Ссылки для упрощенного доступа

"Он кардинально изменил взгляды"


Хью Хефнер, его девушки и его самолет. 1970 год, Париж, аэродром Ле Бурже

Издатель, интеллектуал, бунтарь, "пророк гедонизма", сибарит, настоящая "звезда" американской поп-культуры, символом которой стал его журнал Playboy. 91-летний Хью Хефнер умер в собственном особняке в Лос-Анджелесе в окружении своей семьи, "от естественных причин". "Жизнь слишком коротка, чтобы жить чужой мечтой" – сегодня весь день на сайте его журнала висит девиз, с которым он жил всегда.

У его странички в "Инстаграме" было 556 тысяч подписчиков. На его последней публичной фотографии, опубликованной им самим в июне этого года, Хефнер в День отца играет в нарды с сыновьями Марстоном и Купером.

Секс – здоровее, когда его не скрывают и не прячут; зачем оглуплять общество?

​"Я никогда не считал Playboy журналом о сексе. Для меня он всегда был изданием об образе жизни, в которой секс является лишь одной из ее составных частей. И вообще секс – здоровее, когда его не скрывают и не прячут; зачем оглуплять общество?" – говорил Хефнер во многих интервью. ​

У знаменитого издателя было три официальных брака и четверо детей. Последний раз он женился в 2012 году на Miss Playboy – 2009 Кристал Харрис, которая младше его на 60 лет. Как сообщается на сайте его компании Playboy Enterprises, его состояние оценивается в 43 миллиона долларов.

Журнал Playboy довольно часто стал обращаться к советским авторам

В СССР хефнерский Playboy было не достать, его экземпляры везли с собой только дипломаты, у остальных их просто изымали при досмотре. Playboy на слуху был у всех, правда, в отрицательном смысле. Его высмеивали в сатирическом журнале "Крокодил", он упоминался в известной книге советского пропагандиста Николая Яковлева "ЦРУ против СССР". В издании "Идеологическая борьба и современная культура" в 1971 году писали, что образцовым героем журнала является "индивидуалист".

Гроссмейстер Гарри Каспаров был одним из первых советских граждан, кто во время перестройки дал интервью Playboy. На это пришлось даже реагировать тогдашнему официальному представителю МИД Геннадию Герасимову. "Журнал Playboy довольно часто стал обращаться к советским авторам", – не растерялся Герасимов.

Хью Хефнер на праздновании своего 80-летия
Хью Хефнер на праздновании своего 80-летия

​Вместе с фотографиями обнаженных красивых девушек в журнале печатали серьезные интервью с Фиделем Кастро, Джоном Ленноном, Мартином Лютером Кингом, Ричардом Никсоном, Биллом Клинтоном, Диком Чейни и другими. В нем появлялись рассказы знаменитых писателей, среди которых были Владимир Набоков, Курт Воннегут, Эрнест Хемингуэй, Ян Флеминг, Станислав Лем, Стивен Кинг, Габриель Гарсиа Маркес, Джек Керуак. На пике популярности, в 1970-е годы, печатные тиражи журнала достигали 7 миллионов экземпляров, сейчас тираж – около 800 тысяч.

Красивые женщины мечтали оказаться на обложке Playboy. Памела Андерсон была там рекордные 14 раз. Но были и те, кто отказывал всемогущему медиамагнату. Например, Скарлетт Йоханссон, которая считается "горячей штучкой", не стала сниматься для Playboy обнаженной.

Артемий Троицкий был первым главным редактором российского "Плейбоя" в конце 1990-х годов. Он считает, что Хью Хефнер сделал очень много для свободы слова и особенно для свободы картинок в цивилизованном мире.

Хью Хефнер первый выдвинул теорию о том, что секс – это, на самом деле, клево, здорово, модно

– Фактически Хефнер сделал одну очень важную вещь, которая, пожалуй, до сих пор не успела состариться. А именно – соединил два понятия, которые до тех пор были совершенно разного поля ягоды. Одно понятие – это секс и второе понятие – это успех. То есть секс всегда считался в американском обществе грехом. Это грех, это нехорошо, это постыдно, это надо всячески скрывать. Хью Хефнер первый выдвинул теорию о том, что секс – это, на самом деле, клево, здорово, что это модно, что если у тебя нет секса, то ты какой-то странный просто тип, и вряд ли ты успешный мужчина, если ты не успешен в этом. Вот что Хью Хефнер сделал, и на мой взгляд, это историческая заслуга. Это действительно было важно. В России "Плейбой" появился уже значительно позже. В 90-е годы ХХ века, в самом конце, было уже более-менее понятно, что такое секс, журнал "Плейбой" уже знали в стране. Так что нам не пришлось открывать какие-то азбучные истины, но тем не менее, у русского "Плейбоя" тоже была интересная судьба.

Артемий Троицкий
Артемий Троицкий

Потому что, с одной стороны, журнал этот жаждали народные массы, поскольку он был сексуальным, эротическим, а массы даже, наверное, хотели, чтобы он был и вовсе порнографическим, потому что еще не все по своим местам расставлено. А начальство, с другой стороны, очень боялось журнала "Плейбой", поскольку это был такой жупел, настоящий символ американского империализма. Поэтому приходилось довольно вертко лавировать между настроениями публики и настроениями Госкомиздата и народных учреждений. Поэтому первые год-полтора существования "Плейбоя" в России проходили в сплошных скандалах и судебных разбирательствах. И я, надо сказать, в этом очень активно и с большим удовольствием участвовал.

–​ Playboy середины прошлого века, да и значительно позже, считался журналом для интеллектуалов, в нем выходили и серьезные интервью, и расследования, и политические тексты. Среди знаменитых интервью была беседа с Джимми Картером, тогда еще кандидатом в президенты США, недавно все вспоминали интервью с Дональдом Трампом, которое он дал несколько лет назад...

Русский "Плейбой" был одним из немногих, если не единственным "Плейбоем" в мире, где печаталась поэзия. Андрей Вознесенский для нас писал

– В 1950–60-е годы Playboy был в авангарде всей американской печатной индустрии, поскольку журнал был не только либеральным, развлекательным, эротичным и так далее, но это был еще и журнал интеллектуальный. Там действительно печатались интервью с интересными людьми, причем интервью очень пространные, углубленные. С журналом сотрудничало большое количество знаменитых писателей, там были и Норман Мейлер, и Трумен Капоте, и вообще кого там только не было из современных авторов. И мне как раз очень нравился именно тот Playboy, его интеллектуальная, гуманитарная часть.

Поэтому я вполне искренне делал журнал таким, каким я его хотел видеть. Секса там было поменьше – не потому, что это было угодно начальству, а потому что на самом деле я считал, что секс занимает в жизни мужчины определенное место, очень важное и серьезное, но не все, и делать весь журнал только о сексе мне казалось однобоко и скучно. С нами тоже сотрудничали самые разные русские писатели и поэты. Я думаю, что русский "Плейбой" был одним из немногих, если не единственным "Плейбоем" в мире, где печаталась поэзия. Андрей Вознесенский для нас писал. Но потом, к сожалению, интеллектуальная струя в "Плейбое" иссякла. Начиная с 80-х годов там было гораздо меньше глубоких интервью и интересной прозы.

–​ То, что мировые писатели сотрудничали с Playboy, это была заслуга самого Хью Хефнера, его идея?

Некоторые наши авторы получали за один рассказ в "Плейбое" больше денег, чем они получали в виде аванса за книгу

– Знаменитые авторы соглашались сотрудничать с "Плейбоем" по той простой причине, что это был журнал, во-первых, очень качественный, во-вторых, уникальный, в-третьих, еще и привлекательный для писателей мужчин, потому что имел дело с красивыми девушками. То есть там было очень много соблазнов, чтобы печататься в "Плейбое". К тому же журнал в высшей степени популярный, и я думаю, что и гонорары тоже были неплохие. Во всяком случае, у нас, в русском "Плейбое", некоторые наши авторы получали за один рассказ в "Плейбое" больше денег, чем они получали в виде аванса за книгу.

–​ Как вы думаете, изменится журнал после смерти Хефнера?

–​ Дело в том, что сам Хью Хефнер хотел трансформировать журнал, но он недостаточно радикально взялся за дело, поэтому акции "Плейбоя" все последние годы и даже десятилетия падали. Я думаю, что пик успешности "Плейбоя" пришелся на 70-е годы.

Первый выпуск Playboy с Мэрилин Монро на обложке. Фото Хефнер купил у "звезды" за 200 долларов
Первый выпуск Playboy с Мэрилин Монро на обложке. Фото Хефнер купил у "звезды" за 200 долларов

Сейчас его сын, Купер Хефнер, постарается, я думаю, каким-то образом журнал трансформировать. Что из этого получится, сказать сложно. Но очевидно, что в своем теперешнем виде Playboy представляет собой... не то что бы жалкое зрелище, но, во всяком случае, это следы былой роскоши.

–​ Вы встречались с Хефнером лично? Общались с ним?

– Я с ним общался один раз, очень недолго, это было на приеме в Лос-Анджелесе. Мы с ним поздоровались, поговорили, все было очень мило. Это было в его особняке, он был в шелковом халате (Хефнер был знаменит своими вечеринками, на которых часто встречал своих гостей в шелковом халате. –​ РС), что, надо сказать, на меня лично произвело не самое лучшее впечатление. По-моему, это все-таки немного вульгарно –​ встречать гостей в халате. Хотя, с другой стороны, это была часть его имиджа.​

Журналист Владимир Познер не только встречался с Хью Хефнером, но и снимал про него большой фильм-интервью:

Владимир Познер
Владимир Познер

​– Мне в жизни довольно часто везло, но, пожалуй, вот эта встреча с Хефнером, когда он согласился дать интервью, это был момент особого везения. Хью Хефнер был, конечно, абсолютно выдающимся и уникальным человеком, ​–​ говорит Познер. ​–​ Он мне очень много рассказывал, откуда он, как и почему он получился именно таким, каким получился. Хефнер рассказывал мне о том, что его родители были пуританами, в их доме считалось, что целоваться –​ это способ передавать микробы. Не надо было проявлять никаких чувств, особенно не касаться физически друг друга. И вот из этой стерильной обстановки возник этот человек, который, по сути дела, начал сексуальную революцию.

Это тот самый случай, когда и один в поле воин. Конечно, его сразу же возненавидели

В то время, когда он начинал, в Америке было много запретов. Там была самая настоящая цензура. Например, нельзя было показывать в кино супружескую пару, чтобы они были в одной постели. И там было множество таких вещей. Декольте не могло быть ниже какого-то уровня, вообще было очень много абсолютно пуританских и лицемерных запретов. Он это взорвал. Это тот самый случай, когда и один в поле воин. Конечно, его сразу же возненавидели наиболее консервативные, религиозные, правых взглядов люди. Также потом его ненавидели феминистки, потому что, с их точки зрения, он эксплуатировал женские прелести, что было неправильно. Он на это не обращал никакого внимания и необыкновенно успешно сумел развить свое дело. Он не стеснялся говорить, что за свою жизнь, наверное, был близок с тысячью женщин, если не больше, и считал, что все это абсолютно нормально, что физическое желание друг друга –​ это нормальная вещь и стесняться этого не надо. Это не исключает любви, разумеется, но не всегда это любовь. Это нормальное стремление двух взрослых людей обладать друг другом. В общем, я считаю, что он просто кардинальным образом изменил взгляды на многие вещи, и благодаря ему женщины получили гораздо больше свободы, чем у них было. Я уж не говорю о том, что стали разрешать аборты, когда их запрещали, и это тоже в значительной степени результат его деятельности.​

По словам Владимира Познера, Хью Хефнер был необыкновенно остроумным и умным человеком, умел над собой посмеяться:

–​ Этот день, который я провел у него дома, в Голливуде, я запомню навсегда. Он прожил совершенно замечательную, полную жизнь, и это тот случай, когда можно сказать, что человек мог уйти из жизни с самым главным чувством советского человека, как у нас говорили, а именно –​ чувством полного удовлетворения. Что бы дальше ни было с его журналом, уже не будет Хефнера. Будет его сын, будут еще какие-то люди, но уход Хефнера – это все равно как уход Стива Джобса, основателя Apple. И его уход, конечно, несомненно отразится на журнале. Потому что это был удивительный, уникальный человек с невероятным умом, острым и парадоксальным. Таких людей мало, – заключает Владимир Познер.

Свою последнюю колонку в Playboy Хью Хефнер написал осенью прошлого года, в разгар президентской кампании в США. Она была, конечно же, на политическую тему.

"Недавние опросы показывают, что более 60 процентов американцев считают гомосексуальные и лесбийские отношения, секс между неженатыми людьми и рождение детей вне брака "морально приемлемыми", –​ написал 90-летний Хефнер. –​ Почти 90 процентов так же думают и о контрацепции. Это неудивительно. Мы победили в сексуальной революции, просто республиканцам понадобилось 50 лет, чтобы признать свое поражение. Теперь для них пришло время выйти вон из наших спален и закрыть за собой двери навсегда".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG