Ссылки для упрощенного доступа

32 дома и 5200 умерших. В Петербурге создают блокадную экспозицию


Карта Петроградской стороны

На территории бывшего Левашовского хлебозавода, работавшего во время блокады, будет создана блокадная экспозиция. Созданием общественного пространства здесь занимается Дом культуры Льва Лурье и Группа RBI. Для будущей экспозиции уже объявлен сбор фотографий и других документов из семейных архивов.

В Петербурге начинается формирование блокадной экспозиции в бывшем Левашовском хлебозаводе. Никто не возражает против ее появления в таком важном для блокадной истории месте, но споры вокруг того, как именно должно выглядеть это пространство, все еще продолжаются.

На прилегающей территории будет возведен жилой квартал, расчистка места для которого началась минувшей осенью. Градозащитники считают, что три исторических корпуса Левашовского хлебозавода – корпус мучного склада, проходная контора и тарно-столярный корпус – надо было сразу включить в охраняемый объект культурного наследия регионального назначения "Левашовский хлебозавод", но КГИОП, несмотря на обращение петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК), охранного статуса этим корпусам не дал, и застройщик их снес. Хлебопекарное оборудование, точнее, уникальную вертикально-кольцевую систему хлебопечения не только не планируют восстанавливать – ее спилили и сдали в металлолом.

Градозащитники у здания Левашовского хлебозавода
Градозащитники у здания Левашовского хлебозавода

Координатор инициативной группы "Левашовский хлебозавод" Алина Заляева считает проект Группы RBI, связанный с Левашовским хлебозаводом, не просто недостаточно этичным, но кощунственным по отношению к памяти о блокаде и к сохранению культурного наследия Петербурга. Инициативная группа активно выступала против сноса корпусов завода, обращалась с письмами к первым лицам города. Летом 2018 года ветеранские организации и поисковые отряды просили проверить территорию хлебозавода – нет ли там блокадных захоронений. Ведь известно, что во время блокады захоронения производились на территориях крупных заводов, и были ли такие захоронения на территории Левашовского хлебозавода, нигде не подтверждено, но и не опровергнуто.

Алина Заляева отмечает, что на послевоенных планах хлебозавода на довольно значительной его территории обозначено грунтовое покрытие, но застройщик отказался проверять эти пятна на предмет возможных захоронений. Градозащитница расценивает такой отказ как согласие строить элитное жилье на костях блокадников, причем новые дома должны перекрыть вид на сам хлебозавод сразу с нескольких улиц.

Проходная хлебозавода
Проходная хлебозавода

Не одобряет Алина Заляева и экспозиции, создаваемой Домом культуры Льва Лурье, – она называет ее "квазимузейным пространством с непонятной световой инсталляцией". Она сопоставляет с отказом от поисковых работ творческие замыслы по созданию новой экспозиции и находит их не очень корректными, а объявление сбора документов и фотографий для музея – незаконным, поскольку такими вещами может заниматься только музей, а не "какая-то левая организация, не имеющая статуса музея". Активистка не думает, что ДК Льва Лурье сможет обеспечить должную сохранность собранным экспонатам, внести их в государственный каталог, и опасается, что они могут быть утрачены или попасть на черный рынок. По мнению Алины Заляевой, для застройщика – Группы RBI – создание экспозиции на территории хлебозавода – это только повод для рекламы возводимого там элитного жилья.

Историк Лев Лурье
Историк Лев Лурье

Историк Лев Лурье не видит большой потери в снесенных заводских корпусах, а защищающих их активистов считает плохо информированными маргиналами. Он объясняет концепцию Группы RBI так: по периметру приобретенного застройщиком участка будут возведены жилые дома, а само здание хлебозавода превратится в общественное пространство, и его будут обустраивать те же молодые люди, которые в свое время создали пространство "Тайга" на Дворцовой набережной. Часть его отдадут в аренду Дому культуры Льва Лурье. В центральной цилиндрической части предполагается некое пространство, посвященное памяти блокады, – его созданием и занимается ДК Льва Лурье.

По словам историка, один из секторов цилиндрического пространства будет посвящен блокадным дням в квартале Петроградской стороны, ограниченном Левашовским проспектом, Большой Зелениной улицей и Чкаловским проспектом, во время войны называвшимся Геслеровским. В 32 домах этого квартала во время блокады умерло не менее 5200 человек, и идея состоит в том, чтобы вспомнить каждого. По мысли историка, это будет не традиционный музей, а что-то вроде часовни. Театральный художник Качман, окончивший ЛГИТМИК и сейчас живущий в США, предложил для этого пространства свой проект, который сейчас рассматривается.

По словам Льва Лурье, тут будут не экскурсии, а, скорее, сеансы: когда за небольшой группой до 30 человек закроются двери, свет погаснет и на стены конического пространства будут демонстрировать проекции блокадных домов этого микрорайона Петроградской стороны. Идея такая, что окна в домах постепенно гаснут по мере того, как умирают люди: кого-то мобилизуют, кто-то уезжает в эвакуацию, кто-то умирает – и света становится все меньше. А на потолке будет своя проекция – список погибших, фотографии умерших, фотографии выживших, карточки, паспорта, свидетельства о возвращении из эвакуации, фасады домов, городские виды.

Левашовский хлебозавод
Левашовский хлебозавод

Этот участок города сильно перестроен, здесь раньше было много заводов, территория которых теперь занята новостройками, и многие люди отсюда разъехались. Но Лев Лурье надеется, что, и живя в других местах, люди помнят подробности блокадного быта – например, что трупы складывали на углу Большой Зеленой улицы и Большого проспекта, где теперь стоит памятник Добролюбову, или – если могли довезти на саночках – между кинотеатром "Великан" (где теперь Мюзик-холл). Помнят, где был магазин, в котором отоваривали карточки.

Лев Лурье замечает, что разные идеологи часто говорят о том, что необходимо давать молодому поколению представление об ужасе и величии блокады, но на самом деле сделать это очень трудно – создать такую модель, которая бы вызывала катарсис. Лурье считает, что опыт создания такого катарсиса существует в истории Холокоста, параллельной блокадной истории. Если можно представить себе историю Холокоста в одном местечке, то будущая экспозиция на территории Левашовского хлебозавода – это история блокады, ленинградского Холокоста, в одном микрорайоне.

После того как власти Петербурга в очередной раз отказались от идеи построить новый большой общегородской Музей блокады и обороны Ленинграда, небольшие музеи, в частности будущая экспозиция на территории Левашовского хлебозавода, приобретают особое значение. Историк считает, что, тем не менее, большой музей блокады обязательно должен быть – такой как Музеи Холокоста в Иерусалиме или Вашингтоне. Лурье напоминает, что в истории блокады есть две важнейшие темы – история гибели людей в осажденном городе и история битвы за Ленинград, в которой суммарно погибло около полутора миллионов человек – только со стороны СССР, не считая немцев, но за 75 лет у нас нет экспозиции ни по одной из этих тем. Наверное, такой музей тоже должен быть – возможно, не в городе, а где-нибудь на Синявинских болтах. В то же время историк убежден, что без концепции никакой музей создавать нельзя, а те, кто сегодня управляют городом, не в силах придумать ничего стоящего.

Одна из нескольких блокадных экспозиций в Санкт-Петербурге
Одна из нескольких блокадных экспозиций в Санкт-Петербурге

Между тем в Санкт-Петербурге появился очень хороший частный музей "Ленрезерв" с замечательным собранием военной техники, который, по мнению Лурье, ничуть не хуже Музея обороны Ленинграда, закрытого в 1949 году. Поэтому не стоит ждать, когда чиновники поделят деньги и закажут своим приятелям проект, – людям остается действовать самостоятельно и делать музей блокады по кусочкам, чтобы потом, прожив жизнь, не сгорать от стыда перед детьми за то, что не оставили им памяти о том, какой на самом деле была война, какой была блокада.

Лев Лурье приводит в пример Мясной Бор, где была окружена и погибла почти целиком Вторая ударная армия генерала Власова, о которой было запрещено говорить в советское время: в конце 80-х годов туда стали приезжать родственники погибших и добровольцы, чтобы захоронить солдатские останки. Таким образом, там возник стихийный мемориал – огромное поле крестов, часовен, народных памятников, которые производят сильнейшее впечатление. Такие же стихийные мемориалы образовались на Левашовской пустоши и на Синявинских болотах – и Лев Лурье видит большую силу в этой народной инициативе. По его словам, люди уже начали нести документы и фотографии для экспозиции на Левашовском хлебозаводе, так что он надеется, что хотя бы один новый блокадный музей к 2019 году все-таки откроется.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG