Ссылки для упрощенного доступа

Выпьем за бюджет. Почему не работают запреты на торговлю алкоголем


Законодательное собрание Ульяновской области отложило на пять лет введение запрета на продажу алкоголя на первых этажах жилых домов и на придомовых территориях, он должен был вступить в силу с 1 января 2019 года. Ранее, в октябре, ЗСО с подачи регионального правительства и общественной палаты отменило запрет на торговлю крепким спиртным в выходные дни, который действовал в области с 2011 года.

Административные запреты, которые вводились ради борьбы с алкоголизацией населения, предсказуемо вызвали рост потребления нелегальной водки и увеличили смертность от отравлений суррогатами. Теперь власть дала задний ход, оправдывая свой неожиданный либерализм заботой о здоровье населения и стремлением пополнить бюджет. Чиновники и депутаты, еще год назад призывавшие поставить новые преграды легальной водке, сегодня объясняют, чем плохи запреты, но не спешат взять ответственность за сотни смертей от суррогатного алкоголя.

Ульяновская область была первым в стране регионом, где ввели запрет на продажу алкоголя крепостью выше 15 градусов в выходные дни. Это была инициатива регионального правительства и губернатора Сергея Морозова. Запрет действовал с 22 мая 2011 года и объяснялся необходимостью что-то противопоставить зашкаливающему пьянству. Приводились тревожные цифры со ссылкой на Росстат (хотя специалисты по алкогольному рынку их оспаривают как необоснованные): потребление разных видов алкоголя в области в 2010 году составило 20 литров на душу населении при среднероссийском показателе в 18 литров, в самом Ульяновске пили еще больше – 26 литров на человека. Утверждалось, что в выходные дни учащаются пьяные разборки, поэтому надо запретить водку именно в выходные, чтобы сократить криминал. Запрет, впрочем, не коснулся ресторанов и кафе, что впоследствии породило бум "рюмочных", с которыми законодателям тоже пришлось бороться.

Рынок водки ушел в тень

Чиновники сгущают статистические краски, если им это нужно. Если те же литры на душу населения перевести в условный алкоголь, получается, что в 2010 году жители области выпивали 5,8 литров спирта на человека – меньше, чем в среднем по стране, и меньше, чем в большинстве регионов Приволжского федерального округа. Эксперты и журналисты предупреждали власть, что запретами проблему не решить, потому что люди будут закупать спиртное впрок и с запасом, уйдут в теневой сегмент рынка, начнут травиться суррогатами, некоторые переключатся на пиво.

Затруднение легального оборота алкоголя при наличии спроса на него ведет к развитию теневого сектора

Так и вышло. Число отравлений алкогольными суррогатами скакнуло сразу после введенных ограничений: 13 пьяных смертей только за первую неделю. Впрочем, через год департамент общественной безопасности отчитался о сокращении числа смертей от отравления суррогатами аж на 30 процентов. Очевидно, успех закрепить не удалось. В пояснительной записке к законопроекту, отменяющему запрет на продажу крепкого алкоголя в выходные дни, приводились ровно те же аргументы, которые семь лет назад высказывали противники ограничений. "Ценовая недоступность для большинства населения легального алкоголя, массовые отравления от потребления алкогольных суррогатов, недополученные доходы бюджета от неуплаты акцизов", говорится в документе, требуют новой модели регулирования рынка. А проще говоря, его либерализации, потому что затруднение легального оборота алкоголя при наличии спроса на него ведет к развитию теневого сектора.

Летом 2017 года фракция КПРФ в Заксобрании выступала за отмену "сухих выходных", но тогда это предложение было с гневом отвергнуто. Об этом руководитель фракции Айрат Гибатдинов напомнил своим коллегам из "Единой России", которые в течение года поменяли свое мнение на противоположное.

– В 2017 году я внес точно такой же законопроект, – сказал депутат накануне принятия закона в первом чтении. – Вы лично приходили на обсуждение, на комитеты, на круглые столы и доказывали обратное тому, что сейчас говорите. Я доказывал, что объем контрафакта растет, мафия крепнет, смертность растет, я привел данные, что количество отравлений выросло, а вы достали откуда-то статистику, что, наоборот, идет снижение. Теперь вы принесли другую статистику, что идет повышение. Год всего прошел, ну, определиться надо!

Ложь или статистика

По данным, полученным в пресс-службе регионального Минздрава, в 2017 году суррогатами алкоголя и спиртосодержащей продукцией в Ульяновской области отравились 468 человек, из них 146 человек умерли. За 11 месяцев 2018 года – 420 отравлений и 239 смертей. Смертность от отравлений выросла чуть ли не в два раза. Удивительно, но еще в мае 2018 года бывший министр здравоохранения области Рашид Абдуллов докладывал на региональной медицинской конференции о позитивных сдвигах: о снижении числа алкогольных отравлений в первом квартале на 14 процентов, случаев злоупотребления алкоголем – на 41 процент, случаев алкогольного психоза – на 10 процентов. Так совпало, что 18 мая, то есть в день, когда министр отчитался о достижениях антиалкогольной кампании, региональная общественная палата рекомендовала снять запрет на спиртное по выходным, отметив "чрезмерную степень зарегулированности рынка". Именно палата готовила ту самую пояснительную записку для законодателей, указав в ней, что количество смертельных исходов от отравлений в абсолютных цифрах выросло по сравнению с I кварталом 2017 года на 105 процентов (в 2017 году – 41, в 2018 году – 84). Получается, экс-министр Абдуллов, говоря о снижении числа отравлений, умолчал об удвоившейся смертности от них.

Не было запретов – люди пили и травились, включили запреты – люди продолжили пить, но травиться стали чаще

Чиновники и раньше манипулировали статистикой: приводили мрачные цифры, планируя ограничения по продаже алкоголя, использовали благостные данные, отчитываясь о результатах антиалкогольной кампании, снова включали леденящие душу цифры, чтобы обосновать отмену ранее введенных ограничений. В частности, когда в 2011 году вводили запрет, обосновывали его такой статистикой: "По данным судебно-медицинской экспертизы, в 2010 году увеличилось на 10 процентов число летальных исходов от отравлений алкоголем и его суррогатами (397 случаев против 355 за аналогичный период прошлого года). При этом в 304 случаях смерть наступала от излишнего употребления алкоголя и только в 93 случаях – от отравления суррогатами алкоголя". Получается, не было запретов – люди пили и травились, включили запреты – люди продолжили пить, но травиться стали чаще. В течение минувшего десятилетия в Ульяновской области от алкогольного отравления умирало 150–350 человек в год, и примерно треть из них – это жертвы употребления алкогольных суррогатов, включая так называемые "фанфурики".

Налоги важнее трезвости?

В "Национальном рейтинге трезвости субъектов РФ", который является частью проекта "Трезвая Россия", Ульяновская область за последние два года резко улучшила показатели: в 2017 году переместилась с 57-го на 39-е место, а в 2018 году поднялась еще на 14 позиций, заняв 25-ю строчку. Можно было бы заключить, что запретительные меры сработали, люди в области стали пить меньше. Но потребление алкоголя сократилось в целом по России – по данным Минздрава, с 2010 года россияне стали пить на 26 процентов меньше.

Алкоголь – важнейшая составляющая прибыли магазинов (30–50 процентов)

– Дело не в отравлениях, а в налогах, – утверждает глава регионального Минсельхоза Михаил Семёнкин, комментируя отмену запрета (семь лет назад это ведомство инициировало запрет на продажу водки по выходным). – Один какой-то конкретный показатель или причина не служили основанием для принятия решения. Вопрос был рассмотрен комплексно. Результатами принятия данного решения будут как пополнение бюджета, так и борьба с так называемыми "разливайками" (торговые точки, где алкоголь продается на разлив. – РС). Алкоголь – важнейшая составляющая прибыли магазинов (30–50 процентов), а запрет на его продажу приводит к вынужденному закрытию торговых точек.

"Наличие в обороте нелегальной и неучтённой алкогольной продукции наносит ущерб бюджету Ульяновской области в виде недополученных акцизов", – говорится в пояснительной записке к закону. Исполняющий обязанности председателя областной Общественной палаты Владимир Малинин, представляя в ЗСО проект закона, утверждал, что теневой оборот алкоголя составляет 40 процентов всего оборота. "Если вернуть продажи в выходные дни, то, по некоторым расчетам, бюджет может получить дополнительно более 100 миллионов рублей", – говорил летом бывший председатель палаты Александр Чепухин, ныне депутат ЗСО от "Единой России". Когда в июне общественная палата выступила за снятие ограничений, Чепухин поддержал отмену запрета на воскресную торговлю, хотя еще за год до этого настаивал на расширении запретов. "Я могу сделать выводы, что и по пятницам, наверное, нужно сделать ограничения по времени и вынести это на общественные обсуждения", – говорил он в июле 2017 года, аргументируя свою точку зрения тем, что люди затариваются спиртным в конце рабочей недели, поэтому по пятницам чаще происходят трагедии, связанные с выпивкой. В 2011 году тот же Чепухин возглавлял Министерство сельского хозяйства, когда оно выступило инициатором запрета.

Разрешили пить в выходные

Правительственные запреты мало влияют на потребление: "Кто ищет, тот всегда найдет"

"Закон принят, пейте за здоровье", – так резюмировал отмену "сухих выходных" председатель ЗСО Валерий Малышев сразу после голосования. Магазины возобновили торговлю крепким алкоголем по выходным в конце ноября, но массового ажиотажного спроса это не вызывало, поскольку его не было по выходным и до введения запрета. Впрочем, продажи увеличились: например, как сообщили в ульяновской сети супермаркетов "Гулливер", выручка от крепкого алкоголя с пятницы по воскресенье в магазинах сети выросла с 3 до 4 с половиной миллионов рублей, но люди стали меньше брать пива. По мнению менеджера этой сети, правительственные запреты мало влияют на потребление: "Кто ищет, тот всегда найдет. Раньше брали в "разливайках", где можно было купить открытую бутылку. Теперь, говорят, у них продажи упали".

После введения "сухих выходных" в 2011 году ульяновский пиар-консультант Евгений Карманов обращался в антимонопольную службу. Он писал, что местная норма нарушает федеральные законы о конкуренции, потому что те, кто продает алкоголь в ресторанах, получают преимущество перед теми, кто реализует его в розницу. УФАС, по его словам, прислало отписку. В итоге Карманов оказался прав, но триумфа по этому поводу не испытывает, главное его чувство – досада:

Спустя время стало понятно, что это чушь, понадобились деньги, как обычно

– Восемь лет людям морочили голову, сколько денег потеряли на акцизах, – сказал Карманов в интервью Радио Свобода. – Мне как гражданину мешали жить, мне и таким же нормальным здоровым людям, как я, ведь мы не алкаши. Спустя время стало понятно, что это чушь, понадобились деньги, как обычно. Есть версия, что все было сделано ради пивного лобби, ради завода "Трехсосенский" и его хозяина Михаила Родионова, у них выросла выручка за счет этого. На этой теме Родионов, человек губернатора, отлично наварился.

Неподсудный пивной лоббист

Бывшего депутата ЗСО Михаила Родионова называли другом губернатора, спонсором "ЕР" на выборах. В 2015 году СК России возбудил против него уголовное дело за уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере. По версии следствия, завод "Трехсосенский" занижал объемы реализованного пива, недоплатил 2 миллиарда рублей акцизов. Родионов объявлялся в розыск, суд арестовывал его личные счета на 150 миллионов рублей, 18 автомобилей, две яхты. Потом следствие нашло Родионову новое дело о мошенничестве на 200 миллионов рублей. В результате арбитражных процессов сумма недоимки была снижена до 1,5 миллиарда рублей, Родионов их заплатил в 2017 году, и через год уголовное дело было прекращено. "Трехсосенский" был и остается крупнейшим плательщиком налогов в областной бюджет.

Ведущий эксперт алкогольного рынка, руководитель Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя (ЦИФРРА) Вадим Дробиз отвергает "пивную" версию введенного в 2011 году запрета, поскольку, по его словам, пиво и водка – совершенно разный алкоголь, и они никогда не были ни заменителями, ни конкурентами друг другу. Причину отмены "сухих выходных" он видит в том, что власть наконец осознала всю их бессмысленность.

Запрет бессмысленный и беспощадный

В телефонном интервью Радио Свобода Вадим Дробиз напомнил, что в 2012 году регионам дали право регулировать алкогольные рынки вплоть до введения сухого закона:

Рынок наполнился нелегальной продукцией, причем полиция руководила этими процессами

– Я как эксперт доказывал и в Госдуме, и где только можно: нужно быть идиотом, чтобы дать регионам такое право, потому что найдутся другие идиоты, которые этим воспользуются. Но идеологи законопроекта в Госдуме говорили: нет, здравый смысл должен возобладать. Это была эпоха популизма, регионам дали попиариться перед выборами. Экономических и социальных побед не было, и регионы начали бороться с алкоголем. Впереди шла Ульяновская область, где запретили продажу крепкого алкоголя по выходным, разрешили только по справке, если кто-то умер и нужна водка на поминки. Большего бреда придумать нельзя было. Какие последствия? Регион утонул в нелегальном алкоголе! Была создана сеть нелегального производства водки – сразу, как только ввели запрет. Рынок наполнился нелегальной продукцией, причем полиция руководила этими процессами и "крышевала" их, публикаций на эту тему было много.

Отмена ограничений – это "обратный" популизм, но более разумный, считает эксперт:

– Все ограничительные и запретительные меры рассчитаны только на идиотов, на умственно отсталых людей. Потому что какая разница, сколько магазинов вокруг тебя продает алкоголь, десять или три, как это повлияет на твое потребление? Какая разница, до которого часа продают алкоголь, до девяти или до 23 часов? Нормальный потребитель берет заранее и с запасом. Это, наоборот, стимулирует дополнительные закупки. А сейчас пошел откат, в регионах набрали доказательную базу, что все это бессмысленно, что итог – нулевой, – говорит Вадим Дробиз.

Несмотря на нулевой и даже отрицательный итог "сухих выходных" Владимир Малинин, представлявший на Заксобрании законопроект об их отмене, продолжает считать себя сторонником ограничительных мер. Да, за семь лет ситуация поменялась, признает он, запрет не сработал, напротив, он стимулировал рост теневого рынка.

Кто же восемь лет назад знал, что контрафакт расцветет буйным цветом?

– Есть три эффективных метода борьбы с алкогольной (и табачной) зависимостью: запретительные меры, повышение акцизов, пропаганда здорового образа жизни, и они работают, – сказал Малинин. – Принятые меры не были волюнтаристскими экспериментами, тут мы ничем особо не рисковали, по крайней мере, мы так думали в 2011 году. Кто же восемь лет назад знал, что контрафакт расцветет буйным цветом, а правоохранительные органы не смогут этому противостоять? При более жесткой работе полиции все могло бы быть по-другому.

– Если, вводя ограничения, вы не можете обеспечить их выполнение, то зачем вы их принимаете? – спорит с этим доводом Евгений Карманов. – Это политическая реальность, в которой вы живете. Может, сначала надо в системе что-то подправить, например, скоординироваться с полицией?

Полиция недоглядела, за полицией недоглядели

Политики регулярно апеллируют к правоохранительным органам, заявляя, что те не оправдали возлагавшихся на них надежд. В частности, руководитель фракции ЛДРП в Заксобрании области Дмитрий Грачев считает, что борьба с нелегальным рынком алкоголя – это прямые полномочия управления МВД: тут и экономическое, и налоговое преступление, и нарушение прав владельцев водочных и прочих брендов. Никаких дополнительных полномочий для полиции не требуется, считает он. Чтобы добиться результата, нужно лишь улучшать качество работы. Поэтому фракция ЛДПР была единственной, кто голосовал против отмены "сухих выходных".

Очевидно, основной целью закона было пополнение бюджета алкогольным способом

– Закон неоднозначный, надо посмотреть, что перевешивает, плюсы или минусы, – сказал Грачев в интервью Радио Свобода. – К нам во фракцию обращались Совет матерей, родительская общественность, общества борьбы за трезвость, приводили свою статистику. Они за то, чтобы сохранить ограничения. Была статистика от наркологов о снижении алкогольных психозов, снизилось число разводов. Так что, на мой взгляд, пока происходит подмена понятий. Что нас не убедило? Борьба с контрафактом и "паленым" алкоголем – это дело правоохранительных органов. Бороться с контрафактом, разрешая продажу водки в большем количестве, – это похоже на борьбу пчел против меда. Очевидно, основной целью закона было пополнение бюджета алкогольным способом.

В пресс-службе регионального управления МВД говорят, что полиция ни на год не снижала накала борьбы с контрафактом, однако УМВД проигнорировало официальный запрос редакции Радио Свобода о получении информации, отражающей ход этой борьбы и позволившей бы проследить связь между накалом борьбы и введением ограничительных мер. Есть только разрозненные цифры. Со слов начальника управления по вопросам общественной безопасности (оно входит в структуру администрации губернатора) Александра Мурашова, в 2017 году правоохранители изъяли из нелегального оборота 84 тонны алкоголя, в этом году – 100 тонн, тогда как в год введения ограничений изымали "в разы больше". И это похоже на правду: по данным УВД, за один лишь день в июне 2011 года оперативники изъяли 28 тонн фальсификата. Однако уже через год областная прокуратура пожурила полицию за недостаточное рвение. В некоторых сельских районах области число преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения, выросло в два-три раза, но при этом УДВ сократило число рейдов по выявлению мест продажи опасного для здоровья алкоголя.

В сентябре 2016 года сотрудники ФСБ ликвидировали преступное сообщество бутлегеров

Региональная полиция могла проигнорировать запрос редакции еще и потому, что борьба с фальсификатом – не самая приятная тема именно для нее, поскольку нелегальное производство алкогольного суррогата одно время "крышевал" заместитель начальника полиции по охране общественного порядка УМВД Эдуард Осянин. В сентябре 2016 года сотрудники ФСБ ликвидировали преступное сообщество бутлегеров. На двух подпольных заводах в Ульяновске члены этой алкогольной ОПГ разливали фальсификат под видом водки, рома и коньяка и продавали его как в области, так и за ее пределами. О масштабах производства можно судить по объему изъятого: 81 тысяча бутылок с фальсификатом, готовых к вывозу, 100 тонн спиртосодержащей жидкости в емкостях, рулоны поддельных акцизных марок. Как следует из сообщения областной прокуратуры, Осянин за покровительство нелегальным производителям фальсификата получил от них частями через посредника взяток почти на 13 миллионов рублей. В июле 2018 года суд приговорил Осянина к 10 годам колонии строгого режима и к штрафу в 38 с половиной миллионов рублей.

Снижать акцизы

Чтобы меньше было контрафакта и суррогатов, надо снижать акцизы, утверждает Вадим Дробиз. По его словам, потребление алкоголя на душу населения в Евросоюзе приблизительно как в России – 12,5 литра. При этом алкоголь в семь-восемь раз дешевле относительно среднего дохода, поэтому там 40 процентов алкоголя выпивается в барах, кафе и ресторанах (а в России – только три-четыре процента), это формирует определенную культуру потребления. Она зависит не от запретительных мер, а в основном от дохода граждан: чем выше доход, тем выше культура пития.

У нас же 45 процентов рынка алкоголя занимает суррогатная, низкокачественная, кустарная продукция

– Почему европейские государства держат относительно низкие цены на алкоголь? Потому что там нет альтруистов, там все меряют деньгами: что выгодно – то и делают, – говорит Дробиз. – Им выгодно не спаивать население дешевым пойлом, там никто настойку боярышника не пьет: если население пьет качественный заводской алкоголь, то негативные последствия такого употребления наступают во много раз реже, чем у нас, и борьба с ними обходится намного дешевле. У нас же 45 процентов рынка алкоголя занимает суррогатная, низкокачественная, кустарная продукция, и борьба с последствиями употребления и злоупотребления такой продукцией обходится очень дорого.

В России же государство нашло другой выход: оно постоянно повышает акцизы под шумок антиалкогольной кампании. Понадобилось стрясти деньги с населения, в 2012–2014 году прошла акцизная реформа, легальная водка подорожала в 2,5 раза. Государству глубоко наплевать, что пьет население, государство волнуют собранные акцизы. Часть потребителей спиртного ушла в нелегальный рынок, потребителей легальной водки стало на 30 процентов меньше. Но те, кто остались, стали платить акцизов в два раза больше, поэтому государство выиграло.

Пьяный бюджет

С нового, 2019 года правительство отдает 80 процентов акцизов на крепкий алкоголь в регионы, но отмена "сухих выходных" в Ульяновской области с этим не связана, считает Вадим Дробиз, поскольку пивные акцизы во много раз больше водочных, и они напрямик идут в региональный бюджет.

– Это позор для Ульяновской области: я помню время, когда регион был промышленным, а теперь главный источник бюджета – пивные акцизы. Но такое сегодня происходит по всей стране, – говорит он.

В новом году пьющие принесут областному бюджету 23 процента доходов – почти четверть всего объема

Эксперт прав: городская газета "Симбирский курьер" проанализировала доходную часть областного бюджета-2019 – выяснилось, что акцизы на пиво и крепкий алкоголь являются основной статьей бюджетных доходов. В новом году пьющие принесут областному бюджету 23 процента доходов – почти четверть всего объема (10,4 миллиарда рублей поступит от акцизов на пиво, около 2 миллиардов – на крепкий алкоголь).

Общественные организации, выступающие за здоровый образ жизни, за семейные ценности, так называемая родительская общественность, были и остаются сторонниками жестких мер в отношении алкогольного рынка. Соучредитель общественной организации "Клуб активных родителей", член региональной ОП Наталья Тамарова выступала против снятия запрета на торговлю крепким спиртным в выходные. С введением этого закона пьяных на улицах и распивающих спиртное на детских площадках стало меньше, утверждает она. Вместе с единомышленниками Тамарова предлагала даже сделать в супермаркетах закрытые зоны со спиртным, разместив алкоголь в дальнем конце торгового зала, за ширмами, чтобы бутылки с красивыми этикетками не смущали детей и подростков. Тревожным цифрам она не очень верит:

Зачем они купили некачественный алкоголь? Неужели не нашли нигде нормальной водки за 400 рублей?

– Может, это село портит статистику? Там как покупали некачественный алкоголь, так и будут покупать. И не потому, что он недоступен, а потому, что стал дороже в полтора-два раза и люди экономят. Если бутылка водки стоит 300 рублей, а левую водку можно купить за 100 рублей, то и дальше будут травиться. Не уверена, что снятие ограничений даст падение смертельных случаев. Кто опрашивал отравившихся, зачем они купили некачественный алкоголь? Неужели не нашли нигде нормальной водки за 400 рублей? Или это для них просто дорого?

"Общество не созрело"

Заместитель председателя ЗСО, руководитель региональной организации "ЕР" Василий Гвоздев в 2011 году полностью поддержал радикальные меры (он тогда возглавлял Ульяновскую городскую думу). "Политика по дальнейшему ограничению распространения алкогольной продукции в регионе, проводимая губернатором Сергеем Ивановичем Морозовым, это назревшая необходимость […] меры нужны нестандартные", – писал он на своей странице в "Живом журнале". Более того, он предлагал расширить число "безалкогольных" дней. "Я уже передал в областное правительство свои предложения по этому вопросу: полный запрет продажи крепкого алкоголя в розничной торговле с 1 по 9 мая, а также с 3 по 10 января", – писал он в блоге.

Наши законы опережают время, общество не созрело, отреагировало высокой протестной повесткой

– Определенной цели мы достигли, – прокомментировал Гвоздев в интервью Радио Свобода тогдашние свои слова. – Законопослушная часть общество привыкла, что нельзя купить водки в выходные, а "креативная" часть – нет. Нелегальный рынок подстроился, мы стали фиксировать рост контрафакта, алкогольных отравлений, недополучали акцизы. Возникли интернет-сайты, через которые можно было купить спиртное с доставкой на дом. Моя личная позиция: алкоголя должно быть меньше. Я против ситуации, когда алкоголь проникает во все уголки, во все дворы, из тех соображений, что люди должны иметь выбор. Я инициировал закон о "рюмочных", благодаря ему мы сумели закрыть 40 разливаек. Но, похоже, наши законы опережают время, общество не созрело, отреагировало высокой протестной повесткой.

Евгений Карманов оценивает реакцию власти на алкоголизацию населения как эмоциональную и бессистемную.

– С одной стороны, пиар и финансовый интерес, с другой – эмоции. Где тут последовательная государственная политика, стратегия борьбы с алкоголизмом? Я ее не вижу, – говорит он. – Кто отвечает за то, что количество смертей от фальсификата возросло? Давайте назовем пофамильно: товарищ Гвоздев, товарищ Морозов, и пусть они возьмут на себя человеческую и юридическую ответственность. Но у нас такая политическая культура, что им этого никто не скажет. Это еще одна история про то, как пиарократия делает что хочет и не несет ответственности.

Неповинные головы

– Сильный не тот, кто не совершает ошибок, а тот, кто их признает: повинную голову меч не сечет, – соглашается депутат от ЛДПР Дмитрий Грачев. – Так бы и сказали: мол, виноваты, просчитались. Но как быть с теми, кто перепил из-за вас гадости и умер?

– Мы попробовали механизм, он не сработал, мы в этом должны себе признаться. А уж надо ли извиняться, вопрос риторический, – считает председатель регионального отделения организации "Опора России", советник губернатора по вопросам развития предпринимательства Николай Солодовников.

Я искренне поддержал ограничения, думал, чем меньше алкоголя будет по времени, то меньше будет соблазн его искать

– Я не согласен с подобным обвинительным уклоном, – отвечает Василий Гвоздев. – Может, мы вернемся к тому же самому через год-два. В Чечне алкоголь продается всего два часа в день. Есть пример европейских стран, некоторых штатов США. В 2011 году я искренне поддержал ограничения, думал, чем меньше алкоголя будет по времени, то меньше будет соблазн его искать. Через запрет – к здоровому образу жизни, этот путь тогда казался наиболее понятным. За эти годы мы дали людям альтернативу алкогольному досугу, развивали возможности массового спорта, и многие на них откликнулись, но не все. Мы – регион, который не боится принимать спорные решения. Решение было правильным, оно во многом достигло цели, поэтому нам извиняться не за что.

Не хватает счастья

Сегодня в области по-прежнему действует запрет на продажу крепкого спиртного с 20 часов до 8 утра. Запрещено торговать крепкими напитками пять дней в году, когда люди массово выходят на улицы: 25 мая – последний звонок, 1 июня – День защиты детей, 12 июня – День России, 1 сентября – День знаний, 12 сентября – День семейного общения. А вот запрет на торговлю спиртным во дворах жилых домов, который должен был вступить в действие с 1 января 2019 года, отложили как минимум на пять лет: бизнес не успел, не смог или не захотел перестроиться. "Под угрозой закрытия окажется около 200 торговых объектов, при этом под сокращение попадут около 1000 сотрудников, – поддержала предпринимателей общественная палата. – Такой запрет приведет к закрытию супермаркетов, которые тоже выходят во дворы и которым без продажи спиртного работать не выгодно".

Николай Солодовников считает, что вместо ограничения честной конкуренции надо повышать эффективность антиалкогольной кампании. Он предлагает считать счастье экономической категорией, примиряющей кажущееся противоречие между двумя целями: здоровьем людей и наполнением бюджета.

– Алкоголизм и наркомания связаны с тем, что человек несчастен, – говорит Солодовников. – И дело не в законах. Надо понять, чего людям в России не хватает. Когда я счастлив, я не напиваюсь. Да, это про культуру потребления. Бутылка дорогого вина под хороший фильм – это одно. А если я вышел из налоговой и меня всего трясет, в самом деле хочется напиться.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG