Ссылки для упрощенного доступа

"Все, кончился праздник". Сотни сотрудников "Азов-Сити" остались без работы


Добро пожаловать в "Азов-Сити"

Игорная зона "Азов-Сити" в Краснодарском крае отработала последний день 29 декабря 2018 года. Местные жители трудились здесь годами. Но правительство ликвидировало их рабочие места и ничего не предложило взамен.

Дорога до игорной зоны
Дорога до игорной зоны

В поле, припорошенном снегом, появляются заброшенные животноводческие фермы, над ними возвышается девять темных этажей казино "Шамбала". Через двести метров выскакивают вывески "Добро пожаловать". Ближайший большой город, Ейск, находится почти в ста километрах от игорной зоны, в соседнем районе. Почему казино построили на пустынном морском берегу среди поселков? В 2006 году, когда вышел закон о регулировании азартных игр, именно это было основной идеей закона – разместить игорные зоны вдали от крупных городов.

После зимней Олимпиады в 2014 году инвесторы, которые вложились в строительство олимпийских объектов, попросили открыть в Сочи игорную зону, чтобы окупить затраты. В 2016 году Дмитрий Медведев подписал распоряжение правительства РФ о создании пятой игорной зоны "Красная поляна" в Сочи.

Ежегодно его посещали 400–500 тысяч человек, игорная зона приносила в бюджет 500 млн рублей

С этого началась драма с закрытием "Азов-Сити", которая растянулась на несколько лет. Ежегодно его посещали 400–500 тысяч человек, игорная зона приносила в бюджет 500 млн рублей. Но по закону в одном регионе не может существовать две игорные зоны. Даже если между ними расстояние в 600 км, даже если у них разная целевая аудитория, даже если они могут успешно сосуществовать внутри одно региона – это незаконно. Поэтому правительство РФ решило ликвидировать "Азов-Сити".

Казино "Шамбала" в Азов-Сити
Казино "Шамбала" в Азов-Сити

"Никто не верил в такой бред"

"Азов-Сити" открыли в 2009 году. Сначала игорную зону собирались строить два региона – Краснодарский край и Ростовская область. Проложили километры инженерных коммуникаций: водопровод, газопровод, канализацию. Провели электричество, построили дороги. Со стороны Ростовской области протянулась дорога длиною 9 км, до казино оставалось совсем немного. В 2010 году Дмитрий Медведев исключил Ростовскую область из списка регионов, где могут располагаться игорные зоны. Строительство дороги до "Азов-Сити" заморозили. Хотя каждый год появлялись рисковые головы, которые пытались добраться до казино именно этим непроходимым заброшенным путем. Местные по этому поводу смеются: "Они бы еще на байдарках через залив к нам добирались".

Село Шабельское
Село Шабельское

Краснодарская дорога в казино идет через станицу Старощербиновскую, потом сворачивает к берегу Таганрогского залива и тянется вдоль Азовского моря мимо поселков Ейское Укрепление, Николаевка, Глафировка, Шабельское и Молчановка. Жители всех этих поселков работали в казино. Несмотря на неоднозначность игорного бизнеса, местные не хотели, чтобы "Азов-Сити" закрывали. И долго не верили, что это произойдет.

Анна живет в селе Шабельское, она шесть лет работала в казино старшим поваром. Теперь она безработная и в своем селе не может устроиться по специальности:

– Я не уверена, что даже в Ейске смогу работать старшим поваром, потому что сейчас открыта всего одна вакансия на весь город. Разве что обычным поваром устроюсь.

Девушка готова переехать и в Ейск, и даже дальше, если найдется работа.

В наш район вложили огромные деньги, казино стабильно приносили доходы – разве мог кто-то их закрыть?

– У нас был очень хороший директор в казино, за таким действительно можно идти, – говорит Анна. – Ходят слухи, что он планирует продолжать деятельность во Владивостоке. Если так и будет, уеду во Владивосток.

Анна рассказывает, что работала в "Азов-Сити" до последнего дня. Она, как и многие ее коллеги, до самых праздников не верила, что казино закроют.

– Здесь все построили с нуля, в чистом поле, инвесторы вложили больше 6 млрд рублей, край оплачивал инфраструктуру, это тоже обошлось в миллиард. Эта игорная зона существовала уже лет пять, когда в Сочи появилось первое казино. В наш район вложили огромные деньги, казино стабильно приносили доходы – разве мог кто-то их закрыть? Когда все уже отстроилось, все работало? Никто не верил в такой бред, – говорит Анна.

Почти никто из сотрудников не озаботился заранее поиском новой работы, ликвидация казино стала для них сюрпризом. Щербиновский район лишился тысяч рабочих мест разом.

"Что дальше, люди начнут спиваться?"

Дмитрий живет в станице Старощербиновская, это административный центр Щербиновского района, около 50 км от игорной зоны. Дмитрий три года работал главным энергетиком в казино "Шамбала".

– Когда открылось казино, я работал на северах, тоже энергетиком. Дочь старшая поступила в вуз, надо было оплачивать учебу. Когда вернулся домой и заполнил анкету в первый раз, меня не взяли. Три года назад снова подавал заявку, меня приняли на работу, – рассказывает он.

Дмитрий, житель станицы Старощербиновская
Дмитрий, житель станицы Старощербиновская

Дмитрий работал с бригадой из пяти человек. Электричество, газ, вода – все жизнеобеспечение было на них. Почти вся бригада набралась из ближайших поселков. Слухи о закрытии казино в их коллективе не обсуждали, надеялись на лучшее.

Мне, по сути, не важно, кем работать, главное, чтобы платили

Сейчас Дмитрий не работает.

– Ходил на биржу труда, но там сказали, что встать на учет можно только после двадцатого, жду. Накопились хозяйственные дела, ремонт нужно сделать в доме, пока этим и занимаюсь, – рассказывает энергетик.

Дмитрий не рассчитывает найти в станице работу по специальности.

– Куда я смогу здесь пойти со своим опытом? Можно снова вахтой работать энергетиком, но я не хочу опять уезжать от семьи. Мне, по сути, не важно, кем работать, главное, чтобы платили. Хотя я понимаю, что зарплата в станице будет не такой, как в казино, а раза в два-три меньше. Здесь есть потолок, через который не перепрыгнешь. Каким бы хорошим специалистом ни был, не сможешь зарабатывать больше, – говорит Дмитрий. – Но мы хотя бы в районном центре живем, здесь еще более-менее, можно кем-то устроиться. Что сейчас в поселках творится, мне представлять страшно.

Село Шабельское находится в 17 км от "Азов-Сити". Местные жители идут по улице, показывают на дома и комментируют: "Вот здесь человек работал в казино. Здесь пенсионеры, тоже пенсионеры. О, и здесь один работал в казино. Через дом вся семья в казино работала. Опять пенсионеры, фермеры, а тут тоже муж с женой из казино". Местные говорят, что буквально каждый третий дом – бывшие сотрудники игорной зоны. Многие из них работали там почти с открытия, по 5–8 лет. За это время жители поселков привыкли к стабильным зарплатам, к хорошим даже по городским меркам окладам. Люди обросли кредитами, молодые семьи строили дома, обживались. Теперь многие из них близки к долговой яме.

Виктория три года была кухонным работником в казино, хорошо себя показала, и ее повысили.

– Я стала помощником повара на шведском столе, работала с клиентами, готовила им на открытой кухне, – рассказывает она. Виктория получила повышение сразу после декрета, сейчас у нее два маленьких ребенка.

Пока Виктория работала в казино, ее муж занимался детьми и домом. Виктория говорит, что мужчинам сложнее трудоустроиться в поселке, и многие уезжают на вахтовую работу. Сама она была против вахты, не хотела, чтобы семья разделялась. Пока у нее была работа в казино, зарплаты вполне хватало, чтобы обеспечивать всю семью.

Виктория с сыном
Виктория с сыном

– Мы не искали работу заранее, потому что даже наши руководители не верили, что казино закроют, – говорит Виктория. – Мы обсуждали это в коллективе, и люди говорили, что не посмеет правительство закрыть "Азов-Сити" даже из-за одних рабочих мест, потому что куда столько народу денется потом? Когда узнали наверняка, что нас закроют, я просто разревелась – для меня это была трагедия. Двое детей, ни у меня, ни у мужа нет работы.

Наш дом построен на материнский капитал, его нельзя ни продать, ни оставить

В тот же день, когда Виктория узнала о закрытии казино, она обошла все места в поселке: каждый магазин, детский сад, школу, спецшколу, дом культуры. Она была готова делать что угодно, но работы не нашлось.

– Сейчас я стою в очереди в центр занятости, жду, пока меня поставят на учет. Что они мне там предложат? Даже если найдется работа в селе побольше, в Щербиновке, например, мне до нее добираться час. Ладно утром, но графики до девяти-десяти вечера, в это время автобусы уже просто не ходят. Машины нет, на такси не наездишься каждый день, развоза нет. Это раньше нас всех отвозили дежурные автобусы на работу в казино и обратно, – говорит Виктория. – Хорошо, начальник наш молодец, выплатил всем двойные оклады и отпускные. У меня вышло шестьдесят тысяч, и мы смогли закрыть кредит. Теперь осталось тысяч десять на всю семью. Как дальше жить, я не представляю.

Виктория говорит, что они хотели бы переехать, но не могут:

– Наш дом построен на материнский капитал, его нельзя ни продать, ни оставить. И таких домов здесь десятки. Для поселков это просто беда. Что дальше, люди начнут спиваться?

Елена с мужем тоже живут в Шабельском, оба бывшие сотрудники игорной зоны. Елена пять лет работала в клининговой службе в казино "Нирвана", ее муж был техником по эксплуатации зданий. Оба встали на учет в центре занятости.

Мы годами жили безбедно, никто не ожидал, что столько людей разом потеряет работу

– Я весь поселок обходила, собиралась устроиться кем угодно, хоть техничкой, но везде укомплектован штат, – говорит Елена. – Работают в основном местные пенсионеры, потому что пенсий не особо хватает на жизнь. Естественно, никто не будет увольнять их, чтобы устроить нас.

Елена не хочет уезжать из поселка.

– Во-первых, я люблю это место, – объясняет она. – Я здесь родилась и хочу здесь жить. Во-вторых, мы годами жили безбедно, и никто не ожидал, что столько людей разом потеряет работу. К нам приезжали молодые люди работать из больших городов: из Ейска, из Краснодара, из Ростова. Сейчас молодежи, конечно, нечего здесь делать, они разъезжаются. Это же не просто закрытые казино. Это на всех влияет. Даже люди, которые не работали там, теперь теряют клиентов. Такси, парикмахерские, магазины, – многие закрываются. Пустеют школы и детские сады, потому что молодые семьи, которые еще могут, забирают детей и переезжают.

Азов-Сити
Азов-Сити

"Глухомань полнейшая, и работы нет"

Через дорогу от "Азов-Сити" тянутся две улицы села Молчановка. Когда игорную зону только начали возводить, здесь проложили дороги, а жителям деревни бесплатно провели газопровод.

На въезде в Молчановку стоит кирпичный дом, магазин и гостиница. Здесь живет Инна с мужем, двумя детьми и пожилой матерью. Раньше Инна работала в детском лагере кассиром-кладовщиком, ее устраивала стабильная работа и зарплата. Когда построили игорную зону, детский лагерь закрыли. Семье пришлось срочно придумывать, на что жить, они вложились и открыли свой бизнес. В 2012 году открыли в селе магазин, в 2014-м – построили гостиницу. Основными клиентами были посетители казино.

Гостиница, которую открыла Инна в Молчановке
Гостиница, которую открыла Инна в Молчановке

​29 декабря гостиница и магазин отработали свой последний день. В Молчановке всего пять-шесть дворов, в которых круглый год кто-то живет. Гостиница здесь никому не нужна. Даже магазин работал в основном за счет приезжих и сотрудников казино.

Пропали клиенты у казино, значит, и у нас пропали. Кому теперь нужна эта гостиница?

Инна вспоминает последний рабочий день: "Когда казино закрыли, девочки – официантки и администраторы – собрались здесь же, в магазине, прощались и плакали". Теперь некоторые из официанток уехали из края, другие работают в кафе в Старощербиновской. Хотя зарплата в разы меньше – это хоть какая-то занятость. Инна и ее муж сейчас ездят в Щербиновку. Устроиться пока не могут, оба хватаются за любую подработку и думают, что делать дальше.

Инна
Инна

– Там хоть какая-то работа есть, а у Молчановки теперь никаких шансов. После закрытия казино здесь ничего не происходит. Абсолютно. Глухомань полнейшая, и работы нет, – говорит Инна. – Люди, которые косвенно зависели от игорной зоны, никаких компенсаций не получат. Вот открыл человек гостиницу, или магазин, или мед продавал приезжим. Пропали клиенты у казино, значит, и у нас пропали. Кому теперь нужна эта гостиница? Нам даже надеяться не на что, единственное, что нам могут сказать: а зачем ты ее открывала вообще?

По дому разбросаны детские игрушки, стоит наряженная новогодняя елка. "Доча! – зовет Инна. – Убери игрушки. И елку пора разобрать. Все, кончился праздник".

Таксист Игорь тоже среди тех, кто косвенно зависел от казино.

– У меня дочь и сестра работали в казино, – говорит он. – А я восемь лет зарабатывал тем, что возил людей из разных точек в "Азов-Сити" и обратно.

Если серьезно, местным все равно, что там будет. Хоть казино, хоть курорт, хоть завод, хоть промышленный парк

Теперь этот заработок для него потерян. Сейчас Игорь возит только знакомых, небольшой спрос все же есть, потому что автобусы ходят между населенными пунктами редко, а в некоторые поселки общественный транспорт не ходит вовсе.

Игорь выезжает из Молчановки, едет мимо казино, поворачивает к Шабельскому, смотрит на заснеженные поля.

– Раньше здесь был аграрный район, работа была, – рассуждает он. – Фермы, рыбсовхоз, консервный завод. И все закрылось. Молодым куда идти из казино, в колхоз? А, нет, колхоз тоже закрыли. Раньше там было больше тысячи рабочих мест, теперь остался один частный колхоз на пятьдесят человек. Курортов нет, море здесь мелкое, илистое, да и купаться не так давно запретили. Рыбу уже давно запретили ловить, так что с моря тоже никаких доходов.

Продуктовый магазин в Молчановке
Продуктовый магазин в Молчановке

Местные жители надеются, что игорная зона не станет еще одним заброшенным объектом, как закрытые заводы, закрытые фермы, закрытое казино на территории Ростовской области.

– Сейчас уже разбирают казино "Оракул". Но что они будут делать, например, с девятиэтажной "Шамбалой"? – говорит Игорь. – Не бросят же? По району ходят разные слухи: то говорят, что казино откроют заново, то обсуждают, во что перепрофилируют эту зону. Если серьезно, местным все равно, что там будет. Хоть казино, хоть курорт, хоть завод, хоть промышленный парк. Главное, чтобы снова появилась работа.

Сейчас рабочие места в Щербиновском районе ограничиваются предложениями от центра занятости, их едва больше ста. По данным главы Щербиновского района Сергея Цирульника, в игорной зоне были заняты 2,5 тысячи человек. Центр занятости не охватит даже пятую часть людей, потерявших стабильную многолетнюю работу.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG