Ссылки для упрощенного доступа

Секретный могильник


Акция немецких экологов против захоронения радиоактивных отходов, 2010 год

В Красноярском крае одна из дочерних структур Росатома – Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами (НО РАО) – собирается построить вблизи Железногорска хранилище для ядерных отходов, которые в Красноярский край будут поступать со всей России и из-за рубежа.

Когда стало известно об этих планах, в регионе поднялась волна протеста, которую представителям НО РАО удалось погасить заверениями о безопасности проекта, а главное, обещаниями, что прямо сейчас сооружается не само хранилище (в народе – "могильник" или "ядерная помойка"), а подземная лаборатория, которая как раз и изучит, можно ли вообще в этих местах хоронить отходы. Если нет, значит хранилища не будет.

Такая технология захоронения жидких отходов не используется больше нигде в мире, только на российских полигонах

Теперь, однако, выясняется, что на полигоне Северном под Железногорском уже вовсю идет захоронение жидких радиоактивных отходов. При этом красноярцам практически недоступны данные о том, сколько поступает сюда РАО и безопасно ли их тут хранить. Только из документов с грифом "для служебного пользования" становится известно, что отходы сюда закачивают в огромных объемах.

У НО РАО три филиала – Димитровградский в Ульяновской области, Северский в Томской и Железногорский в Красноярском крае.

В 60 км от Красноярска и в 18 км от Железногорска находится полигон Северный. Еще с 1967 года здесь "хоронили" жидкие радиоактивные отходы. Точнее, просто закачивали их под землю, в скальные массивы на глубину от 50 до 500 метров.

– Такая технология захоронения жидких отходов не используется больше нигде в мире, только на российских полигонах. Западные ученые рассматривали возможность ее применения в своих странах, но пришли к выводу о ее небезопасности. Гранит – не настолько прочная порода, как многим представляется, возможно возникновение трещин, а значит, и утечки радиации, и попадания радиоактивных отходов в подземные воды, – рассказывает Александр Колотов, координатор программы "Безопасность РАО", директор красноярской экологической организации "Плотина". – Это подтвердили эксперты МАГАТЭ – международного агентства по атомной энергии, побывавшие в России 5 лет назад специально для оценки этой технологии. А в октябре 2013 года экологические организации России приняли резолюцию, в которой есть такой пункт: "Необходимо отказаться от захоронения (закачки) жидких радиоактивных отходов в недра (в геологические горизонты)".

Александр Колотов, координатор программы "Безопасность РАО"
Александр Колотов, координатор программы "Безопасность РАО"

В 2012 году, рассказывает Колотов, на Горно-химическом комбинате, которому тогда принадлежал полигон, инициировали общественные слушания по выводу Северного из эксплуатации и его поэтапному закрытию. Причина – ресурсы полигона исчерпаны, технология захоронения отходов вызывает сомнения у специалистов. Соответствующее решение было принято. Но сейчас выясняется, что полигон Северный продолжает работать до сих пор. Закрывать его не собираются, судя хотя бы по тому, что этой весной был объявлен аукцион на доработку проекта "в связи с продлением работы полигона".

Только теперь работа Северного идет под грифом "секретно".

– Последний раз информация о том, сколько именно жидких радиоактивных отходов закачано в полигон, была обнародована тогда же, в 2012 году, в экологическом отчете ГХК: 88 180 кубометров, – говорит Колотов. – Всё. Дальше полигон Северный передают в ведение НО РАО, и цифр по нему больше не будет никогда. Выходил доклад этого ведомства по экологической безопасности. Про выбросы в атмосферу там сообщается с точностью до доли процента (а у "атомных" предприятий они в норме действительно невелики). А про Северный нет вообще ничего – упоминается только, что он находится под Железногорском. И всё! Больше ни одного факта. Я этим летом направил официальный запрос в НО РАО с просьбой предоставить мне информацию на этот счет. И получил ответ после нескольких месяцев напоминаний, буквально на днях. Как оказалось, это теперь информация для служебного пользования.

Колотову сообщили, что с переходом "под крышу" НО РАО объемы захоронений на полигоне стали минимальными, сократились до незначительных показателей.

В беседе с Радио Свобода специалисты Центра общественных связей НО РАО заявили, что вопрос о закрытии полигона Северного после его перехода в ведение Национального оператора никогда и не стоял, поскольку передан полигон был сразу как пригодный для продолжения эксплуатации. Что касается объемов поступающих сюда отходов, то это информация для служебного пользования.

Однако Александру Колотову удалось найти еще один документ "не для всех" – презентацию российских полигонов, подготовленную для НО РАО. В ней наконец фигурируют реальные объемы захороненных на Северном жидких радиоактивных отходов. За последние 5 лет, как выяснилось, 88 тыс. кубометров "выросли" уже до 6,5 миллиона "кубов". И сейчас каждый год объем закачки составляет в среднем около 100 тыс. кубометров. То есть ежегодно в недра под Красноярском сейчас вкачивается радиоактивных отходов больше, чем суммарно за все предыдущие 45 лет существования Северного. Речь о закрытии полигона даже в обозримом будущем не идет. В документе необходимость продолжения его работы объясняется "наличием потенциальных свободных объемов в горизонтах, которые могут заполняться радиоактивными отходами; существующей потребностью промышленных предприятий в обращении с жидкими отходами с применением технологий, которые не требовали бы значительных финансовых затрат и предварительных дорогостоящих научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ и были бы полностью готовыми к применению".

Существует угроза загрязнения окружающей среды долгоживущими несорбируемыми радионуклидами, которые могут быть вынесены потоком подземных вод

Но самое главное, говорит Александр Колотов, что большинство красноярцев даже не подозревают о существовании такого полигона у себя под боком. При этом, согласно независимым исследованиям, Северный может представлять реальную опасность: "Существует угроза загрязнения окружающей среды долгоживущими несорбируемыми радионуклидами, которые могут быть вынесены потоком подземных вод на земную поверхность в области разгрузки, приуроченной к долине реки Б. Тель. Концентрация радионуклидов, вынесенных на поверхность подземными водами, через 60–50 лет из верхнего и через 150 лет – из нижнего горизонтов, может составлять 0,2–0,3 % от исходной (закачиваемой). Для предотвращения этого выноса необходимо в ближайшее время разработать мероприятия по осаждению радионуклидов на геохимических барьерах".

Однако работа полигона Северный, находящегося в окружении нескольких населенных пунктов, официально не запрещена.

Какие именно отходы закачиваются в Северный, сколько их, атомщики не разглашают. Но люди, которые живут в тех местах, должны хотя бы знать, что происходит рядом с ними

– В 2011 году вышел федеральный закон об обращении с радиоактивными отходами. И в этом законе совершенно четко, в отдельной главе сказано, что запрещается закачивать жидкие РАО в недра, – говорит Александр Никитин, член общественного совета Росатома, руководитель экологической организации "Беллона" (Санкт-Петербург). – Исключения – те места, в которых это уже происходит. То есть Димитровград, Северск под Томском и железногорский полигон Северный. То есть, строго говоря, сам факт работы этих полигонов закон вроде бы и не нарушает. Притом что в перечне МАГАТЭ среди допустимых методов обращения с отходами такой технологии нет. Какие именно отходы закачиваются в Северный, сколько их, атомщики не разглашают. Но люди, которые живут в тех местах, должны хотя бы знать, что происходит рядом с ними. На днях у меня будет встреча с новым руководством НО РАО, и я обязательно подниму этот вопрос.

Александр Никитин, член общественного совета Росатома
Александр Никитин, член общественного совета Росатома

Александр Колотов говорит: если уж госкорпорация поставила гриф "секретно" на эти данные, то и любая коммерческая компания, которая наносит вред окружающей среде, может сделать то же самое. А это, подчеркивает эколог, нарушение конституционных прав граждан на благоприятную окружающую среду.

– Есть закон о государственной тайне, и если какие-то сведения попадают под его действие, то ограничения должны выставлять компетентные органы, а не сами предприятия, – говорит Колотов. – Сейчас же все уверения атомщиков в том, что они соблюдают нормативы, недоказуемы: цифр они не дают. При этом, безусловно, есть вещи, которые требуют проверки и доказательств. Поэтому мы настаиваем на том, чтобы НО РАО, государственное предприятие, следуя мировой практике, подчинялось Министерству природных ресурсов или Росприроднадзору, а не входило, как сейчас, в структуру Росатома.

В итоге мы получим еще одну радиоактивную "черную дыру" в центре Сибири

До тех пор, добавляет Александр Колотов, пока решение о том, засекречивать ли от граждан информацию, принимает исключительно руководство Росатома, строительство нового подземного могильника под Красноярском может обернуться тем же, что и ситуация с Северным: все данные об объемах захораниваемых РАО будут закрыты.

– И в итоге мы получим еще одну радиоактивную "черную дыру" в центре Сибири, – говорит Колотов.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG