Ссылки для упрощенного доступа

"Нужна отмена, а не смягчение". Реакции на поправки к 282-й


Калининградец Артур Смирнов, которого обвиняют в экстремизме за репосты

Президент России внес в Госдуму поправки к печально известной 282-й статье УК, которая позволяет преследовать граждан в том числе за лайки в соцсетях. За "возбуждение ненависти и вражды" путем лайков и репостов только в 2017 году в России было привлечено к ответственности более 700 человек. Согласно новому законопроекту Путина однократное нарушение, не несущее угрозы государству, больше не сможет стать основанием для уголовного дела. Многие комментаторы считают, что это однозначно хорошая новость.

Екатерина Шульман

Это, насколько я понимаю, частичная декриминализация ст. УК 282, как с побоями было: первый раз административное наказание, второй раз в течение года - уголовное. Внесено президентом. Небогато, но лучше, чем ничего: это, видимо, тот максимум, который политический блок АП смог выторговать у силового сообщества.

Екатерина Винокурова

Лучший день в году.

В общем, если коротко, то теперь по 282ч1 будет в хорошем смысле принцип кратности: первый раз за год - административка.

Это позволит убрать именно случайных людей, ставших жертвами охоты за «палками».

А вы говорили, не получится)))

Аббас Галлямов

Конечно, это уступка, и связана она с пониманием властей: общественный запрос сейчас изменился. Если еще год назад или два года назад, сразу после Крыма запрос был совсем другим, это был запрос на сильную, жесткую, даже авторитарную власть, сейчас запрос больше на власть чуткую, так сказать, слышащую, способную на диалог. Это совсем очевидно стало в ходе последней избирательной кампании, особенно во время вторых туров, где кандидаты от власти потерпели поражение. Собственно говоря, Кремль это слышит и демонстрирует, так сказать, шаги навстречу. Вот если таких шагов будет много, то, конечно, это поможет. Тренд обозначен. Если раньше движение шло в обратном направлении, то теперь движение в сторону либерализации, смягчения очевидно. Поэтому когда-нибудь это и до силовиков дойдет, до правоприменителей, до судов.

Об отмене уголовного преследования за лайки и репосты упоминал в ходе летней прямой линии Путина писатель Сергей Шаргунов, и вполне естественно, что в таком развитии событий он видит свою заслугу.

Сергей Шаргунов

Я обещал, что что-то получится. И что-то получилось.
Президент (по итогам нашего разговора на прямой линии) внёс закон о частичной декриминализации 282 статьи УК.
Частичной, но важной.
Теперь не будут дебютантов в деле экстрима автоматом зачислять в уголовники.
Участвовал в подготовке бумаг, которые легли на стол президенту. И очень ждал сегодняшнего дня.
Впервые за долгое время будет принят закон не об ужесточении, а о смягчении.
Приветствую.
Конечно, я считаю, что в целом 282-я дурна.
Но это нужный сигнал - особенно для исполнителей на местах.
Хотелось бы прекращения многих уголовок, которые уже есть.

Вспоминают в Сети также об усилиях российской интернет-компании Mail.ru, владеющей соцсетями "ВКонтакте" и "Одноклассники" - в августе ее представители просили Госдуму объявить амнистию осужденным по 282-й статье, чьи действия "не имели общественно опасных последствий".

Роман Фролин

Бывший "цифровой черкизон" мейл.ру внезапно взял и стал моральным лидером рунета. Я про, то, что ВВП выдвинул законопроект о смягчении 282, так, чтобы случайно нельзя было поднять уголовную статью лайками и репостами какой-нибудь гадости. Лоббистская деятельность мейла (ну, конечно, не только их) была видна тут невооружённым глазом.

Есть и мнение, что не последнюю роль сыграл общественный резонанс по поводу последних подобных дел - в частности, дела 23-летней Марии Мотузной, которую наряду с еще двумя молодыми людьми из Барнаула осудили за мемы в "ВКонтакте".

Леонид Волков

Буквально еще два слова о частичной декриминализации 282 статьи. Все понятно и с половинчатостью решения, и с тем, что маразма меньше не станет, и что административки будут штамповать легче, больше и охотнее, чем уголовки до того, все так, но! Но для конкретных десятков людей это будет означать освобождение из тюрьмы, выход на свободу, прекращение абсурдных уголовных дел. И это отлично. Свобода настолько лучше, чем несвобода, что при всех оговорках случившееся сегодня следует считать безусловным успехом и радоваться.

А раз так, то уместно еще вспомнить, чей это успех — и поблагодарить.

1. Мария Мотузная.
Так совпало, но Мария стала символом, лицом этой истории. Ее пламенный тред в твиттере, собравший много тысяч репостов — он оказался внезапно той самой соломинкой, переломившей хребет верблюду. Мария вроде ничего особенного не сделала — просто искренне и ярко рассказала свою личную историю — но, как бывает, сделала это в нужное время и в нужном месте. И ее огромное мужество было вознаграждено. Спасибо, Мария!

2. Более широко — протестному движению. Путин не вносит поправки, отменяющие поправки, ранее внесенные Путиным, вот просто так. Никогда. Он делает это под давлением. Он делает это из-за общественной кампании. Он делает это, потому что боится. Не было бы протестов по всей стране, не было бы вот этого ощущения, что все из рук валится — не было бы и идеи, что надо дать послабление по какой-то резонансной теме, чтобы снизить уровень давления. Может, кто-то решит, что все не так уж плохо (не ведитесь!). И те, кто выходил на митинги против пенсионного грабежа, и те, кто прокатывал на «выборах» путинских губернаторов, и те, кто политизировал саму тему арестов за репосты (делая ее, собственно, резонансной) — вот они все этого и добились, только так это сегодня в России и работает.

Однако и сарказма по поводу "послабления" в Сети тоже хоть отбавляй.

Николай Подосокорский

Оттепель! Теперь уголовка будет светить только за два и более неправильных лайка или репоста, сделанных в течение года.

Сталингулаг

Частичная декриминализация 282 статьи - это когда тебя посадят не за репост, а за два репоста. <ОХРЕНЕТЬ> ГУМАНИЗМ

Николай Травкин

Владимир Путин внес в Госдуму законопроект о декриминализации 282-ой статьи Уголовного кодекса, который смягчает ответственность за экстремизм.
Дмитрий Песков обосновал это необходимостью «исправить проявления маразма».
Таким образом признаётся, что «закон Яровой-Озерова», введённый в действие подписью президента РФ, изначально содержал в себе признаки маразма.
ТщательнЕе надо, ребята…

Сергей Доренко

Предложение Путина по окаянной 282-ой правильные. Они, предложения, говорят о том, что Путин слышит общество. Путин слышит молодёжь, потому что менты охотились именно на детей. Вопрос:
— Кто ответственен за охоту на детей, и кто ответит? С кого сдерут погоны? Кому исковеркают судьбу так, как исковеркали судьбы ребят?
— Будут ли амнистированы несчастные жертвы узколобых кретинов, остающиеся сейчас в застенках?

Большинство комментаторов считают, что нужно не радоваться "послаблению", а требовать большего.

Дмитрий Шабельников

Плохо. То есть как бы хорошо, но сейчас вот так «смягчат» и больше к этому возвращаться не будут.

Рыклин Александр

"Законопроект о смягчении наказания за репосты внесен в Госдуму"...
Смертная казнь через повешение заменена на пожизненную каторгу...

Илья Красильщик

Закон надо не править, а отменять, конечно. Еще интересно, делает ли административка закон неинтересным для региональных силовиков — кому она нужна, план ведь по уголовке выполнять надо

Кирилл Шулика

Доволен я или нет? Нет, не доволен, я будут доволен, когда статью 282 отменят. А тут очень верно сказал депутат Синельщиков.

"То есть совершил административный проступок и потом снова за административный проступок тебя привлекут. Это нехорошее явление. Это повторное совершение административного проступка, которое перерастает в уголовное преступление — такая практика была осуждена в начале 90-х годов совершенно правильно", — заявил он.Поэтому просто требуем отмены 282, как и ранее!

Дмитрий Гудков

Подождите радоваться. Путин же не отменяет 282. Он просто создает дымовую завесу.

Что именно сегодня внесено в Госдуму под видом смягчения наказания за «экстремизм»? Поправки в статью 282 (резиновое «Возбуждение ненависти») предполагают следующее: если вы один раз лайкнули смешную картинку – то штраф или 15 суток. В этом смысле стало чуть лучше. А если второй раз в течение года – то прежний механизм с уголовным сроком. Раньше уголовка была уже за первый лайк. Это оттепель?

– Нет. Представьте ситуацию: товарищ майор нашел ваш альбом «ВКонтакте» и сделал два скриншота. По первому он завел административное дело, вы отсидели 15 суток, вышли, и тут – хопа! – появляется второй скриншот (подправить дату, если что, труда не составит). Уголовное дело.

Элементарно, Ватсон!

Кроме того: почему дела по 282 сейчас так популярны? Потому именно на них легко зарабатывать новые звезды на погоны. Ничего не нужно делать, только мемасики в интернете читать. Думаете, товарищ майор откажется от такой возможности? – Специально для него в Уголовном кодексе осталась, например, статья 280 – «Публичные призывы к экстремистской деятельности». Те же лайки и репосты.

А если 280 не хватит – есть, например, 354.1, и там такое: «Распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России, совершенные публично». Еще один тип мыслепреступлений. Ну и, конечно, наше любимое оскорбление чувств верующих.

Подобного законодательного мусора в УК – полным-полно. Просто нужно подождать, через годик-другой посмотреть, куда станут перетекать уголовки.

Потому что главный принцип остается неизменным: силовикам нужны палки.

И исправить эту ситуацию могут только две вещи. Первая, наиболее легкая – отмена всех статей о мыслепреступлениях. Нельзя наказывать за слова – это и моя собственная позиция, и позиция Партии Перемен.

Вторая вещь куда труднее – конституционная реформа с выводом судебной власти из-под контроля президента. Чтобы судьи не назначались им, были независимы и не становились соучастниками репрессий.

А иначе все нынешние поправки так и останутся марафетом, наведенным покойнику перед похоронами.

Михаил Пожарский

Президент нынче внес законопроект о частичной декриминализации 282 статьи. Принцип тот же, что и с недавней декриминализацией побоев: за первый эпизод - административное наказание, за рецидив в течении года - уголовное. Как это будет работать и будет ли вообще?

Дело в том, что со всеми эти делами за репосты в Кремле обеспокоились: репрессивная пушка, вместо оппозиционеров, начала лупить по случайным людям. Именно это и хотят исправить законопроектов, ведь часть вторая 282 статьи, где про "группу лиц" остается неизменной. То есть цель сделать так, чтобы условное "Новое величие" посадить можно было, а вот Васю за мем - уже нет.

Но получится ли? Давайте посмотрим какая сейчас практика по "экстремизму". В Омске под раздачу попала феминистка, в Нижнем Новгороде - сторонник "патриархата". Такой идиотизм. А все почему? Потому, что националисты и прочие кого ранее сажали за экстремизм уже закончились. Не заканчивается в этой схеме только товарищ лейтенант, который хочет стать товарищем майором самым кратчайшим путем. И этот путь пролегает через дела по экстремизму.

Можно как угодно переписывать 282 статью, однако толпы людей, которые привыкли делать на ней статистику и карьеру, никуда не денутся. И они продолжат рыть землю носом в поисках "экстремизма", несмотря на то, что там думает Путин по этому поводу. Потому заняты они этим не ради Путина, а ради премий, отчетов, звезд на погонах.

И как обойти "декриминализацию" они придумают. Сколько там эпизодов в деле Марии Мотузной, сколько роликов предъявляли Соколовскому? Все просто: берем одну картинку - выписываем административку, берем следующую - вуаля и у нас уже уголовное дело. Подшиваем папочку.

За десятилетия в российском государстве выстроили такую систему стимулов, в которой вознаграждаются людоедство, беспринципность и садизм. Повернуть что-то вспять не в силах даже сами архитекторы системы, ведь маховик уже раскручен, его не остановишь косметическими правками. Проблема не только в законах, но также в людях и практике, ставшей для них привычной. Поэтому только массовые увольнения и люстрации могут решить решить проблему.

Алексей Федяров

Про «смягчение» ответственности за экстремизм.

Нет никакого смягчения. Нет декриминализации.
Есть изменение процедуры привлечения к уголовной ответственности. Не критичное для органов.
Есть те, кому повезло – в отношении них дела были возбуждены по части 1 статьи 282, они будут прекращены.
Но в целом меры – неприкрытый популизм.

Для начала рассмотрим, что такое экстремизм в актуальном правоприменении.
Прежде всего - это преступления, уголовные дела по которым можно возбуждать, а можно и не обращать на них внимания. Именно поэтому нераскрытых преступлений этой категории нет, хотя казалось бы, заходи в сеть, читай посты и комменты, их там сотни тысяч таких, которые прекрасно подходят под фабулы нынешних приговоров. Но большинство будут нераскрыты: либо будет невозможно установить принадлежность аккаунта, либо вообще авторство текста. Поэтому на них не обращают внимания. Повторюсь, на большинство «экстремистских» текстов специально созданные для этого структуры внимания не обращают.
И ничего не происходит в результате. При всей раздутой опасности экстремизма в его текущем понимании, не происходит ничего. Абсолютно.
Власть те самые непривлеченные к ответственности экстремисты, в отношении которых дела не возбуждены, не свергают, и, по всей вероятности, не собираются.
Что это значит? Что общественная значимость «противодействия экстремизму» в интернете, в том виде, в каком она сейчас, равна нулю.

Центры противодействия экстремизму живут в режиме strawberry fields, они на клубничной поляне, дела берут с земли: те, которые нравятся и те, которые рядом. Для статистики. А что остальные ягоды? Да пусть растут, от того, что они есть, никому ни плохо, ни хорошо. А сорванные, ну что сорванные, не повезло.

ЦПЭ многочисленны, их штат значителен и обеспечен. А значит, они должны выполнять поставленные задачи.
Привлечение к административной ответственности никогда не было и не будет целью и результатом оперативно-розыскной деятельности. Статистическая установка всегда одна – уголовное дело и обвинительный приговор по нему. Административка – не результат. Она не учетна.
Что же теперь делать этой армии оперов? Их распустят? Урежут штаты? Нет. Задача будет ужесточена. Думайте и ройте – вот такими будут установки для них.

Выльется это в то, что для начала будет создана база сведений о привлечении к административной ответственности. Этот будут болванки, заготовки. Их возьмут на контроль.
Параллельно в рамках оперативного внедрения и оперативных экспериментов будут создаваться искусственные аккаунты, боты, которые будут постить заведомо экстремистские публикации, создавать группы, затягивать те самые болванки в общение и в репосты.
Помните, в сказке про цветик-семицветик: «Одну ягодку беру, на другую смотрю, третью примечаю, а четвёртая мерещится».

Показатели после временного проседания из-за единовременного прекращения дел сейчас быстро вернутся к прежним. И будут расти.
А значит, будет расти количество приговоров.

Будьте аккуратны. Процедуры поменяли. Но количество опричников не уменьшится.
И задачи у них остались прежними.

Антон Орех

Про 282 много не думайте. Любое послабление, конечно, лучше любого ужесточения. Но ведь суть власти в России не меняется. Открутили одну гайку – закрутят три других. Не посадят по 282, посадят по другой статье. А что «могло быть и хуже» - так не спешите, будет вам и хуже.

Энтузиазма по поводу поправок не испытывает и подвергшаяся преследованию по статье Мария Мотузная.

Даже "патриотическая общественность" считает, что власть могла бы пойти и дальше - например, разобраться с "экспертами", на которых держатся обвинительные заключения в подобных делах.

Егор Холмогоров

Если бы человек был собакой Павлова и у него существовали безусловные экстремистские рефлексы — показали ему коловрат, возбудилась рефлекторная ненависть и он пошел играть в городки, то никаких вопросов в том, кого и за что судить по этой статье не было бы. Но человек, слава Богу, не собака, а существо с более-менее высокой культурой и сложным семиотическим мышлением. На один и тот же сигнал он может выдать тысячи разных реакций, никак с ненавистью к тем или иным группам не связанную. И подавать те или иные сигналы он может с самой разной целью — от подстрекательства к насилию до легкой самоиронии.

Из-за этой размытости состава преступления решающую роль в делах по 282 статье играла экспертиза. Если эксперт, некий человек с дипломом филолога или психолога, давал заключение, что по его мнению подозреваемый имел в виду разжечь, то дальше осуждение становилось практически неизбежным (а как ты докажешь суду, что не имел этого в виду), если нет, то нет.

В результате эксперты, тесно сотрудничающие с правоохранителями (никакой независимой экспертизы тут не было), превратились по сути в решающую внесудебную инстанцию. А приговоры приобретали следующий характер: «высказывание побудительного характера, которое может быть воспринято как побуждающее к враждебным действиям». «Может быть воспринято». До полного абсурда ситуация дошла, когда суд запретил как экстремистскую футболку со знаменитым лозунгом афонских монахов «Православие или смерть», хотя в нем с очевидностью содержалось выражение готовности умереть за веру, а никак не убивать за нее.

Маргарита Симоньян

Следующий шаг по 282-й должен быть такой: резко ограничить круг экспертов, которые могут признавать материал экстремистским. Лицензировать их, сертифицировать или как-то иначе убирать из этой истории идиотов, признающих пропагандой нацизма пост с кадрами старых советских фильмов.

Буду это лоббировать, где могу.

С аргументами критиков спорит Кристина Потупчик:

Первые восторги улеглись, пошла первая критика. В этой связи побуду, пожалуй, единоличным пленумом, и выскажусь относительно ряда наиболее популярных опасений.

Итак, Путин внес в Госдуму законопроект о декриминализации первого правонарушения по ч.1 ст. 282 УК РФ.

Что это значит? Да, это значит, что за мем вы все еще можете получить административку. Уголовное дело может быть возбуждено ТОЛЬКО если в течение года после административного взыскания вы повторно совершаете аналогичные действия.

Но это вовсе не значит, что если у вас на страничке висят два мема, за один дяденька майор составит административку, а за второй — уголовку.

Действиями в данном случае является непосредственно публикация вами какой-то информации. Чтобы стать героем уголовного дела вы должны совершить публикацию именно ПОСЛЕ того, как вас осудили по административной статье.

И самым главным приятным бонусом в декриминализации, даже частичной, является здесь то, что привлечь к административной ответственности, на самом деле, по этой статье сложнее, чем к уголовной. Срок давности по уголовной 282 статье — 6 лет. То есть, у сотрудников центра «Э» была возможность сшить дело за любое ваше «экстремистское» высказывание в течение предыдущих шести лет.

А вот по административной статье, которая появится в КОАП благодаря путинским поправкам, срок давности всего три месяца до вынесения судебного постановления. Это значит, что все ваши мемы старше трех месяцев не смогут стать основанием для дела. По факту, на самом деле, это означает фактически полную декриминализацию первой части 282 статьи — просто потому что теперь вашу публикацию дяденька майор должен успеть найти, отнести прокурору, прокурор — возбудить дело и передать его в суд, суд — назначить и провести экспертизу, заслушать ваше дело и вынести решение. Представляете, как это все уложить в трехмесячный срок? Вот и я не представляю.

Поэтому, кстати, никогда впредь не упрощайте эту задачу, если на вас возбудят дело об административном правонарушении за экстремизм. «Отсутствие раскаяния и осознания вины в содеянном со стороны лица, в отношении которого ведется производство по делу, не могут учитываться при назначении административного наказания», - постановил пленум Верховного Суда еще в 2013 году. Так что признание вины тут вам не поможет, зато поможет суду рассмотреть дело в кратчайшие сроки. Не упрощайте суду эту задачу, ибо если он не уложится в трехмесячный срок с момента вашей публикации, дело будет просто-напросто прекращено по истечению срока давности.

И нет, конечно же, никаким «длящимся» правонарушением новая административная статья, дублирующая диспозицию ч.1 ст.282 УК РФ, не будет. Срок давности отсчитывается не со дня обнаружения вашего мема или репоста, а с момента публикации. Поэтому, кстати, я не верю в то, что хотя бы одно дело по ч.1 ст. 282 УК РФ, которое возбуждено на данный момент, после вступления поправок в силу, сможет быть переквалифицировано на административку — опять же, из-за срока давности.

Конечно, плохо, что в уголовном кодексе остаются статьи 148 УК РФ (оскорбление чувств верующих), статья 205.2 (Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма, статья 280 (Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности), статья 280.1 (Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ) — по ним тоже можно привлечь «за высказывания», но их состав все-таки практически не подходит для неосторожных приколов, а с учетом разъяснений пленума ВС и обозначенного курса на либерализацию антиэкстремистского законодательства, думаю, следователи и судьи впредь будут максимально осторожны по таким делам.

По иронии судьбы, ровно за два года до внесения поправок в 282-ю по этой статье был вынесен приговор блогеру и журналисту Антону Носику - за запись в LiveJournal по поводу начала военной операции в Сирии.

Демьян Кудрявцев

Сначала ввели козу, теперь вывели - и все довольны. Вообще-то символично, что поправки в законодательство об экстремизме внесены ровно в годовщину суда над Антоном. Но поправки эти - слабые, половинчатые, несерьёзные. Во-первых, они оставляют ещё минимум 3 статьи, по которым человека можно посадить за то же самое. Во-вторых, даже по этой же статье, за второй репост в течение года можно сесть. То есть, если человек последовательно отстаивает свои взгляды, а не раз в два года по пьяни — он сядет, несмотря на поправки. Ну и третье — никакого административного наказания за мысли и слова тоже быть не может. Все проблемы «оскорблений» должны решаться без участия следственных органов в гражданском и мировых судах исключительно коммерческим иском оскорбленных к оскорбившему, с разумной оценкой ущерба и осмысленной практикой порядка возмещения. Основной заботой суда в этих исках должны быть защита свободы слова и свободы совести.
ГОСУДАРСТВО НЕ ИМЕЕТ ПРАВА СУДИТЬ ЗА МЫСЛИ И СЛОВА.
Так что никакого праздника, с моей точки зрения, сегодня нет. Но надо сказать, что Антон Борисович бы считал иначе. «Сначала — начнём, потом — <додавим>», говорил он в таких случаях.

Штрафы за "возбуждение ненависти" суды будут выписывать и после внесения поправок - правда, уже намного более скромные. Подробно излагает разницу между старой и новой редакцией адвокат ​Павел Чиков:

В новой редакции статьи 282 УК предлагается реализовать "дадинскую" схему статьи 212.1 УК РФ. То есть невозможно будет привлечь к уголовной ответственности за публикацию в интернете сразу. Сначала человека нужно привлечь по административке. "Судимость" по административной ответственности сохраняется в течение одного года. Если человек повторно постит экстремизм в течение этого времени, возникают основания для привлечения к уголовной ответственности.

Резко повышается роль административок, теперь нужно будет активно защищаться именно там. Второй законопроект предполагает внесение новой статьи в КоАП - Статья 20.3.1 "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства". Ее диспозиция повторяет нынешнюю уголовную статью 282. Административное наказание предполагает наложение административного штрафа на граждан в размере от 10,000 до 20,000 рублей, или обязательные работы на срок до 100 часов, или административный арест на срок до 15 суток; на юридических лиц - от 250,000 до 500,000 рублей.

В дополнение к этой новой экстремистской статье КоАП останутся и три прежних. Пока там "основная" экстремистская статья 20.29 - Массовое распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения. Однако ответвенность по ней возникает только за публикацию материалов, включенных в соответствующий Перечень.

Кроме этой, в КоАП есть еще статья за публикацию свастики и другой запрещенной символики. И довольно редкая статья 13.37, касающаяся только владельцев аудиовизуального сервиса.

В целом оперативникам ЦПЭ работать теперь будет сложнее, сидеть у компьютера и штамповать уголовные дела по статье 282 будет невозможно. Однако законопроект никак не затрагивает статью 280, у которой "чекистская" подследственность. То есть просматривается конкурентная борьба между МВД и ФСБ за экстремистские уголовки. Полицейским работу планируется усложнить, а госбезопасности, соответственно, нет.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG