Ссылки для упрощенного доступа

"На меня объявили охоту". ЛГБТ-активист вынужден скрываться из-за преследований


Артем Шитухин на пикете в защиту прав ЛГБТ в Пятигорске 27 января 2019 года

ЛГБТ-активиста Артема Шитухина отчислили с 2-го курса Пятигорского медико-фармацевтического института. Официальная причина отчисления – несдача экзамена по предмету "теория вероятности и математическая статистика". 19-летний Шитухин считает, что его отчислили из-за общественной деятельности.

27 января Артем Шитухин вышел в центр Пятигорска на одиночный пикет против геноцида ЛГБТ в Чечне. До этого он пытался согласовать митинги против закона о пропаганде гомосексуализма. Тимур Булатов, известный тем, что инициировал увольнения ЛГБТ из государственных организаций, сообщил на своей странице в "ВКонтакте", что способствовал отчислению Артема Шитухина. "В отчислении Артемки Шитухина из медицинского бюджетного учреждения результативно приняли участие активисты «ПНРФ», «Родители России» и лично руководитель БУЛАТов Тимур. Спасибо ещё раз до Земли, руководству ВУЗа", – написал Булатов (орфография и пунктуация сохранены. – РС).

– В сентябре прошлого года мы подали уведомление о проведении митинга в поддержку ЛГБТ, – рассказывает Артем Шитухин. – После этого меня вызвали в учебный отдел, а потом отвели в кабинет помощника директора. Там сидели четыре человека из Центра "Э". Они потребовали, чтобы я не проводил митинги и даже не пытался их организовывать. Иначе у меня будут проблемы в институте. Я ответил, что все делаю по закону и продолжу в таком духе действовать дальше. Оперативники сказали, что полиция не станет защищать участников митинга. "Эшники" пытались забрать мой мобильный телефон, но часть разговора с ними я смог записать на диктофон. Я написал заявление в прокуратуру на сотрудников Центра "Э", потому что решил, что их действия являются превышением должностных полномочий. Заявление я направил в СК. Меня и представителей администрации вуза туда вызвали для опроса. Вскоре мне пришло постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

– Вам удалось провести митинги?

Митинги не согласовали. Я несколько раз безрезультатно обжаловал это решение. На несогласованный митинг мы не пошли. Я вышел в конце января на одиночный пикет к резиденции полномочного представителя президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе. Стоял там с плакатом, на котором было написано: "В 230 км отсюда убивают людей. Остановите геноцид ЛГБТ в Чечне". После этого меня отчислили.

– Администрация вуза выражала недовольство тем, что вы пытались организовывать митинги?

– У меня были многочисленные беседы с представителями администрации вуза. Они говорили, чтобы я взял академический отпуск, а лучше перевелся бы в другой институт на юридический факультет. Мол, моя общественная деятельность плохо сказывается на репутации института. Мне повторяли, что студенты должны учиться, а не митинговать. Руководство вуза говорило, что ему такая слава не нужна.

Пятигорский медико-фармацевтический институт
Пятигорский медико-фармацевтический институт

– Но экзамен вы не сдали?

– Я пропускал занятия. Не часто, но пропускал. Экзамен по математической статистике был в конце января, затем пересдачи – 4 и 7 февраля. Меня к сессии допустили только 7 февраля, потому что преподаватель по математике не хотела подписывать ведомость и не ставила отработок. В конце концов преподавательница допустила меня к экзамену. На нем собралась комиссия из трех преподавателей, которые меня, по моему мнению, завалили. В этот же день у меня забрали студенческий и зачетку. Мне сказали, что я отчислен, но приказ об отчислении я пока не видел.

– Директор Пятигорского медико-фармацевтического институт​а не ответил на просьбу Радио Свобода предоставить свою версию событий. Как вы учились до отчисления?

– У меня были четверки по основным предметам и тройки по физике и математике. Руководитель кафедры органической химии звал меня работать на кафедру. Я отказался, потому что у меня совсем не было времени. Учиться мне нравилось, я хотел закончить вуз и работать врачом-биохимиком.

Учиться мне нравилось, я хотел закончить вуз и работать врачом-биохимиком

– Вы будете оспаривать отчисление в суде?

– Я не намерен восстанавливаться, потому что администрация вуза найдет, как меня отчислить снова, если я не перестану быть активистом. А я не перестану.

– Как вы думаете, ваше отчисление инициировал Тимур Булатов?

– Очень сомневаюсь. Никто этого не самого адекватного человека не слушает. Когда кого-то из представителей ЛГБТ-сообщества увольняют, Булатов приписывает себе это сомнительное достижение. Может, Булатов связывался с администрацией института, но она и сама была бы рада от меня избавиться. Все знают, что я открытый гей и ЛГБТ-активист. Ничего нового обо мне Булатов администрации вуза рассказать не мог. На Булатова я написал в прокуратуру заявление о проверке по факту самоуправства.

– ​У вас были проблемы с преподавателями или одногруппниками из-за того, что вы открытый гей?

Преподаватели биологии часто говорили на занятиях, что гомосексуальность – это болезнь, которую надо лечить. Я с ними спорил

– С одногруппниками и одноклассниками никогда. Преподаватели биологии часто говорили на занятиях, что гомосексуальность – это болезнь, которую надо лечить. Я с ними постоянно спорил. Новость о том, что мы пытаемся согласовать митинг в защиту прав ЛГБТ, освещали местные СМИ. В институте на занятии по биологии преподаватель поднял эту тему, мол, "пидоры протестовать собрались". Я встал и предложил преподавателю повторить мне, организатору митинга, в глаза все, что он думает по поводу ЛГБТ. Преподаватель замолчал.

Акция в поддержку ЛГБТ-сообщества в Чечне. Май, 2017, Москва
Акция в поддержку ЛГБТ-сообщества в Чечне. Май, 2017, Москва

– Почему вы решили создать в Пятигорске ЛГБТ-объединение "Солидарность"?

– В нашем городе не было организации, объединяющей ЛГБТ. В Северо-Кавказском федеральном округе ЛГБТ совсем забитые и бесправные. Кто-то должен был начать рассказывать о том, как нарушают наши права. Я нашел активных людей. Год назад мы создали объединение "Солидарность". Мы пытались провести митинги, организовали пикет, наладили психологическую и юридическую помощь для ЛГБТ-сообщества нашего города. В Пятигорске было трудно найти грамотных психологов. Большая часть психологов в нашем городе считает, что гомосексуальность это патология. Недавно мы предложили ставропольским депутатам выступить на федеральном уровне с законопроектом, который бы отменил закон о пропаганде гомосексуализма. А также мы предложили принять закон, защищающий ЛГБТ от дискриминации. Согласно статье 104 Конституции РФ, дума Ставропольского края может внести законопроект на рассмотрение в Государственную думу РФ. То есть краевая дума разрабатывает проект закона и вносит его в Госдуму, а там уже его рассматривают дальше. Депутаты рассмотрели наше обращение и дали ответ, что оснований для разработки закона нет. Мы направили второе обращение с просьбой создать закон о легализации однополых браков. На это обращение еще не ответили.

– Вам часто угрожают?

​– Я пытался привлечь к юридической ответственности гомофоба, который писал мне оскорбительные комментарии. Я направил обращение в прокуратуру Челябинска, потому что узнал, что гомофоб живет в этом городе. Она поручила полиции найти этого человека и опросить. Полиция в скором времени прислала мне отписку, что состава преступления не нашла. После этого на меня объявили охоту. На сайте pila.ml выложили мои персональные данные. Некие гомофобы обещали вознаграждение за поимку меня. За сведения о моем нахождении также была назначена награда. Еще там было предложение удалить информацию о себе за 200 тысяч рублей. Я стал получать в мессенджерах разные тупые сообщения: "сдохни, сдохни, сдохни". Почтовый ящик для бумажной корреспонденции взломали. Видимо, искали информацию обо мне. Из взломанного ящика украли все скопившиеся рекламные листовки. Я написал жалобу в прокуратуру и информация обо мне с сайта пропала. Но мне угрожают в мессенджерах до сих пор. Мне пришлось ходить по улицам, оглядываясь по сторонам.​

– Как полиция реагирует, когда вы приносите заявление по факту угроз и оскорблений?

​– Полицейские принимают заявления без лишних вопросов, даже исправляют некорректные термины по моей просьбе. Но к ответственности никого не привлекают.​

– Где вы дальше планируете учиться?

После отчисления мне пришлось переехать к родителям в город Невинномысск Ставропольского края. Я думал, что буду жить там до лета, затем поступлю в другой вуз и уеду. Но потом я написал в прокуратуру жалобу на институт по факту моего отчисления. Об этом из СМИ узнали родители. Они к такому неадекватно относятся, поэтому начались угрозы, оскорбления, требования прекратить деятельность в защиту ЛГБТ. Я собрал документы и уехал в другой город к подруге. Я сообщил родителям, куда уехал, но они объявили меня в розыск как пропавшего. В городе, куда я приехал к подруге, меня встретил около поезда опер. Он потребовал, чтобы я пошел с ним в участок. Туда приехал некий ''папин друг'' (отец бывший полицейский). Я знаю, как общаться с операми, знаю законы и процедуры. Я спокойно написал оперу все, что было нужно. Полицейский сказал, что раз я совершеннолетний, то могу менять место жительства без ведома родителей. И розыск прекратили. Папин друг порывался меня увезти куда-то. Тогда я попросил у опера лист бумаги и ручку. А папиному другу сказал, что если он меня хоть пальцем тронет, то я сейчас же напишу заявление о похищении и незаконном лишении свободы. Папин друг притих, и я спокойно уехал на такси.

Папиному другу сказал, что если он меня хоть пальцем тронет, то я сейчас же напишу заявление о похищении и незаконном лишении свободы

– Почему родители не принимают того, что вы открытый гей?

Отец родился в 1975 году в русской семье в Грузии, где в то время ни о каких ЛГБТ слышать не слышали, знать не знали. И не хотели слышать и знать в принципе. Родители отца – молокане. Традиции вот эти все у них жестче, чем в православии, например. Так называемая "традиционная семья", крепкий брак, дети все так должны жить и даже не думать о другом. Потом отец переехал в Россию, в Ставропольский край. В то время тут ЛГБТ тоже никак не проявляли себя, никого знакомого из ЛГБТ-сообщества, кроме меня, у отца нет. Он с этим не сталкивался, но помнит, что за гомосексуальность в советское время сажали. Отец считает гомосексуальность болезнью и отклонением. Он даже затрагивать тему ЛГБТ в разговоре не хочет. К тому же куча родни молокане, которым едва ли объяснишь, что такое гомосексуальность, ЛГБТ-движение и дашь книжки научные почитать. Там такой дремучий лес, что упаси бог туда соваться. Ну, разумеется, что отца очень бомбит от мысли, что его сын гей.

– Вы написали в социальной сети, что уехали из Пятигорска, потому что там сейчас опасно. Уехали навсегда?

По поводу угроз от чеченцев в мой адрес полиция вряд ли будет что-то делать. Так что не знаю, когда я вернусь и вернусь ли, – говорит Артем Шитухин.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG