Ссылки для упрощенного доступа

"Экстремисты здесь – я и мои друзья"


Школьники на антикоррупционном митинге

Мэрия Кемерова собирается выделить более 150 миллионов рублей на реализацию "антитеррористической программы" в школах. Ее суть заключается в том, что школьникам на уроках будут рассказывать о вреде несанкционированных митингов. Программа будет проводиться в течение трех лет.

Ежегодно на исполнение муниципальной "программы по профилактике терроризма и экстремизма" мэрия намерена отправлять по 50 миллионов рублей. Деньги будут поступать из средств городского и областного бюджетов. Выделенная сумма будет потрачена не только на организацию антитеррористических лекций, но и на привлечение частных компаний к охране массовых акций.

По данным издания "Тайга.инфо", мэр города Илья Середюк уже подписал эту муниципальную программу. В документе ее актуальность мотивирована так: "Необходимость подготовки Программы и последующей ее реализации вызвана тем, что современная ситуация в сфере борьбы с терроризмом и экстремизмом в Российской Федерации остается напряженной". Планы мэрии комментирует правозащитник и экс-кандидат на должность главы города Кемерово Артур Сташ:

В нашем городе терроризма не было никогда, а экстремизм находится только в головах особо одаренных сотрудников спецслужб

– Я ознакомился с программой на сайте администрации города Кемерово. Конечно, разобраться в тонкостях очень сложно, я думаю, что и сама Ольга Турбаба (заместитель главы города Кемерово. – РС) не совсем понимает, что в этих таблицах написано. И вообще в нашем городе терроризма не было никогда, а экстремизм находится только в головах особо одаренных сотрудников спецслужб. Меня самого неоднократно пытались привлечь за экстремизм, лично Ермаков, бывший глава и мой конкурент на выборах, три года назад писал на меня донос в прокуратуру на предмет экстремизма в моих действиях и высказываниях. Деньгам, конечно, можно найти другое полезное применение (тем более их нет, в бюджете города огромная дыра), лучше бы тем же детям понастроили спортивных площадок по всему городу, никто даже про экстремизм думать бы не думал. Антитеррор, беседы, профилактика – я с трудом представляют, как об этом можно детям, подросткам что-то рассказывать. Экстремистов я всех знаю лично, это все мои друзья, и сам экстремист.

– А в чем выражается ваш экстремизм?

В "Яблоке" у нас сидят одни экстремисты. Это все, конечно, я в кавычках говорю

– На меня лично подавали трижды заявление – проверить меня на экстремизм, что-то я там написал в интернете, что-то кому-то не так сказал. Съездил на какое-то мероприятие в нашем городе, и всех, кто там был, Ермаков (глава города Кемерово. – РС) по списку в прокуратуру попросил вызвать и допросить, что мы там делали, зачем мы туда ходили, что мы там хотели устроить. Я сам юридической практикой занимаюсь, и у меня от людей доверенности есть. Вот один сейчас сидит, 10 суток, тоже экстремист – Дмитрий Кулихин, просто он не согласен с нынешней властью. В "Яблоке" у нас сидят одни экстремисты. Это все, конечно, в кавычках я говорю. Вот у нас есть такой человек – Артемьев, тоже экстремист, ему четыре года назад по голове надавали прямо в центре города, на площади Советов. Ну, чтобы экстремизмом не занимался, скорее всего. Но он продолжает выходить, не успокаивается. Поэтому, какой экстремизм у нас в городе, а уж терроризм тем более?

– Видимо, власти имеют в виду возросшую в последнее время политическую активность молодежи.

– Честно говоря, у нас штаб Навального какой-то ненастоящий оказался, суррогат. И я за ними такого раньше не замечал. Я за этими ребятами наблюдаю, приходил к ним. Вот сейчас был субботник Навального, я по всей стране смотрел, где их с шариками хватали, майки отбирали, а наши провели какой-то междусобойчик, радостный и веселый, я даже не понял, имело ли это отношение к субботнику Навального или нет.

– То есть кемеровская молодежь не так активна, оппозиционеров относительно мало?

– Смотря еще кого считать молодежью. У меня супруга работала в одном из техникумов, и там давно уже всем студентам перед каждым праздником проводят профилактику, причем с нажимом, чтобы никто не смел никуда ходить. У нас эта работа ведется уже давно во всех таких учреждениях. У меня даже лежит где-то аудиозапись подобного мероприятия, давнишняя уже, лет шесть назад была сделана. Директор собирает всех, кто числится по воспитательной работе, и объясняет, что будет такое-то событие, то ли "Русский марш" там был, то ли еще что-то.

– Предупреждают, что участие в акции будет иметь последствия?

– Да, и очень заранее! Даже если на мероприятие никто особенно и не собирался.

– Как отнесутся, по вашему мнению, к подобной программе жители города Кемерово?

Такую программу очень трудно контролировать

– В комментариях в моем блоге уже есть пара реакций. Люди правильно говорят, что это очередной способ деньги "потратить" на жизнь нашего города. Ведь такую программу очень трудно контролировать. Я сам бухгалтер, я смотрю на эти графы и не понимаю, как как по ним отчитываться. Там написано: 100 встреч, 1000 встреч, мероприятия какие-то... И как это потом проверишь, где это будет зафиксировано? Учитывая нашу коррупционную систему... Это очень похоже на все наши мероприятия, эти тулеевские (губернатор Кемеровской области. – РС) приемы, я был на паре из них: подарки, конфеты, книги... Это такая возможность для коррупции! У меня вон лежит подарок – часы от губернатора, они ходили неделю, а потом перестали. Маме моей, царство небесное, как-то подарили радио на каком-то мероприятии, которое пело полчаса, а потом перестало. Под все эти мероприятия всякую "туфту" прогоняют, какие-нибудь китайские приемники, часы, открытки, рамочки с письмами, а это же все стоит денег. И это же никому не нужно! И все программы, они вот такие, они все трудно контролируемые. Как это изначально спланировано на бумаге, так потом только на бумаге и будет реализовано.

– То есть в жизни это воплощаться в полной мере не будет?

– Я думаю, нет.

– Вы сказали, что "в бюджете и так огромная дыра". Откуда тогда администрация возьмет такую крупную сумму – 150 миллионов рублей?

– У нас дефицит бюджета накапливается год за годом. Я, честно говоря, во многом не понимаю, как они вообще выкручиваются. Но у меня есть знакомые бизнесмены, они говорят: "Нам долги еще за два года Ермаков не заплатил". Вот все накапливается в виде долгов, но на такие так называемые приоритетные мероприятия найдут они всегда!

– А на что лучше потратить эти деньги, какие первостепенные проблемы существуют в городе?

– В нашем дворе, например, два года назад снесли спортивную площадку. Я пытаюсь ее восстановить, но это непрошибаемая стена. Вот на 150 миллионов можно было столько спортплощадок поставить, что все дети бы у нас занимались физической культурой. А сейчас, как снесли, они у нас болтаются по двору, то в карты играют, то еще что-нибудь, а потом подрастут – и известно, где мы их поймаем, – считает Артур Сташ.

В постановлении об утверждении муниципальной программы "Профилактика терроризма и экстремизма на территории города Кемерово" приведен план ее реализации. Он содержит 19 пунктов, на каждый из которых будет выделена определенная сумма денег. Наибольшее финансирование получит техническое обслуживание систем охранной сигнализации учреждений социального обслуживания населения, а именно 502 тысячи рублей в год. Помимо этого будет осуществляться мониторинг политической и даже религиозной деятельности на территории города Кемерово.

Программа также предполагает профилактические беседы с учениками старших классов и их родителями. Речь идет о проведении лекций на правовую тематику. В постановлении к пункту о работе с молодежью сказано, что будут разъяснены следующие моменты: "уголовная и административная ответственность за участие в несанкционированных публичных мероприятиях, групповые нарушения общественного порядка, иные противоправные действиях, содержащие признаки экстремистских проявлений, направленных на дестабилизацию обстановки".

Любопытно, что финансирование из общей суммы на эти мероприятия в школах выделяться не будет. Своим мнением по этому поводу с Радио Свобода поделился заместитель председателя общероссийского профсоюза образования Михаил Авдеенко:

Педагогические работники, будут, скорее всего, привлекаться к этой работе, а им эту работу практически никогда и никто не оплачивает

– Профилактика терроризма и экстремизма – это, наверное, работа наших специальных служб, которые обязаны ей заниматься в связи с тем, что мы живем в непростое время. Нас как профсоюз беспокоит, что в рамках этих выделенных средств планируется проводить с молодежью лекции, реализовывать различные социальные проекты и программы, воспитывать чувство патриотизма. Наши педагогические работники, будут, скорее всего, привлекаться к этой работе, а им эту работу практически никогда и никто не оплачивает. У нас каждый год возникает проблема с ЕГЭ – мы регулярно получаем обращения, что не всегда в полном объеме и вовремя оплачивается дополнительная работа, связанная с организацией и проведением экзаменов. Это то, что нас волнует: будет ли оплачиваться труд педагогических работников, если их будут каким-то образом привлекать к этой программе.

– Судя по тексту постановления, на это деньги не выделяются.

– Ну, вот видите! Значит, мы правы. Вы знаете, что у нас сейчас учителя получают достаточно невысокие заработные платы даже с учетом майских указов президента. Более того, к 2018 году, когда закончится действие указов президента, у нас работники образования будут получать практически такую же зарплату, как средний и младший медицинский персонал.

– Как вы считаете, подобные лекции помогут или, наоборот, накалят обстановку? Какая реакция будет у учеников старших классов?

– Все зависит от того, каким образом это все рассказывать. Главное, чтобы это воспитание, эта деятельность не приводила к обратному эффекту, то есть к росту каких-то ксенофобских настроений и так далее.

– Как вы считаете, стоит ли так открыто подавлять увлечение молодежи политикой?

– Я бы так, конечно, не формулировал – подавлять. У всех своя голова на плечах, у всех есть собственные семьи. Все равно идет обсуждение разных вопросов, в том числе и политической жизни нашей страны. Но то, что сейчас власть озадачена и озабочена именно профилактикой политической грамотности подрастающего поколения, – это очевидно, особенно после последних событий, которые были в Москве и в других городах.

– Какие перспективы ждут подобную практику? Будет ли кемеровская программа распространяться на другие регионы?

– Я думаю, что в том или ином виде, может быть, не обязательно под соусом борьбы с экстремизмом, в каждом регионе какая-то программа уже существует. Уже давно целенаправленно проводится такая линия.

– Что делать родителям, которые не хотят, чтобы их дети посещали подобные лекции?

– Это же не обязательный носит характер, как я понимаю. В принципе, все будет зависеть, как будет организован этот процесс в каждой конкретной образовательной организации.

– Какие реальные проблемы существуют в образовании? На что лучше было бы потратить эти деньги?

– Конечно, у нас проблем достаточно. В первую очередь, это неадекватный уровень оплаты труда работников педагогической отрасли. Тем более что деятельность педагога перегружена дополнительными обязанностями – заполнением отчетности и тому подобное. Мы проводим определенную работу вместе с нашим министерством, но пока ее конкретные плоды не очень заметны. Второе – сама педагогическая нагрузка у работников. Они перегружены. Фонд оплаты труда не увеличивается, а выполнять указы президента (о доведении уровня зарплат до определенного процента средней по региону. – РС) необходимо. Поэтому делается очень просто – идет сокращение существующих педагогических ставок, а нагрузка распределяется по оставшимся работникам. Это в принципе неправильно и влияет на качество образования, – сказал Михаил Авдеенко.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG