Ссылки для упрощенного доступа

Как заработать на бездорожье


Кто заплатит за разбитый на плохой дороге автомобиль?

  • Россия занимает 114-е место из 137 по качеству дорог в рейтинге Всемирного экономического форума, опережая Казахстан и Украину, но уступая Бурунди и Бенину.
  • Тысячи автомобилистов ежегодно "убивают" свои машины в дорожных ямах. Только на плохих дорогах Россия теряет 6–8% своего ВВП в год.
  • 80% аварий, по данным ГИБДД, связаны с дефектами дорог. Из-за плохих дорог в стране случается более 150 тысяч ДТП в год и погибают 20 тысяч человек.
  • Причины плохого состояния российских дорог – недофинансирование, коррупция, воровство и неэффективное расходование средств при их строительстве.
  • Деньги на ремонт автомобиля можно взыскать с чиновников. Если вы повредили машину из-за дефекта дороги, вызывайте ГИБДД.

Марьяна Торочешникова: Летом 2018 года в госсистеме "Платон" зарегистрировался миллионный большегруз. А это значит, что всего за 1 километр пройденного пути совокупно зарегистрированные дальнобойщики платят 1 миллион 900 тысяч рублей. Чиновники утверждают, что на эти деньги строятся и ремонтируются дороги и мосты. Но сами водители не видят больших изменений в качестве дорог и утверждают, что цифры, которые дает "Платон", не могут быть достоверными. Большинство водителей до сих пор бастуют и отказываются платить этот дорожный сбор.

Дальнобойщик: Я не плачу и не собираюсь. И мой хозяин такого же мнения.

Корреспондент: С ноября 2015 года в России действует система "Платон". Владельцы грузовиков массой больше 12 тонн должны платить за проезд по российским дорогам.

Дальнобойщик: Я сейчас проехал 140 километров от Никольска Вологодской области до Тотьмы за пять с половиной часов. Дороги вообще нет, ехал на второй передаче со скоростью 20 километров в час. Да, федеральные дороги стали хорошие, ровные, но там колея от легкового автомобиля, а грузовик в нее не помещается. Нашу трассу Вологда Архангельск сделали до "Платона", года три-четыре назад, да и сейчас-то я не вижу, чтобы где-то что-то делали: так, ямы заделают, залепят заплатами…

Корреспондент: Сначала с владельцев большегрузов планировалось собирать по три с половиной рубля за километр. После массовых протестов дальнобойщиков правительство снизило тариф до 1 рубля 53 копеек, предупредив, что ставка будет постепенно расти.

Дальнобойщик: И решили нам поднять не на 100%, а на 50 – сделали 1 рубль 90 копеек. И штрафы пообещали с каждой камеры в сутки по пять тысяч. Откуда они берут эти суммы? Вот, говорят, за счет "Платона" построены мосты, дороги... Кого ни спроси: "Ребята, платите за "Платона"?" – "Нет, не платим". Есть транспортный налог, есть акциз в топливе. Топливо сейчас вообще выросло... Куда катимся – не знаю.

Корреспондент: Перевозчикам приходится платить и за перевес. Если водитель неправильно разместит груз в кузове, владельца транспортного средства могут оштрафовать на 400 тысяч рублей.

Дальнобойщик: У нас в Вологодской области весь город обложили этими весами: три дороги и трое весов. Никак не выехать. Перегрузил, не туда разместил груз – все! – штраф тебе 400 тысяч. Может ямка качнуть, пробьет ось, может ветер дунуть, тент задерет – уже негабарит по высоте или по ширине. Штрафы огромные.

Корреспондент: Водители стараются следить за распределением груза и избегать рамок "Платона".

Тем временем Минтранс сообщает, что за все время работы система "Платон" собрала больше 40 миллиардов рублей. По их словам, на эти деньги отремонтированы тысячи километров дорог и возведено несколько мостов.

Дальнобойщик: Как правило, платят середнячки. У больших компаний, насколько известно, этот датчик стоит, а они его выключают.

Корреспондент: Как говорят водители, "Платон" собирает деньги не только с дальнобойщиков, но и с каждого жителя России.

Дальнобойщик: Общеизвестно, что транспортная составляющая в издержках – не менее 30% в любом товаре. Это грабительская система, которая собирает деньги абсолютно с каждого гражданина нашей страны в кошелек нашего уважаемого первого лица государства. А его кошелек – это господин Ротенберг.

"Платон" собирает деньги не только с дальнобойщиков, но и с каждого жителя России

Корреспондент: В июне Минтранс России объявил о переносе даты нового повышения ставок за "Платон", но обещал усилить контроль за нарушителями.

Марьяна Торочешникова: В рейтинге Всемирного экономического форума Россия по качеству дорог занимает 114-е место из 137, опережая Казахстан и Украину, но уступая Бурунди и Бенину. Дороги в России – одна из главнейших бед, хотя их содержание и ремонт добросовестно оплачивают все жители страны, а не только автомобилисты, так как расходы на транспортировку заложены в цене товаров и услуг. Почему же в России так мало хороших дорог? Спросим у Анатолия Кравченко, менеджера проектов Фонда борьбы с коррупцией "РосЯма", члена партии "Россия будущего", и у популярного блогера Петра Шкуматова, координатора движения "Общество синих ведерок".

Петр Шкуматов: Первая причина: у нас выделяется недостаточно денег на дорожно-транспортную инфраструктуру. Вообще, по моим расчетам, чтобы содержать по ГОСТу 1 миллион километров асфальтированных дорог РФ, нужно, чтобы каждый автомобилист ежегодно платил 25 тысяч рублей. У меня транспортный налог четыре тысячи рублей, а многие автомобилисты вообще его не платят. Либо мы хотим дороги как в Европе и платим как в Европе, либо мы будем получать что-то другое.

Но даже из этих денег какую-то часть воруют или расходуют неэффективно. Вот, собственно, две причины – недофинансирование и воровство.

Анатолий Кравченко: Здесь надо начать с самого главного – с проблемы коррупции. Случайных людей в дорожном бизнесе просто нет. Там, по сути, нет конкуренции, конкуренция идет среди огромных структур, которые, я думаю, получают заказы, не сражаясь на аукционах. Чиновник, отвечающий за приемку дороги, подписывает акт выполненных работ, и очень часто дорожное покрытие не только не соответствует ГОСТу, его и визуально можно назвать плохим.

Марьяна Торочешникова: Но, с другой стороны, чиновник, который принимает эту работу, не большой специалист. Если ему показали асфальт, на котором вроде бы все ровно и гладко, он же не знает, что под ним.

Анатолий Кравченко: Для этого из основания дороги специально выбуривают цилиндрик и везут в лабораторию. И как попал в региональный Департамент управления дорогами человек, который не знает норм, визуально не может понять, яма это или не яма? Это коррупция или кумовство?

Петр Шкуматов
Петр Шкуматов

Петр Шкуматов: Даже если у тебя есть профильное образование, ты не сможешь определить на глаз, насколько качественный битум использован, соблюдена ли технология укладки асфальта. Но если с федеральными дорогами этот контроль более-менее налажен, то на уровне региональных и муниципальных дорог они сами подписывают все эти бумаги, сами себя контролируют. Конечно, за счет этих связей ты можешь положить песок и опилки, а по документам это будет асфальт.

Корреспондент: Каждый километр дорог России обходится в два с половиной раза дороже, чем в европейских странах. По сравнению с США, мы переплачиваем в три раза больше, по сравнению с Китаем – в четыре. Чем же Россия такая особенная, что дороги здесь строить дороже, чем в Финляндии или на Аляске? Ответ простой – тотальная коррупция в дорожном строительстве. На реальное строительство направляется около трети ресурсов. Это значит, что дорог могло бы строиться в три раза больше.

Причина номер два – устаревшие технологии. Уже давно изобретены современные технологии строительства дорог. Во-первых, это геосинтетика, которая не позволяет дорожному полотну расползаться, равномерно распределяет нагрузку и выводит влагу. Во-вторых, дорожный строитель может использовать различные полимерные битумы, которые позволяют асфальту не разрушаться при температурных режимах от минус 40 до плюс 55. При соблюдении технологий дорога служит 12–15 лет, а не 3–4, как сейчас.

При использовании современных материалов общая смета дороги увеличивается всего лишь на 1–2%, однако строитель экономит и этот процент. Его не просто не волнует результат, он надеется на новый заказ через три-четыре года, когда дорога разрушится. В результате добавляют обычный битум, а геосинтетику кладут лишь для видимости по краям дороги. Через три-четыре года дорогу нужно снова ремонтировать и снова получать деньги за ремонт. В результате 80% дорожного фонда России до 2020 года планируется потратить на ремонт старых дорог и лишь 20% – на реконструкцию и строительство новых.

Если строить дороги по технологиям, то через 15 лет у нас будет в среднем в 4 раза больше качественных дорог. А если при этом полностью убрать коррупционную составляющую, удорожающую производство дорог в три раза, то эту цифру можно умножить еще на три. Это значит, что за те же деньги Россия через 12–15 лет может получить в 10–15 раз больше новых дорог, если справится с коррупцией и с дорожными строителями, которые не используют современные технологии.

Если строить дороги по технологиям, то через 15 лет у нас будет в среднем в 4 раза больше качественных дорог

Пока же это лишь мечты, и Россия только на плохих дорогах теряет 6–8% своего ВВП в год. 80% аварий, по данным ГИБДД, связаны с дефектами дорог. Из-за плохих дорог в год случается более 150 тысяч аварий и погибают 20 тысяч человек, одним из которых может оказаться кто-то из твоих близких.

Марьяна Торочешникова: В России, по данным Росстата, около полутора миллионов километров дорог. Из них в федеральном ведении находится чуть больше 50 тысяч километров. Подавляющее большинство дорог – это все то, о чем рассказал Петр.

Петр Шкуматов: Есть еще дороги, находящиеся на участках, которые никому не принадлежат. Это одна из причин отписок чиновников или сотрудников ГИБДД: люди подают жалобы, чтобы отремонтировали яму, и приходят ответы о том, что нельзя установить собственника этого участка дороги.

Анатолий Кравченко: За яму во дворе отвечают товарищества собственников жилья или управляющие компании. За яму на улице уже отвечает город. И тогда ГИБДД выдает предписание городу или комбинату по благоустройству – устранить эти ямы. Если за это отвечает ТСЖ или управляющая компания, то тут сложнее: они должны выдать этой компании предписание, чтобы ее устранили.

Марьяна Торочешникова: А как я узнаю в каком-нибудь городишке, кому принадлежит дорога, если там вдруг что-то случилось?

Анатолий Кравченко: Вы подаете жалобу в ГИБДД, и там должны все это выяснить, выдать предписание, и дорогу должны отремонтировать. Если этого не происходит, то уже подается жалоба в прокуратуру.

Марьяна Торочешникова: А если водитель на этой дороге разбил машину, не увидев яму в темноте?

Петр Шкуматов: Вы вызываете ГИБДД. Это тоже ДТП, что бы вам ни говорили, и ГИБДД обязано выехать на место аварии, чтобы произвести замеры вызвавшего ее дорожного дефекта. Если хотя бы один из параметров выходит за пределы ГОСТа, то они оформляют протокол на месте. Далее они возбуждают дело об административном правонарушении в отношении собственника дороги по статье 12.34 КоАП РФ и в ходе этого административного расследования выясняют, кто является собственником дороги. После вынесения постановления в адрес собственника вам выдается копия, с которой вы идете в суд и на 100% выигрываете. Единственное, это большие затраты времени: на все это нужно потратить от шести до девяти месяцев.

Марьяна Торочешникова: Мэрия Петрозаводска заподозрила в мошенничестве водителя, который выиграл несколько судов против городских властей. Автомобилист Дмитрий Петров несколько раз разбивал свою машину в ямах на дорогах столицы Карелии и после каждого ЧП шел в суд, выбивая у мэрии деньги на ремонт машины. Чиновникам это надоело – и на автолюбителя Петрова поступила жалоба в полицию.

Корреспондент: За последние пару лет Дмитрий трижды восстанавливал свой БМВ. Виной тому – огромные ямы на дорогах Петрозаводска, из-за которых дорогие детали подвески буквально сыпались. Все эпизоды ДТП Дмитрий фиксировал и обращался в суд, где непременно выигрывал. В общей сложности он отсудил у мэрии Петрозаводска 185 тысяч рублей.

Дмитрий Петров: Дороги превратились просто в какое-то поле боя против автомобилистов – такие скрытые ловушки под лужами. В некоторых местах диски начинают превращаться сначала в граненый стакан, а потом в шестигранник.

Корреспондент: Итог дорожных происшествий, в которых оказался Дмитрий, – четыре колеса и две стойки. Самая большая потеря – комплект дорогих фирменных колес, уничтоженный в петрозаводских ямах. Покрышки с дисками теперь хранятся в гараже. На первый взгляд они и есть настоящий вещдок, однако городские власти заподозрили Дмитрия в махинациях. Мэрия Петрозаводска обратилась в полицию с требованием возбудить в отношении водителя уголовное дело о мошенничестве. В администрации говорят, что это обычная практика – дескать, водители нередко имитируют ДТП и придумывают разные способы вытянуть деньги из городского бюджета.

В полиции автомобилиста проверили и пришли к выводу, что он не мошенник. Дмитрий Петров к действиям чиновников мэрии отнесся с пониманием и долей сочувствия.

Дмитрий Петров: Может быть, тут дело даже не в правах человека, а в том, что денег нет. Ну, держимся, как можем. Как я понимаю, в подавляющем большинстве автомобилисты не обращаются в суды, потому что это дело долгое, хлопотное, а иногда и дорогое.

Корреспондент: Тем не менее, таких, как Дмитрий, в Петрозаводске немало. За два года автовладельцы написали в суд около семи сотен обращений с требованием взыскать с городских властей деньги за разбитые в ямах машины и отсудили у мэрии 60 миллионов рублей.

Марьяна Торочешникова: В этой истории лично меня больше всего поразило то, что мэрия заплатила столько денег, а дороги какими были, такими и остались.

Анатолий Кравченко: Это типичная ситуация: чиновник не пытается решить проблему с дорогой, а пытается наказать человека за то, что он хочет взять свое. Это и есть выражение той самой коррупции, которая заставляет чиновника заниматься чем угодно, кроме своих обязанностей. Но сама по себе ситуация, когда человека пытаются привлечь к уголовной ответственности за то, что он попал в яму, просто дикая!

Петр Шкуматов: 60 миллионов рублей – много это или мало, с точки зрения дорог? Построить с нуля километр дороги в России без воровства и откатов – это порядка 35–40 миллионов рублей. А в Петрозаводске этих километров много. Чиновникам более выгодно оплачивать эти судебные издержки для тех редких сознательных автовладельцев, которые прошли этот путь до суда и отсудили у них деньги, нежели ремонтировать эти дороги. Если таких автовладельцев станет раз в десять больше, это будет уже не 60, а 600 миллионов рублей, и, конечно же, власти Петрозаводска, да и любого другого города, начнут задумываться над тем, что им невыгодно иметь ямы на дорогах.

Марьяна Торочешникова: Тем не менее, люди не идут в суд – наверное, не только потому, что это долго и муторно. Вероятно, они просто не верят в возможность победы.

Петр Шкуматов: Нет ни одного случая, когда бы автомобилист, который вызвал ГИБДД на место аварии, правильно оформил протокол, написал свои объяснения и потом на выходе получил копию постановления в отношении виновника, не отсудил бы деньги.

Анатолий Кравченко
Анатолий Кравченко

Анатолий Кравченко: Я думаю, в Петрозаводске можно осуществить ямочный ремонт, не проводя капитальный. Но при этом самым частным ответом после подачи жалобы через сервис "РосЯмы" является отписка. И человек думает: "Я буду экономить свое время и нервы, не буду с этим связываться".

Марьяна Торочешникова: Но ведь плохая дорога с ямами небезопасна и для пешеходов.

Петр Шкуматов: Единственный выход, чтобы ямы на дорогах стало действительно невыгодно иметь, – это такая трансформация ОСАГО, чтобы именно по этому виду страхования производилось возмещение вреда автомобилю, попавшему в ДТП с ямой.

Марьяна Торочешникова: Против вас ополчатся все автомобилисты и скажут, что "тогда они еще и ОСАГО увеличат".

Петр Шкуматов: ОСАГО увеличат и без этого, но мы хотим, чтобы за эти деньги людям предоставляли сервис. Сейчас каждый, кто попадал в ямы, знает, какой ущерб у среднего автомобиля – приблизительно пять тысяч рублей. Из-за такой суммы даже ГИБДД не вызывают, и здравомыслящий человек не будет ради нее девять месяцев ходить в суд. Но если бы это было в ОСАГО, я бы в обычном режиме вызвал ГИБДД, потом взял бы протокол и постановление, пошел в страховую компанию, а они бы мне перечислили эти пять тысяч.

Марьяна Торочешникова: Мы начинали с "Платона". Они собирают деньги с каждого километра. Когда его вводили, это обосновывали как раз тем, что необходимо построить хорошие, красивые новые дороги. Где они?

Петр Шкуматов: Они все-таки появляются. Даже где-то по стране висят таблички: "этот мост построен на средства "Платона"". В Нижнем Новгороде построили красивый мост через реку. Но этого мало. Хватит ли денег, которые собирает "Платон", на федеральную дорожную сеть? Конечно же, нет! Это капля в море. Кажется, за 2017 год они собрали 40 миллиардов. Если поделить эту сумму на 40 тысяч километров, то это по миллиону рублей на километр. Это небольшие деньги. Чтобы у нас все скакнуло вперед, чтобы появились автобаны, чтобы дороги стали современными, денег нужно гораздо больше. Путин в одном из своих выступлений говорил, что выделит 11 триллионов рублей на дороги. Вот это реальная цифра. Да, хорошие дороги – это дорогое удовольствие.

Марьяна Торочешникова: Предположим, Путин выделит, но нет же никакой системы контроля над тем, как все это расходуется.

Петр Шкуматов: В этом плане очень интересно посмотреть на опыт платных дорог. Это 2000 километров – трасса М4, М11 и кусочек трассы М3. Там стоимость строительства ниже.

Плохая дорога с ямами небезопасна и для пешеходов

Марьяна Торочешникова: Это частный инвестор, он бережет свои деньги.

Петр Шкуматов: Да, когда туда попадает некий частный инвестор, он начинает выкручивать руки тем, кто строит эту дорогу. Мы это видели на примере участка М11, который строили в болотах и лесах. Там стоимость строительства в два-три раза меньше, по сравнению с участками, которые прокладывались в аналогичных условиях в других странах, при том, что люди, там работавшие, зарабатывали неплохие деньги. Если контроль за дорожным строительством настоящий, а контролирующие люди материально заинтересованы в том, чтобы дорога служила дольше, то дороги у нас вдруг волшебно дешевеют как минимум в два раза.

Марьяна Торочешникова: А людей, которые являются инвесторами поневоле, платят налоги, каким-то образом допускают к контролю над тем, что происходит в дорожном хозяйстве? Они могут проконтролировать чиновников, распределяющих средства, или строителей больших дорог и призывать их к ответу?

Анатолий Кравченко: В каких-то частях влиять можно, например, когда мы видим госзакупку на проведение ремонта дороги. Можно смотреть техническую документацию, фотографировать, фиксировать что-то. И если ты видишь нарушение, то можешь написать жалобу. Ты можешь попытаться судиться, но это довольно сложно. Обычно вокруг таких людей вырастают сообщества, и тогда это проще. Можно влиять и на небольшие проблемы с дорогой, на выбоины, например, заставить чиновников и ответственных за эти участки дороги отремонтировать их.

Марьяна Торочешникова: Или просто сфотографировать фанатов какой-нибудь сборной на чемпионате мира по футболу в этой яме, и на следующее утро ее уже не станет, как это было в Нижнем Новгороде.

Корреспондент: Аргентинские фанаты хотели провалиться под землю после выступления своей сборной на Чемпионате мира и залезли в огромную яму на дороге в Нижнем Новгороде. Уже на следующий день ее заасфальтировали. Чтобы решить проблему дорог в России, в Сети предлагают посадить в каждую яму по болельщику. Вот японцы после матча убрали за собой мусор на стадионе. В Твиттере мечтают: а еще починили дороги, убрали грязь с улиц, протянули трамвай.

На дороги жалуются почти во всех регионах. На улицах Кирова предлагают снимать новую часть "Терминатора". В Ульяновске отметили день рождения ямы – ее не могли отремонтировать три года! В Новочеркасске люк на шоссе придавили огромным пнем: он лежит на дороге больше месяца, корни пока не пустил.

Дороги в России – как после авианалета. "Может быть, потому, что они были созданы для военной техники?", – подумал активист из Тамбова и предложил фотографировать в колдобинах игрушечные танки. Красота спасет мир! Сразу в нескольких городах активисты высаживают в ямах цветы. В ГИБДД душевный порыв не оценили. В Ярославле за такое привлекают к административной ответственности. В Новосибирске яма завела свой аккаунт в Твиттере, ей даже посвящают стихи. На какое-то время яма даже попала в раздел "достопримечательности Новосибирска" и получила пять звезд. Яму несколько раз ремонтировали, и каждый раз дело заканчивалось провалом… асфальта. Последний ремонт держится с мая, но яма пообещала подписчикам – еще увидимся.

Жительница Омской области пожаловалась на дороги в "Одноклассниках". Местные чиновники в ответ написали на нее заявление в полицию. Ее обвинили в экстремизме. Страшно подумать – в посте были фамилии губернатора и даже самого президента! Полиция нарушений не нашла, правда, пришлось показывать распечатки комментариев. А ремонт дороги все-таки начали.

Егерь в Челябинской области сам отремонтировал грунтовку к охотничьей базе, а власти оштрафовали его на 2,5 миллиона рублей за порчу плодородных земель. Наказание отменили только после шумихи в СМИ. Многим приходится надеяться на себя. Вот и житель Краснодара засыпал гравием участок у дома за свои деньги и стал героем района.

А если в одиночку проблему не осилить, координацией занимается проект "РосЯма". Активисты измеряют и фотографируют колдобины. На сайте помогают заполнить жалобу и отправить куда следует, и иногда ямы пропадают.

Марьяна Торочешникова: Наверное, чиновникам стало стыдно.

Анатолий Кравченко: Мне кажется, их надо дергать не за стыд, а за жадность. До тех пор, пока людям невыгодно иметь хорошие дороги, они будут держать их в плохом состоянии. Как только им станет больно от количества судебных исков и выплаченных денег, станет невыгодно иметь плохие дороги, и тогда все начнет как-то вертеться. Я предлагаю скрестить страховые компании, которые являются очень агрессивным существом в нашем мире, и чиновников, отвечающих за эти дороги. Поверьте, в ходе их борьбы мы на выходе точно получим хорошие дороги, потому что они будут грызться за деньги до последнего и в конце концов поймут, что лучше всего, чтобы автомобилисты не попадали в ДТП с ямами. Чиновники сами будут бегать с лупой, с телефоном и смотреть, чтобы асфальт положили ровно и по технологии и, самое главное, тот асфальт, который должны положить, а не какой-нибудь плохонький.

Петр Шкуматов: Этот сценарий возможен только при наличии политической конкуренции, только тогда, когда мы можем как избиратели через тех людей, которых мы действительно выбрали, влиять на принятие законов, на контроль.

Марьяна Торочешникова: Что бы вы могли здесь и сейчас рекомендовать людям, которые не хотят убивать свои машины на дорогах?

Петр Шкуматов: Можно подавать жалобы, изматывать чиновников. Это работает. Ямы ремонтируются.

Анатолий Кравченко: Подавать жалобы можно через сервис "РосЯма". Это значительно упрощает процедуру. Жалоба уходит в ГИБДД и спустя 30 дней после ее подачи пользователь получит ответ, который он сможет либо оспорить через прокуратуру, либо пойти и проверить, отремонтировали ли яму.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG