Ссылки для упрощенного доступа

Церковь преткновения


Президент Украины Петр Порошенко на встрече с архиереями Украинской православной церкви

Диалог накануне Томоса

Виталий Портников: Сегодня мы будем говорить о том, какие последствия может иметь предоставление автокефального статуса Украинской православной церкви. Со мной в студии Ярослав Коцюба, эксперт Института мировой политики, и на связи из Москвы российский церковный публицист, бывший главный редактор журнала Московской патриархии Сергей Чапнин.

Подробно о ситуации в сюжете Владимира Ивахненко.

Владимир Ивахненко: 11 октября Синод Вселенского патриархата прекратил действие указа 1686 года о передаче Киевской митрополии в ведение Московского патриархата и начал процесс предоставления автокефалии (административной независимости) Украинской православной церкви. В Константинополе также восстановили канонический статус глав: Киевского патриархата – Филарета и Украинской автокефальной церкви – Макария, которые в свое время были преданы анафеме Русской православной церковью как раскольники. В Русской православной церкви эти решения назвали "попыткой разрушения основ православного канонического строя", следствием чего станет разрыв отношений с Константинопольским патриархатом.

Предполагается, что Томос (документ об автокефальной украинской церкви) может быть утвержден на Синоде Вселенского патриархата в ноябре. Для его получения необходимо провести в Киеве объединительный собор и избрать предстоятеля. Духовным центром новой церкви станет Софийский собор, где вскоре должны собраться иерархи Украинской православной церкви Киевского и Московского патриархатов, а также Украинской автокефальной церкви. Именно в соборе Святой Софии первый в истории официальный Киевский патриарх получит Томос о даровании Украине автокефалии. Одним из вероятных кандидатов на пост предстоятеля называют 89-летнего главу Украинской православной церкви Киевского патриархата Филарета.

Предоставление автокефалии Украинской православной церкви, как заявляет президент республики Петр Порошенко, из того же ряда, что и укрепление национальной армии, защита украинского языка, борьба Украины за членство в Европейском союзе и НАТО. Глава государства немало сделал для того, чтобы Вселенский патриархат пошел навстречу Киеву, и создание поместной православной церкви может быть зачислено в его актив в преддверии назначенных на весну 2019 года президентских выборов. Как подчеркивает руководство Украины, поскольку церковь отделена от государства, власть будет уважать выбор тех, кто останется в церковных общинах, сохраняющих духовное единство с Русской православной церковью.

Создания единой поместной православной церкви Украина добивалась с начала 90-х годов. Эта тема стала особенно актуальной после того, как Русская православная церковь одобрила аннексию Россией Крыма и поддержала российское вмешательство в Донбассе. По этой причине часть верующих, как ожидается, после издания Томоса может перейти в общины независимой украинской церкви.

Очевидно, что Москва будет максимально осложнять процесс становления в Украине новой церкви

Очевидно, что Москва будет максимально осложнять процесс становления в Украине новой церкви. Решение Вселенского патриархата по украинскому вопросу обсуждалось даже на заседании Совета безопасности РФ, пресс-секретарь Владимира Путина заявил, что Россия будет защищать права православных Украины, если они будут нарушены.

Украина – крупнейший актив Русской православной церкви: в стране насчитывается около двенадцати тысяч приходов Московского патриархата, почти треть от общего их числа. Для Кремля, как считают в Киеве, создание независимой церкви создает риск потери Украины и местного плацдарма "Русского мира". Пророссийские украинские политики после получения Томоса предрекают ожесточенную борьбу, вплоть до вооруженных конфликтов, связанных с захватом храмов и монастырей, находящихся сейчас в ведении Московского патриархата. В Службе безопасности Украины не исключают провокаций со стороны кремлевских спецслужб. На фоне российской гибридной войны и накануне выборов президента Украины противостояние вокруг вопросов церковной собственности действительно может спровоцировать серьезные внутренние конфликты. Поэтому, как считают эксперты, вопрос передачи культовых сооружений должен быть заморожен государством и впоследствии осторожно решаться законодательным путем.

Виталий Портников: Мы часто говорим о тех последствиях, которые будет иметь предоставление автокефалии, создание новой поместной церкви для Украины и для ее православных. В то же время, есть сюжет, который нельзя игнорировать. Мы видим два параллельных процесса. С одной стороны, Украина движется к получению автокефального статуса от Вселенского патриархата, с другой стороны, в православном мире существует явное разделение, и не только между Русской православной церковью и Константинополем, но и между теми православными церквями, которые соблюдают нейтралитет или готовы поддержать Константинополь или, как мы уже видим, готовы поддержать Москву. Какие будут последствия для этой новой Украинской православной церкви, если этот раскол произойдет?

Ярослав Коцюба: На сегодняшний день со стороны других православных поместных церквей еще не было ни одного заявления о том, что они категорически поддерживают ту или другую сторону. Сейчас не складывается такая ситуация, вследствие которой в православии произойдет какой-то большой раскол, потому что не было никаких категорических заявлений по поводу действий Константинополя, это больше политическая поддержка той или иной стороны. Лишь после того, как будет предоставлен Томос, последуют какие-то заявления от других поместных церквей.

Виталий Портников: Сергей, вы тоже считаете, что проблемы могут возникнуть только после предоставления Томоса и что они не будут столь значительными?

Сергей Чапнин
Сергей Чапнин

Сергей Чапнин: Я не разделяю такого апокалиптического видения многих православных в России, которые пытаются интерпретировать уже сложившуюся ситуацию как раскол. Дело в том, что раскол – это взаимное непризнание церковных общин. У нас сейчас довольно простая ситуация: Москва разорвала евхаристическое общение с Константинополем, а Константинополь в ответ не разорвал евхаристического общения. Таким образом, получается, что, даже если мы говорим об отношениях по оси Москва – Константинополь, то сохраняется довольно большой люфт для маневра, по крайней мере, с греческой стороны.

Главенствующий принцип канонического права – это поместная церковь в границах существующего государства

Я соглашусь: большинство поместных церквей не заинтересованы в том, чтобы конфликт углублялся, и это, на мой взгляд, показывает, что это конфликт между Москвой и Константинополем. Другие церкви деликатно, очень дипломатично выскажутся (и уже высказываются) в ответ на письмо патриарха Кирилла. Но в этом письме нет яркой однозначной поддержки позиции Кирилла, и тем более нет никакого осуждения позиции патриарха Варфоломея.

Виталий Портников: Мы говорим о расколе в православном мире в целом, но давайте сузим проблему раскола до территории Украины. Понятно, что возникнет церковь, которую по крайней мере часть мирового православия будет считать канонической, но одновременно здесь останутся приходы Украинской православной церкви Московского патриархата, Русской православной церкви в Украине, как называют эту церковь в Кремле (или ее можно назвать еще как-нибудь иначе)… Но важно, что это тоже будет большая каноническая церковь, и это будут не отношения между вчерашними, если хотите, неканоническими церквами и канонической церковью – это будет реальный конфликт двух канонических церквей, и он будет проходить по живому. Я иногда думаю: а какой конфликт опаснее – конфликт канонического с неканоническим, признанного с непризнанным или конфликт двух признанных юрисдикций, которые к тому же каждая имеют свою четкую политическую ориентацию, что тоже не секрет.

Ярослав Коцюба: Я не думаю, что здесь будет горячий конфликт. Аналогичная ситуация в Молдове: там существуют две параллельные православные юрисдикции Румынской православной церкви и Русской православной церкви. Но там не доходит до серьезных конфликтов и противостояний. Для Украины в этом проблем не будет, потому что для Русской православной церкви самое главное – это, конечно, сохранить свое имущество. Они на сегодняшний день даже и не говорят о своих приходах. По украинскому законодательству все имущество принадлежит приходам, то есть местным общинам. Я думаю, что весь конфликт будет узко локальным по отдельным регионам.

Виталий Портников: Если приходы будут вместе со священниками переходить в новую церковь, они будут переходить вместе с храмами, с территорией.

Ярослав Коцюба
Ярослав Коцюба

Ярослав Коцюба: Да, будут переходить вместе с храмами и приходами. Но это будет решаться исключительно на местном уровне. Сначала пройдет епархиальное собрание, потом местные священники у себя в приходах будут принимать решение. То есть это не будет так, что, например, подписано какое-то распоряжение о том, что вся область или вся епархия должна сразу перейти из одной юрисдикции в другую.

Виталий Портников: Я видел пространное интервью главы Отдела внешних церковных сношений Украинской православной церкви Киевского патриархата. После решения Константинополя, с одной стороны, мы говорим: вы знаете, территория Киевской митрополии, которая признана Константинополем собственной территорией, уходит за границы Украины – это отдельная тема для интересного разговора. Но есть и другая проблема – то, что Киевская митрополия не охватывает всех нынешних политических границ украинского государства. Действительно, территория Буковины раньше была частью Румынской православной церкви, территория Закарпатья – это были приходы Сербской православной церкви. Сегодня это все приходы, которые окормляются, с одной стороны, Украинской православной церковью Московского патриархата, с другой стороны, Украинской православной церковью Киевского патриархата и Украинской автокефальной православной церковью. Какова будет судьба этих приходов с появлением этой митрополии, можно ли считать, что не возникнет неких разночтений в подходах с теми церквами, которые осуществляли здесь окормление верующих до Второй мировой войны?

Сергей Чапнин: Нет, я думаю, ситуация весьма простая. Дело в том, что все-таки главенствующий принцип канонического права – это поместная церковь в границах существующего государства. Поскольку сейчас идет большой канонический передел, то новая автокефальная Украинская православная церковь будет признана в границах нынешнего украинского государства, включая Крым и Донбасс, и это совершенно естественная и очевидная норма.

Виталий Портников: Таким образом, она будет признана мировым православием.

Сергей Чапнин: Безусловно. Те пограничные и территориальные вопросы, которые сегодня существуют (вы привели пример Молдовы), все-таки надо считать исключением. Да, история церкви и вообще история мира проходит не линейно, такие конфликтные зоны сохраняются. Но я думаю, что Томос об автокефалии четко обозначит границы новой поместной церкви, и прочие поместные церкви с этим согласятся.

Виталий Портников: Господин Чапнин упомянул Крым и Донбасс – это тоже очень интересная история. После того, как в Украине появится новая украинская поместная церковь, те приходы, которые относятся к РПЦ Московского патриархата, стоит называть Русской православной церковью в Украине: просто здесь есть такая большая юрисдикция, но она не украинская, она принадлежит другому патриархату, другой церкви. Вместе с тем, действительно, интересно, что Украинская православная церковь Московского патриархата не только не потеряла своих территорий на Донбассе… Тут все как раз совпадает, потому что и Россия считает оккупированные районы Донецкой и Луганской областей частью территории Украины. Но Крым – там до сих пор действуют приходы Украинской православной церкви Московского патриархата. Не получится ли так, что само украинское государство откажется, скажет: да, там, в Крыму Русская православная церковь, ничего другого там нет?

Ярослав Коцюба: Дело в том, что по российскому законодательству сегодня очень трудно сказать, какая церковь действует в Крыму, потому что там регистрация и непосредственная юрисдикция обозначается по юрлицу. Я убежден, что там не все церкви принадлежат УПЦ Московского патриархата. Поэтому вопрос Крыма может подниматься только тогда, когда он будет освобожден. Дело в том, что в Крыму есть приходы и Киевского патриархата, они принадлежат Константинопольской церкви, а, условно говоря, когда будет Томос, будут принадлежать поместной Украинской церкви.

Вопрос о том, насколько мирным и цивилизованным будет процесс создания украинской поместной церкви

Виталий Портников: Если вообще говорить об Украинской православной церкви Московского патриархата, если посмотреть с церковной точки зрения, это автономная церковь, реальная самостоятельная организация, или это юридический, а не религиозный статус?

Сергей Чапнин: К церкви, в которой 12,5 тысяч приходов, 2,5 тысячи монахов, десятки, если не сотни монастырей, надо, конечно, относиться серьезно. И это, по сути дела, и есть основа для поместной церкви. В рамках устава Русской православной церкви она имеет статус широкой автономии, то есть в некотором смысле это был придуман такой паллиатив для того, чтобы не давать Украине автокефалии. Но это серьезная, полноценная, довольно самостоятельная церковь. Я бы сказал, что она действительно самостоятельна во всех своих церковных вопросах, но, к сожалению, не самостоятельна с идеологической точки зрения.

Я очень опасаюсь, что если создание новой автокефальной церкви будет происходить эмоционально, это приведет к всплеску насилия. Вот это главная угроза, которая сегодня стоит перед теми, кто будет создавать новую автокефальную церковь, – угроза насилия на религиозной почве. И я думаю, что Украина недооценивает эту опасность (я имею в виду и государственную власть, и Киевский патриархат, и тех в Московском патриархате, кто поддерживает идею автокефалии, и, наверное, в том числе патриарха Варфоломея, тоже недооценивающего опасность эскалации насилия). Если бы эта угроза воспринималась серьезно, я думаю, был бы подписан соответствующий документ – назовем его декларацией о ненасилии – и все стороны, которые участвуют в формировании новой автокефальной церкви: церковные организации, государство, общественные организации, – должны были бы вместе подписать эту декларацию.

Виталий Портников: Это очень важный момент, тем более, что и в украинском политическом пространстве, и на уровне президента, и на уровне ведущих представителей религиозной иерархии все время говорится об опасности насилия и необходимости его предотвратить. Была встреча министра внутренних дел с митрополитом Онуфрием, главой Украинской православной церкви Московского патриархата (совершенно небывалое явление).

Ярослав Коцюба: О возможности серьезного конфликта говорится с апреля нынешнего года. СБУ, МВД, специальные представители в облгосадминистрациях фильтруют эту информацию, следят за ней, проводятся встречи со всеми потенциально опасными группами, провокаторами. 14 октября быстро среагировали силы МВД: стояли сто молодых людей, которые готовились или якобы готовились к провокациям, захвату Киево-Печерской лавры. Так что все профилактические мероприятия проводятся. Подписать какое-то совместное заявление, мне кажется, нереально, потому что со стороны Московского патриархата все наталкивается на одну фразу: "вы должны покаяться". Все подобные предложения этим и заканчиваются.

Виталий Портников: Это важный момент, ведь если даже одна сторона готова подписать какие-то декларации, неизвестно, насколько Украинская православная церковь Московского патриархата готова садиться за стол с патриархом Филаретом, с митрополитом Макарием, даже с представителями светских властей, которые поддерживают создание новой поместной церкви.

Сергей Чапнин: Надо предложить подписать такую декларацию. Идею ненасилия нужно вынести в публичное пространство. Если Украинская православная церковь Московского патриархата откажется подписать такую декларацию, будет заявлена вполне конкретная позиция. Не думаю, что после публичного предложения, если у этой декларации будет хороший текст, митрополит Онуфрий откажется от такого документа.

Виталий Портников: Я думаю, мы все согласимся, что на самом деле вопрос о том, насколько ненасильственным, мирным и цивилизованным будет процесс создания украинской поместной церкви. Это важное испытание для украинской государственности и для общественного сознания. В данном случае речь идет о том, будет ли это просто какое-то стихийное насилие на уровне церковных общин или провокации извне. Но любой момент, к сожалению, может негативно повлиять на процесс.

Ярослав Коцюба: Насколько я помню, группа молодых богословов, теологов из Института Софии (там были и представители Московского патриархата) как раз меньше месяца назад подписали подобную декларацию, где призывали все церкви в Украине, в том числе Московский патриархат, цивилизованно вести этот процесс и не мешать созданию автокефальной церкви.

Виталий Портников: Важна идея о том, что надо предложить подписать такую декларацию. А то, будет ли она подписана Украинской православной церковью Московского патриархата, останется на совести тех, кто откажется поддерживать инициативу ненасилия. Это хорошая идея, о которой стоит задуматься.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG