Ссылки для упрощенного доступа

"Нас хотят запугать". Четверть миллиона за пикет


Мария Кожеватова в пикете

Красносельский районный суд Петербурга оштрафовал на 250 тысяч рублей участницу "Марша материнского гнева" Марию Кожеватову, сообщается в телеграм-канале "Группы помощи задержанным". Суд признал активистку виновной в повторном нарушении порядка проведения публичного мероприятия (часть 8 статьи 20.2 КоАП). В июле прошлого года Кожеватова была арестована на 15 суток за акцию у здания суда с флагом Украины. Защита активистки намерена обжаловать это решение в городском суде Санкт-Петербурга.

Всего на акции в Петербурге 10 февраля задержали восьмерых ее участников, но на ночь в отделах полиции оставили только Кожеватову и Светлану Уткину. Первая была в 74-м отделе полиции, вторая в 28-м. По данным "ОВД-Инфо", несмотря на то что Уткина была задержана на "Марше материнского гнева", поводом для ее задержания стало участие в акции 9 февраля: тогда несколько активистов движения "Весна" прошли по Невскому проспекту с баннером "Открытая Россия вместо Путина". Сначала на Уткину составили протокол по части 6.1 статьи 20.2 КоАП ("Участие в несанкционированной акции, повлекшей создание помех транспортной инфраструктуре"), а затем вменили часть 8 статьи 20.2 КоАП ("Повторное нарушение порядка проведения публичных мероприятий").

10 февраля "Марши материнского гнева" состоялись в Москве, Санкт-Петербурге и других городах. Участники акций решили поддержать активистку "Открытой России" Анастасию Шевченко, которую обвинили в осуществлении деятельности "нежелательной" организации (статья 284.1 УК). Шевченко отправили под домашний арест, несмотря на просьбы защиты избрать более мягкую меру, чтобы женщина могла помогать болеющей дочери. 31 января 17-летняя дочь Шевченко умерла в реанимации, куда ее доставили с обструктивным бронхитом.

Анастасия Шевченко
Анастасия Шевченко

О своем одиночном пикете в поддержку Анастасии Шевченко и присужденном штрафе Мария Кожеватова рассказала Радио Свобода:

Я стояла в одиночном пикете и в тот день, когда умерла дочь Анастасии Шевченко. Это, конечно, полный ужас

– У меня было одиночное пикетирование. Я, как правило, участвую в одиночных пикетах: мне кажется, что одиночный пикет более информативен для граждан и для власти. Я стояла в одиночном пикете и в тот день, когда умерла дочь Анастасии Шевченко. Это, конечно, полный ужас. Власть становится все более фашистской. А когда власть идет по фашистскому пути, назад дороги нет. Становится хуже и хуже, и это видно. Взять хотя бы штраф от 150 тысяч до 300 тысяч за одиночный пикет – еще лет пять назад над этим бы все посмеялись и сказали, что это невозможно. А сейчас руководителю организации, матери троих детей, ни за что дали домашний арест и не отпускали к умирающему ребенку. Просто волосы дыбом встают.

Мария Кожеватова в одиночном пикете
Мария Кожеватова в одиночном пикете

–​ Кем вы работаете, чем занимаетесь и что для вас значит эта сумма –​ 250 тысяч рублей?

Я не работаю, потому что не могу найти работу

– Я не работаю, потому что не могу найти работу. Я значусь в списках полиции как неблагонадежный человек. Ты устраиваешься на работу, сегодня тебя берут, завтра ты выходишь на работу, а тебе говорят: "Мы вас взять не можем". Официально устроиться невозможно. Я работала в торговле, до этого работала секретарем, потом окончила школу охранников, у меня окончены курсы водителей. В принципе, могу работать охранником, водителем, продавцом... Я пыталась устроиться на любую работу, начиная от сторожа. Я с 90-х годов в "Яблоке", сейчас в "Солидарности" и поддерживаю все акции. Летом мне присудили 12 тысяч штрафа и 7 суток ареста, те 12 тысяч у меня до сих пор не выплачены. И 250 тысяч тоже не будут выплачены. У меня нет таких денег.

Мария Кожеватова
Мария Кожеватова

–​ Почему такие суммы назначают политическим активистам?

Наша власть может действовать только запугиванием

– Нас хотят запугать. Потому что такая власть, как наша, может действовать только запугиванием. Запугать, чтобы люди читали новости, ужасались и никто не выходил из дома. Так же, как при Сталине, в страшные времена террора, когда люди на кухне только что-то на ушко друг другу шептали.

–​ Лично вас напугали этим штрафом?

– Ну, мы-то уже сколько лет пуганые... Еще интересный момент. Судья спросил еще до приговора: "Выплачен ли у вас штраф в 12 тысяч?" Я сказала, что нет. Он спросил: "Почему?" Я ответила, что из-за отсутствия денег, у меня нет возможности выплатить. И после этого он вынес приговор в 250 тысяч. Не очень понятно его решение.

–​ На что вы живете?

– Сама не очень хорошо понимаю. Мне немножко брат помогает. Мне недавно местные полицейские, которые меня знают, говорят: "Почему ты не уедешь из страны? Зачем тебе это все надо?"

–​ А почему вы не уезжаете из страны, Мария?

– Не знаю, честно говоря. Интересно пока что в этой стране. Наверное, есть еще такое понятие, как любовь к родине или что-то такое. Но, с другой стороны, страну можно защищать и внутри страны, и вне страны. В любом случае важно, чтобы человек боролся, и не важно, где он находится, – считает политическая активистка из Санкт-Петербурга Мария Кожеватова.

Общественный защитник Марии Кожеватовой, сопредседатель Санкт-Петербургской "Солидарности" Ольга Смирнова намерена обжаловать штраф, присужденный, по ее мнению, совершенно незаконно:

Обвинение было полностью сфальсифицировано. Человека незаконно лишили свободы более чем на сутки

– Одиночный пикет, в котором она стояла, с ее слов, был абсолютно спокойно и адекватно воспринят полицией. К ней подошли, у нее посмотрели документы, сфотографировали плакат и отошли без каких бы то ни было претензий. Не было никаких персональных предупреждений. Из полицейской видеозаписи следует, что там ходил человек с неким звукоусиливающим устройством, на котором было записано обращение к гражданам. В этом ранее записанном обращении говорилось, что граждане участвуют в незаконном публичном мероприятии. Персонально к Марии и ни к кому другому на этой акции никто не обращался. Более того, человеческого голоса они не слышали, они слышали только эту звукозапись.

Попытки задавать вопросы этому представителю полиции не привели ни к чему. Марию просто схватили, вероятнее всего, сотрудники Росгвардии, которые не представлялись и не объяснили причины ее задержания. Схватили очень грубо. В дальнейшем суд ни одной претензии, связанной непосредственно с ее одиночным пикетом, не предъявил. Обвинение было полностью сфальсифицировано. Она обвинялась в участии в некоем незаконном митинге. Моя линия защиты строилась на том, что никакого митинга не было, потому что под форму митинга или демонстрации просто собрание людей у фонтана не подходило. Строго говоря, на тот момент, когда эти задержания произошли, акция еще не начиналась, люди просто собирались для участия в марше, а марш предполагал прогулку, которая в дальнейшем и состоялась. Этих людей задержали в точке сбора, считая участниками митинга. Будем обжаловать штраф в городском суде. Если обжалование не будет достаточно эффективным, если этот штраф не будет отменен городским судом или городской суд не вернет дело в первую инстанцию, будем обращаться в ЕСПЧ. Даже если отмена штрафа состоится в городском суде, там достаточно нарушений для обращения. Потому что само задержание и удержание ее под стражей было незаконным, это тоже будет обжаловано. Условия, которые ей там создали, не соответствовали нормам содержания. Ей не дали ознакомиться с делом, у нее не было даже очков, чтобы прочитать собственные протоколы. Было еще множество нарушений, которые следует расценивать как пыточные условия содержания. Человека незаконно лишили свободы более чем на сутки, – рассказала Ольга Смирнова.

Правозащитник, юрист организации "Русь сидящая" Динар Идрисов напоминает, что судья Дмитрий Кузьмин, присудивший гражданской активистке Марии Кожеватовой штраф в 250 тысяч рублей, делает такое не в первый раз.

Судья Дмитрий Кузьмин был предсказуем. Он и раньше назначал запредельные штрафы

– Безусловно, такой размер штрафа не выдерживает никакой критики, он несоразмерен даже с объемом предъявленного ей публичного обвинения. Ее действия заключались лишь в том, что она, находясь в пределах одного адреса, достала плакат и начала переминаться с ноги на ногу. Никакого шествия с плакатами не было. Это было одиночное пикетирование в пределах Александровского сада, где ее тут же задержали сотрудники полка патрульно-постовой службы Главного управления МВД. Доставили ее на окраину Санкт-Петербурга, в 74-й отдел полиции Красносельского района, это практически самый удаленный от центра Санкт-Петербурга отдел. Судья Красносельского районного суда Дмитрий Кузьмин был предсказуем. Он и ранее, рассматривая дела в отношении гражданских активистов в Петербурге, назначал запредельные административные штрафы. По событиям 8 октября 2017 года, на следующий день после яркого празднования протестным Петербургом дня рождения президента Путина, была задержана группа граждан. Двое из них попали как раз под суд к Дмитрию Кузьмину, и тогда он впервые за все применение Кодекса об административных правонарушениях дал активистам полмиллиона штрафа на двоих, то есть тоже назначил по 250 тысяч. При этом какие-либо отягчающие обстоятельства отсутствовали. Надо отметить, что такой штраф судьи Кузьмина был даже освещен федеральными каналами, хотя в последующем он был отменен Санкт-Петербургским городским судом. Одному активисту в последующем заменили штраф на 150 тысяч, а другому – на обязательные работы. Но судья Кузьмин не изменяет своей агрессивной судебной практике по отношению к гражданским активистам и назначает штрафы практически под потолок. В данном случае Кузьмин имеет свой "почерк", и ему нравится, по всей видимости, сумма в четверть миллиона рублей, которая является запредельной. Такой штраф фактически не только приравнивается к уголовному, но и обрекает практически любого гражданина на существенные экономические рестрикции. С таким размером штрафа может быть наложен арест на имущество, ограничен выезд гражданина за пределы Российской Федерации, введены иные ограничения, предусмотренные законом об исполнительном производстве, а в конечном счете именно судебные приставы исполняют такого рода постановления, – говорит юрист и правозащитник "Руси сидящей" Динар Идрисов.

Акции солидарности с Анастасией Шевченко и другими политзаключенными прошли 10 февраля более чем в 20 городах России. Марш в Москве пытались сорвать участники прокремлевского движения SERB. Полицейские задержали провокаторов и двоих участников акции – Михаила Кригера и Максима Пряхина. Позднее их отпустили, составив протоколы о мелком хулиганстве. В Петербурге задержали восемь человек, двое из которых смогли сбежать из автозака.

В Махачкале силовики пришли домой к организатору марша Екатерине Захаровой. В этот момент активистки не было дома. Позднее Захарова сообщила, что представители правоохранительных органов "перепугали детей, у них была истерика". Затем женщине позвонил мужчина и сказал, что марш незаконен, хотя активистка планировала провести его в гайд-парке, где мероприятия численностью до 1500 человек можно проводить без согласования с властями. В итоге женщина провела одиночный пикет на фоне символа акции – черного сердца.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG