Ссылки для упрощенного доступа

Фальсификации и страх. Наталья Кондрашова – о восприятии России в США


"Новые времена бросают нам новые вызовы", – говорит Марго Эвен, исполнительный директор "Репортеров без границ" в Северной Америке. Мы находимся в редакции The Washington Post на презентации ежегодного Индекса свободы печати. По данным на 2017 год, Россия занимает в этом рейтинге 148-е место из 180. "После того как независимые голоса были задушены в России Владимира Путина, Москва расширяет свою пропагандистскую сеть средств массовой информации, таких как RТ и "Спутник", – говорится в докладе.

Телекомпания RT прекратила вещание в Вашингтоне с 1 апреля. Две телестанции-ретрансляторы, WNVT и WNVC, остановили свою работу. Главный редактор RT Маргарита Симоньян связала изменения в трансляции канала со статусом "иностранного агента": "Нас выкинули из сети вещания в Вашингтоне. Посвящается всем, кто пламенно и чистосердечно убеждал нас в том, что ярлык иноагента никак не повлияет на работу RT в Штатах".

Изменений в вещании RT американцы не замечают: за исключением Вашингтона, RT показывают в каждом американском городе​ – в лобби отелей, в домах, в забегаловках на окраине. "Американские телезрители не понимают, что смотрят государственный российский канал, под аббревиатурой RT может скрываться что угодно", – объясняет мне сотрудница одного аналитического фонда, отвечая на вопрос о популярности RT.

Кажется, американские чиновники верят в положительные изменения в России больше, чем я

О России американские журналисты, активисты и политики говорят постоянно. Я интересуюсь у редакторов CNN, не много ли российских тем? "Сейчас, когда мы говорим о вмешательстве России в выборы, это вопрос безопасности США, поэтому мы уделяем этому внимание", – слышу уверенный ответ. Чиновники и конгрессмены спрашивают о помолодевшем российском протесте, о свободе прессы и о прошедших президентских выборах. Часто интересуются, почему россияне проголосовали за Владимира Путина. Объясняю, что сыграли роль заманивание на избирательные участки, фальсификации и страх, что по-другому будет хуже. Американцы этого не понимают.

На формальных встречах и в неформальных беседах звучат вопросы, как помочь России справиться с давлением Кремля на журналистов, активистов и правозащитников, как укрепить гражданское общество, что сделать для защиты США от российской пропаганды. На эти вопросы отвечаю сдержанно: любая помощь от иностранных государств в России воспринимается негативно и с подозрением, только самые смелые участвуют в акциях протеста, другие боятся ОМОНа с дубинками, казаков с нагайками и уголовных дел. "Журналистские расследования против государственных служащих редко что-то меняют, пикеты и акции ни к чему не приводят. Все застыло, я не помню, когда мы чему-то все вместе радовались".

Американских чиновников удивляет мой пессимизм, и кажется, что они верят в положительные изменения в России больше, чем я.

Наталья Кондрашова – студентка факультета журналистики (Москва), стипендиат Vaclav Havel Journalism Fellowship

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции​

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG