Ссылки для упрощенного доступа

Кумир правых радикалов


Жаир Болсонару. Рио-де-Жанейро, 28 октября

В Бразилии во втором туре президентских выборов в минувшее воскресенье победил ультраправый кандидат Жаир Болсонару, 63-летний бывший офицер, идеализирующий времена военной диктатуры, известный расистскими, националистическими, крайне консервативными взглядами и скандальными заявлениями. При президенте Болсонару Бразилия, вероятно, вступит в новую эпоху – больших социально-политических и экономических потрясений.

По итогам подсчета почти всех бюллетеней Жаир Болсонару, баллотировавшийся от малоизвестной Социал-либеральной партии, набрал больше 55 процентов голосов избирателей, в то время как его соперник Фернанду Аддад, кандидат от правившей до сих пор 13 лет левоцентристской Партии трудящихся, – меньше 45 процентов. В первом туре, который прошел три недели назад, Болсонару получил около 46 процентов голосов, значительно опередив Аддада, с которым с самого начала вступил в жесткую идеологическую конфронтацию.

Практически до голосования во втором туре Болсонару находился в больнице после того, как на одном из предвыборных митингов был тяжело ранен ножом в живот сумасшедшим – что, вероятно, также прибавило ему голосов избирателей.

Любительское видео, на котором запечатлен момент покушения:

Президентское кресло Жаир Болсонару должен занять на четырехлетний срок с 1 января 2019 года.

Отслуживший 17 лет в десантных и артиллерийских войсках, а затем пришедший в 1988 году в политику (после первого избрания в городской совет Рио-де-Жанейро), Болсонару буквально боготворит период военной диктатуры и репрессий в Бразилии 1964–1985 годов. Он оправдывает пытки и казни как "законную практику" и является непримиримым противником принципов современной демократии и всех левых сил и движений мира. Болсонару выступает за резкое ограничение миграции из соседних стран и Африки, за свободное владение оружием, и за резкое сокращение налогов на богатых и социальных программ для бедных.

Жаир Болсонару во время предвыборной кампании
Жаир Болсонару во время предвыборной кампании

Жаир Болсонару, потомок итальянских иммигрантов, приехавших в Бразилию после Второй мировой войны, также известен заявлениями в защиту "традиционных ценностей", в которых сквозят элементы расизма (например, частые презрительные высказывания в адрес индейцев и чернокожих), женоненавистничества и гомофобии (вроде "лучше иметь мертвого сына, чем сына-гея"). Новый бразильский президент обещает самыми "жесткими методами" преодолеть коррупцию и преступность. Во время предвыборной кампании Жаир Болсонару много говорил о том, что одним из его политических кумиров является президент США Дональд Трамп, за что его противники, в основном из левого лагеря, иногда называют "тропическим Трампом".

Акция протеста против выдвижения Жаира Болсонару в кандидаты в президенты:

В октябре 2018 года в Бразилии состоялись не только президентские выборы, а всеобщие – страна выбирала также депутатов и сенаторов Национального конгресса Бразилии, многих губернаторов и вице-губернаторов, а также депутатов почти всех региональных парламентов. Как показали результаты, парадоксальным образом на фоне победы Жаира Болсонару свои позиции, особенно на выборах в Федеральный сенат, сохранила левоцентристская Партия трудящихся – несмотря на все скандалы, в результате которых один бывший президент страны, Луис Инасиу Лула да Силва, сел в тюрьму на 12 лет, а другой бывший лидер государства, Дилма Русеф, была отстранена от власти после импичмента.

О том, в какой новой политической реальности проснулась Бразилия 29 октября, в интервью Радио Свобода рассуждает политолог и социолог, латиноамериканист Татьяна Ворожейкина:

– Как столь неоднозначный, мягко говоря, политик смог победить, да еще и со значительным перевесом, на выборах президента более чем 200-миллионной страны?

– Нынешняя бразильская реальность – малоприятна. Победил человек, который представляет все праворадикальные силы в Бразилии, которые, кстати, не оформлены ни в какую единую организацию, потому что Социал-либеральная партия (PSL), созданная в 2002 году, от которой выдвигался Болсонару, никому до сих пор особо не была известна, в нижней палате Конгресса у нее лишь 52 депутата. Партия трудящихся по-прежнему сохраняет там за собой первое место. Иначе говоря, этот человек, 27 лет до этого бывший членом Палаты депутатов, был известен до сих пор как политический шут, "славный" своими сексистскими, расистскими, гомофобными высказываниями и тем, что он, бывший военный, открытый сторонник военной диктатуры, единственное, о чем сожалеет, – что военные "правильно пытали, но мало убивали".

Единственное, о чем сожалеет, – что военные "правильно пытали, но мало убивали"

Болсонару сам по себе никакой загадки не представляет. Существенные изменения в том, что его поддержали больше половины бразильцев! И, что в особенности тревожно, наибольшую поддержку Болсонару получил в развитых штатах юга и юго-востока страны, среди наиболее образованных, белых групп населения с высокими доходами. А на самом юге Бразилии, в наиболее развитых штатах, его количество голосов колеблется на уровне 65 процентов. Это достаточно однозначный выбор большинства населения, которое сочло возможным пренебречь такого рода предысторией и позицией этого человека.

Почему так произошло? Во-первых, виноваты экономический кризис и действия предыдущего правительства Партии трудящихся, президента Дилмы Русеф, которая старалась продолжать "политику перераспределения", начатую ее предшественником Лулой да Силва, и резко ухудшившаяся после кризиса 2009 года экономическая конъюнктура. В экономике Бразилии наблюдалась очень сильная рецессия и депрессия, самая сильная с 30-х годов прошлого столетия. И вина за эту экономическую политику справедливо возлагается на Партию трудящихся.

Сторонник Жаира Болсонару празднует победу. Сан-Паулу, утро 29 октября
Сторонник Жаира Болсонару празднует победу. Сан-Паулу, утро 29 октября

Во-вторых – налицо очень сильное отторжение всего политического класса Бразилии, после скандала, связанного со вскрывшимися фактами перераспределения средств государственной компании Petrobras в частных интересах, в обмен на контракты. В этом деле оказались замешаны не только правящая Партия трудящихся, но и вся оппозиция, в частности центристская Партия бразильского демократического движения и правоцентристская Бразильская социал-демократическая партия. Полный провал центристов, очень сильное ослабление левых и неверие народа в целом в весь правящий класс – результат этого коррупционного скандала. Очень важен такой показатель: в Бразилии голосование обязательно по закону для всех, но во втором туре не приняли участие, то есть пренебрегли возможным штрафом, более 21 процента зарегистрированных избирателей, то есть примерно 31 миллион человек.

– Я полагаю, что усталость именно от, простите, "ожиревших левых" – вот еще одна из главных причин итогов этих выборов.

– Левые находились у власти в Бразилии с 2003 по 2016 год, 13 лет, действительно долго. Хотя Дилма Русеф не был замешана ни в какой коррупции, ее отставка была результатом общего межпартийного сговора, конечно. Партия трудящихся называет это государственным переворотом. Ее отправили в отставку на основании выявленных технических нарушений в управлении государственным бюджетом – в то время как против более чем половины тех депутатов парламента, кто принимал решение о ее импичменте, в то же самое время были открыты соответствующие уголовные дела, о коррупции.

Дилма Русеф
Дилма Русеф

Далее, не станем забывать и настоящую антилевую истерию, которую раскручивал Болсонару и поддерживал целый ряд СМИ. Я бы упомянула и еще одну очень важную вещь – это позиция, занятая крупным бразильским бизнесом. В последнюю неделю перед первым туром резко участилось количество заявлений в поддержку Болсонару со стороны глав промышленных и финансовых компаний. А после первого тура бразильская фондовая биржа в Сан-Паулу подскочила на 6 процентов, а бразильский реал по отношению к доллару вырос на 3 процента.

Если резюмировать, тот мощный институциональный и социальный сдвиг, которым были отмечены в Бразилии 90-е и 2000-е годы, практически теперь сведен к нулю, очень сильно развитие Бразилии отброшено назад. Потому что Фернанду Энрики Кардозу, президент Бразилии в 1995–2002 годах, успешно пытался создать то, что он называл "Республикой", то есть он стремился превратить государство из частного бизнеса власть предержащих в общее дело, создать бразильские общественно-правовые институты. Которые затем, в 2000-е годы, президентом Лулой были, также успешно, использованы для того, чтобы попытаться бороться с главной проблемой Бразилии – нищетой и крайним неравенством в распределении доходов. Этот вариант развития Бразилии фактически теперь отторгнут больше чем половиной населения.

Сыграли свою роль, конечно, все те вещи, которые привели к власти и Дональда Трампа в США

Здесь сыграли свою роль, конечно, все те вещи, которые привели к власти и Дональда Трампа в США, усталость от излишней политкорректности, например. Бразилия тоже многорасовая страна, и так далее… Но я бы Болсонару с нынешним американским президентом не сравнивала, потому что Трамп – продукт издержек глобализации и автоматизации производства. А в Бразилии работают несколько иные факторы. Но все равно это опасная ситуация. Наблюдая всю ту крайнюю антилевую, расистскую, гомофобную истерию, которой сопровождалась кампания Жаира Болсонару, я бы сказала, что здесь есть определенные основания для сравнения с фашистскими движениями 30-х годов в Европе. Потому что это массовое праворадикальное движение с самого низа, отторгающее все демократические ценности, которые Бразилия с таким трудом утверждала в последние больше чем 30 лет.

– Бразилию теперь ждут большие социальные потрясения? Может быть, раскол в обществе приведет к некоей цепи постоянных столкновений, которые вообще неизвестно чем могут закончиться? Мы уже упомянули преступность, нищету, расовую и социальную ненависть. Я еще вспомню противостояние богатых землевладельцев и разных местных индейских общин, бедных крестьян, защитников природы в Амазонии и в других окраинных регионах Бразилии. Это все достигло огромного накала. Да и сам Болсонару об этом говорит часто.

– Это, конечно, очень тяжелые проблемы, и в какой мере Болсонару будет дальше играть на этих темах, зависит от него самого. Что касается его идей – то идей у него особых-то и нет! Он до последнего времени выступал как "государственник", в области развития экономики. Но вдруг, буквально за месяц перед первым туром, он сделался большим либералом и нанял представителя "чикагской школы" Паулу Гедеса в качестве экономического советника (он будет, видимо, министром экономики), который предлагает ультралиберальную программу. Это будет в значительной мере политика ad hoc, видимо.

Опасность разрушения демократических институтов, опасность социального регресса существует. Вы правильно упомянули одну проблему: кроме юга и юго-востока, самых развитых штатов, Болсонару наибольший процент получил в трех штатах, Амазонас, Мату-Гросу и Мату-Гросу-ду-Сул, где вовсю идет это развитие экспортного, прежде всего, соевого, агрокультурного бизнеса, где сельскохозяйственные фермы и предприятия наступают на амазонские джунгли и уничтожают среду обитания тех общин, которые там жили тысячи лет.

Социально незащищенные слои бразильского населения еще больше ослаблены поражением, то есть победой Болсонару. Но они будут защищаться, потому что то, что было сделано в прошлое десятилетие, прибавило им уверенности в себе. И простые люди поняли, что такое человеческое достоинство. Если на них будут наступать, то, соответственно, они будут обороняться.

– Бразилия – гигантское мощное государство, занимающее немалый сектор в мировой экономической системе, и у которого очень много проблем. Например, на фоне второго тура выборов постоянно писалось, что весь банковский сектор страны оказался на грани краха. Может быть, Болсонару способен удержать страну на краю пропасти хотя бы в финансово-индустриальном отношении?

– Выход из кризиса в Бразилии уже начался, еще в 2017 году. Бразильская экономика начала расти, хотя и очень низкими темпами, порядка 1–2 процентов ВВП в последние 2 года. То, что предлагает Болсонару, вернее, его советник Гедес, – это, конечно, ультралиберальная экономическая политика, которая, по-видимому, поддержит лишь социально сильные слои населения. Это уже пытался делать Мишел Темер, временный президент Бразилии, в последние полтора года за счет урезания тех социальных завоеваний, которые были достигнуты при Луле да Силва. Конечно, можно предположить, в особенности учитывая поддержку со стороны финансово-экономического сектора, что результаты улучшатся. Но подчеркну, что эта тенденция уже наметилась до победы Болсонару.

Сторонники Жаира Болсонару празднуют победу. Рио-де-Жанейро, 28 октября
Сторонники Жаира Болсонару празднуют победу. Рио-де-Жанейро, 28 октября

Насколько решительно Болсонару начнет проводить ту масштабную программу приватизации государственных предприятий, которая им вроде бы предлагается, пока неясно, потому что среди его прямых сторонников и вообще поддерживающих его сил есть и противники этой идеи. Бразильская конституция предполагает, что все основные экономические шаги, такие как приватизация, например, должны одобряться двумя третями голосов членов обеих палат Национального конгресса. А ничего подобного в Конгрессе у Болсонару нет! То есть речь, возможно, зайдет опять о той межпартийной торговле, о покупке голосов, собственно, на которой и сгорела Партия трудящихся. Потому что никогда, за всю историю Бразилии, такого мелко-дробного политического представительства в парламенте не наблюдалось, как сейчас. В Федеральном сенате у него вообще очень слабая поддержка. Но Болсонару неоднократно давал понять, что если ему будут препятствовать, то он может и применить силу. Что это будет – устроенный им самим переворот, разгон представительных властных институтов – трудно сказать сейчас. Конечно, крайне правые силы на подъеме. Но в какой мере они смогут консолидироваться – это пока открытый вопрос.

Болсонару неоднократно давал понять, что если ему будут препятствовать, то он может и применить силу

– Действительно ли Жаир Болсонару настолько радикальный политик, не имеющий, что называется, никаких тормозов, который способен воплотить в жизнь все свои идеи и обещания? Ведь предвыборная риторика всегда отличается от реальных решений, когда человек уже садится в президентское кресло. Взять того же Дональда Трампа, которого, кстати, Болсонару называет своим кумиром.

– Много из того, что Трамп обещал, самые важные вещи, он и сделал. В этом смысле я принадлежу к тем, кто считает, что, да, Болсонару способен вести себя точно так же. Что ограничивает Трампа? Сильные американские политико-общественные институты и разделение властей. В Бразилии эти институты гораздо более слабые, и в этой стране нет ничего похожего на американскую двухпартийную систему, на роль Верховного суда, которую, кстати, последним своим назначением Трамп тоже уменьшил. А в Бразилии это все гораздо более зыбкое, несмотря на усилия Фернанду Энрики Кардозу, и теперь вообще обернутое вспять.

– Куда, возможно, направится Бразилия теперь в международных делах? С одной стороны, Болсонару прямо ненавидит социалистов, руководителей соседних Кубы и Венесуэлы. Он консерватор, ориентированный на США, причем в старомодном варианте 20-го века. С другой стороны, Болсонару неоднократно обещал вообще убрать любые идеологические принципы из бразильской внешней политики. Бразилия, например, остается членом БРИКС. Он что, полетит в гости к Путину, к Си Цзиньпину?

Чисто идеологически, психологически между Болсонару и Путиным нет вообще никаких барьеров​

– Все будет решаться в зависимости от конкретной конъюнктуры. Конечно, Бразилия будет занимать правый фланг. Кстати, что касается Венесуэлы – то обстоятельство, что его соперник Фернанду Аддад так и не смог осудить нарушение прав человека в Венесуэле, я думаю, стоило ему нескольких процентов голосов. Он лично приближался к этому, но Партия трудящихся отказывалась.

Если раньше, при Луле особенно, Бразилия была лидером левоцентристского блока, то сейчас, конечно, она станет лидером правых сил, и очень проамериканским. С Трампом у Болсонару вообще нет никаких проблем, в отличие от ряда других латиноамериканских лидеров. Насчет Путина – думаю, что Болсонару будет проводить достаточно прагматичную политику. Потому что отношения Бразилии и России – это, прежде всего, экономика. Если найдется возможность увеличения бразильского экспорта в Россию, почему бы и нет? Чисто идеологически, психологически между этими двумя людьми, Болсонару и Путиным, нет вообще никаких барьеров, – уверена Татьяна Ворожейкина.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG