Ссылки для упрощенного доступа

Вас здесь не играло


Игра "74"

В конце 2017 года общество "Мемориал" выпустило настольную игру, в основе которой советская история со всеми ее достижениями и мрачными эпизодами.

Проект носит как просветительский, так и гуманистический характер, наглядно демонстрируя трудности жизни простого советского человека на фоне исторической драмы. Радио Свобода представляет обзор настольных игр о социализме и тоталитарном обществе, которые могут скрасить досуг россиян, разделяющих демократические ценности, во время новогодних каникул.

Очередь (Kolejka)

Игра была выпущена в 2011 году польским государственным Институтом национальной памяти и посвящена трудностям социалистического быта в 1980-е годы. Задача игрока – купить 10 товаров из списка покупок, отстояв очередь в магазине. В игре есть карточки, которые осложняют или упрощают приобретение дефицита. Например, переместиться в очереди помогут карточки "Мать с маленьким ребенком" или "Вас тут не стояло". Также можно вытащить подсказку от знакомого партийного чиновника о том, в какой именно магазин поступит желаемый товар. Затрудняют покупки карточки "Закрыто на учет", "Ошибка при доставке", а также стоящие в очередях спекулянты. В игре также есть "черный рынок", где цены вдвое выше, чем в магазинах.

​На русском языке игра была выпущена в ноябре 2015 года и вызвала неоднозначную реакцию. Как сообщали СМИ, в марте 2016 года российский дистрибьютор игры предупредил польских партнеров, что в России настолка воспринимается как антироссийская, и Роспотребнадзор угрожает ее запретить. Претензии ведомства, по слухам, вызвала историческая справка к игре, в которой кратко излагалась история нападения Германии и СССР на Польшу и установления в стране коммунистического режима после Второй мировой войны.

Вас здесь не стояло (Pan tu nie stał!)

Еще одна польская игра, похожая по концепции на "Очередь". Была выпущена в 2012 году. В ней игрокам также предстоит переместиться в 1980-е годы и побороться за дефицитные товары в магазинах с пустыми прилавками. "Многие из нас помнят эти времена, – написано в аннотации к игре. – Сегодня мы можем испытать это снова, но на этот раз будет весело!" Игра "Вас здесь не стояло" прекрасно иллюстрирована и воссоздает атмосферу социалистической Польши.

У "Вас здесь не стояло" есть два продолжения. В игре Demoludy игровые персонажи отправляются в командировку в дружественные социалистические страны – например, СССР или Чехословакию – и пытаются приобрести там импортные товары, а потом беспрепятственно провезти их через таможню. Выигрывает тот, кто первым добудет четыре разных товара в четырех разных странах. В продолжении под названием Cinkciarz игрокам предлагается примерить на себя роль валютного спекулянта.

К сожалению, русской версии ни одной из игр серии "Вас здесь не стояло" не существует. Возможно, из-за неоднозначной реакции на игру "Очередь".

Comparity СССР

Российская игра 2014 года. В отличие от двух предыдущих, эта настолка не нагружена идеологией. Впрочем, она тоже может дать представление о некоторых бытовых реалиях советского времени. В центре игры, как и в "Очереди" и в "Вас здесь не стояло", находятся потребительские товары, и снова на дворе 1980-е годы. Однако покупать здесь ничего не надо, игроку предлагается только угадать цену на товары. Например, что стоило дороже – банка рижских шпрот или индийский чай со слоном? В целом игра носит скорее ностальгический характер, воскрешая такие подзабытые элементы ушедшей эпохи, как диафильмы, таксофон или электронную игру "Ну погоди!", и не напоминает об очередях, дефиците и продовольственных талонах.

Тайный Гитлер (Secret Hitler)

Политизированная версия классической игры "Мафия", выпущенная в США в 2016 году. Дело происходит в довоенной Германии. Между игроками тайно распределяются роли – часть из них оказываются либералами, часть – фашистами, а кто-то один – Гитлером. При этом, как и в мафии, фашисты знают друг друга в лицо, а либералы остаются в неведении о тайных ролях своих соседей.

Каждый ход игроки выбирают нового канцлера и голосуют за принятие законопроектов – либеральных или фашистских. Команда либералов побеждает, если удастся принять пять либеральных инициатив или убить Гитлера (при этом узаконить убийства можно только фашистским законом). Фашисты побеждают, если принято достаточное число репрессивных инициатив, а Гитлер избран канцлером.

В игре отсутствует нацистская символика, а персонажи-фашисты изображены как человекообразные рептилии. Тем не менее настолка с названием, в котором есть слово "Гитлер", имеет мало шансов появиться на прилавках российских магазинов. Зато на сайте "Тайного Гитлера" можно скачать графически упрощенную версию игры и распечатать ее на принтере.

74

И наконец, новинка 2017 года – настольная игра "74" от общества "Мемориал". В основе этого проекта игра, которая появилась в диссидентских кругах 1980-е годы. В 2009 году музею "Мемориала" эту игру передала бывшая политзаключенная Сусанна Печуро, а ей игра досталось в подарок от писательницы Любови Кабо. Оригинальные правила не сохранились, поэтому сотрудники "Мемориала" придумали их заново.

Игроку предстоит пройти путь по двум линиям – линии истории и линии жизни, и в ролевой форме прожить судьбу своего персонажа. С каждым ходом игрок вытаскивает карточку, соответствующую тому или иному году советской истории, а также событию из личной жизни, и узнает, что случилось с его персонажем. Герои могут попасть в лагерь, испытывать голод и зависть, заболеть тифом или холерой, поехать в командировку и умереть. Если герой погибает, игрок может продолжить партию с новым персонажем, как если бы он был потомком погибшего. В советском государстве каждый игрок начинает жизнь в статусе рабочего или крестьянина, но по ходу дела может стать военным, чекистом или работником умственного труда. Собирая карточки с событиями, игроки собирают истории своих героев, которые рассказывают в конце игры.

Партия заканчивается, когда кто-то из игроков добирается до 1991 года, таким образом он переживает Советский Союз. Выигрывает тот, кто наберет в процессе игры наибольшее количество очков, которые начисляются за участие в различных исторических событиях. При этом достижения советской страны, к которым предположительно приложил руку игровой персонаж, оцениваются выше. Таким образом, можно сделать вывод, что прожить в рамках игры "74" нужно не столько долгую, сколько яркую жизнь.

По мнению психолога Ольги Маховской игры, раскрывающие тему репрессий, могут быть полезны для семейного досуга, но только если родители готовы разговаривать с детьми о мрачных страницах истории и смерти:

– Настольные игры стали чрезвычайно популярными. Поскольку мы стали более мобильными и проводим много времени на ходу, на дачах, в поездах, в самолетах и так далее, ребенка нужно обучать тоже по ходу дела. И карточно-настольные игры с участием небольшой семейной команды лидируют. Карточный подход построен на простом мимическом приеме повторения. Ты на протяжении нескольких игр вытаскиваешь одну и ту же карту, муссируешь один и тот же вопрос, проигрываешь одну и ту же ситуацию, и таким образом она запоминается. Это такая коллективно-распределенная шпаргалка, я бы сказала, и конечно, это неплохое подспорье для того, чтобы хотя бы запомнить историческую фактуру. А содержание и интерпретации событий могут быть самыми разными. Мы уже знаем по многочисленным учебникам истории, что ученые сами не могут договориться о приоритете событий, важности их и трактовке, даже о характере исторических персонажей, дате их рождения и так далее. На мой взгляд, подобная настольная игра по советской истории гораздо лучше, чем какая-нибудь компьютерная игра-стрелялка, где преобладают эмоции с высоким уровнем адреналина и исторический процесс рассматривается в общем-то как поле для личных экспансий, для более серьезного личного волюнтаризма, когда игра предоставляет возможность переписывать историю. Здесь виден более деликатный, я бы сказала, интеллигентский подход к игре. А если будет не одна такая игра, а несколько, конкуренция концепций обеспечена, и наверное, это может озадачивать детей, они будут задавать вопросы и узнавать еще больше. Потому что, конечно, ни одна игра, ни один учебник, ни одна энциклопедия не исчерпывает тему.

Психолог Ольга Маховская
Психолог Ольга Маховская

Для меня важно, что такая закрытая раньше, непроговоренная тема политических репрессий, ГУЛАГа сегодня звучит наравне с БАМом, войной, перестройкой... Это очень существенный пласт жизни многих-многих людей, он задевает многие семьи. Поэтому эта игра, может быть, поможет семьям, в которых эта травма до сих пор не открыта, не проработана, не проговорена, начинать этот разговор, не опасаясь быть непонятым, осужденным. Не испытывая глубокого чувства вины перед теми членами семьи, которых мы не смогли спасти, но сейчас у нас есть шанс хотя бы сохранить их честные имена.

– С какого возраста, на ваш взгляд, экологично играть в подобного рода настольные игры? Подходит ли игра для детей или она пригодна в большей степени для подростков?

– Я думаю, с 10–11 лет. Описываемые события требуют морального сознания от ребенка, а оно формируется, конечно, не раньше 10 лет. Что такое плохо, что такое хорошо, как можно было поступить... Целый ряд этических вопросов возникает здесь. Как можно убивать человека ни за что? Это не по силам маленьким детям, конечно, это их испугает. Если бы я, как инспектор Роскомнадзора, классифицировала, я бы поставила 12+, а дальше уже все зависит от уровня развития и, я бы сказала, социального статуса семьи. Потому что понимание того, что за исторический процесс заплачена такая цена и что в семье произошли такие обрывы биографий, – это доступно не всем. Это все-таки связано с культурой понимания, что такое человек, что такое человеческая история, что такое общество, как мы друг с другом связаны, как мы можем влиять, какова роль личности в истории. Это немножко другая культура, это образованные слои все-таки, мне кажется.

Игра "74"
Игра "74"

– Вы упомянули, что для вас важно, что такие сложные темы проговариваются в обществе. Мне кажется, что современное российское общество вынесло довольно тяжелый травматический опыт из советской эпохи, из разных ее аспектов. И мне кажется, что современные власти в большей степени склонны манипулировать этой травмой в обществе, чем лечить ее. Вы согласны с таким мнением? И должно ли государство работать с исторической травмой общества?

– Ну, конечно, оно должно работать с исторической травмой. Потому что у него есть ресурсы, архивы, и это важно – как люди, облеченные властью, реагируют на те или иные исторические события, отмахиваются от них или поминают павших. Но конечно, всегда страшно, что есть люди, не понимающие, о чем идет речь. Я, например, очень поздно узнала тяжелую историю своей семью. Но есть и те, кто занял позицию, что умрут эти наследники репрессированных и общество снова станет монолитным, и не нужно открывать архивы – что было, то было. Им важна преданность государству, а тема государственных репрессий ставит под сомнение авторитет государства, его абсолют и недостижимость для критики. И вот эта тема пробивается везде – вот это разделение, рассогласование.

Мне кажется, этот тектонический разлом проявился и в крымской истории. "Крымнаш" – это некритическое отношение к тому, что государство делает. Все, что оно делает, это прекрасно! А те, кто переработал травму репрессий, задают вопрос немедленно: а какой ценой? Что мы делаем, что будет с людьми? Для них как раз этот вопрос важен – вопрос сохранения не только физического генофонда, но и культурного. Потому что во времена репрессий были уничтожены целые культурные слои. Особенно когда речь идет о людях одаренных, штучных – это невосполнимая утрата! Для нашего государства этот дискурс, как сказали бы лингвисты, освоен, он звучит, но когда мы смотрим на поступки, политические жесты, мы понимаем, что это очень поверхностное отношение, просто чтобы успокоить и все-таки отмахнуться от настоящих проблем. Государство не хочет быть в эпицентре критики, и нынешнее государство не хочет отвечать за предыдущий опыт и считает, что он не может вернуться. Они не хотят отвечать за ошибки прошлых правителей. А люди, умудренные опытом, видят, насколько это все близко.

Во всяком случае, пережив такую травму, мне кажется, очень правильно сохранять в себе вот эту чувствительность к человеческим потерям. Все-таки не любой исторический процесс, каким бы масштабным он ни был, мы должны приветствовать. А возвращаясь к теме игры, я думаю, что, конечно, в игре "74" есть психология, потому что неизбежно нужно говорить о важных для ребенка вопросах жизни и смерти, и в этом, наверное, трудность этих сюжетов. И когда вы сами не уверены, не знаете, как говорить с детьми об этом, наверное, лучше не садиться за игровой стол, потому что вопросы будут острые, дети же простодушны, а не ответив на эти вопросы, вы можете потерять доверие и близость с собственным ребенком, – считает Ольга Маховская.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG