Ссылки для упрощенного доступа

Последствия чужого пожара


Пенсионерка Тамара Хеладзе уже год живет в муниципальной квартире, которую власти Ростова-на-Дону не стали ремонтировать после пожара

72-летняя пенсионерка Тамара Хеладзе в Ростове-на-Дону вторую зиму выживает в старой муниципальной квартире, разрушенной пожарными. Огромные дыры в полу и потолке ее квартиры коммунальщики кое-как заделали после публикаций в прессе. Несколько месяцев пожилая женщина прожила без света, воды и газа, но теперь ресурсоснабжающие организации засыпали ее извещениями о долгах.

Пожар был на первом этаже, а пострадал – второй. Дом на ул. Красных Зорь, 24, в Ростове-на-Дону
Пожар был на первом этаже, а пострадал – второй. Дом на ул. Красных Зорь, 24, в Ростове-на-Дону

Отыскать двухэтажный дом по адресу ул. Красных Зорь, 24, не составило труда, а вот попасть в квартиру №9 было сложнее. Металлические, хлипкие от времени ступени не чищены от снега, но висящее на веревке белье говорит о том, здесь кто-то живет. Звонок не работает (хозяйка отключила из страха перед коротким замыканием), к нему прикреплена бумажка от электросетей. Соседка посоветовала постучать погромче палкой в окно. На стук вышла Тамара Владимировна, тепло одетая, в вязаной шапке на голове: говорит, приболела.

Кухня – одно из двух жилых помещений
Кухня – одно из двух жилых помещений

В старенькой квартирке темно – пожилой женщине сложно отчистить закопченные сажей окна. Жилое пространство состоит теперь из кухни и девятиметровой спальни, их обогревают газовой конфоркой и камином-форсункой (это нечто среднее между обычной печью и камином). В другие две комнаты пенсионерка и ее взрослый сын Зорик, который редко встает с постели из-за болезни, не заходят. Во второй спальне и гостиной сквозит из плохо заделанных дыр в полу и потолке; тут отопление не включают.

– Зачем улицу обогревать, – поясняет хозяйка.

Тамара Хеладзе в пострадавшей от пожара квартире
Тамара Хеладзе в пострадавшей от пожара квартире

Сходила в магазин...

В январе этого года Тамара Хеладзе ненадолго вышла в магазин, а вернулась в разгромленную квартиру. У соседей снизу случился пожар. В тот день четырехлетний Гоша не пошел в детский сад, а остался на попечение 90-летней бабушки. Та просмотрела, как внук играл со свечой в шкафу, – и случилось возгорание.

Всю зиму жили со свечками, не было света

Тушить пожар на первом этаже почему-то решили через крышу. Пожарные забрались в квартиру Хеладзе, выдрали доски в полу и потолке, чтобы протянуть шланги. После пожара вся квартира была в гари, испортились залитые водой ковры, а в большой комнате зияли огромные дыры. К тому же отключили свет, газ и воду.

Пробитый пожарными потолок
Пробитый пожарными потолок

​– Всю зиму жили со свечками, не было света. Если бы был, я бы обогреватель включала, а так мы сильно мерзли и спали вдвоем, чтобы согреться, в одежде под двумя одеялами. Воду брала у соседей из магазина, что напротив дома, туалет ковшиком смывала. Потом воду дали, но напор слабый и колонка не зажигается. Кран сломался, поставили абы какой, я воду беру из стояка: открыла, взяла и закрыла. Со временем дали и газ – отопление сейчас в порядке. Но нужны нормальные полы, чтобы я не боялась ходить по ним. Счастлива, что холодильник жив, он был весь черный, сын его с хлоркой мыл – никакие средства не помогали, столько гари было. А вот вещи придется выкинуть – я стирала, да не отстиралось.

Такое чувство, что взяли с помойки старые доски и куски мебели

Тамара Владимировна живет в старинном доме, который принадлежал купцам Парамоновым и был построен в позапрошлом веке. Он крепкий, стены толстые, но после пожара пошли трещины. Соседка снизу сделала у себя ремонт, но пенсионерка не требует от нее компенсации за учиненный пожар – знает, что та одна воспитывает двоих детей. В квартире Хеладзе до сих пор лежат сгоревшие доски, ковры некому вынести. Пожилой хозяйке сложно даже с лестницы спускаться, а 42-летний Зорик, который живет с мамой, на физические нагрузки не способен по здоровью. Второй сын, Томаз, живет в 50 км от Ростова. Он приезжал после пожара, помог отскрести сажу и гарь, но часто бывать не получается. Есть у Хеладзе еще дочь, о ней она говорит неохотно. Приехала после нескольких лет молчания, привезла теплые вещи и снова пропала.

Отстирать вещи после пожара не удалось
Отстирать вещи после пожара не удалось

По закону пострадавшим при пожаре должны предоставить жилье, и местные власти предлагали Тамаре Владимировне переехать в маневренный фонд. Но это коммуналка, там еще хуже. Некоторое время пожили у знакомых, но не могли долго стеснять людей, поэтому решили вернуться домой.

Подождите годик

Квартира у пенсионерки не приватизирована, и поддерживать ее в должном состоянии обязан муниципалитет. Женщина обратилась в управляющую компанию "Максимум" и к местной власти. Писала обращения в городскую, районную администрации, в департамент ЖКХ – у нее целая кипа ответов. Пока Ростов-на-Дону принимал чемпионат мира по футболу, Тамара Владимировна с палочкой, прихватив таблетки валидола, обивала пороги мэрии, Горгаза и Водоканала.

Тамара Хеладзе
Тамара Хеладзе

Муниципальные власти признали, что жилью нанесен 50%-ный ущерб, и обещали помочь сделать ремонт. Департамент ЖКХ дал указание подведомственной организации оценить стоимость работ в квартире. Позже уточнили: "В связи с окончанием финансового года... вопрос будет рассмотрен в 2019 году". Еще пообещали компенсацию, предусмотренную для погорельцев законом. Пока не выплатили.

Через десять месяцев после пожара пришли сотрудники управляющей компании и наконец-то залатали дыры в полу и на потолке – когда о беде пенсионерки написала пресса. Однако на полноценный ремонт работы никак не тянут, говорит Хеладзе.

"Ремонт", который сделали муниципальные службы
"Ремонт", который сделали муниципальные службы

– Такое чувство, что взяли с помойки старые доски и куски мебели, – смеется пенсионерка. Она опасается по ним ходить, боится, что пол провалится. Поставили также подпорку из досок, упирающихся в потолок, – вот и весь ремонт: "А что вы хотите, – сказали рабочие, – дом-то старый".

За свет, которым не пользовалась, осталась должна. А за воду насчитали – словно у меня бассейн

Беда не приходит одна, и кроме последствий пожара Тамаре Владимировне теперь надо разбираться еще и с долгами за свет и воду. Несмотря на долгосрочные отключения, ресурсные организации насчитали ей платежи без учета даже 50%-ной льготы как ветерану труда.

Пробитый пожарными пол
Пробитый пожарными пол

– За свет, которым не пользовалась, осталась должна, – говорит Тамара Хеладзе. – А за воду насчитали – словно у меня бассейн. Брали по максимуму, поскольку счетчика нет, и добавили еще за водоотведение, за горячую воду, которой до сих пор не пользуюсь.

Обычно коммунальные услуги в этой квартире обходились в пять тысяч рублей, при том что пенсия у Тамары Хеладзе – всего восемь тысяч. Теперь платить за комнаты, испорченные пожаром, пенсионерка отказалась. Она считает, что это правомерно, ведь по закону при ненадлежащем исполнении договора социального найма наниматель имеет право потребовать уменьшение платы либо возмещение убытков.

Отчистить гарь пожилая женщина не в силах
Отчистить гарь пожилая женщина не в силах

P.S.: Вскоре после корреспондента Радио Свобода квартиру Хеладзе посетил депутат городской думы Сергей Смирнов.

– Молодой такой, интеллигентный, его помощница все засняла, – рассказала Тамара Владимировна. – Он забрал все письма, обещал детально изучить, а потом и решит, как действовать. Напоследок пообещал: "Я все решу".

На своей официальной странице в Фейсбуке депутат уже отчитался об этом посещении:

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG