Ссылки для упрощенного доступа

"Сделал судьбу поколения". В Москве простились с Михаилом Угаровым


Михаил Угаров

В Москве прошла церемония прощания с художественным руководителем Театра.doc Михаилом Угаровым, 5 апреля он был похоронен на Троекуровском кладбище столицы. Известный российский режиссер умер 1 апреля на 63-м году жизни.

Режиссер театра и кино, драматург, сценарист, художественный руководитель Театра.doc, один из организаторов фестиваля молодой драматургии "Любимовка", идеолог движения "Новая драма" Михаил Угаров родился в 1956 году в Архангельске. Учился – доучившись лишь до 4-го курса – в Литературном институте имени Горького, в 90-х годах стал одним из создателей творческого совета "Дебют-центр" в Центральном доме актера. В 2002 году вместе с драматургами Еленой Греминой и Александром Родионовым создал московский независимый театр документальной пьесы Театр.doc. Михаил Угаров – дважды лауреат премии "Золотая маска": в 2003 году он получил приз зрительских симпатий за спектакль "Облом off", в 2010-м – специальный приз жюри за спектакль "Жизнь удалась". Он также является лауреатом фестиваля "Новая драма" и телевизионной премии ТЭФИ за сценарий сериала "Петербургские тайны".

На сайте Театра.docколлеги Михаила Угарова написали: "Михаил Юрьевич был… одним из главных людей в современном театре, человеком, который научил нас всех ничего не бояться, бороться и работать". Михаил Угаров – это одна из ключевых фигур современного российского театра, так считает и театральный критик, сценарист Елена Строгалева:

Под его руководством вчерашние выпускники вырастали в звезд, мы видим их сегодня в современном независимом кино

– На момент нашего знакомства я была молодым театральным критиком, а Михаил Юрьевич был очень ироничным человеком, который ненавидел театральную критику – и в то же время очень добрым, понимающим и увлеченным человеком. Он вырастил плеяду актеров на основе Театра.doc, те читки современных пьес, которые происходили на фестивале "Любимовка", дали импульс для некой новой естественности в работе с текстом, он считал, что нельзя с позиций старой театральной школы работать с современными текстами. Под его руководством вчерашние выпускники вырастали в звезд, мы видим их сегодня в современном независимом кино.

Он был тираном, но очень добрым тираном. Я его узнала заочно – как драматурга, благодаря которому в Петербурге прошло несколько громких и неожиданных премьер в середине и конце 90-х годов: это "Городской романс" в Театре на Литейном и "Зеленые щеки апреля" в театре "Особняк". Тогда о современной драматургии никто ничего не знал, для Петербурга это было открытием. Я познакомилась с Михаилом Угаровым, когда только-только открылась площадка Театра.doc, меня пригласили на одну из "Любимовок". Сейчас это самый известный фестиваль современной драматургии, а тогда он был совсем молодым, и я была покорена Михаилом Юрьевичем Угаровым, Еленой Анатольевной Греминой, молодыми драматургами, звучавшими тогда текстами. Для меня на долгие годы все это стало основной темой моей профессиональной деятельности.

Он верил, что рано или поздно современная драматургия перевернет русский театр

Это было не просто собрание людей, а настоящее идейное движение, вдохновленное людьми, которые думали о том, как они будут менять современный русский театр. В конце 90-х – начале нулевых Угаров открыл "Любимовку", и мы узнали имена братьев Дурненковых, Иван Вырыпаев сыграл "Кислород" на сцене Театра.doc. Постепенно Михаил Юрьевич вдохновлял молодых ребят заниматься своим независимым театром, своими текстами. Он верил, что рано или поздно современная драматургия перевернет русский театр – и так и происходило: вырастали новые режиссеры, молодые актеры, вырастало внимание к современному слову, событиям, ситуациям, которые, возможно, говорят об эпохе больше, чем другие виды искусства. И чем дальше, тем больше в спектакли Театра.doc приходила политика и острые социальные вопросы.

Это были, прежде всего, документальные спектакли о бомжах, о заключенных, спектакль "Беслан", спектакль "ЧАС 18" – история адвоката Магнитского. Для Угарова было важно говорить о самом важном, больном, мучительном в современном обществе. Не случайно сегодня очень многие называют его учителем – учителем не только основ драматургии, но и подхода к искусству, к современному театру, к работе с актерами и темами. Он действительно стал учителем для нескольких поколений драматургов. Трудно представить, сколько сделано им и его супругой и соратницей Еленой Анатольевной Греминой. Из небольшого театра с маленьким фестивалем современной драматургии выросло явление, очень много определяющее в современном театре. Это было место, где звучал голос молодого поколения России.

– Скажите, Елена, Михаил Угаров ведь брал для своих спектаклей такие острые политические темы – наверное, поэтому его судьба и судьба Театра.doc складывалась непросто?

Сейчас это практически единственный независимый политический театр в России. Его зрители – это молодежь

– Да, московские власти не раз пытались перекрыть Театру.doc кислород – его выкинули из подвала, где он родился и существовал, по жалобам соседей на нарушение пожарной безопасности. Когда для театра нашли и отремонтировали другое помещение, через несколько месяцев пришлось покинуть и его, было найдено третье место. Гайки стали закручиваться именно с того момента, когда появился спектакль о деле Магнитского – вот тогда театру пришлось сменить несколько помещений. Ведь Театр.doc – полностью независимый, он не получает денег от властей, это принципиальная позиция – только так они могут заниматься тем, чем хотят. Пока все попытки его закрыть удавалось отбить, и сейчас это практически единственный независимый политический театр в России. Его зрители – это молодежь, которая хочет участвовать в общественной жизни своей страны, которая понимает проблемы, освещаемые в этом театре. Здесь с молодыми людьми разговаривают современным языком на современные темы, дают им право голоса.

Показательно, что мотив гонений на Театр.doc, о которых говорит Елена Строгалева, со смертью его создателя и руководителя никуда не исчез. На следующий день после смерти Угарова на сайте театра появилось следующее сообщение: "Михаилу Угарову не дают места на Троекуровском кладбище, потому что "у него нет заслуг перед государством". Дают только по коммерческой цене, на которую у нас – независимого театра – попросту нет денег. Мы тоже считаем, что заслуг перед государством у Михаила Юрьевича нет – и это к счастью, – зато есть заслуги перед страной и всем современным театром. Место стоит 740 тысяч…".

Деньги на независимые похороны Михаила Угарова все же собирали – причем за один день. Интересно, что комментарии к этому процессу, которые во множестве появляются на соответствующей страничке в Фейсбуке, некоторые уже называют готовой современной пьесой – то есть даже уход режиссера как будто продолжает оставаться театральным действом.

Значение того, что сделал Михаил Угаров для современного русского театра, признают даже те, кто никогда не был единомышленником режиссера. Среди таковых – театральный критик, главный редактор "Петербургского театрального журнала" Марина Дмитревская.

Мы объективно, несмотря на отношения, выбрали Угарова, потому что он действительно сделал то, чего никогда не было до него

– Мы с Михаилом Юрьевичем Угаровым никогда не сказали друг другу ни одного слова лично. У нас бывали только публичные баталии, в которых мы были антагонистами и даже враждовали на поле возникновения той самой "новой драмы", идеологом которой он был. Но когда "Петербургскому театральному журналу" исполнялось 20 лет, я стала думать, какие же люди сделали за предыдущее 20-летие то, чего никто до них не делал. И оказалось, что таких человека три: Олег Лоевский с лабораторным театральным движением, Эдуард Бояков с "Золотой маской" и Михаил Угаров с движением "Новой драмы" и Театром.doc. И из этих троих мы объективно, несмотря на отношения, выбрали Угарова, потому что он действительно сделал то, чего никогда не было до него. Он возглавил движение драматургов, которое сперва казалось очень мутным, но потом люди стали профессионалами, был создан Театр.doc.

Угаров вообще был человеком яростным, борцом, и наши с ним баталии на кулаках в сети – как мне кажется, это тоже было очень честное сражение. С его уходом даже я, человек, не близкий Угарову, почувствовала настоящую яму под ногами. Потому что он действительно очень многих объединял – это и "Любимовка", и все его драматургические штудии. Для многих они были той самой активной молодой жизнью, полной драйва, которая (это надо сказать объективно) сделала судьбу поколения. Да, это надо признать, Угаров сделал судьбу поколения. Он был для многих отцом, гуру, учителем, наставником – это так и есть, вне зависимости от любых личных отношений. И сейчас, когда он ушел, на его месте никого не оказывается.

– Марина, вот вы говорите, что Михаил Угаров сделал судьбу молодого поколения – а в чем это выражается, как именно он ее сделал?

Современная драматургия есть всегда, но в ней есть такие унылые классики

– Он яростно болел созданием современной драматургии. Он вводил новых драматургов в жизнь, собирал тексты, которые мне тогда казались полуграмотными, стимулировал движение современной драматургии в достаточно радикальном направлении. Потому что современная драматургия есть всегда, но в ней есть такие унылые классики, а он стимулировал движение драматургии в сторону концептуального ревизионизма всего на свете. Но главное – что он собирал людей, он организовал большую тусовку творческой молодежи, которая страшно много определила для первого десятилетия 2000-х. И конечно, он создал Театр.doc – единственный в стране остросоциальный театр.

Вопрос о том, что там художественно, а что не художественно, – это другой вопрос. Но он действительно откликался и на Украину, и на Магнитского, и на разные судебные процессы. Причем пока мы жили в другом времени, эти спектакли вызывали у меня много вопросов по части достоверности, а вот когда пошли политические спектакли, это всегда были яркие высказывания. И Театр.doc сохраняется – жена Угарова, прекрасный драматург Елена Гремина, даст Бог, будет все это продолжать, хотя жизнь у театра очень сложная. Их выгоняли из одного подвала, из другого, они оседали в следующем, делали своими руками ремонт, их опять выгоняли, но все равно следующее пристанище становилось местом встреч, клубом, это всегда была специальная московская территория, где люди объединялись именно под рукой Михаила Юрьевича Угарова.

Я понимаю, какова была психологическая, человеческая усталость, когда все время приходят пожарные, налоговики, когда из помещения вас выгоняют собственники

В Петербурге никогда не было ничего подобного Театру.doc. Была попытка Милены Авимской и Мити Егорова сделать лабораторию "ОН-театр" на Жуковского, 15, но наш город все это быстренько ликвидировал, Милена уехала в Москву, и на этом движение сурового публицистического театра в городе заглохло. В "ОН-театре" у Милены тоже все тусовались, тоже было ощущение генерации, но все это прекратилось, рассыпалось, и молодая режиссура поехала по стране. А в Москве это движение осталось. Я понимаю, какова была психологическая, человеческая усталость, когда все время приходят пожарные, налоговики, когда из помещения вас выгоняют собственники, – я хорошо понимаю состояние этого бездомного героического театра. Мы же шли параллельно – Театр.doc и ПТЖ – "Петербургский театральный журнал", мы же тоже подвальные, так что я понимаю, чего это стоит. Но у них в театре всегда продолжалась жизнь, всегда выходили новые проекты, и всегда они были остросоциальными.

Марина Дмитревская считает, что потеря Михаила Угарова для современного российского театра огромна. И со временем она будет ощущаться только острее.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG