногда и на спортивных аренах, не брезгуют, как правило, и "корпоративами"; регулярно выпускают новые альбомы и видеоклипы, часто играют для русскоязычной диаспоры в Европе и Америке. Самые заметные представители этой когорты – "Мумий Тролль", "Сплин", Би-2", Земфира, "Ленинград", "Ногу свело!" И музыка, и лирика – вполне качественные. В стилистическом отношении все вышли из "новой волны" и ее производных, а также брит-попа. В отличие от предшественников ("классиков русского рока") и новейшего поколения, лидеры мейнстрима никак не комментируют текущие политические события и актуальные социальные проблемы. Возможно, потому что у них, с одной стороны, нет протестного заряда "восьмидесятников", а с другой, в отличие от нынешнего радикального молодняка, им есть что терять: эфиры, корпоративы, госзаказы... А может, они просто по натуре аполитичны.

"Мумий Тролль" с композицией "Все или ничего"

"Мумий Тролль", при всей их кажущейся легковесности и "попсовости", одна из самых интересных и неожиданных групп в истории российского рока. Подобно Виктору Цою и "Кино", Илье Лагутенко удается органично соединять комфортную мелодическую стихию "поп" и роковый драйв. Правда, там, где у Цоя страсть и отчаяние, Лагутенко уводит в тотальную иронию и грустный нигилизм. Что идеально демонстрирует новая песня с блестящим рефреном: "Все или ничего: ни этого, ни того!"

Ногу Свело! – "Ты судак"

Московская группа "Ногу свело!" по духу близка "Мумий Троллю": та же ирония, только более жесткая, на грани цинизма; тот же прекрасный поп-потенциал – многие песни Максима Покровского становились клубными хитами. В том числе и свежеиспеченные "Ты судак" и "Русский алфавит", которые на радио приходилось "забибикивать". На мой взгляд, если бы эти две группы появились (и, соответственно, их лидеры родились) на двадцать лет позже, они имели бы реальные шансы пробиться на мировой рок-сцене. Кстати, Лагутенко сейчас проводит большую часть жизни в Лос-Анджелесе, а Покровский – в Нью-Йорке.

Группа НОМ с песенкой "Раньше было лучше"

Петербургский НОМ к мейнстриму относится, скорее, формально – в силу своей славной и заслуженной биографии. Группа возникла в самом конце 1980-х, когда аббревиатура имела все основания для толкования как "Неформальное Объединение Молодежи". С тех пор музыканты записали пару десятков прекрасных альбомов, сняли полдюжины игровых (!!!) фильмов и несметное количество видео. В составе коллектива – солист Женевской оперы Александр Ливер, популярнейший российский художник Коля Копейкин, режиссер-концептуалист Андрей Кагадеев. Стиль НОМ не имеет аналогов; я назвал бы его "авангардно-дадаистическое русское кабаре". Вообще-то, это, пожалуй, моя любимая питерская группа, и я обязательно посвящу ей отдельную программу.

"Бомж-трио" и Чак Берри

"Бомж-трио" собралось всего три года назад, но в эту то ли "супергруппу", то ли капустник вошли знаменитый гитарист Сергей Воронов (Crossroads, "Неприкасаемые") и Нэш, лидер группы Blast, одной из немногих российских рок-банд, имевших ощутимый успех в Англии. Интересно, что оба впервые запели на русском. Репертуар – традиционная уличная музыка с уклоном в сатиру и черный юмор. До настоящего бомжевания музыкантам далеко, однако тенденция налицо.

Плей-лист программы "Музыка на Свободе" (выпуск 87):

1. The Dead Brothers (Switzerland). Les papillons noirs, LP Angst

2. Cate Le Bon (UK/USA). I was Born on a Wrong Day, LP Crab Day

3. Triat (Italy). Subterra, LP In a Dense Fog

4. Lydia Lunch & Cypress Grove (USA/UK). The Spy, LP Under the Covers

5. Мумий Тролль (Россия). Все или ничего, LP С востока на северо-запад

6. Бомж-трио (Россия). Chuck, LP Более лучшее

7. Ногу Свело! ft. MusicSnake (Россия). Ты судак, LP Материки моей планеты

8. НОМ (Россия). Раньше было лучше, LP Я тебя услышал

9. Jasmine Hamdan (Lebanon/France). La ba' den, LP Al Jamilat

10. Autobahn (UK). Obituary, LP The Moral Crossing

11. Mega Bog (USA). Diznee, LP Happy Together

12. Samba Toure (Mali). Wande, LP Wande

13. Serph (Japan). Sparkle, LP Aerialist

Президент Артдокфеста Виталий Манский

С 19 по 23 октября в Риге в рамках Рижского международного кинофестиваля проходит XII фестиваль документальных фильмов "Артдокфест". Отныне его конкурсная программа целиком переселяется в Ригу. Как это повлияет на сам фестиваль и его аудиторию? Об этом Радио Свобода рассказал президент фестиваля Виталий Манский.

пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:13:22 0:00
Скачать медиафайл

– Чем программа нынешнего фестиваля отличается от предыдущих?

В России этот фестиваль не может существовать в том виде, в каком его есть смысл проводить

– Впервые в Риге пройдет полностью конкурс "Артдокфеста", который ранее проводился в России. Мне лично незнакомы прецеденты, когда конкурсная программа переезжала из одной страны в другую. Понятно, что переезд связан не с тем, что здесь в Риге шпроты жирнее или воздух чище, а с тем, что в России этот фестиваль не может существовать в том виде, в каком его есть смысл проводить. В силу огромного давления цензуры, сложностей внешней политики России, когда целый ряд кинематографистов бойкотирует любые культурные мероприятия на территории Российской Федерации, когда авторы все чаще из соображений безопасности своих героев предпочитают не предавать публичности фильмы в стране их проживания, и так далее. И Латвия оказалась тем пространством, где фестиваль может существовать на высоком профессиональном уровне без оглядки, давления, нажима. Это достаточно резкое движение и для "Артдокфеста", и для Рижского международного фестиваля, потому что с переездом конкурса в Ригу у Riga IFF появляется большой международный документальный конкурс, чего раньше не было.

– Ваш фестиваль ориентирован тематически в основном на российскую и в большой мере украинскую аудиторию. Собираетесь ли вы менять его в связи с тем, что вы переехали в Ригу?

– Я бы поспорил об аудиторной ориентации "Артдокфеста". Это международный фестиваль документальных фильмов на русском языке или российских авторов, живущих и снимающих во всем мире. То есть это полноценный международный фестиваль с небольшим фокусным ограничением. Он значительно шире, чем фестиваль спортивных фильмов или фильмов об искусстве, которые ограничивают себя тематически. В пространстве русского языка существуют такие выдающиеся режиссеры, как Сергей Лозница, который снимает в Германии, и Алена ван дер Хорст, которая снимает в Голландии, и Ежи Сладковский, который снимает в Швеции.

Картина рассказывает о бесконечном водовороте формирования новых бойцов для российской армии, о бесконечной веренице человекороботов

Это международная программа очень высокого уровня, это имена авторов, которые получали призы на главных мировых фестивалях: IDFA в Амстердаме и DOK Leipzig, берлинском, венецианском и так далее. В программе этого года все латвийские премьеры, есть даже мировые. Мы открываем программу фильмом "Сын" Александра Абатурова, давно живущего во Франции и снявшего там свою картину. Мировая премьера этой картины состоялась не где-нибудь, а на Berlinale, и я сам присутствовал на ней. И, несмотря на свой статус, я еле попал в зал: это был абсолютно аншлаговый показ. Эта мощнейшая по эмоциональному уровню картина рассказывает о бесконечном водовороте формирования новых бойцов для российской армии, о бесконечной веренице человекороботов. В этот же день у нас будет латвийская премьера фильма "Процесс" Сергея Лозницы. Его мировая премьера состоялась пару недель назад в Венеции.

В этом году благодаря поддержке "Артдокфеста" со стороны ведущих мировых фестивалей две картины нам удастся показать в Латвии: это фильм из программы DOK Leipzig "Книга о море". По сути, Лейпциг в знак поддержки "Артдокфеста" уступил нам возможность показать его мировую премьеру. И IDFA, главный мировой фестиваль, также позволил нам до своего начала показать картину "Едоки картофеля". Получается, мировые премьеры этих фильмов будут проходить в Риге в нарушение регламента этих фестивалей. Это сделано впервые для "Артдокфеста", потому что главные мировые форумы нас поддерживают в нашей борьбе за свободу выражения, в защиту свободы автора в своих высказываниях.

– В ваше жюри в этом году вошел известный латвийский театральный режиссер Алвис Херманис.

– Естественно, коль скоро наш фестиваль проходит в Латвии, нам очень важен взгляд латвийской культурной элиты на современный кинопроцесс, поэтому мы его пригласили и благодарны за то, что он дал согласие. Также мы пригласили работающую и живущую уже не первый год в Латвии Галину Тимченко, основателя одного из самых популярных медийных интернет-проектов в русскоязычном интернете "Медуза", а ранее – знаменитой "Ленты.ру". А за чистое искусство у нас будет отвечать заместитель главного редактора "Искусства кино", один из самых глубоких и фундаментальных кинокритиков, пишущих на русском, Зара Абдулаева.

– Ожидаете ли вы, что потеряете российскую аудиторию?

– Это самый больной вопрос, и конечно, как бы мы ни старались, с переездом в Латвию мы теряем российскую аудиторию, и я не уверен, что мы приобретаем какую-то латвийскую. В России люди ждут в течение года открытия "Артдокфеста", заранее приходят, покупают билеты на все дни, я сам видел эти "простыни" у многих. Пенсионеры даже копят деньги, чтобы провести эту неделю на "Артдокфесте" и посмотреть фильмы, окунуться в атмосферу обсуждений. Пространство свободы в сегодняшней России непозволительная роскошь. В Латвии этого ажиотажа нет, здесь это типичное культурное событие, не единственное. И в этом смысле, может быть, отсутствие какого-то нерва не стимулирует зрителя к активному посещению. Конечно, мы заполняем залы в той или иной степени, но аншлагов в тысячных залах, которые собирает "Артдокфест" в России, в Латвии нет.

Степень откровенности и отчаянности, с которой он об этом повествует, вызывает шок и трепет

С другой стороны, то, что во время последних российских выборов 96 процентов живущих в Латвии обладателей российского паспорта проголосовали за Путина, говорит о том, что нам есть с кем дискутировать. Да и есть просто картины, которые радикально расширяют горизонты представлений как о документальном кино, так и об этических и нравственных моментах. Я бы обратил внимание на фильм, который меня самого потряс: "Осколки звезд сорвутся с неба и исчезнут". Этот фильм снят автором о трагедии собственной семьи, о смерти матери, притом в реальном времени. Мы вместе с автором узнаем об этой смерти, он вместе с камерой приходит в дом, откуда тело матери еще не увезли санитары, и обнаруживаются скелеты в шкафу, связанные с его близкими. Степень откровенности и отчаянности, с которой он об этом повествует, вызывает шок и трепет. Я думаю, что этот фильм вызовет большую дискуссию. У нас традиционно после всех показов проходит обсуждение с авторами, и из авторов 21 конкурсного фильма в Ригу приедет 19 режиссеров.

– Латвийский зритель, безусловно, пошел бы на местные фильмы. И в Латвии снимается достаточно много интересных игровых фильмов. Вы видите здесь интересных документалистов, которых вы в будущем могли бы принять?

– Мы с фестивалем уже в этом году обсуждали, и, возможно, переезд конкурсной программы в Латвию подвигнет нас к определенным изменениям в регламенте. Мы, возможно, в конкурс введем и балтийские картины вне зависимости от того, на каком они сняты языке и материале. Мы бы и в этом году включили несколько балтийских картин, но мы об этом сообщили достаточно поздно, поэтому премьеры этих картин уже состоялись. А создавать ситуацию, когда все фильмы являются латвийскими премьерами, а латвийские фильмы показываются не впервые, некорректно. Я сожалею, что мы не смогли включить два фильма: латвийско-эстонско-литовскую картину "Мосты времени" о балтийском поэтическом кино и картину "Стена", которая отчасти связана с Россией: это рассказ о пограничных территориях", – сообщил Радио Свобода Виталий Манский.

Глава студии Ego Media, продюсер Гунтис Тректерис участвовал в работе над несколькими фильмами из предыдущих программ "Артдокфеста", в том числе над фильмом Виталия Манского "Родные". Он рассказал Радио Свобода о том, как изменения повлияют на кинематографическую жизнь Латвии.

Это лучшие примеры не только российской, но и мировой документалистики

– У нас есть небольшая проблема с показом документальных фильмов, их к нам приходит мало. "Артдокфест" эту нишу, по крайней мере частично, заполняет. Люди отвыкли смотреть документальное кино, им надо помочь опять привыкнуть это делать. На "Артдокфест" отбираются лучшие фильмы из России и на русском языке, это лучшие примеры не только российской, но и мировой документалистики. Я был на показах, и там бывают мои коллеги, на некоторых сеансах залы переполнены как обычными зрителями, так и представителями индустрии, документалистами. Тем европейцам, которых интересует новое российское документальное кино, легче приехать в Ригу, чем в Москву. Европейский зритель, наверное, в Ригу не поедет, но представители индустрии, и продюсеры, и режиссеры, и дистрибьюторы могли бы, – рассказал Гунтис Тректерис.

О "проблемах совместимости" двух фестивалей корреспондент Радио Свобода побеседовал с креативным директором Рижского кинофестиваля Сонорой Брока:

– "Артдокфест" – важная составляющая нашего фестиваля с самого начала. В 2014 году он был нашим первым международным партнером. Для нового, начинающего фестиваля было важно сотрудничать с таким престижным фестивалем. Тот факт, что сейчас весь конкурс "Артдокфеста" пройдет у нас, для нас большая радость.

– Какой интерес испытывает латвийский зритель именно к документальному кино?

Это не только темы, которые фокусируются на русскоязычном мире и российских событиях, а просто очень хорошее кино со всего мира

– Людей, которые ходят на "Артдокфест", мы не часто видим на других наших сеансах. Это люди, которые говорят на русском языке, он им тематически ближе. Большинство латышских зрителей интересуется северным кино, самыми значительными фильмами международных фестивалей, на "Артдокфест" они также ходят, но не так часто. Мы уже говорили с Виталием Манским, что надо как-то привлечь на "Артдокфест" зрителя остальных программ фестиваля. Он к нам прислушался и включил в программу фильмы, которые расширяют тематику фестиваля. Теперь это не только темы, которые фокусируются на русскоязычном мире и российских событиях, а просто очень хорошее кино со всего мира, только русскоязычное, и даже это не всегда. Например, "Книга моря" только частично на русском, там используется язык чукчей. Есть также фильмы, которые совсем не связаны с современными событиями. Например, "Наша Африка", которая составлена из хроник, и, я думаю, интересна каждому зрителю.

Кадр из фильма "Наша Африка"
Кадр из фильма "Наша Африка"

– Это советские хроники? Фильм о том, как Африка воспринималась в Советском Союзе?

Наш кинозритель очень отличается от московского

– Да, это интересно и местному зрителю, потому что мы тоже были частью Советского Союза, людям интересно посмотреть и сравнить с тем, что мы теперь знаем о том, что, как мы сейчас знаем, происходило за рамками этих хроник. Этот фильм будет интересен, потому что в нем есть экзотика не только территориальная, но и историческая. А зрители, которые родились в 90-е, вообще откроют там новый мир. На фильмы, которые сфокусированы на глубоко российских проблемах, зрителей приходит намного меньше. Мы совсем рядом друг с другом, вот Москва, вот Рига. Но все же я вижу, что наш кинозритель очень отличается от московского. Тип фильмов, на которые он хочет пойти вечером, совсем другой. Он хочет, чтобы его развлекали, чтобы он смог отдохнуть. Это не совсем то, что можно найти в программе "Артдокфеста". Фильмы "Артдокфеста" требуют от зрителя взаимодействия, он должен уделить этому внимание, задуматься о том, что он видит на экране. Это касается не только программы "Артдокфеста": большинство предпочтет более легкие фильмы. Виталий Манский не может в это поверить, хотя мы с ним об этом говорили. В других странах Европы людям уже настолько хорошо живется, что они могут пойти на более трудное кино, более жесткое. Они готовы уделить внимание чужим проблемам. А мы немного усталые, будни отнимают у нас все силы: "Нет, пожалуйста, только не это, это не для нас!" – сказала Радио Свобода Сонора Брока.

Загрузить еще

XS
SM
MD
LG