Ссылки для упрощенного доступа

Недоверчивое большинство. Илья Мильштейн – о путинских рейтингах


Падение президентского рейтинга доверия при более или менее стабильном рейтинге одобрения – событие уже привычное, оттого скучноватое, но все равно важное. Явление, порождающее разные вопросы. Отчасти обнадеживающее, отчасти тревожное. И не вполне постижимое.

Интересно, например, понять, почему одни и те же люди, в массе своей отказывающие в доверии Владимиру Путину, в целом одобряют его деятельность. Ведомо, впрочем, чем одно отличается от другого: доверие – это отношение к конкретному человеку, а одобрение – это про государственный институт как таковой. Тем не менее, стремясь отделить человека по имени Владимир Владимирович от его функции, мы сильно запутываемся (это и раньше происходило с нами, плутавшими между иными близнецами-братьями, Лениным и партией). Сказано же, что без Путина нет России, и это ясно как дважды два, но вдруг приходят социологи со своими опросами, и мы бьемся над их таинственными противоречивыми цифрами. Рейтинг доверия опять снизился – до 31,7%, рейтинг одобрения слегка подрос – до 65,8%.

Среди причин, объясняющих растущую недоверчивость россиян к национальному лидеру, главной принято считать "пенсионную реформу", и это, пожалуй, правда. Граждане не забыли, что президент обещал им никогда не повышать возраст ухода на пенсию, слова не сдержал, вот они и выказывают ему свои чувства, медленно прозревая. В их оценках личности солгавшего национального лидера прослеживается некий тренд, что и фиксируют социологи. Всё вроде логично.

Нелогично другое. Если у избирателей нет веры человеку, который их обманывает в самых базовых вещах, то откуда берется одобрение его политики в общих чертах? Они же, повторюсь, близняшки – Путин и подведомственная ему российская политика. Почему тогда глубинный наш народ, уличив гаранта в очевидной лжи, не подвергает сомнению прочие его дела? Отчего так выходит, что люди не додумываются до простейших истин: да ведь президент столь же вероломно напал на соотечественников, как пять лет назад набросился на соседей, подтеревшись международными соглашениями. Это же, как говорится, двухходовочка: тем соврал, соврет и этим. Особенно с учетом обстоятельств, в рамках которых за аншлюс пришлось платить санкциями, война продолжается, постепенно разрастаясь до размеров глобального конфликта, и кому же за нее отдуваться, если не россиянам – своими ущемленными правами на заслуженный отдых?

Пять лет назад россияне в подавляющем большинстве были солидарны с Путиным, они все в замазке, так что и сейчас никуда не денешься: надо одобрять

И тут, ежели плохо думать о народе, можно предположить, что примитивную двухходовочку наши соотечественники не просчитывают потому, что заняты исключительно собой. То есть плевать им на соседей, а глухо роптать, уединяясь с социологами, они способны только в тех случаях, когда задеты их шкурные интересы. Того, что натворил и ныне творит в мире одобряемый ими вождь, они до сих пор не осознали и не намерены осуждать, а вот социальные гарантии вынь да положь. Ввёл там куда-то войска, где-то побомбил, кого-то отравил – тебе виднее. Соврал насчет пенсий – протестуем, раздражаемся, порицаем.

Однако плохо думать о народе совершенно не обязательно. Отвергнув позорные русофобские мысли, можно отметить, что и уровень посткрымского одобрения путинской милитаристской политики, скатившись с заоблачных 88-процентных вершин, значительно понизился. Кроме того, люди же не дураки и хоть в глубине души, но смутно догадываются, что понижение уровня жизни и пресловутые пенсии – это ответочка за единодушное вставание с колен, за победоносные войны, за геополитические триумфы. Но тогда, пять лет назад, россияне в подавляющем большинстве были солидарны с Владимиром Владимировичем, они все в замазке, так что никуда не денешься: надо одобрять. Да ведь и хорошо, что дали пинка американцам и их украинским прихвостням, разве нет?

Короче, тут коллективная ответственность, а это значит, что никто не виноват. Что же касается пенсий, то сроки их клялся не сдвигать непосредственно Путин. С него и спрос.

А это беспокоит более всего. Известно же, какими методами президент России обычно борется за умножение своего рейтинга и безальтернативность. Раньше, в докрымские времена, он ограничивался политическим уничтожением оппозиции, и этого ему хватало для побед. Когда избиратели начали проявлять признаки недовольства, основанного преимущественно на том, что он надоел, главнокомандующий резко приободрил их при помощи патриотического антидепрессанта. Теперь, после того как его рейтинг доверия, выражаясь ученым языком, "обновил исторический минимум", гадаем, что он ещё придумает, и опыт подсказывает, что едва ли нечто оригинальное. Типа исправления ошибок, похожих на преступления, в политике внутренней и внешней, что хорошо было бы начать с освобождения украинских моряков. А завершить мирной безоговорочной отставкой не позднее 2024 года.

Но куда там. Скорее, ознакомление со свежими результатами социологических замеров опять вдохновит Путина на труды и подвиги, устрашающие с виду и осточертевшие до рвоты. Впрочем, именно в такие минуты мы, вероятно, окончательно поймем, до какой степени российский народ ещё способен ему доверять и в какой мере одобрять его действия.

Илья Мильштейн – журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG