Ссылки для упрощенного доступа

"Они наши сёстры": в соцсетях растёт поддержка сестёр Хачатурян


Избрание меры пресечения сёстрам Хачатурян, 2018 год

В Рунете новый всплеск интереса к делу сестёр Хачатурян, убивших своего отца.

Сама история не так нова (в "Цитатах Свободы" мы писали о ней почти год назад), но в конце прошлой недели Кристине, Ангелине и Марии предъявили окончательное обвинение. Сам факт убийства никем не оспаривается, но, даже несмотря на это, обстоятельства трагедии заставляют многих сочувствовать девушкам.

Алексей Паршин:

Обвинение очень, мягко выражаясь, странное.
Во-первых, следствие установило и признало, что в отношении девочек отец совершал преступления, в том числе и сексуального характера, а также их психическому здоровью причинен вред.
Во-вторых, следствие умолчало тот факт, что "спусковым крючком" в тот день, явились издевательств отца, который брызгал им поочередно в лицо из газового балончика, после чего Крестина (старшая) потеряла сознание. Девочки были испуганы и, как подтвердили эксперты, опасались за свою жизнь, угрозу которой воспринимали как реальную, а также то, что иного выхода они не видели. Эти факты и выводы экспертов были специально проигнорированы, так как они подтверждают, что девочки находились в состоянии необходимой обороны. Очевидно, что их действия были направлены на предупреждение дальнейших преступлений, защиту от агрессора, защиту своего здоровья и своих жизней.
В-третьих, версия обвинения полна домыслов, выдумок и несостыковок (анализ пока выкладывать не буду по тактическим соображениям).
В -четвертых, для необходимой обороны, с точки зрения закона, не имеет значения действовали девочки порознь или сообща, был ли между ними сговор или нет. Это имеет значение, если устанавливать, было ли превышение необходимой обороны, а для этого надо признать, что необходимая оборона имела место.
Сегодня подали жалобы на имя Бастрыкина А.И., готовим жалобы в Генеральную прокуратуру.

Андрей Барабанов:

Совершенно жуткая история. Молчание соседей и статья от 8 до 20 лет

Аза Бабаян:

Я все время закрывалась от истории с сестрами Хачатурян. Малодушно думала: не буду читать, не буду смотреть, не буду думать .. Но новость о том, что сестрам грозит реальный срок меня просто убила. В другой стране сестры были бы давно окружены лучшими психологами, лучшими специалистами, различные институты занимались бы их реабилитацией . Их психологическая реабилитация стало бы тестом на состоятельность государства. А тут -грозит реальный срок. И самое страшное - ведь многие думают, что они этот срок заслужили. Наверное, на самом деле, совковость в наших людях неистребима. Свободу и поддержку бедным девочкам!

Алёна Агаджикова:

Мне часто снятся сны, в которых я бегу от убийцы, а он смеется и бесконечно бежит за мной. В этих снах он хватает меня и режет ножом, а я пытаюсь кричать. Иногда мне удается от него убежать. Сестрам Хачатурян удалось убежать от такого маньяка из снов. Только он был их отцом - человеком, который должен был обеспечивать их безопасность, строить их доверие к миру.<...>

ДЕЛАЙТЕ ПЛАКАТЫ, ПРОСИТЕ ЛЮДЕЙ СФОТОГРАФИРОВАТЬ ВАС С НИМИ, РАССКАЗЫВАЙТЕ О ДЕЛЕ В СОЦСЕТЯХ, ВЕЗДЕ. СЕСТРЫ НЕ ДОЛЖНЫ СИДЕТЬ ЗА ТО, ЧТО УБИЛИ ЧЕЛОВЕКА, КОТОРЫЙ УБИВАЛ ИХ. ИМ НУЖНА ПСИХИЧЕСКАЯ/ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ! #свободусестрамхачатурян #мысёстрыхачатурян #трисестры

Мариам Новикова:

Кратко о сестрах Хачатурян: следствие не постеснялось предъявить девушкам не превышение самообороны, а убийство человека по предварительному сговору группой лиц. При этом экспертиза в им. Сербского показала, что младшая сестра Кристина Хачатурян на момент убийства имела расстройство личности от пережитого насилия и не была вменяемой. В кровати дочерей обнаружено ДНК отца (на что родственники со стороны отца говорят, что "дети и родители часто по кроватям друг у друга прыгают"). Сам Хачатурян незадолго до убийства проходил лечение в Научно-практическом психоневрологическом центре им. Соловьева и свидетели сообщали, что он был агрессивен (всегда проходил на процедуры без очереди, на попытку усовестить угрожал "ударить чашкой по голове".) Экспертиза считает доказанным, что отец семейства в течение нескольких лет совершал насилие над дочерьми. Это подтверждают все соседи и знакомые семьи, кроме родственников со стороны мужа. То, что девушкам предъявили обвинение, по которому им грозит от 8 до 20 лет тюрьмы, это нарушение базового права человека - права на защиту своей жизни.

Марина Черных:

Сестрам Хачатурян предъявили окончательное обвинение в убийстве отца. Отца, который систематически насиловал их с детства, угрожал убить их мать и еще всячески издевался — как будто этого мало для того, чтобы быть чудовищем. Их историю очень подробно рассказывали в СМИ в прошлом году.

Сестрам Хачатурян неоткуда было ждать поддержки, не к кому обратиться за помощью и защитой. И они сделали то, на что еще силы нужно было найти — они убили своего мучителя. Теперь им грозит суд и наказание за участие в групповом убийстве. Это тяжкое преступление, за которое им светит до двадцати лет.

К сожалению, все, что я могу — поддержать постами в соцсетях сестер Хачатурян и всех, кто считает обвинение и угрозу свободе (как горькая ирония: девушек, которые никогда не видели свободы, хотят лишить свободы) жертв несправедливыми и жестокими.

Они и наши сестры.
Они и мои сестры.

Ольга Карчевская:

Если дело сестёр Хачатурян каким-то образом прошло мимо вас - обязательно почитайте про девочек, "отец" которых (вернее, по сути, насильник и абьюзер их матери) с раннего детства домогался и насиловал их, бил, не пускал в школу и держал в постоянном страхе. Они не убегали, во-первых, потому что было некуда - биоотец достал бы их из-под земли, а во-вторых, потому что он грозился в этом случае убить их мать, которую он выгнал из дома и с которой они виделись лишь украдкой втайне от него. В какой-то момент они втроём сделали так, что этого животного не стало. Казалось бы - наконец-то свобода - но нет, дело же происходит в России - стране справедливости и защиты женщин и детей (нет).

Вчера им было предъявлено обвинение - убийство группой лиц по предварительному сговору. Это очень тяжкая статья. Лет 20 по ней легко могут дать.

Мы не можем этого допустить. У этих девочек больше никого нет - кроме нас с вами.

Если вы знаете про это дело, расскажите всем, кто не знает. Пишите с тэгами #мысёстрыхачатурян и #трисестры

Расскажите родственникам, соседям по дому, одноклассникам и неблизким знакомым. Подпишите петицию. Нарисуйте свой плакат и попросите кого-нибудь вас с ним сфотографировать.

У девочек нет за спиной ни профсообщества (они и в школе-то толком не учились), ни друзей (откуда друзья у пленниц?), ни адекватных родственников. Им поможет только общественный резонанс и наше неравнодушие.

Алёна Попова:

Это до 20 лет!!! отсидки за то, что они не дали дальше себя бить и насиловать!!

Что должно было произойти после доказанных самим же следствием фактов насилия со стороны отца девочек, в том числе и сексуального. Против Хачатуряна даже посмертно должны были возбудить уголовку, а девочек от уголовной ответственности освободить, потому что это САМООБОРОНА ПРИ ДЛЯЩЕМСЯ ПРЕСТУПЛЕНИИ ОТЦА!

Лена Климанская:

Родной отец Михаил Хачатурян бил и насиловал своих дочерей - это доказано судом. Он держал их взаперти и фактически в рабстве. Соседи и родня знали, но предпочитали не ссориться с агрессивным и влиятельным мерзавцем.
И сейчас девочек будут судить не за самозащиту, а за убийство. СВОБОДУ СЁСТРАМ ХАЧАТУРЯН!

Наринэ Абгарян:

Девочек, жизнь которых собственный отец превратил в ад, обвиняют в том, что они не дали себя уничтожить.
Если в законодательстве нет вменяемой статьи о защите от семейного насилия, её в спешном порядке нужно доработать и ввести, а эта неслыханная по своей жестокости и несправедливости история должна стать судебным прецедентом.

Александра Хазина:

Друзья, наверняка у многих сохранился запал после Голунова и ощущение, что мы что-то можем.

Вот история, на которую точно стоит обратить внимание: трое сестёр, которых насиловал и мучил собственный отец, сейчас могут получить 20 лет тюрьмы за его убийство.

Это не "наш парень", но мы помним, что каждая пятая женщина в мире – жертва сексуальных домогательств. #metoo.

Елена Строгалева:

Почему я считаю, что в нашей стране быть сексистом - это моральное преступление? Потому что в нашей стране происходит вот такой чудовищный процесс.

Фамиль Велиев:

Дело, оказывается, давнее. Историю, оказывается, все уже знают. Детали, оказывается, прополоскали на всех федеральных телеканалах ещё в прошедшем — восемнадцатом — году. А я, беспечный, прошёл себе мимо. А я, счастливый, жил и не знал. Но это неправильно. Совсем. Мимо этого кошмара проходить нельзя. В этот чудовищный, удушающий мрак надо себя заставить заглянуть всем, чтобы — в идеальном мире — не дать ему повториться (раз) и чтобы — в сегодняшнем мире — смягчить участь этих девочек (два).

Илья Кукулин:

Вчера уже перепостил тексты в защиту Абдулмумина Гаджиева и фигурантов дела "Нового величия". Нужно теперь сказать о деле сестер Хачатурян.

В случае Гаджиева, насколько я могу судить как частное лицо, не было события преступления, в котором обвиняют этого журналиста, поэтому я поддерживаю призывы к его немедленному освобождению. В случае фигурантов дела "Нового величия", насколько я могу судить, в действиях подсудимых не было состава преступления, поэтому я поддерживаю призывы к их полному оправданию и освобождению, а также к расследованию причин, по которым это дело стало возможным. В случае сестер Хачатурян, насколько можно судить, были и событие, и состав, но есть исключительные смягчающие обстоятельства: совершенное сестрами действие -- убийство отца -- было вызвано длительными бесчеловечными действиями с его стороны, от которых сестры не получили защиты ни от государства, ни от общества. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2012 г. N 19 "О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление" позволяет считать необходимой обороной действия, вызванные не сиюминутной опасностью жизни, а продолжающимся посягательством на жизнь или свободу человека. На мой взгляд, обсуждение поступка сестер Хачатурян в суде должно решить только один вопрос: считать ли их действия превышением пределов необходимой обороны, или не считать. Как гражданин РФ, я поддерживаю призыв к суду оправдать сестер Хачатурян, при том, что считаю убийство безусловным преступлением.

Есть и контраргументы вполне понятного рода.

Анна Павлова:

Я зачем-то зашла в сообщество армянской диаспоры, где создатели разместили просьбу помочь сестрам Хачатурян, зашла и вышла, потому как никаких других слов, кроме матерных проклятий, у меня не было.

Почти все комментирующие женщины (но надо отметить - не все!) ушли в глухую оборону - "Армянский отец не мог, никак не мог такое творить, это мамаша молдавская во всем виновата, а девки-то в неё", почти все мужчины - "Ну даже если насиловал и бил, то что теперь, убивать его за это? Они все равно убийцы и должны быть осуждены. Грех, грех, гроб, кладбище!!!".

Отдельно удивляют представители диаспоры, рассуждающие про "ну, могли бы уйти да уехать от папаши подальше". Ага, а то мы не знаем, как в закрытых сообществах такие дела делаются.

Вообще, национальный вопрос трогать не хочу и не собираюсь - лишь отмечу, что вот она - реальная цена хранения традиций, старой-доброй патриархальности и прочих громких разглагольствований про "у нас на самом деле женщины и дети защищены, у нас мужчины знают, что такое ответственность" - вне зависимости от нации и религии все это заканчивается замалчиванием преступлений "ответственных защищающих мужчин" и очернением жертв. Уничтожить жертву, в прах обратить и замести под коврик, чтобы она своей бедой не бросала тень на наши славные традиции, которыми нам так приятно гордиться.

Так что, традиции традициями - но бороться за девочек и справедливое правосудие нам.

Мари Давтян:

Когда в прошлом году мне позвонили и попросили найти адвокатов для сестер, я очень удивилась. Неужели родственники не нашли еще? Родственники отказались. А диаспора? Диаспора молчала. В приватной беседе мне сказали: "Армянский отец такого сделать не мог. Этого не может быть.".
Довод полностью нелогичный повторяли мне потом не раз.
Так вот мог. И это доказано. И самое время представителям армянской диаспоры продемонстрировать, что они не поддерживают насилие в семье и осуждают его.

Дарья Серенко:

Пока домашнее насилие и то же дело сестёр Хачатурян не будет считаться политическим (потому что во многом личное - это все еще политическое, и вопросы контроля над женским телом - это вопрос политики), пока люди в этом достойном чате на мою просьбу обратить внимание на дело сестёр будут отвечать мне что-то вроде "сами разберутся, за них впишется армянская диаспора", мы будем жить в <дерьме>. Потому что насилие в семье не остается только в семье (хоть оно так и кажется). Насилие в семье и пресловутое полицейское насилие - не такие уж далекие друг от друга вещи. Да, у каждого типа насилия своя специфика, но культура насилия здесь - общая.

Я помню, как все, включая меня, ратовали за Ильдара Дадина. А потом помню, как те, кто ещё вчера был за все хорошее и "прогрессивное", с его подачи гнобили его бывшую жену и называли шлюхой: тут весь либерализм как-то у всех поиссяк и включилась та же консервативная риторика. О домашнем насилии широко высказываются только правозащитницы и феминистки (и то нас считают за это какими-то поехавшими, поднимающими неважные темы, пока вокруг творится Большая Политика). За жертв домашнего насилия не хотят вступаться публично, как мне тут пишут в комментах, потому что "тут все не так однозначно", "вокруг такого сложно солидаризоваться, уж извините". Обсуждают сразу же моральный облик жертвы насилия (а вот моральный облик Ивана никто, к моей радости, не обсуждал), садятся на два стула - и оба стула, кстати говоря, шатаются.

Домашнее насилие, насилие в семьях - это то, что становится фоном всего государства. Можно этого не замечать или делать вид, что этого нет, но оно влияет на нашу жизнь, даже если с нами такого никогда не происходило. В мире, где муж избивает до полусмерти жену, не стоит удивляться, что полицейский до полусмерти избил прохожего или подбросил кому-то наркотики.

Если у вас есть возможность высказываться в поддержку жертв домашнего насилия, пожалуйста, делайте это. Это не менее важное, не менее политическое. А иногда даже и более.

Мария Кувшинова:

Наверное, пост Дарьи Серенко про дело сестер Хачатурян видели не все, но там очень точно сформулирована мысль о том, что гендерное, семейное, биологическое у нас до сих пор ошибочно не считается политическим, хотя это и есть политика — самый передовой край (при этом люди постоянно сетуют, что «политики у нас нет», помещая в слепую зону самые яростные политические баталии последних лет). «Политикой» ошибочно называют локальные кейсы типа «Соболь против Федермессер», а по-настоящему серьезные вопросы, связанные с бытованием человека в социуме, исключаются из поля «политического». Но спор за 43-й избирательный округ Москвы — это не «политика», это мелкие детали общего полотна. «Политика» — это когда девушкам за оборону от отца-насильника предъявляют убийство группой лиц по предварительному сговору и судят по статье, по которой проходили Цапки. «Политика» — и то, как мы на это дело реагируем. Любая месть системы за попытку жертвы отвечать на насилие — это политика. Ну и да: путинизм — это частный случай патриархата.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG