Ссылки для упрощенного доступа

Мода и война: почему вдруг стали носить рваные джинсы?


Елизавета II во время починки колеса армейскому автомобилю, 1945 год

В моде, как в зеркале, отражается все, чем в этот период занято человечество. Она в свою очередь тоже влияет на умонастроения и судьбы. Люди, войны и мода: как они связаны друг с другом в истории и в наши дни?

пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:35:47 0:00
Скачать медиафайл

Мода и война – антагонисты: первая творит, вторая уничтожает. Эти две, на первый взгляд, не связанные вещи борются, но идут в истории человечества рука об руку. Иногда нога в ногу. В прямом смысле. Вот суровый солдатский символ последней войны – сапоги кирза. По одной из версий, это сокращение от "Кировский завод", где они будто были созданы из специальной прессованной ткани, по другой – это название материала керза, англ. kersey — грубое полотно. На самом деле массовое производство кирзовых сапог во время войны было налажено на заводе "Искож" в Кировской области. И тут же после войны – каблук шпилька, который придумал остроумный умелец, использовавший металлические гильзы от патронов, в огромном количестве оставшиеся после войны.

Война порой неузнаваемо меняла моду, но и мода не всегда лишь подстраивалась, иногда она действует на человека, когда ему точно не до нее. Потому что в моде – кроме наносного, несерьезного – заключено главное: жажда жизни. Мода влияет на войну как жизнь на смерть.

Вильнюсский дизайнер одежды Серж Ганджумян: "Война – это нередкое состояние общества, социальный апокалипсис, то и дело периодически происходящий. Каждый раз мода возвращается с новым лицом стиля, силуэта. Когда в событиях, которыми занято человечество, в том числе в войне, бывает что-то стильное – мода это сразу подхватывает. Допустим, стиль сафари или милитари периодически уходит и возвращается. Военная униформа, чем ближе к войне, тем меньше отличается от текущего модного направления. Чем дальше от войн, тем больше интерпретаций.

Большинство дизайнеров по своей сути – антагонисты любой агрессии

Во время вьетнамской войны распространилось движение хиппи: в противовес военному серому, черному и коричневому цвету в одежде возникла тема цветов, яркие принты, светлые тона. Мир и любовь. Мода не терпит долгого негатива, позитив все равно перевешивает. В этот период, если гимнастерка, то это одевалось подчеркнуто небрежно, сбивалось с плеч, ремень военный опускался на бедра. Все это было похоже на дендизм и выявляло пренебрежение к агрессии.

Серж Ганджумян
Серж Ганджумян

Большинство дизайнеров по своей сути – антагонисты любой агрессии. Некоторые пацифисты. Допустим, Пако Рабан, мой кумир: практически каждая его коллекция – это дань Земле, природе. Он всегда показывает, насколько человек отдаляется от природы. В одном из показов он, демонстрируя своими моделями то, что происходит в обществе, в конце вывел на подиум четырех всадников апокалипсиса. Дизайнеры, как правило, против войны. Против режимов и жестких систем. Пако Рабан в свое время шел в авангарде идеи с пацифистской смелостью высказаться на сцене. Если он и показывал униформу, то творчески, в основном протестуя.

–​ Классический пример того, как прекрасная форма может соединяться с уродливым содержанием: в свое время на немецкой фабрике Хуго Фердинанда Босса создавали и шили нацистскую униформу, которая с дизайнерской точки зрения и практичной стороны до сих пор считается превосходной.

– Все дело в пропорциях. Я, конечно, не оправдываю нацистскую форму и не восхищаюсь ею, но надо признать, что чисто по дизайнерским меркам она сделана идеально. Но весь ужас фашизма все равно эмоционально падает на эту, казалось бы, идеальную военную одежду. В честь Хуго Босса, шившего ее, была названа эта компания, и сейчас процветающая на рынке.

Сама по себе военная форма в разных странах и эпохах всегда была эстетична и шла в авангарде моды. Она отражала и социальное состояние воина. Дворянина на войне всегда можно было определить именно по тому, какая форма, из какой ткани сшита. Внешнему виду придавалось огромное значение: солдат должен был выглядеть величественно и грозно с первого взгляда. Что с ним, мол, шутки плохи.

Отечественная война 1812 года: русские и французские солдаты были одеты в тщательно созданные, нарядные военные костюмы. Я однажды видел настоящую гусарскую униформу – это очень красиво! Ручная работа, множество мелких деталей. Искусство. Или двор Людовика ХIV – как великолепно выглядели мушкетеры! Носить такой костюм мечтали, наверное, все мальчишки. Я сам, будучи подростком, так был вдохновлен этими образами, что нарисовал собственные иллюстрации к книге. И до деталей помню, во что был одет каждый из мушкетеров.

Кавалергарды
Кавалергарды

Военная форма эволюционировала эстетически и технологически. Чем дальше в глубь веков, тем было больше традиций в униформе, тем больше строгих правил и канонов. Кто до сих пор встречает политиков высшего ранга в аэропорту? Военный караул, одетый с иголочки, именно по старым меркам: солдаты одного роста, пропорции, цвета в одежде – идеальны.

Во время войны в промышленности главными становились две отрасли, на которые бросались все силы: производство оружия и производство униформы для солдат. А также сапог и медалей. После войны промышленность не могла мгновенно переориентироваться на бальные платья, и солдаты просто переодевались из одной формы в другую. Так война с модой и жили: переплетаясь, дополняя друг друга.

Военизированная одежда вносит ноту удобства, практичности, утилитарности в любой костюм

Например, знаменитая куртка пилотов. Эта теплая стеганка вошла в обиход со времен Второй мировой. С крепким замком и боковым карманом, предназначенным для пистолета, она удобна, в том числе для сидения в кресле летчика. Она очень теплая, с высоким меховым воротником, чтобы человек не замерз, попав в экстремальные условия.

Если говорить о современной моде на военизированную одежду, то в тренде камуфляж, полевой костюм природной, пятнистой окраски в разных комбинациях. Я часто посещаю выставки и вижу, что камуфляжные ткани остаются в топовых рейтингах.

Появилось много магазинов, торгующих полевой формой. Люди дополняют ею свой обычный гардероб. Тем более в моде эклектика: некрасивое с красивым, некрасивое с некрасивым. Винегрет! Сейчас, наверное, как никогда много возможностей и свободы в моде, значит, необычно, по-своему комбинируя разные элементы одежды, больше шанс выглядеть творчески.

–​ Какого типа люди, по-вашему, склонны носить в обычной мирной жизни камуфляжную форму?

– Нередко те, у кого есть страсть к приключениям, и чем опаснее, тем лучше. Как правило они никогда не были в боевых условиях, в зонах боевых действий, не представляют, что это такое. Одно дело – бегать с друзьями по лесам, играть в пейнтбол в стильной футболке, другое – свист настоящих пуль и настоящая опасность. Там стиль сразу уходит на 118-е место.

Есть и другая категория любителей милитари – они сознательно, идеологически ее выбирают, ностальгируя по военным подвигам или воздавая дань уважения отцам и дедам.

Военизированная одежда всегда, кроме прочего, вносит ноту удобства, практичности, утилитарности в любой костюм. Милитари можно – на контрасте – обрамить какими-то совсем непрактичными решениями, и этот конфликт в вашем костюме может получиться очень привлекательным.

–​ Мода и армия: у них по сути похожая природа влияния на человека. Это манипулирование огромными массами людей. Использование стадного чувства.

– Да. Еще у них общее то, что используются природные чувства, инстинкты. На войне – стремление человека выжить. В моде – стремление изменяться. Потому мода и сезонна – это природой заложено, в соответствии с календарными сезонами. Приход весны или зимы – мода этим, конечно, всякий раз манипулирует в своих интересах. На войне, с помощью патриотичных или псевдопатриотичных идей, тоже тобой управляют. В армии ведь (кроме израильской) приказы не обсуждаются. Хотя бывают очень глупые.

–​ Как и в моде: в этом году всем носить шорты! И не обсуждается.

– Да. Вроде ты можешь вести себя свободно, но, когда приходит модное течение, подстраиваешься, если хочешь отвечать сегодняшнему дню.

–​ Вам хотелось бы дожить до таких времен, когда дизайнеры, вообще люди искусства, творцы, а не разрушители, влияли бы на воинственных политиков и даже приостанавливали войны?

– Конечно. Мы здесь для того, чтобы сказку сделать былью. И тут работает только мягкая сила – культура. Люди должны убедиться, что лучше пожинать эстетические плоды, чем плоды разрушения. И нельзя, например, отнимать средства от культуры и вкладывать в военный бюджет, эти колеи не должны пересекаться.

Великие художники были великими благодаря тому, что вносили большую лепту именно в развитие человечества. В чем мощь великих произведений искусства? Они приводят человека в чувство. Та же миссия была у Леонардо, жившего в довольно агрессивные времена. Он олицетворял собой само творчество: великий художник, конструктор. Не рушить, а созидать! Да, художники порой останавливали агрессию. Если бы таких примеров в истории не было, мира бы не существовало.

Во время событий начала 90-х годов в России Мстислав Ростропович своим приездом в страну пытался придать, насколько мог, мирный характер тем бурным процессам. Показывая тогда на автомат Калашникова и скрипку, он сказал: одно жизнь отнимает, другое дает. Война и мода тоже".

Война и знаковые люди моды. Историк моды Александр Васильев –​ о легендарной француженке Коко Шанель: "Она закрыла свой Дом моды в 1940 году, на время Второй мировой войны, открыла его только в 1954-м, и ее модели были мирными.

Историк моды Александр Васильев
Историк моды Александр Васильев

Первая мировая война повлияла на стиль Шанель гораздо больше: ее знаменитые костюмы той поры нередко были сделаны из трикотажного солдатского кальсонного полотна за неимением других материалов. Другое дело, что, когда одни модистки уходили в сестры милосердия, закрывали свои Дома, чтобы помогать армии, Шанель открывала бутик за бутиком, например, с успехом торговала в Биаррице, где ее очень поддержали русские аристократы. В 20-е годы она встала на ноги во многом благодаря влиянию русских беженцев от революции.

–​ Коко Шанель и сотрудничество с нацистами.

– Это темная сторона ее биографии. В 40-м году Париж заняли фашисты. Шанель закрыла свой Дом моды, жила в фешенебельной гостинице "Ритц", как привилегированная и богатая женщина. И вот ее заполонили нацистские офицеры. Один из них заметил в коридоре чьи-то чемоданы с характерным логотипом Шанель, который он узнал: "У моей жены были духи с таким знаком. Кому принадлежат эти кофры?" Служащие отеля ответили: "Мадмуазель Коко Шанель, мы ее выселяем". – "Не надо! Я хочу с ней познакомиться".

Шанель действовала под двумя тайными шифрованными именами "Модная шляпка" и "Вестминстер"

В результате у них завязались дружеские, а затем интимные отношения. Он помог Шанель во многом. Если верить слухам, она даже летала на встречу с Гитлером в Берлин и выпросила освобождение своего племянника из плена. А еще она занималась тем, что писала доносы, об этом есть целая книга английского исследователя, которая называется "В постели с врагом". Она действовала под двумя тайными шифрованными именами "Модная шляпка" и "Вестминстер". Ей было поручено установление сепаратного мира между Великобританией и Германией в ходе Второй мировой войны. Эту операцию она провалила. Делала немало, чтобы немцы выиграли эту войну, и в 1944 году, когда американцы вошли в Париж, за Шанель пришли в "Ритц", чтобы арестовать, ее увезли в участок, где устроили допрос. В ответ на вопрос, отчего она провела четыре года своей жизни в кровати с немцем, Шанель сказала: "Когда женщина в моем возрасте знакомится с мужчиной на десять лет ее моложе, она не спрашивает его паспорт. Я просто не знала, что он немец". И, наверное, не видела его военной формы в шкафу… Ее спросили: "Почему вы работали на немцев?", она в ответ: "А почему вы их пустили во Францию?"

Коко Шанель, 1944 год
Коко Шанель, 1944 год

В эмиграции Шанель жила в Швейцарии, в Лозанне. Там в Гранд-отеле до сих пор есть ее номер, который я посетил и видел уют и роскошь, которыми она себя окружала. Она прожила там в изгнании довольно долго, целых 10 лет. Потому что въезд во Францию ей был запрещен.

В 1954 году, когда ее главная конкурентка Эльза Скиапарелли ушла на пенсию, и спонсоры ее знаменитых духов, продажи которых сильно упали, предложили ей вернуться в моду, Шанель не только согласилась и вернулась, а в ее жизни начался новый успешный этап. В возрасте 72 лет она тогда вновь взошла на олимп моды, и это большое имя до сих пор".

Дома моды Франции во время войны старались больше ткани использовать на одежду, чтобы меньше ее оставалось оккупантам

Одежда как оружие и способ сопротивления. В Лондоне во время Второй мировой войны патриотические гражданки проводили сбор использованных чулок для нужд фронта, потому что новомодный нейлон объявили тогда стратегическим сырьем. И в магазинах там действительно стояли специальные стенды, куда модницы приносили использованные чулки.

Рената Малдутене
Рената Малдутене

Дизайнер одежды, преподаватель Вильнюсской художественной академии Рената Малдутене об истории общественного сопротивлении войне с помощью женских причесок (Франция) и светоотражающих пуговиц (Великобритания): "После и во время той войны, когда казалось, что все в моде должно быть скромнее, прически во Франции увеличились в объеме, женщины делали их из всего, что подворачивалось под руку, например, из газет. Француженки старались удержать стиль высокой моды и противостоять немецкому тогдашнему стилю – чтобы все было очень умеренно, строго. Они, напротив, показывали свою женственность. Красная губная помада была особенно популярна. Дома моды Франции во время войны старались больше ткани использовать на одежду, чтобы меньше ее оставалось оккупантам. Эти шикарные женщины, казавшиеся кому-то, может, и неуместными в то время, выражали именно сопротивление духу войны.

–​ Тогда были в большом дефиците трикотажные ткани, потому что они шли на одежду для солдат в зимний период.

Наша одежда – это язык. Надо только уметь его понять

–​ Главные материалы для пошива военной формы вообще нельзя было использовать в мирных целях. В этом особенно преуспела Англия, где было множество запретов и правил – строго определялось, какой ширины может быть юбка, сколько складок, были запрещены манжеты и накладные карманы. Все для экономии! Материал эластан, который использовался тогда и в военной промышленности, в мирной жизни разрешался только иногда для изготовления женского белья. Дизайн некоторых модных вещей в Англии был откровенно военный – например, дамская сумка, совмещенная с противогазом.

Еще там было решено погасить освещение в городах, не использовать электричество, чтобы быть невидимыми во время вражеских бомбежек. В результате стало много аварий на дорогах, столкновений людей и машин. Тогда для безопасности стали использовать в одежде светоотражающие элементы, в первую очередь пуговицы. Такие знаки мы используем в дорожном движении до сих пор в темное время суток.

Даже во время войны женщины и мужчины хотят выглядеть лучше, хотят нравиться.

–​ От молодости и желания нравиться никуда не деться! Когда перед войной властвовала высокая мода, позже она не могла не отразиться на военной форме. Солдаты также уделяли большое внимание своему лицу, усам, стрижке. По фотографиям видно, что военные – наши деды – делали все это очень тщательно: аккуратно брились, причесывались на прямой пробор, волос к волосу. Воротнички белые – этому придавалось большое значение – педантично стирались. А ведь воды на войне могло и не быть.

Одежда послевоенного периода в СССР
Одежда послевоенного периода в СССР

Я слышала рассказа одной русской актрисы, которая в сталинские годы была сослана в Сибирь. По ее словам, когда женщины в лагере получали ежедневную порцию каши с маленьким кусочком масла, некоторые вынимали это масло и намазывали на лицо. С мыслью "может быть, мы вернемся". Нет ничего красивее, когда смерть уже смотрит в глаза, а женщина остается женщиной. В ней не умирала надежда. Не умирала природа женская, человеческая.

Галифе вернулось на подиумы и в обычную жизнь

Во время Второй мировой войны сама мода, конечно, не развивалась. Все застыло в ожидании, надо было пережить испытание с теми ресурсами, которые были. В Литве в послевоенные годы шить новую одежду было практически не из чего. Старая одежда, в том числе военная униформа, перешивалась, подгонялась, что бы можно было носить уже в мирное время. Брюки галифе, например, они долго были в моде! Мужчины повсеместно носили их после войны. Уже в наше время, лет пятнадцать назад, галифе вернулось на подиумы и в обычную жизнь. Кроме мужской, уже и в женскую одежду. Я и сама тогда покупала у дизайнера брюки галифе. Современно сделанные, но по военным традициям.

–​ Эта модель вообще была создана для кавалеристов. Для того, чтобы человеку было легче вскочить на коня, свободно вскинув ногу.

– А современные модники нашли в этом свою красоту.

Советские военнослужащие, 40-е годы
Советские военнослужащие, 40-е годы

–​ Или гусары: в их одежде было много светлых тонов, белые трико. Одежда ярче и нарядней той, в которой ходим мы, у кого на службе стиральные машины и средства. Тогда же несчастные прачки стирали все вручную! Все эти чудные костюмы, в которых военные сражались в грязи, на лошадях. Кровь, земля, пот…

– Если об униформе наполеоновской армии, то она не была нововведением – до этого мужчины во Франции носили парики, одежду светлых, розовых и желтоватых тонов. А то, что в европейской моде появилось после Французской революции – это уже более мужественно.

После проигрыша наполеоновской армии в России французам пришлось поменять, кроме прочего, и взгляд на свою униформу

В ту эпоху офицеры, как правило, были из хороших семей, образованные. Достойный внешний вид считался обязательным проявлением воспитанного человека, который с помощью одежды выказывает уважение к себе и к окружающим. Небрежность в одежде не допускалась, даже на войне. Что касается белых трико – в истории костюма есть много примеров на наш взгляд очень непрактичных вещей. А они просто демонстрировали: их хозяин столь высокого положения, что ему не нужно работать, он не думает о практичности, ему негде испачкаться, или для него это не столь важно. Однако после проигрыша наполеоновской армии в России французам пришлось поменять, кроме прочего, и взгляд на свою униформу.

Она с тех пор постепенно стала меняться – военный уже не должен был быть столь ярким, видимым. Таким он мог быть раньше для ведения рукопашного боя, чтобы сразу отличать по форме своих и чужих. И у теперешних военных совсем другой принцип.

–​ Какая униформа военных с точки зрения дизайна и истории производит на вас наибольшее впечатление?

В Каунасе в межвоенное время можно было найти даже накладные ресницы

– Старая литовская форма в межвоенный период. Ее носили наши деды. Она очень интересна своей историей, шилась часто в домашних условиях для людей, уходящих в партизаны. Литовские женщины в деревнях вручную шили ее, вышивали специальные знаки. И кто-то в этот момент должен был стоять и следить, чтобы не увидели… Ведь в 40-е годы за это занятие можно было попасть в тюрьму или в лагерь. Я слышала живые рассказы, как это было: где-нибудь в Жямайтии сидит девушка и пришивает погоны, причем материал нужно было где-то раздобыть, оторвав средства от семьи.

–​ Каунас был столицей моды Литвы?

– Исторически да. Потому что Каунас вообще был столицей. Там в межвоенное время можно было по части моды найти все, даже накладные ресницы. Было очень много швейных ателье, где модницы заказывали наряды. Литва тогда почти не отличалась от остальной Европы, продавалось много модной одежды, выставленной в красивых витринах.

Генерал Дуайт Д. Эйзенхауэр с военным десантом США, 1944 год
Генерал Дуайт Д. Эйзенхауэр с военным десантом США, 1944 год

– Подчеркиваете, что одежда человека – это его рассказ о себе. Без слов. По вашим наблюдениям, люди, например, с внутренней нереализованной агрессивностью, импульсивностью – они, может быть, больше склонны к военизированной одежде?

Никто в наше время не носит одежду только одного стиля. Люди используют отдельные элементы стилей. Трудно напрямую связать стиль одежды и характер, но общее представление о человеке по одежде вполне можно составить. Наша одежда – это язык. Надо только уметь его понять.

Человек напористый все же больше склонен к одежде милитари?

Напротив. Тот, кому не хватает напора, кто чувствует себя неуверенно – ему хочется надеть такую одежду, чтобы самоутвердиться, чтобы быть жестче. Он такой одеждой будто сам себе напоминает, чего не хватает в характере. Это компенсация. А действительно агрессивные люди редко выразят это в одежде. Наоборот, чаще всего они в невзрачных, серых костюмах."

Обратимся к истории Первой мировой войны, к ее последствиям в образе жизни женщин Европы и в моде. Рассказ историка моды Александра Васильева на открытии выставки в Вильнюсе, которая называлась "Приглашение на бал":

Черный цвет постепенно становится цветом элегантности, раньше он не имел такой коннотации

"Большинство мужчин тогда ушло на фронт, где были убиты миллионы, и в Европе возник первый дисбаланс в количестве женщин и мужчин. Результат – эмансипация, связанная с трудовой деятельностью. Большинство женщин были вынуждены заняться работой, которой они раньше не знали, часто физической работой, а не играть роль, которую они всегда играли ради мужчин: быть матерью, женой, красавицей. Постепенно им приходится массово работать на заводах и фабриках.

Меняя свой образ жизни, они поменяли и развлечения. Бал эпохи Первой мировой войны – это не то же самое, что бал в 1900-е годы, когда мужчин было больше, чем женщин, и каждая женщина была нарасхват, ее приглашали танцевать в любом случае, потому что женщин не хватало. После войны женщины должны были быть яркими, чтобы привлекать внимание мужчин и произвести впечатление. Балы в эту эпоху – занятие и праздничное, и траурное: многие женщины в черном из-за того, что потеряли отцов, мужей, братьев или женихов. Черный цвет постепенно становится цветом элегантности, раньше он не имел такой коннотации. Аксессуары для бала – длинные перчатки, веер, ювелирные украшения, а также бальные книжечки, где перечислялись все танцы. Женщины записывали туда, какой танец каким кавалером ангажирован. Когда все танцы были распределены, говорили: вечер расписан.

Бал в Петербургском Дворянском собрании 1913 года в честь 300-летия династии Романовых
Бал в Петербургском Дворянском собрании 1913 года в честь 300-летия династии Романовых

Мужчины всегда танцевали в ту пору во фраках, а фраки делали из шерсти, поэтому танцоры очень потели. Это реальность в отсутствие дезодорантов: мужчины очень скверно пахли. Чтобы отбить неприятный запах, женщины имели при себе маленькие портбукеты с цветами. Танцы тех времен еще довольно медленные – чаще всего танцуют вальс и котильон. Три бальных танца – из истории Великого княжества Литовского и объединенной Польши: полонез, мазурка и полька.

В период 1900-х годов помещения освещались керосиновыми лампами, а до этого – свечами. На балах от множества свечей было жарко, они длились не больше трех часов, это время горения одной свечи. Закончен бал, погасли свечи!

От мрачных нарядов женщины переходят к платьям, отделанным блестками и стеклярусом, отражающим электрический свет

Позже начинает распространяться электричество, что делает бальные танцы нелимитированными, можно было танцевать всю ночь. К концу Первой мировой войны появляются дансинги, ночные клубы. Они появились с приходом в Европу первого джаза – музыканты приезжали из Америки. Они играли новые мелодии, более энергичные – фокстрот, чарльстон. Новым бальным танцем эпохи Первой мировой войны стало также танго, привезенное из Аргентины. Очень популярное тогда!

Женщины понимали: в темном ночное клубе, где не было яркого освещения, их не видно. Поэтому от мрачных нарядов они переходят к платьям, отделанным блестками и стеклярусом, отражающим электрический свет. Чтобы мужчины, которых стало так мало, вечером обратили внимание на тех, кто больше всех блестит. С тех пор с блестками и стразами женщины уже не расстанутся. Самые популярные тогда для танцев – бисерные платья, особенно шитые блестками.

Множество женщин в Европе после войны, действительно, оказались без средств к существованию, они стали использовать свою способность шить, вязать и вышивать. Сначала они делали маленькие бисерные сумочки и шапочки, потом объединились в ателье, чтобы шить бисерные платья. В 20-е годы их в основном шили вдовы Первой мировой. Покупательницами таких платьев были тоже вдовы: в отсутствие сайтов для знакомств единственное место, где они могли найти себе пару, это были дансинги.

Недостаток мужчин во время танцев быстро восполнили латиноамериканцы, не знавшие войны. Услышав, что в Европе теперь много вдов, они массово эмигрировали в Париж, Берлин и Лондон, чтобы стать платными танцорами. Эта профессия тогда была совместима с понятием жиголо. Успех отношений зависел от того, как танцор исполнит с женщиной танго.

После плавных танцев пришли танцы очень энергичные – фокстрот, то же танго, тустеп, слоуфокс – во время которых обувь с ног просто улетала, потому что не была прикреплена. Быстрые танцы привели к тому, что в моду входят туфли со специальными поясками".

Возвращаемся к разговору о современной моде – как на ней отражаются политические и военные события?

Александр Васильев: "По-моему, некоторые тенденции связаны с беженцами из Сирии – это мода на рваные джинсы. Мода на одежду, которую вы будто схватили в последний момент и сильно износили во время путешествия.

–​ Так можно дойти до лохмотьев.

Беженцы никогда не пристают к тем, кто в дырах

– Да. Это обесценивание одежды как таковой. Желание показать, что человеку наплевать, как он выглядит, а также то, что он беден. Жизнь во многих европейских столицах из-за множества беженцев стала опасной. На вас могут напасть, если вы привлекательная девушка, у вас могут отнять сумочку, если вы респектабельная дама, вам могут набить лицо, если вы солидный мужчина. Но беженцы никогда не пристают к тем, кто в дырах. Они считают, что у них нечего взять. По их представлению, одежда всегда символ состоятельности. По такой логике, чем больше у вас дырявой одежды, тем в большей безопасности вы находитесь.

–​ Дизайнер, известная персона в мире моды может остановить военных в их планах?

– Нет. Никогда. Война – это деньги. Войны никогда не будут остановлены, потому что многие госкорпорации живут торговлей оружием. Все большие страны ведут какую-нибудь войну, потому что они хотят заработать. Их главные деньги – это военный бюджет. Поэтому и Россия, и Америка всегда будут в состоянии войны.

–​ А людям, тем же модникам, что делать?

– Крутиться между ними".

Вильнюсский дизайнер Рената Малдутене: "Каждый персонально все-таки на это может повлиять. Но ничего не будет, если ты внутри воюешь с собой. Это всегда выйдет наружу! Самая сложная война – победить свои недостатки. Мы легко распоряжаемся судьбами других, хотя сами не можем простого: например, бросить пить или курить. Я считаю главной войной – войну внутри себя. Если бы каждый в ней выиграл! Тогда бы сам жил в согласии с собой и давал бы жить другим".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG