Ссылки для упрощенного доступа

Дичь. Дамский охотничий клуб под Екатеринбургом


Фильм Константина Саломатина и Юлии Вишневец

Осторожно, фильм содержит сцены жестокости, в частности, "притравки" – натаскивания собак на беззащитных зверей. "Контактная притравка" запрещена в России законом с сентября 2018 года.

Биолог Наталья Иванина живет в пригороде Екатеринбурга с тремя детьми и тремя собаками. После развода она решила заняться тем, что всегда любила, – охотой и создала неформальный охотничий клуб, куда входят только женщины.

В фильме Иванина излагает свои взгляды на охоту и семью, называя их патриархальными: в ответ на слова о жестокости убийства зверей она говорит, что аборты – это убийство детей, но против этого никто не протестует.

Фильм Константина Саломатина и Юлии Вишневец

Вот фрагменты из интервью Иваниной – они даны монологом, без комментариев:

Живу в Екатеринбурге, здесь же родилась, еще в городе Свердловске, и выросла. Трое детей. Сейчас перебрались в пригород, квартиру поменяли на дом. Как-то стало тесно, скучно, хочется простора.

Я лет в 5 уже знала, что буду биологом. Ближе годам к 10 у меня появилось желание сходить куда-то на охоту. У меня дед был охотник, но он жил в Киргизии. Когда дед умер, мне достались все его книги по охоте – родня сразу решила, что это больше всего мне пригодится. Стала читать книги, в которых описывались повадки зверей, следы, это было мне интересно. Потом уже у меня был научный руководитель, страстный охотник, он меня стал с собой брать.

Года три назад у нас возникла идея девчонок объединить. Я как эксперт по охотничьим собакам много ездила по испытаниям, и вижу, что год от года все больше женщин, которые своих собак натаскивают, на испытания выставляют, но до реальной работы они не доходят – не знают, с чего начать и куда прибиться. Женщина покупает собаку, просто как друга семьи, компаньона, а та оказывается охотничьей, с ней надо заниматься, и женщины как правило занимаются более упорно. Мужчина-охотник пару раз сходит куда-то на притравку, и ладно, можно охотиться. Женщина доводит это до логического конца, выставляет на испытания, получает дипломы. А чтобы помочь перейти к реальной охоте, сделали такое объединение, к нам постоянно кто-нибудь да присоединяется.

Как собаку без притравки? Ну, это просто на смерть послать, и все. Тем более это Сибирь, это тайга. Там в лес нельзя идти без собаки. А люди не понимают – горожане, жители столиц.

У нас за время существования клуба две девчонки ушли в декрет. При том, что раньше у них был диагноз бесплодие. Не получалось. А тут с нами годик поездили, и все получилось.

Никогда не сидела в конторе, где-то работать с 8 до 5 – для меня вообще смерть. По молодости я работала в изыскательской партии два или три года – полевые работы круглогодичные, на две недели уезжаешь в экспедицию, потом возвращаешься, неделю или две отдыхаешь, потом снова в поля – и зимой, и летом. Это вообще было моей любимой работой. Потом в НИИ работала, в Институте леса, много лет. Там зарплата была – и до сих пор – такая условная. Но зато никто не требует присутствия с 8 до 5, можно сидеть по ночам статьи писать, особенно пока дети были маленькие, а днем занимаешься хозяйственными делами. А летом экспедиции. Лет пять назад из науки я ушла, поскольку от переднего края я отстала и догонять как-то неинтересно. Ушла в кинологи, то есть собаки, которые много лет были хобби, стали основным моим делом. В теплое время года – натаска, подготовка охотничьих собак. А зимой – работа кинолога, оформление документов, консультации, организация выставок, преподавание кинологии.

Нас начинают обзывать убийцами, говорят, вы вообще не женщины

Старшей дочери – 21, она по складу такой философ, много читает, статьи по философии, психологии и прочему. А на жизнь зарабатывает фотографией, она такой художник. Второй дочери – 17, она в этом году закончила школу, решила не поступать в вуз, сейчас сама занимается через интернет всякими уроками дизайна, рисунка, веб-дизайна, чтобы потом пойти на какие-нибудь курсы уже для продвинутых и заниматься фрилансом. То есть они не нацеленные на карьеру. Им главное, чтобы работа приносила удовольствие. Сыну – 11 лет, 6-й класс, он тоже книжный мальчик, хорошо рисует, может целыми днями сидеть и рисовать. В этом году мы ушли на семейное обучение. Он тоже дистанционно учится через интернет. Школа меня как-то разочаровала. У старшей дочери было все прекрасно с учебой, но с социализацией, нахождением в коллективе это не помогло. У второй наоборот – все прекрасно с социализацией, а со знаниями так себе. Поэтому решили сделать эксперимент. Но если не понравится, вернемся в традиционную школу. Но пока все идет хорошо.

Сильное движение против охотников, все эти "зеленые", а тем более против женщин-охотников. Нас начинают обзывать убийцами, говорят, вы вообще не женщины. Я обычно на это спрашиваю: а женщины-феминистки, которые делают аборты легко, при этом не считают себя убийцами? У меня здесь когнитивный диссонанс. То есть убить птичку – это убийца, убить ребенка – это нормально. Тем более большинство этих зоозащитников нормально едят мясо, то есть считают, что когда мясо в магазине и его убил кто-то другой – это нормально. А когда ты сам это сделал – это ужас-ужас. У нас миллионы людей живут в деревне, выращивают этих курочек, бычков и свинок, и для них это норма жизни. Что ты вырастил, ты убил – и съел. Горожане видят мясо только в виде котлеты, просто не задумываются, что она когда-то бегала и радовалась жизни.

Меня регулярно зовут куда-то на медведя или на кабана. Но мне таких больших зверей все-таки жалко стрелять. Тем более я в себе как в стрелке не слишком уверена, думаю – вдруг будет подранок? Когда в загоне стою, каждый раз думаю – да пусть на кого-то другого выйдет. Не хочу я ее стрелять. Оно, конечно, красиво, и адреналин. Но вот когда я стою обычно с фотоаппаратом и ружьём, и бегут косули, и не знаешь, за что вперед схватиться. Или сфотографировать, или выстрелить.

Я побыла замужем и там себя не ощутила "за мужем". Хотелось бы этих ощущений, когда какое-то крепкое плечо тебя хоть от чего-то защитит. Я скорее за патриархальный уклад. Будь моя воля, я бы нарожала еще кучу детей, сидела бы дома, чтобы муж где-нибудь валил этого мамонта и приносил... Традиционный семейный уклад – это было бы просто супер. Мне как-то не повезло пока с этим.

Я спустя много лет совместной жизни обнаружила, что чиню машину, делаю ремонт в доме, в деревне, на мне полностью дети, все на мне. А мужчина приходит, начинает тебя добивать, скандалить, что ты не сделала еще чего-то, и даже по праздникам нет тебе ни подарка, ничего... Когда дети немножко подросли, я почувствовала себя в силах обходится без чьей-либо помощи, появились моральные силы, когда уже дети стали спрашивать – мама, как ты это терпишь?..

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG