Ссылки для упрощенного доступа

Холодная война после "зимней": Финляндия между Востоком и Западом


Вейкко Эрккиля и Армас Машин

Крупнейшее финское издательство Otava выпустило книгу "Холодная война в Лапландии: очевидцы малоизвестных событий". Ее презентация в Петрозаводском государственном университете вызвала дискуссию о том, почему холодная война оказалась для Финляндии "золотым веком восточной торговли" и как отношения двух стран складываются сегодня.

Вейкко Эрккиля
Вейкко Эрккиля

История без "белых пятен"

Имя писателя и журналиста из финской Лапландии Вейкко Эрккиля хорошо знакомо жителям Карелии. Многие в республике помнят, какая шумиха поднялась по обе стороны российско-финляндской границы после выхода в 1998 году его книги "Замолчанная война". Автор затронул там весьма болезненную для ветеранов Великой Отечественной войны тему – злодеяния советских партизан в отношении мирного населения Финляндии. Некоторые финские организации потребовали тогда суда над участниками партизанских рейдов как над военными преступниками, и бывшему руководителю Карелии Сергею Катанандову пришлось даже пообещать карельским ветеранам, что их не дадут в обиду.

Похороны погибших от рук советских партизан жителей Финляндии. Военный архив Финляндии
Похороны погибших от рук советских партизан жителей Финляндии. Военный архив Финляндии

Спустя чуть более десяти лет Эрккиля опубликовал в Финляндии новое военно-историческое исследование под названием "Последнее утро" – о трагедии небольших приграничных поселений в Лапландии, которые подверглись нападениям советских партизанских отрядов в 1941–1944 годах. Эту книгу финский журналист писал уже с участием карельских историков и представлял ее в Петрозаводском государственном университете, однако резонанс она вызвала не меньший. Как отметил Вейкко Эрккиля, для него была важна позиция директора Института истории, политических и социальных наук ПетрГУ Сергея Веригина. "История – это предмет, который нельзя излишне политизировать, в ней не должно быть "белых пятен", и даже сложные исторические моменты необходимо изучать и вести о них дискуссии", – заявил тот еще во время их первой встречи.

– Такой подход был путеводной звездой нашего сотрудничества, – подчеркнул финский писатель. Над очередной своей книгой – о временах холодной войны в Лапландии – он вновь работал вместе с историками из Петрозаводска и Пеккой Иивари, коллегой из Рованиеми. Он попытался описать, как жило в послевоенные годы население финской Лапландии и тех территорий, которые отошли от Финляндии к Советскому Союзу.

Когда в 1944 году финны заключили перемирие с Советским Союзом и начали вести военные действия против германских войск на севере страны, немцы ответили на это тактикой выжженной земли. Поэтому все послевоенные годы Лапландия была отсталым, бедным регионом Финляндии, рассказывает Вейкко Эрккиля.

– Жителям Лапландии пришлось заново отстраивать свое хозяйство. Они довольно успешно этим занимались и не задумывались над тем, что Лапландия оказалась на сцене холодной войны. Над Лапландией пролетали самолеты-разведчики НАТО, которые поднимались с воздушных баз в Норвегии, но в воздушном пространстве Лапландии появлялись и советские самолеты, – рассказал финский писатель.

"Золотой век восточной торговли"

Одним из первых читателей книги "Холодная война в Лапландии: очевидцы малоизвестных событий" оказался бывший торговый представитель России в Финляндии, а ныне – советник ректора Петрозаводского университета Валерий Шлямин.

Валерий Шлямин
Валерий Шлямин

В 1978–1982 годах ему удалось объехать всю Финляндию. Это был период войны в Афганистане, которая вызвала у финнов бурю протестов. Они устраивали демонстрации у советского посольства и торгпредства в Хельсинки, рассказал Шлямин. Однако именно этот период – самый разгар холодной войны – оказался для Финляндии "золотым веком восточной торговли", как называли его сами представители финской бизнес-элиты. Финляндия и Советский Союз реализовали тогда немало совместных экономических проектов, одним из самых успешных стало строительство Костомукшского горно-обогатительного комбината в Карелии.

Костомукша
Костомукша

Мы рассчитываем на то, что уроки этой холодной войны будут извлечены всеми ее участниками – и на Западе, и на Востоке

– Это предприятие будет существовать еще не одно поколение, – считает бывший торгпред РФ в Финляндии Валерий Шлямин. – Это были особые отношения, но в них были две стороны. Мы могли покупать в Финляндии то, что не могли купить нигде: ни в США, ни в Канаде, ни в Европе. Например, знаменитые глубоководные аппараты "Мир-1" и "Мир-2" были построены по заказу Академии наук СССР в 1987 году в Финляндии, когда Канада и ФРГ отказались с нами сотрудничать, и сегодня эти два аппарата входят в группу уникальных. Каков же должен быть уровень страны, партнера Советского Союза, чтобы создавать такие аппараты! И таких примеров высокотехнологичного сотрудничества много.

К 1982 году на долю Советского Союза приходилась четверть внешнеторгового оборота Финляндии.

– Пережив холодную войну и "золотой век восточной торговли", мы рассчитываем на то, что уроки этой холодной войны будут извлечены всеми ее участниками – и на Западе, и на Востоке. Нам здесь никакие армии, противостояния не нужны. Ни один житель Карелии не размышляет об агрессии по отношению к Финляндии, – заявил Шлямин на встрече в Петрозаводском университете.

Железный занавес не мешал оживленному общению жителей Карелии и Финляндии, вспоминает соавтор книги, главный редактор единственного в России литературно-художественного журнала на финском языке Carelia Армас Машин.

– Летом 1985 года мне довелось почти месяц жить в Хельсинки на курсах финского языка и культуры при местном университете. Это были многонациональные курсы, на которые съехались представители разных европейских стран – и капиталистических, и социалистического лагеря, – рассказал Армас Машин. – За 30 лет в общении между нами и финнами, между нами и жителями западных стран произошли очень большие изменения и, по моему убеждению, в нашу пользу. Очень многое из того, что тогда отличалось от нашей советской действительности, к которой я отношусь очень позитивно, и казалось заграничной сказкой и несбыточной мечтой, сейчас стало у нас повседневностью. Мы все больше и больше ощущаем себя на равных с жителями Финляндии и Запада.

Армас Машин
Армас Машин

Ему не раз приходилось сталкиваться в Финляндии со страшилками, будто бы в Карелии существовало национальное угнетение финского населения. По словам Машина, в его семье всегда говорили на двух языках – на финском и русском – и никакого гнета не испытывали. О массовых репрессиях 1930-х годов в отношении финнов-ингерманландцев и перебравшихся в Советский Союз американских и "красных" финнов Машин на этой встрече не вспоминал.

"А может, не было войны?"

Если воспоминания о том периоде настолько радужны, то была ли вообще холодная война в Лапландии?

Вейкко Эрккиля
Вейкко Эрккиля

– Холодная война, как явление, конечно существовала, в том числе и в финляндско-советских отношениях, однако у этих отношений была своя особенность, – говорит Вейкко Эрккиля. – Финляндия выступала в роли неприсоединившейся страны, которая не участвовала ни в каких блоках. Но, с другой стороны, ее можно было рассматривать как союзника Советского Союза, и Финляндия пыталась найти золотую середину в этой ситуации. Она старалась балансировать между Западом и СССР, но выбирала в конечном итоге советскую сторону.

– Как вам кажется, заставило ли успешное экономическое сотрудничество с Советским Союзом быть Финляндию менее критичной в оценке советской политики?

Я не думаю, чтобы наследие "финляндизации" сейчас сильно влияло на финскую политику

– C одной стороны, как уже отмечалось, в период холодной войны у Финляндии сложились очень серьезные экономические связи с СССР, но с другой, в финляндской внешней политике были свои особенности. Во время президентства Урхо Кекконена было представление, что выстраивание отношений с Советским Союзом требует каких-то сверхспособностей, которыми обладает глава государства. Президент руководил внешней политикой, и в силу сложившегося представления Кекконен достаточно долгое время находился у руля власти. В итоге внешняя политика Финляндии оказалась фактором политики внутренней.

– Тогда можно ли рассматривать нынешнюю политику Финляндии во взаимоотношениях с Россией как стремление финской политической элиты избежать возврата к тому периоду, когда страна находилась под сильным влиянием СССР, и новых упреков в так называемой "финляндизации"?

– Я не думаю, чтобы наследие "финляндизации" сейчас сильно влияло на финскую политику. Мне кажется, сегодня наблюдается другая тенденция. Так называемая "финляндизация" закончилась на рубеже 80–90-х годов прошлого столетия, а потом наступил период, который, на взгляд финнов, оказался очень хорошим в финляндско-российских отношениях, и Финляндии хотелось бы вернуться к тем отношениям. Кроме того, нужно отметить один существенный момент, который отличает современную действительность от того времени, когда употреблялся термин "финляндизация". Финляндия стала членом ЕС, и это, безусловно, влияет на ее отношения с внешним миром, в том числе с Россией.

Председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин и президент Финляндии Урхо Кекконен в Карелии
Председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин и президент Финляндии Урхо Кекконен в Карелии

Финны не готовы воевать с Россией

Встреча в Петрозаводском университете совпала с очередной годовщиной начала Зимней войны между Финляндией и СССР 1939–1940 годов. По этому поводу 17 ноября активист финляндской партии "Истинные финны" Хенри Хаутамяки напомнил о землях, потерянных Финляндией.

"На осенней конференции членов молодежного крыла партии "Истинные финны" было принято решение объявить, что Финляндия должна официально потребовать возвращения территорий, переданных России в конце Второй мировой войны (включая Карелию), с целью возврата к границам 1939 года", – написал Хаутамяки в своем твиттере. Финского писателя попросили прокомментировать эти претензии.

– Восприятие этого заявления в Финляндии и России было разным, – сказал Вейкко Эрккиля. – Этому твиту было уделено очень большое внимание в России, но он остался почти незамеченным в Финляндии. В Финляндии освещался не сам твит, а российская реакция на него. В любом случае эта тема в серьезном разрезе в Финляндии не поднимается. Возможно, в каких-то узких сообществах она обсуждается, но я в этих сообществах не участвую.

Под занавес встречи карельский политолог Анатолий Цыганков задал финскому писателю еще более провокационный вопрос. По словам политолога, в России сегодня обсуждается не только новая холодная война, но и "горячее" противостояние со странами НАТО.

– Финляндия входит в геополитическое пространство НАТО. Финны готовы воевать с Россией? – поинтересовался Цыганков у Эрккиля.

– Не готовы, – кратко ответил писатель.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG