Ссылки для упрощенного доступа

"Ханхикиви-1": Кому нужнее АЭС – финнам или "Росатому"?


АЭС "Ханхикиви-1", эскиз

Против строительства АЭС в Финляндии протестуют экологи, политики и местное население

На севере Финляндии, в Пюхяйоки, началось строительство новой атомной электростанции "Ханхикиви-1", ведущая роль в создании которой принадлежит российскому "Росатому".

Хотя строительные работы уже начались, разрешение на строительство АЭС все еще не получено. Управление радиационной и ядерной безопасности Финляндии STUK задерживает разрешение, которое, скорее всего, не будет готово до конца 2018 года. Множество вопросов к проектировке этой АЭС накопилось как у российских, так и у финских экологов, кроме того, противники строительства АЭС сомневаются, что она когда-нибудь окупится.

О проблемах строительства новой АЭС на севере Финляндии мы говорим с известным экспертом по российскому атомному комплексу, председателем Общественного совета южного берега Финского залива Олегом Бодровым и руководителем проекта энергетического отдела Гринпис России Рашидом Алимовым.

– Олег, почему планы по строительству новой финской АЭС вызывают у вас беспокойство – в конце концов, это же не Россия?

– Проект финской АЭС "Ханхикиви-1" – это российский проект, его аналог – Ленинградская АЭС-2 с реактором ВВЭР-1200, и генподрядчик у них один – компания "Концерн Титан-2". Этот проект вызвал серьезную полемику в Финляндии: по оценкам экспертов, к 2035 году Финляндия должна перейти на безуглеродную энергетику, значит, надо искать какую-то альтернативу сегодняшним источникам энергии.

Я общался с председателем комитета по экологии финского парламента, которая опубликовала информацию о проблемах проекта новой АЭС. Прежде всего, еще не все документы согласованы. По мнению финского регулятора ядерной безопасности, пока у проектировщика – Питерского Атомэнергопроекта – не хватает мощности. Не решены проблемы с отработавшим ядерным топливом – с его долговременной изоляцией. На это потребуются сотни миллионов евро в течение сотен тысяч лет, поскольку в этом топливе находится плутоний-239 с периодом полураспада 24 тысячи лет.

Олег Бодров
Олег Бодров

Есть еще одна проблема – у финских экологов и политиков вызывает сомнение генеральный подрядчик. Не так давно был опубликован доклад бывшего работника "Титан-2" Виктора Алейникова о нарушениях при строительстве ЛАЭС-2. Наиболее серьезное из них – это нарушение технологии тепловой обработки сварных швов реакторов первого контура. Виктор Алейников участвовал в этом процессе. По его словам, швы требуют специальной обработки – нагревания до нескольких сотен градусов, а затем медленного охлаждения, но делалось это некачественно – не выдерживалась температура остывания, а протоколы термической обработки фальсифицировались. Для этого в электрические схемы впаивались переменные резисторы: меняя в них сопротивление, можно было добиться показателей нужной температуры, хотя на самом деле она не выдерживалась и в протоколы поступали некорректные данные. А это значит, что сварные швы трубопроводов первого контура не будут обладать предусмотренными характеристиками надежности и в случае разрыва трубопровода первого контура возможна авария с расплавлением активной зоны, которая может привести к серьезным негативным последствиям и для самой АЭС, и для окружающей среды.

Не решены проблемы с отработавшим ядерным топливом – с его долговременной изоляцией

Все это означает, что есть серьезные проблемы, связанные с качеством проектирования и уровнем технологической культуры у генподрядчика ЛАЭС-2, который планирует работать и в Финляндии.

– Рашид, вы согласны с Олегом Бодровым, что проект новой АЭС в Финляндии может быть опасным?

– Да, я согласен. Гринпис вообще выступает против развития атомной энергетики, мы считаем, что вложение денег в новые АЭС – что в Финляндии, что в Турции, что в Венгрии, вполне возможно, никогда не окупится. Атомные технологии – это технологии полувековой данности, и рассчитывать на то, что они помогут преодолеть технологическое отставание и модернизировать промышленность, на наш взгляд, стратегически неверно.

С финской АЭС, кстати, не все идет благополучно: по первоначальному плану лицензия от финского регулятора уже должна была быть получена, но этого не произошло – и, видимо, будет еще откладываться. Известно, что некоторые владельцы долей в компании Fennavoima собираются оттуда выйти, в частности муниципалитеты Хельсинки и Вантаа. Кроме того, финский регулятор STUK неоднократно выражал претензии к подготовке проекта.

– Рашид, мы всегда ставили Финляндию в пример порядка и отсутствия коррупции – как же это получается, что лицензии еще нет, а стройка уже идет? Мы как-то привыкли, что такое бывает только в России…

– Да, в какой-то момент начали выемку скальных пород, летом 2016 года были протесты, в том числе и некоторые россияне протестовали, а потом их прогнали с этой территории. Но это не значит, что проект будет реализован: STUK – серьезный регулятор, да и финское законодательство требует изменения проекта. Например, требуется, чтобы станция выдержала падение тяжелого самолета, чего в базовом варианте проекта ВВЭР-1200 нет. Проблемы в Финляндии возникают не только у "Росатома" – много лет французская компания AREVA строит блок "Олкилуото-3", и там тоже огромные задержки, огромное превышение бюджета, и непонятно, когда и чем все это закончится.

– Олег, те технологические изъяны, о которых вы говорили, – единственная причина того, что вы считаете проект АЭС в Финляндии опасным?

– Есть еще один момент, существенный уже для России. По договору, подписанному промоутером этого строительства, компанией Fennavoima, и "Росатомом", в течение первых десяти лет предполагается монопольная поставка из России свежего топлива, которое на первых порах будет извлекаться из отработавшего ядерного топлива. Это делается на уральском предприятии "Маяк", где перерабатывается отработавшее топливо ядерных подводных лодок и реакторов ВВЭР-440. При этом в окружающую среду ежегодно сбрасываются сотни тысяч кубометров жидких радиоактивных отходов средней и низкой активности.

При переработке 100 тонн отработавшего топлива в среду выбрасывается до 600 тысяч кубометров отходов

При переработке 100 тонн отработавшего топлива в среду выбрасывается до 600 тысяч кубометров отходов. Они поступают в водосборный бассейн реки Теча, ниже по течению которой проживает не мене 5000 человек. Фактически эти люди живут на радиоактивной свалке. И подписав такое соглашение с "Росатомом", Fennavoima будет способствовать, с одной стороны, дальнейшему отравлению граждан России, а с другой, фактически станет инвестором в российский военно-промышленный комплекс: переработка топлива подводных лодок станет технологическим звеном производства атомной электроэнергии в Финляндии. А поскольку часть ее будет поступать в северные страны, то участниками этого процесса становятся все скандинавские государства.

– Олег, а кто-то доносил эти сведения до финских экологов, финских властей, они владеют этой информацией?

– Этот вопрос я задавал политикам в парламенте Финляндии, и для них это было сюрпризом. С моей точки зрения, при оценке безопасности АЭС нужно рассматривать все технологические цепочки – от добычи урана и его транспортировки до обращения с отходами и будущего вывода АЭС из эксплуатации. Попытка рассмотреть лишь один фрагмент – например, производство электроэнергии – создает иллюзию безопасности.

Жертвами этого проекта могут стать как люди из Челябинской области, так и жители Финляндии, а на другом берегу Ботнического залива расположены шведские муниципалитеты, большинство из которых, кстати, высказалось против этого проекта. Но строительство АЭС продолжается – причем лицензия на него не получена, то есть это прямое нарушение законодательства и демократических принципов. Многие политики тоже считают проект опасным: в частности, в комитете по экологии финского парламента.

– Рашид, вы тоже считаете, что новая финская АЭС может принести вред не только Финляндии, но и соседним странам?

– Гринпис считает атомную энергетику не только самой дорогостоящей, но и самой рискованной: мы знаем про Чернобыль и "Фукусиму". Ясно, что при таких крупных авариях говорить о полной ликвидации последствий невозможно. "Фукусима" показала, что это еще и социальная проблема – когда людей фактически заставляют вернуться на загрязненные территории. О проблемах, возникших после Чернобыля в России, на Украине и в Белоруссии, нам тоже известно.

Рашид Алимов
Рашид Алимов

В случае крупной аварии с выбросом радионуклидов сложно предсказать, как будет развиваться ситуация. Есть исследования, говорящие о том, что распределение загрязнения сильно зависят от погодных условий на момент выброса, и может получиться, что наиболее загрязненные территории окажутся километрах в 200 от места аварии. И мы знаем, что авария на "Фукусиме" привела к утечкам в воду, в океан. А вот в Балтике состав морской воды очень мало обновляется, это фактически закрытое море с очень небольшим обменом воды с другими водными объектами, так что загрязнение может там оставаться очень долго.

И люди, живущие на побережье Балтийского моря, начинают это осознавать – Германия выходит из атомной энергетики, все немецкие АЭС в ближайшее время должны быть закрыты. А вот у нас, к сожалению, наоборот, открывается новый блок – ЛАЭС-2, ожидается, что он заменит первый блок чернобыльского типа.

– Олег, а как обстоит дело с финансированием российско-финской АЭС?

Миллионы наших пенсионеров живут за чертой бедности – и на этом фоне принимается решение об инвестициях в этот весьма сомнительный проект!

– Президент Путин пообещал, что Россия вложит средства в строительство финской АЭС – 2,4 миллиарда евро, причем 1 миллиард, по информации "Росатома", уже переведен, хотя разрешение на строительство может быть получено не раньше 2019 года. Проблема в том, что эти инвестиции идут из Фонда национального благосостояния, а это фактически часть пенсионной системы России. Мы знаем, что миллионы наших пенсионеров имеют доходы ниже прожиточного минимума, то есть живут за чертой бедности – и на этом фоне принимается решение об инвестициях в этот весьма сомнительный проект!

Предполагается, что эти деньги начнут возвращаться российским инвесторам с 2034 года. Но уже сейчас строительство задерживается, и АЭС вряд ли начнет работать по плану в 2024 году. Не только я, но и финские эксперты считают, что эти деньги не вернутся никогда. Сегодняшний тренд на рынке энергетики северных стран говорит о том, что стоимость энергии за счет генерации из возобновляемых источников будет уменьшаться, что такая энергия будет дешевле той, которую может предложить атомная энергетика. И покупать ее будет невыгодно. Этот момент трагичен для российских пенсионеров. Так что множество факторов говорит о том, что цель проекта – в гораздо большей степени политическая, чем какая-то другая.

"Росатом" хочет быть глобальным мировым игроком для экспорта строительства АЭС. Такая же АЭС строится в Белоруссии, аналогичный проект предлагается для Венгрии, Болгарии, Бангладеш. "Росатом" нуждается в демонстрации того, что такая высокотехнологичная страна, как Финляндия, согласна на этот проект, что она считает его экологичным и безопасным. Это фактически реклама "Росатому". Но многие эксперты считают этот проект весьма сомнительным.

– Есть какая-то надежда его остановить?

– Я общался с финскими коллегами из Гринпис, которые тоже выступают против этого проекта. Оппозиция проекту в финском парламенте пока не доминирующая, но есть основания полагать, что шаг за шагом этот проект может быть остановлен, и одно из подтверждений – задержка выдачи лицензии. Кроме того, финский регулятор ядерной безопасности STUK – серьезная организация, из-за его требований срок строительства другого энергоблока, "Олкилуото-3", увеличился на десять лет. Его строит французская компания, и Франция теряет на этом миллиарды евро, поскольку гарантом строительства было французское правительство. Думаю, такая же участь может ожидать и российский проект – собственно, процесс уже начался.

– Рашид, а Гринпис со своей стороны борется за то, чтобы этот проект не был воплощен в жизнь?

– Гринпис в принципе выступает против строительства новых АЭС, публикует доклады – о состоянии окружающей среды после "Фукусимы", о состоянии атомной отрасли во Франции, устраивает яркие акции. Гринпис пикетировал муниципалитет Вантаа с требованием выйти из проекта – и вот, Хельсинки и Вантаа рассматривают возможность пойти на такие шаги. Строители уверяют, что АЭС "Ханхикиви-1" будет запущена к 2034 году, но специалисты Гринпис в Финляндии полагают, что это невозможно. Мы считаем, что сам этот проект для вложения денег российских налогоплательщиков является стратегически неверным, – отметил в интервью Радио Свобода руководитель проекта энергетического отдела Гринпис России Рашид Алимов.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG