Ссылки для упрощенного доступа

Сомнительный подарок Путину и Асаду. США выводят войска из Сирии


Конвой армии США на севере Сирии. Осень 2018 года

Заявление Дональда Трампа об официальном начале вывода американских войск из Сирии, прозвучавшее 19 декабря, подвергается резкой критике со всех сторон, в первую очередь внутри США, где оно многих застало врасплох. Его приветствовали пока лишь российский президент Владимир Путин и сирийский диктатор Башар Асад. Настолько выгоден Москве, Дамаску и Тегерану полный отказ Вашингтона от дальнейшего участия в сирийской войне?

Соединенные Штаты планируют вывести более двух тысяч своих военнослужащих, дислоцированных в разных районах Сирии, в основном на севере и северо-востоке, в срок от 60 до 100 дней. Почти все сотрудники Госдепартамента США за сутки, прошедшие с момента заявления Трампа, уже покинули сирийскую территорию.

В среду Дональд Трамп написал в Твиттере, что основная причина его решения – то, что американские военные, как он считает, одержали в Сирии полную победу над террористической группировкой "Исламское государство", борьба с которой и была там их единственной целью. Сражаться с радикальными исламистами международная коалиция во главе с США, поддерживающая силы сирийской демократической оппозиции, противостоящие и Асаду, и ИГИЛ и другим джихадистам, начала с 2014 года.

Чуть позднее представитель Белого дома Сара Сандерс объяснила вывод американских войск "переходом к следующей фазе кампании", добавив, что Вашингтон и его союзники готовы при необходимости вновь защищать в Сирии американские интересы.

20 декабря множество американских политиков и военных сделали заявления, свидетельствующие, что решение Трампа оказалось для них полной и очень неприятной неожиданностью. Ряд американских сенаторов охарактеризовали объявленный вывод военных из Сирии как угрозу безопасности США, подчеркнув, что слова президента о победе США над "Исламским государством" являются неправдой.

В письме членов Сената Белому дому говорится, что подобный шаг "придаст смелости" радикальным исламистам и Башару Асаду, укрепит военно-политические позиции России и Ирана, а также ослабит Израиль и поддерживаемых до сих пор Вашингтоном сирийских курдов.

Американские СМИ отмечают, что решение о выводе войск критикуют и представители Госдепартамента США, и Пентагона. Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека сообщает, что в отрядах антиасадовской оппозиции решение Трампа называют "ударом в спину". Большую обеспокоенность складывающейся ситуацией в разговоре с главой Госдепартамента США Майком Помпео только что высказал премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху.

Еще осенью спецпредставитель США по Сирии Джеймс Джеффри и советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон заявляли, что США точно сохранят военное присутствие в Сирии до тех пор, пока свои войска оттуда не выведет Иран. А 6 декабря министр обороны Соединенных Штатов Джеймс Мэттис отметил, что в Сирии перед американскими военными еще стоят большие задачи, так как костяк ИГИЛ по-прежнему активен и стремится вернуть влияние – как в Сирии, так и во всем регионе.

20 декабря Флоранс Парли, министр обороны Франции, одной из главных участниц возглавляемой США коалиции, заявила, что около тысячи французских военнослужащих, включая спецназ, базирующийся на севере Сирии и развернутый рядом с местными курдскими и арабскими силами, останутся на месте, потому что боевики "Исламского государства" не уничтожены и продолжают представлять угрозу интересам Парижа. Французские дипломаты сообщили агентству Рейтер, что решение Дональда Трампа вывести две тысячи военнослужащих из региона застало их врасплох.

О том, противоречит ли решение президента Трампа о выводе войск из Сирии стратегии Вашингтона – борьбе с радикальными исламистами и сдерживанию Ирана, и о том, что могут получить в связи с этим Москва, Дамаск и Тегеран, в интервью Радио Свобода рассуждает руководитель Отдела исследований ближневосточных конфликтов московского Института инновационного развития Антон Мардасов:

– Насколько полным и настоящим может быть вывод войск США из Сирии? Возможно, американские военнослужащие будут уходить оттуда, как три раза уже "выходили" российские, то есть, скорее, останутся?

– Сейчас мы можем только гадать. Даже американские военные эксперты, с которыми я только что разговаривал, ничего пока не знают. Официальные статистические данные, которые публиковал Пентагон, до сих пор никогда не учитывали ни гражданский персонал, ни многочисленные силы спецназа, которые действуют в Сирии, они не включались в эти 2 тысячи военнослужащих. Сейчас оттуда могут быть выведены какие-то боевые части, а также транспортные, инженерные, например, строившие мосты через Евфрат, авианаводчики. А группы быстрого реагирования, наблюдатели, советники могут остаться – и для мониторинга обстановки, и для оперативного реагирования на вылазки боевиков "Исламского государства", которое никуда, собственно, не делось. Не будем забывать, что помимо американцев на северо-востоке Сирии находятся и другие силы международной коалиции, в частности, там много боевых постов развернуто французами, которые, что важно, препятствуют возможному продвижению на юг Сирии турецких войск.

– Так что, президент США ошибается, думая, что такой шаг стабилизирует ситуацию в Сирии? Главная проблема для Вашингтона там, как казалось до сих пор, – даже не группировка "Исламское государство", а стремительный рост влияния Ирана и присутствие иранских солдат. Как объяснить вывод войск на фоне призывов США – везде, где можно, сдерживать Тегеран?​

– В комментарии представителя Белого дома Сары Сандерс есть важная фраза: "Приступаем к очередному этапу". Если Трампу удастся разыграть какую-то хитрую комбинацию по сдерживанию Ирана на этих сирийских территориях руками союзников, то можно будет ему аплодировать. Но, я думаю, все будет наоборот: французских солдат, так или иначе, там довольно мало, Анкара будет продавливать свой вариант, и официальный Дамаск воспользуется ситуацией и начнет наступать на всех. Поэтому, действительно, у оппонентов Трампа есть основания сомневаться в правильности его решения.

Во-первых, присутствие американских войск на юге и северо-востоке было мощным фактором, сдерживавшим развитие двух маршрутов так называемого "ирано-шиитского коридора". Этот иранский стратегический "полумесяц", ведущий к Израилю и Средиземному морю, не мифический, он существует. Еще в конце ноября 2017 года фиксировались поставки вооружений из Ирана через Ирак в сирийский Дэйр-эз-Зор, есть еще и воздушные перевозки.

Боец шиитских проиранских отрядов вблизи Алеппо. Лето 2018 года
Боец шиитских проиранских отрядов вблизи Алеппо. Лето 2018 года

​Во-вторых, вывод даже части американских солдат будет очень активно раскручиваться пропагандой группировки "Исламское государство", которое до сих пор активно и публикует (в основном, конечно, на арабском языке) свои еженедельники. И продолжает оперировать в том же Дэйр-эз-Зоре и в том же "Хаджинском кармане", в районе сирийско-иракского пограничья.

В-третьих, это решение вряд ли поспособствует сдерживанию "Аль-Каиды". Сейчас ее силы пока не проникают на северо-восток Сирии. Но если будет разыгран сценарий, по которому силы сирийской курдо-арабской оппозиции вслед за американцами будут вынуждены уйти из этих районов, то, конечно, "Аль-Каида" будет там пользоваться ситуацией и также вновь набирать очки, конкурируя с "Исламским государством" – или тактически с ним взаимодействуя.

Башар Асад, конечно, не пойдет ни на какую реализацию договоренностей с противниками

Ну и, конечно же, это, похоже, ставит крест на внутрисирийском политическом урегулировании в целом. Хотя Госдепартамент США заявил, что увидел там признаки какого-то позитива, в случае отсутствия перед ним зрительной и значимой угрозы в виде американской армии Башар Асад, конечно, не пойдет ни на какую реализацию договоренностей с противниками, например, забудет о создании пресловутой Конституционной комиссии. Он откажется вносить любые изменения в главный закон страны, даже самые косметические и декоративные.

– Что означает решение Трампа именно для Москвы, а не одного лишь Асада? В Кремле годами твердили, что Вашингтон якобы только мешает наступлению мира в Сирии и поддерживает там только террористов. Для Владимира Путина это, как говорится, приятная неожиданность или наоборот – потому что теперь России совсем не на кого будет больше списывать все свои промахи и неудачи?

– С одной стороны, конечно, Москва официально приветствует это решение, поскольку, что главное, ее роль в происходящем в Сирии увеличится в любом случае. Теперь Кремлю можно говорить о победе, о якобы достигнутом суверенитете Дамаска, о выдавливании США и так далее. С другой стороны, все-таки российско-американское взаимодействие, все эти многочисленные закулисные переговоры, которые шли, к примеру, в иорданском Аммане, все-таки представляли до сих пор явную угрозу для Дамаска и Тегерана. Там опасались, что Россия и США могут у них за спиной окончательно договориться и прийти к какому-то консенсусу – и это был такой висящий постоянно в воздухе хлыст, который сдерживал и Иран, и Асада.

Блокпост российских войск в Сирии с портретами Владимира Путина и Башара Асада
Блокпост российских войск в Сирии с портретами Владимира Путина и Башара Асада

Потому что многие решения и указания из Москвы сирийский президент просто саботирует, чаще слушая Тегеран. Ведь спецпредставитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев неспроста все чаще летает в Дамаск! Каждое нужное Кремлю решение фактически выбивается из Асада, который в ходе каждой встречи кивает головой, а наутро Дамаск делает то, что сам хочет, и то, что надо иранцам. Сирийцы в Дамаске не любят иранцев, но в той действительности, которая сформировалась к 2018 году, они фактически влезли в финансовую кабалу к Тегерану. Потому что взяты многочисленные иранские кредиты, и иранское присутствие в сирийской военно-политической элите все крепнет. Поэтому не нужно тешить себя иллюзиями, что Башар Асад теперь начнет вдруг сдерживать иранцев в обмен на какие-то инвестиции.

Северо-восток и восток Сирии – это очень специфическая территория, населенная многочисленными арабскими племенами

Плюс, конечно, важно, повторю, то, кто и что заполнит создающийся вакуум. Все-таки северо-восток и восток Сирии – это очень специфическая территория, населенная многочисленными арабскими племенами, которые заметно трансформировались за годы контроля этих районов "Исламским государством". Они нищие и темные, и для них идеи "Исламского государства" – просты и понятны. Поэтому стабилизировать этот район вообще кому бы то ни было довольно сложно. Конечно, те, кто выбираются из районов, которые контролировали радикальные исламисты, кивают и твердят: "Да-да-да, мы готовы жить в мире, мы против "Исламского государства", готовы быть под Дамаском". Но они же не дураки говорить обратное, чтобы тут же попасть в могилу или за решетку. Группировка "Исламское государство" выросла, в принципе, именно в Сирии, в лагерях иракских беженцев при попустительстве, кстати, режима Асада, еще во времена, когда он был силен. Здесь головной боли действительно много.

– Вы, наверное, видели статью в The Washigton Post и заявление группы CIT о том, как заявления официальных российских лиц и СМИ демонизируют известную группу гражданских добровольцев-спасателей, "Белые каски", и практически позволили Асаду и его союзникам их уничтожить? Теперь, после вывода американских войск из Сирии, у Асада, да и у Тегерана будут совсем развязаны руки в подавлении и "Белых касок", и всех им подобных гражданских гуманитарных организаций – которые, в общем, даже не оказывали вооруженного сопротивления режиму?

– Асад пока еще, скрипя зубами, мирится иногда с гражданским самоуправлением на территории оппозиционных районов, но он, конечно, их рассматривает как угрозу. Удары им наносились часто по многим таким местным оппозиционным советам, причем наиболее успешным, тем, которые обеспечивали неподконтрольные Дамаску территории всем необходимым. Поэтому, да, подавление гражданских активистов будет продолжаться, в том числе через инициирование липовых уголовных дел. Так сейчас делают на юго-западе Сирии, где против бывших популярных лидеров оппозиции, которые сроду никогда не были замешаны в терроризме, инициируются многочисленные уголовные дела. Если Дамаск будет забирать постепенно курдские территории, где также много этих местных специфических советов, произойдет то же самое. Опять в связи с этим встает вопрос о будущем Идлиба. Я не исключаю, что если там действительно начнется какая-то военная операция и если Турция начнет выводить оттуда отряды оппозиции и передаст его целиком под контроль правительства в Дамаске – вот тогда действительно большие проблемы у гражданских структур, потому что в этом районе их очень много.

"Белые каски" за работой. Идлиб, август 2018 года
"Белые каски" за работой. Идлиб, август 2018 года

– А почему в Москве ненавидят так сильно именно эти "Белые каски"?

– Не только их, представитель российского МИДа Мария Захарова и такие же местные советы и организации в Алеппо тоже называла террористами. Они не терпят никаких людей, которые не подконтрольны Асаду. "Белые каски", к примеру, обвиняют в том, что они не помогают людям на территориях Асада. А почему они должны им помогать, если они, собственно, действуют на неподконтрольной ему территории, если они создавались именно для помощи оппозиции? Конечно, это информационная война и фейковые вбросы. Другое дело, что среди этих активистов встречались разные люди, не совсем приятные, которые своими действиями давали почву для пропаганды и Москве, и Дамаску. Но, тем не менее, Москва зачем-то всегда встает на сторону только Дамаска, в том числе и в пропаганде. И я не понимаю зачем. Вроде бы такой модератор конфликта, коим хочет являться Москва, все-таки должен держаться особняком. А ведь Асад благодаря Кремлю достиг всех успехов, но при этом ничуть не стал правителем, который целиком и полностью разделяет российские взгляды и считается с ними. Это даже видно по состоянию российского бизнеса – ведь ему до сих пор не предоставлено никаких привилегий в Сирии.

Асад благодаря Кремлю достиг успехов, но ничуть не стал правителем, который целиком разделяет российские взгляды

– Незадолго до объявления о выводе войск Дональд Трамп долго разговаривал с турецким президентом Реджепом Эрдоганом, объявившим несколько дней назад, что скоро на сирийском северо-востоке начнется крупная очередная турецкая военная операция против местных курдов. Эти события как-то связаны? С учетом того, что, как уже упомянули, именно на северо-востоке Сирии находится пока и много американских солдат.

– Безусловно, связаны. Таким образом Трамп вроде как демонстрирует солидарность с натовским союзником – Анкарой. Я думаю, что Турция, так или иначе, получив нужные ей дивиденды от астанинского процесса, в следующем году будет дрейфовать обратно, в сторону своих обычных союзников. При этом Анкара вряд ли согласится сесть за стол переговоров с той же курдской партией "Демократический союз", с боевыми отрядами курдских национальных сил, даже если они откажутся от символики. Турки будут их подавлять, это все вызовет серьезное обострение ситуации – и этим, повторюсь, будут пользоваться исламистские радикалы. Может произойти большой региональный взрыв, не говоря о том, что этим воспользуется Иран, который будет проводить свою политику, формировать плацдарм против Израиля. А Израиль, естественно, будет этому противодействовать. Поэтому решение о полном выводе войск США из Сирии может вызвать цепную реакцию и спровоцировать, наоборот, обострение ситуации, а не стабилизацию, – полагает Антон Мардасов.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG