Ссылки для упрощенного доступа

Там будут солдаты НАТО: России предложили интеграцию с Западом


Российские военные в Севастополе

Четвертый (по некоторым данным, пятый) срок Путина стал реальностью, до 2024 года еще далеко, никаких изменений в текущей политике России по отношению к своим соседям, Сирии и Западу не просматривается. В этих условиях ведущие западные специалисты по России могут на время отвлечься от каждодневной рутины, оценить долгосрочные перспективы нынешнего российского режима и поразмышлять о стратегии Запада по отношению к нему.

Эксперт Atlantic Council Ариэль Коэн исходит из предпосылки, что русские, вопреки выраженному в известной песне мнению, "хотят войны" – или, во всяком случае, эскалации конфликта на Ближнем Востоке, по итогам которого Москва рассчитывала бы на укрепление своих позиций. "Преобладающее в Москве настроение – военная истерия, худшая, чем во времена холодной войны", – утверждает Коэн, ссылаясь, в частности, на заявления российских представителей о готовности наносить удары по американским целям в случае, если США будут наносить удары по Сирии, а также на утверждения прокремлевской прессы о том, что мир стоит на пороге войны (возможно, ядерной). Заявления Владимира Путина о новом российском оружии во время Послания Федеральному собранию 1 марта тоже не остались без внимания.

Однако описание тревожной ситуации – не главное в статье Коэна. Ее смысловой центр – предложения о том, какой должна быть политика Соединенных Штатов в отношении России, чтобы "добиться желаемых изменений в ее поведении". США, по мнению автора, должны добиться "отражения авантюризма Москвы в Сирии и на Украине, сдерживания поддержки Ирану, улучшения качества коммуникации с российскими элитами и обществом" при соблюдении важного условия – необходимо избежать "глобальной войны".

"Критически важно для США – дать четко понять российскому обществу, что Соединенные Штаты не хотят войны, оккупации и развала России", – пишет Коэн, утверждая, что именно этим пугает россиян кремлевская пропаганда.

Вашингтон, по мнению эксперта, в то же время должен убедить европейских союзников продолжать оказывать давление на Россию, а также укреплять ядерную и неядерную военную мощь союза НАТО и кибербезопасность. Также необходимо расширить каналы коммуникации с российскими гражданами – предлагается создать новую телевизионную сеть для вещания на Россию, проводить больше конференций, обменов и так далее. В завершение Коэн сравнивает нынешнюю Россию с кайзеровской Германией перед Первой мировой войной, утверждая, что Запад должен трезво подойти к угрозе, которую представляет "российский милитаризм".

К германскому примеру обращается в своих размышлениях о России и живущий в Киеве немецкий политолог Андреас Умланд. В статье, опубликованной по-русски на украинском сайте "Зеркало недели", Умланд напоминает о примере преображения Германии после Второй мировой войны и о том, как при помощи включения Германии в западные институты удалось добиться того, чтобы германское общество отказалось от имперских амбиций. "Как сделать Россию постимперской?" – задается вопросом Умланд, сам же предлагая свой вариант ответа: "Запад уже сегодня может способствовать отказу постпутинской России от экспансионизма, предложив россиянам включение будущей неимпериалистической РФ в евроатлантическую систему экономического сотрудничества и военной безопасности".

Иными словами, России в будущем (после ухода Путина – при действующем президенте Умланд не считает этот вариант реальным) будет предложено включение в западные структуры экономического сотрудничества и обеспечения безопасности – вплоть до членства в НАТО. По мнению политолога, Запад "упустил" Россию после 1991 году именно из-за отсутствия четкого понимания, как именно вести с ней дела: "Вместо того чтобы руководствоваться историческим чутьем, последовательной стратегией и заманчивой телеологией, западные подходы к постсоветскому миру характеризовались самодовольством и нерешительностью... Западу не хватило сфокусированности, фантазии и мужества, чтобы применить свой сверхуспешный опыт нейтрализации германского империализма и к империализму российскому".

Умланд исходит из предпосылки, что само российское общество и элиты – после ухода Путина или его отхода от власти – будут сами заинтересованы в налаживании сотрудничества с Западом: "Как отсутствие других устойчивых геоэкономических возможностей для России, так и культурная близость большинства россиян к европейским традициям рано или поздно вернут Кремль в руки Запада". Запад должен встретить этот момент подготовленным – "уже иметь в распоряжении всеобъемлющий план действий".

Что должен потребовать Запад от постпутинской России для того, чтобы повернуться к ней лицом, Умланд формулирует так: "Кремлю придется вывести российские войска и наемников из тех стран, которые не желают иметь их на своих территориях, упразднить свои сателлитные псевдогосударства в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии и Донецком бассейне, а также отменить российскую аннексию Крымского полуострова – последний, пожалуй, самый сложный вопрос. Россия должна будет сама себя переопределить как либерально-демократическое и территориально насыщенное национальное государство, пройти через процесс покаяния и извинения за совершенные российскими войсками и агентами зверства в Украине и Сирии и принять решение больше не вести себя на международной арене как реваншистско-империалистическая держава".

Что Запад может дать России взамен?

  • Возобновление членства в "Большой семерке" ("восьмерке").
  • Возобновление стратегического партнерства с ЕС и переговоров о вступлении в ОЭСР.
  • Схемы частичной интеграции в ЕС по примеру нынешних договоров об Ассоциации.
  • Соглашения об упрощении и отмене визового режима со странами Шенгена и США.
  • Совместное начало реализации Плана действий по членству в НАТО, приведшего бы в конечном счете ко вступлению России в Североатлантический альянс.

Последнее предложение сам Умланд называет "геополитически самым далеко идущим", но при этом вполне реалистичным. Логика тут такая: "Во-первых, Россия получит доступ в самый мощный в мире альянс по безопасности, что поможет смягчить исторически укоренившийся страх России перед иноземными захватчиками в коллективном бессознательном ощущении – одна из основных причин нынешней нестабильности европейской политики. Во-вторых, вступление России в Североатлантический альянс разрешит российско-западные конфликты вокруг предыдущих расширений НАТО и присоединений к западному военному блоку других постсоветских стран, в первую очередь Украины".

Умланд идет еще дальше и предполагает, что российские военные базы – с согласия соответствующих стран – могли бы остаться в Севастополе, а также в Абхазии и Южной Осетии. Таким образом, при реализации этого сценария, в Севастополе все же окажутся пресловутые "солдаты НАТО". С российскими паспортами.

"Неустойчивость клептократического порядка и антилиберальной политики России, а также чрезмерность ее сегодняшних реваншистских желаний, глобальных амбиций и неоимперских претензий станут все более очевидными для российской элиты и населения. Формулируя и публикуя альтернативный взгляд на геополитическое будущее России, Запад может уже сегодня помочь ускорить смену курса в Москве и подготовиться к моменту, когда он, наконец, наступит", – подводит итог своему тексту Умланд.

Предложения политолога немедленно вызвали гневную реакцию прокремлевских авторов. Владимир Корнилов на РИА Новости пишет, что "все, что перечислил Умланд, – это путь, неблагоразумно выбранный Украиной". "Запад предлагает России отказаться от земли и армии", – резюмирует он.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG