Ссылки для упрощенного доступа

"Ужасный ребенок" в Кремле


Переговоры Владимира Путина и Родриго Дутерте в Москве. 23 мая

В Москве в ночь на среду на переговорах президентов России и Филиппин Родриго Дутерте попросил Владимира Путина, которого он называет "великим человеком", о поставках его стране российского оружия. Родриго Дутерте намеревался пробыть в России почти неделю, однако ему пришлось резко сократить визит и вернуться домой, после того как радикальные исламистские боевики захватили на юге Филиппин часть крупного города, с населением в 200 тысяч жителей. Зачем России нужны партнерские отношения с Филиппинами и их президентом, заслужившим репутацию неуравновешенного грубияна, обвиняемого в убийствах и попрании основных прав человека?

Родриго Дутерте с момента вступления в должность постоянно привлекает к себе внимание популистскими заявлениями, хамскими и циничными шутками, начатой им кампанией террора и убийств тысяч наркоманов и наркоторговцев и проклятиями в адрес США и других западных стран. Филиппины десятилетиями оставались ближайшим военно-политическим партнером Вашингтона в регионе, имея статус одного из "основных союзников вне НАТО". Однако приход Дутерте к власти и его политика изменили ситуацию – отношения Манилы и Вашингтона резко ухудшились после персональной критики бывшего президента США Барака Обамы в адрес Дутерте из-за его внесудебных расправ над наркоманами, которых на 100-миллионных Филиппинах насчитывается не меньше 4 миллионов.

1 мая президент Соединенных Штатов Дональд Трамп внезапно позвонил Родриго Дутерте с приглашением в ближайшее время посетить Вашингтон. Как писали американские СМИ, этот звонок застал врасплох и Госдепартамент США, и личных помощников Трампа в Белом доме. По мнению газеты New York Times, филиппинский руководитель имеет среди большинства американцев репутацию автократа, открыто санкционировавшего физическую расправу над своими гражданами. "Поддерживая свирепые методы борьбы с наркотиками, которые применяет Дутерте, Трамп, по сути, становится моральным соучастником будущих убийств", – заявила правозащитная организация Human Rights Watch. Некоторые сотрудники американской администрации высказывали мнение, что Дональду Трампу следует воздержаться от участия в предстоящем в ноябре этого года в Маниле саммите АСЕАН.

Встреча Родриго Дутерте в московском аэропорту Внуково. 22 мая
Встреча Родриго Дутерте в московском аэропорту Внуково. 22 мая

На последней встрече с Путиным в Москве Дутерте отметил, что у его страны были крупные военные заказы в США, однако, как выразился филиппинский президент, сейчас ситуация "не очень гладкая". Россия, как подчеркнул Дутерте, "готова продавать нам оружие без каких-либо условий", в то время как власти США под давлением ряда своих конгрессменов и правозащитников, например, заблокировали недавно продажу Филиппинам 26 тысяч автоматических винтовок.

Владимир Путин, ранее уже дважды встречавшийся с филиппинским президентом – на саммите лидеров АТЭС в Перу в ноябре 2016 года (именно тогда Дутерте назвал его "великим человеком"), а также в этом месяце в Пекине на форуме "Один пояс – один путь", – в ответ выразил надежду на развитие масштабного военного и экономического сотрудничества Москвы с Манилой.

Чуть ли не находясь в этот момент в Кремле, Родриго Дутерте ввел военное положение в нескольких провинциях второго по величине южного филиппинского острова Минданао, так как здесь начались открытые столкновения армии и полиции с отрядами радикальных джихадистов, связанных одновременно с террористической группировкой "Исламское государство" и с действующими здесь же партизанами троцкистско-маоистского толка. По официальным данным, в боях в кварталах местного города Марави, захваченных исламистами, были убиты не меньше пяти солдат спецназа, и еще около десятка ранены. Из-за случившегося Дутерте резко сократил свое пребывание в Москве, отказался от выступления перед студентами МГИМО, во время которого ему должны были присвоить почетное звание доктора наук, и вернулся на родину.

О подоплеке визита Родриго Дутерте к Владимиру Путину в интервью Радио Свобода рассуждает политический аналитик, знаток Юго-Восточной Азии, эксперт Центра стратегических разработок Антон Цветов:

– В мире постоянно происходит множество встреч глав государств. Почему такое внимание было уделено именно визиту Родриго Дутерте к Владимиру Путину?

– Все, что делает Родриго Дутерте, привлекает большое внимание журналистов и общественности. Это связано, конечно, с его яркой личностью и неожиданными подходами как к филиппинской внешней политике, так и к отдельным вопросам управления собственной страной. А тут такое необычное сочетание! Потому что Филиппины для России – это новый партнер, с которым раньше Москва не очень активно взаимодействовала. В значительной степени по той причине, что и не было длинной истории отношений, а также потому, что Филиппины часто воспринимались в Кремле, может быть, немножко стереотипно, как американский "сателлит" в Юго-Восточной Азии, как государство, которое опирается в своей внешней политике в основном на США. И вдруг Дутерте заявляет, что меняет внешнюю политику своей страны, что он ее отстраивает заново, в сторону развития отношений с Китаем и Россией. Поэтому встреча Путина и Дутерте должна была символизировать, может быть, для них обоих и окружающих начало какого-то партнерства. С одной стороны, причиной внимания была сама личность Дутерте, потому что он, безусловно, яркий лидер, и в то же время, потому что они с Путиным необычная пара, которую мы раньше не так часто видели.

Они с Путиным необычная пара, которую мы раньше не так часто видели

– Вы осторожно сказали, что Родриго Дутерте в мире пользуется неоднозначной репутацией. Я бы сказал, что его репутация отвратительна. И он ее заслужил, потому что очень многие приличные политики считают его по меньшей мере хамом.

– Мы живем в такое время, когда лидеры, которые разговаривают простым языком и которых причисляют к числу популистов, приобретают заметную популярность в своих государствах. И, соответственно, мы видим все больше таких политиков, появляющихся в разных странах мира. Кто-то из них становится главами государств. И Дутерте – это тот самый случай. Действительно, он не всегда говорит дипломатично, хотя в официальных заявлениях, которые касались его визита в Россию, он был достаточно осторожен и говорил очень, по сути, сдержанно.

– Мне кажется, что Владимира Путина он как раз и по этой причине тоже ставит в противовес лидерам западного мира, Бараку Обаме, Дональду Трампу, папе римскому Франциску, которого он оскорблял, и еще многим. Ведь кого-то же Дутерте надо и похвалить, показать, что "я не со всеми ругаюсь, вот есть человек, известный во всем мире, с которым я интеллигентен, вежлив и дружелюбен".

– Да, но кроме этого, Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин, хотя они люди и политики очень разные, оба привлекают его еще и тем, что это лидеры крупных не западных стран. Для Дутерте важно отойти от США, и его естественными точками притяжения являются Китай и Россия. По крайней мере, в жанре риторики, с которой он выходит в публичное поле, где он заявляет о своих "любимых героях". Я, честно говоря, думаю, что именно это привлекает его в них в первую очередь, а не какие-то конкретные шаги во внутренней и внешней политике, которую проводят Си Цзиньпин или Владимир Путин.

Визит группы кораблей ВМФ России в Манилу. 21 апреля 2017 года
Визит группы кораблей ВМФ России в Манилу. 21 апреля 2017 года

– Так зачем этот "анфан террибль" все-таки приезжал в Москву, какие у него были практические задачи?

– С одной стороны, ему нужно было показать, что у его заявлений о независимой внешней политике есть практическое воплощение. На китайском направлении оно уже есть, Дутерте серьезно нормализовал отношения Филиппин с КНР, или, по крайней мере, создал плацдарм для того, чтобы расширить взаимное экономическое сотрудничество, привлечь китайские кредиты и инвестиции. С Россией пока таких больших шагов сделано не было, хотя Путин и Дутерте уже дважды пересекались на международных форумах. И уже было несколько двусторонних контактов, которые очень значимы по сравнению со всем тем, что было до Дутерте. И заходы российских военных кораблей в филиппинские порты, и двойной визит министра иностранных дел и министра обороны Филиппин в Москву, на конференцию по безопасности. И поездка секретаря Совбеза России Николая Патрушева в Манилу. То есть была некоторая череда событий, которые вели нас к этому большому визиту Дутерте в Москву.

Дутерте важно показать своим гражданам не просто слова, а какое-то действие

Дутерте важно показать своим гражданам не просто слова, а какое-то действие. Потому что, конечно, его часто обвиняют именно в том, что все, что он говорит, не находит практического воплощения. И он сам в интервью российским СМИ перед визитом к Путину сказал, что каждые два из пяти его высказываний – это шутки, и что только действиями можно показать, какие три не были шутками. Конечно, Дутерте надеется на новое экономическое сотрудничество, возможно, мы даже увидим серьезные шаги в направлении партнерства России и Филиппин в области безопасности. Собственно, это ключевая тема его визита и тех документов, которые готовились и подписываются. Но, естественно, о каком-то масштабном скачке говорить не приходится – прежде всего потому, что очень низка изначальная база для этих отношений. Взаимный торговый оборот между Филиппинами и Россией – всего 226 миллионов долларов в год.

– Дутерте говорит в основном о российском оружии. Приветствует визиты российских военных кораблей. Жалуется на то, как дороги американские вооружения, и подчеркивает, что российское современное оружие, судя по его словам, самое лучшее, и именно оно нужно его армии и спецслужбам. России зачем нужно сотрудничество с Филиппинами? И каковы границы этого сотрудничества или даже будущей дружбы, если пользоваться выражением самого Дутерте? Какой-то иллюзорный военный союз? Или просто рынок сбыта устаревших вооружений?

Дружба – понятие, которое свойственно отношениям между людьми, а не между государствами

– Я не люблю слово "дружба", когда мы говорим о внешней политике. Дружба – понятие, которое свойственно отношениям между людьми, а не между государствами. Отношения чаще всего строятся на интересах и на выгодах и издержках. Для России есть здесь несколько потенциальных выгод, которые можно извлечь. С одной стороны, это вписывается в идею Кремля, что Россия поддерживает те страны, которые готовы проводить "независимую внешнюю политику". В официальной российской риторике фигурирует тезис, что система военных союзов, которая осталась у США после холодной войны, будь то НАТО или азиатские военные союзы, устарела морально и геополитически. А Филиппины являются частью этой системы. В Юго-Восточной Азии Таиланд и Филиппины – две страны, с которыми у США существуют военные союзнические договоры. Для России логично приветствовать выход Филиппин из этой системы.

Российские морские пехотинцы на представлении в Маниле. 5 января 2017 года
Российские морские пехотинцы на представлении в Маниле. 5 января 2017 года

В то же время надо отдать должное российской дипломатии. Иллюзий ни у кого нет, все понимают, что у заявлений Дутерте есть популистский элемент, но все же те, кто принимают решения о курсе внешней политике России, сообразили, что все это – хорошая возможность развивать политические плацдармы в Юго-Восточной Азии. Российская система внешнеполитических связей в этом регионе не очень хорошо сбалансирована, у Москвы есть лишь исторически довольно близкие отношения с Вьетнамом. А вот Филиппины всегда были там не то чтобы провалом, но, по сравнению с другими странами региона, самым далеким государством от России. Поэтому в Кремле ухватились за возможность как бы поймать Дутерте на слове и попытаться заставить его доказать готовность что-то делать вместе с Москвой.

Вряд ли кто-то всерьез полагает, что Россия и Филиппины будут двигаться к каким-то союзническим отношениям

Вряд ли кто-то всерьез полагает, что Россия и Филиппины будут двигаться к каким-то союзническим отношениям, или даже серьезному партнерству в области безопасности. Но, безусловно, это возможность для России немного диверсифицировать свои "активы" в Юго-Восточной Азии, возможность в перспективе создать здесь какой-то рынок сбыта. Хотя рынок вооружений – это всегда долгосрочные инвестиции, и на нем трудно провести одну какую-то сделку и на этом закончить. В идеале в этой индустрии нужно выстраивать длительные партнерские отношения.

– Вы верите, что Родриго Дутерте хочет и может сделать резкий поворот во внешней политике своей страны, которая много десятилетий действительно была одним из главных союзников США в регионе, а до этого фактически американским протекторатом?

– Не думаю, что за прошедшие месяцы, в течение которых к власти пришли и Родриго Дутерте, и Дональд Трамп, мы увидели какие-то серьезные знаки, которые бы указали бы на то, что Дутерте навсегда отворачивается от США и поворачивается к России. Потому что есть и колоссальная инерция, и весьма позитивное отношение к США у значительной части населения Филиппин. Это и бизнес-интересы, и настроения в среде военной и политической элиты, которая годами опиралась на США и готовилась с ними вместе отражать потенциальную агрессию со стороны Китая. Это все перестроить сложно.

Бои с повстанцами-исламистами на юге Филиппин. 2016 год
Бои с повстанцами-исламистами на юге Филиппин. 2016 год

– Вы упомянули Китай, который играет все более значимую роль во всем мире, не только в регионе. Можно вспомнить ту же речь Си Цзиньпина на пекинском саммите "Одного пояса – одного пути". Китай – это по-прежнему главное пугало для филиппинцев сегодня?

– Для многих из них это все еще главная угроза. Я сомневаюсь, что филиппинские власти серьезно полагают, что Китай намерен пойти на какую-то масштабную военную агрессию. Но если речь идет о территориальных спорах в Южно-Китайском море, то это главная и единственная угроза, если хотите, территориальной целостности Филиппин. В населении этой страны эта идея фактически культивировалась всеми предыдущими администрациями, и сейчас резко изменить такое отношение трудно. Сам Дутерте не говорит: "Все, мы подружились, у нас нет проблем с Пекином". Его тезис заключается в том, что Филиппинам противостоять Китаю нет смысла просто из-за серьезной разницы потенциалов. Грубо говоря, воевать бессмысленно, потому что точно проиграешь!

Кстати, эти последние "пацифистские" заявления Дутерте, после того как он поговорил с председателем КНР Цзиньпином, и тот якобы пригрозил ему войной в случае, если Филиппины решат начать добычу нефти на спорных шельфовых территориях, весьма бьют по его имиджу президента-супермена, прагматичного и в то же время уверенного, сильного лидера. Он время от времени путаные сигналы в этом смысле подает своим избирателям: то вроде как собирается отражать китайский натиск и жестко реагировать на действия КНР, то, наоборот, готов развивать отношения с Пекином в позитивном ключе. Главный аргумент оппонентов Дутерте на его родине заключается как раз в том, что президент Филиппин, выражаясь российскими терминами, "торгует суверенитетом".

– Я спрашивал, скорее, не о возможности военного конфликта или о территориальных спорах, а о всепобеждающей экономической экспансии Китая.

КНР – это ключевой экономический партнер для всех и каждого

– Все страны Юго-Восточной Азии – да и всего мира, будем честны, но Юго-Восточной Азии особенно, – заинтересованы в сохранении хороших отношений с Китаем. Прежде всего потому, что, конечно, КНР – это ключевой экономический партнер для всех и каждого. Другой вопрос, что это можно как-то диверсифицировать. И страны АСЕАН стремятся увеличить долю внутриблоковой торговли и инвестиций. Есть и Япония, которая пытается конкурировать с Китаем, и японцы постоянно делают Филиппинам предложения, альтернативные китайским, в том числе в сфере больших инвестиций в крупные проекты. И с США у стран ЮВА экономические отношения тоже все еще долгосрочные и глубокие. Каждая из стран региона, и в том числе Филиппины, ищут средства диверсификации экономических связей и зависимостей, но понимают, что от приоритетности Китая здесь уйти нельзя.

– Насколько ясно сам филиппинский президент, филиппинская элита, вообще филиппинское общество представляют себе ситуацию в мире? Как они воспринимают США, Россию, Китай, что они о них знают? Или их больше заботят внутренние проблемы?

– Да, именно внутренние. Мы часто фокусируемся на внешней политике Родриго Дутерте, хотя он пришел к власти в основном на волне обещаний решить внутренние проблемы Филиппин. Это сложности урбанизации и жизни в городах, это проблемы наркотрафика, которые он решает известными методами, это вопросы социального неравенства, развития инфраструктуры и торговли. Все эти темы для Дутерте были приоритетными во время его предвыборной кампании, и до сих пор приоритетными остаются. Мы, конечно, обращаем больше внимания на внешнюю политику, потому что она нам кажется более интересной, чем то, что происходит внутри Филиппин. Но будущее Дутерте как лидера будет, скорее, определяться тем, как он справляется с внутренними проблемами.

Молодой Родриго Дутерте (слева) в бытность мэром южного города Давао. Конец 1980-х годов
Молодой Родриго Дутерте (слева) в бытность мэром южного города Давао. Конец 1980-х годов

– Дутерте очень резко закончил визит в Москву, потому что на юге Филиппин с новой силой вспыхнул вооруженный конфликт. Насколько это все серьезно – наступление отрядов джихадистов, которые вдруг стали частью группировки "Исламское государство"? Насколько Филиппины вообще стабильны и безопасны? Ведь Дутерте сказал, что готов во всей стране ввести военное положение. О каких внешних связях, экономике, торговле и так далее тогда стоит ему и нам рассуждать?

– Действительно, положение дел очень серьезно. Юг Филиппин никогда не был в этом смысле спокойным, и в последние десятилетия там всегда в той или иной степени было неспокойно. И Дутерте приходил, в том числе, с обещанием жестко решить эту проблему. Потому что там же воюют против правительства не только исламисты, но еще и ультралевые коммунистические группировки. Дутерте давно говорит о введении военного положения, он эту идею вбрасывал в общественное пространство много раз, и это очень серьезная тема, которая потенциально может иметь негативные политические последствия. Потому что на Филиппинах есть плохие воспоминания о периоде военного положения во времена правления Фердинанда Маркоса, которого кто-то считает до сих пор значимым лидером, а кто-то – диктатором. Естественно, значительная часть населения пострадала при Маркосе, до сих пор эти общественные раны живы, и поэтому идея воспринимается неоднозначно.

Дутерте давно говорит о введении военного положения

"Абу-Сайяф" и другие связанные и не связанные с ней группировки – очень серьезная угроза филиппинской государственности и безопасности. У них сейчас в заложниках находятся больше двух десятков иностранных туристов, и периодически они совершают их зверские убийства, что очень плохо сказывается на имидже Филиппин как стабильного целостного государства. Но в то же время и режим военного положения открывает возможности, как мы понимаем, для колоссальных злоупотреблений. Уже не говоря о том, что, если его введут во всей стране, то это сильно ухудшит позиции Дутерте, и без того активно критикуемого правозащитным сообществом, на международной арене, – полагает востоковед Антон Цветов.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG