Ссылки для упрощенного доступа

"Трубная – символ усталости": соцсети о московских выборах


Главной политической темой в соцсетях остаются выборы в Мосгордуму (предыдущий выпуск "Цитат Свободы" о них же можете с удовольствием и пользой прочитать здесь).

В пятницу группа сражающихся за своё участие в выборах оппозиционных кандидатов должна была встретиться с главой Мосгоризбиркома Горбуновым.

Должна была – но не встретилась. Кандидаты требовали общую встречу в присутствии журналистов, Горбунов настаивал на том, что ведёт "личный приём", и приглашал всех по одному. Компромисса не вышло.

Илья Яшин:

Вместо встречи с независимыми кандидатами, глава Мосгоризбиркома устроил какой-то балаган. Сначала к нам вышел его помощник и заявил, что общей встречи не будет и Горбунов собирается по одному вызывать нас к себе в кабинет. Остальным в это время будет предложено подождать в коридорчике.

Что это вообще такое?

Нас всех пригласили на публичную встречу, у нас общие требования. Разумеется, на измененный в последний момент формат никто не согласился. Мы встали у кабинета Горбунова, в котором он закрылся и не хотел выходить.

Сначала в качестве парламентера к нему зашел я. Объяснил, что мы предлагаем нормальный рабочий диалог со всеми кандидатами в формате круглого стола. Попросил не создавать скандальную ситуацию.

Горбунов ответил, что его не интересуют наши «хотелки». Либо будет принимать по одному, либо вообще не получится разговора.

«Я и так знаю, как вы людей провоцируете на улице», — добавил он.
«Людей провоцируете вы, Валентин Павлович, незаконно снимая с выборов их представителей», — ответил я.

В общем, не получился у нас разговор. Маленькая деталь: при встрече глава МГИК даже отказался пожать мне руку. Я протянул руку, а он свою демонстративно спрятал за спину. Это к разговору о его якобы непредвзятости и объективности. Просто представьте масштаб его ненависти, если он даже элементарные правила приличия не готов соблюдать в стенах комиссии.

Следующим парламентером был Дмитрий Гудков. Не знаю, что он сказал Горбунов, но тот в итоге вышел из кабинета. В коридоре состоялась довольно сумбурная встреча, в рамках которой он отказался выслушивать наши требования, но заявил, что протестовать рано, потому что официально никого из нас еще не сняли.

Единственное, чего удалось добиться от этого человека: он обещал, что на заседаниях окружных избиркомов, которые рассмотрят вопросы о нашей регистрации, будет присутствовать представитель Мосгоризбиркома.

Что тут сказать?

Очевидно, что Москве нужны не только новые депутаты городской думы, но и новый глава избирательной комиссии.

Сергей Митрохин:

Встреча с Горбуновым все-таки состоялась, хотя и не в очень комфортных условиях - в коридоре.
Сначала он требовал индивидуальной аудиенции с каждым из кандидатов.
Выйдя, наконец, в коридор, он поведал о величайшем благодеянии МГИКа:
на все заседания окружных комиссий прибудут его представители.

Однако присутствующих этот «подарок» устроить не мог.

Роман Попков:

Как же круто, что в России нормальные оппозиционеры уничтожают сейчас мерзкую традицию кулуарных переговоров с чиновниками. Кулуарно решать вопросы стало западло для политика. Горькое послевкусие вискарика 2011 года – спасибо, Алексей Алексеевич, это ваш важный урок, важный вклад в развитие русской политической жизни.

Про Горбунова нашлось кое-что интересное у ФБК.

Алексей Навальный:

Ну, раз он на даче, то мы сами к нему пришли. Этот скромный трудяга за свои многолетние усилия по фальсификации выборов вознагражден на славу!

Дача в ближайшем Подмосковье за 60 миллионов рублей.

Только вот как же Горбунов умудрился заработать их на госслужбе?

Этим когда-нибудь будут заниматься суд и следствие.

Сергей Шпилькин:

Но вообще, конечно, Валентину Павловичу Горбунову за виртуозную организацию нынешней кампании надо дать орден Петрова и Боширова с двумя железными шарами (тут добавляют: и шпилем).

Лев Симкин:

Много раз слышал от знакомых чиновников, начавших карьеру еще в советские годы. И до, и после перестройки, и при демократах, и потом. Не думай, говорили они мне, что времена меняются, время всегда одно и то же.

Вспомнил главный секрет аппаратного долголетия, ознакомившись с биографией председателя Мосгоризбиркома.

«С 1977 г. занимается выборами, входил в состав избирательных комиссий различного уровня….Занимался вопросами организации выборов депутатов от общественных организаций на I Съезд народных депутатов СССР». Nothing personal

Константин Эггерт:

Какой Горбунов? Вы серьёзно? В воюющей стране, с режимом-изгоем, не бывает выборов. В принципе не может быть. Или вы этого до сих пор не поняли?

Впрочем, "либеральный реванш" и правда пока откладывается. Мы уже писали о том, как избирательные комиссии записывали в "мёртвые души" реально существующих и даже известных людей. Но таких примеров оказалось ещё больше.

Илья Азар:

оказывается, даже мою подпись за Соболь некий графолог признал рисовкой (наверное, и за Митрохина тоже, но он мне об этом не говорил)

хотя я подписывался за обоих на Московском дне подписи на Цветном бульваре, и даже видео есть

Елена Лукьянова:

Ну, поехали...
Председателю Совета по правам человека
при Президенте Российской Федерации
Федотову М.А,
членам Совета Сванидзе Н.К, Соболевой А.К.,
Шаблинскому И.Г., Шульман Е.М.
от Лукьяновой Елены Анатольевны.

Уважаемые
Михаил Александрович,
Николай Карлович, Анита Карловна, Илья Георгиевич,
Екатерина Михайловна!

Я, Лукьянова Елена Анатольевна,
19 июня 2019 года поставила свою подпись в подписном листе за кандидата в депутаты Московской городской Думы Любовь Соболь.
Сегодня мне стало известно, что окружной избирательной комиссией избирательного округа № 43 города Москвы моя подпись признана недействительной (не подлинной).
Таким образом создана ситуация, из которой можно сделать только два взаимоисключающих вывода:
- либо я не существую,
- либо проверка подписей избирателей в отношении определенных кандидатов не вполне добросовестна, а ее результаты подлежат сомнению.

Убедительно прошу вас разобраться в сложившейся ситуации и принять меры, поскольку непризнание мой подписи нарушает предоставленные мне права, закрепленные статьями 3, 6 (чч. 2 и 3), 17 (ч. 2 и 3), 18, 32 (чч. 1 и 2), 60 Конституции Российской Федерации.
Прошу также оказать содействие в подтверждении факта моего существования в качестве гражданина Российской Федерации и лица, обладающего активным избирательным правом на территории субъекта Российской Федерации города Москвы.

Еще раз с глубочайшим уважением

Доктор юридических наук,
Профессор факультета права
НИУ ВШЭ, адвокат,
Член научно-экспертного совета
при ЦИК РФ Е.А.Лукьянова

Андрей Заякин:

Госпожа Памфилова!

Сообщество Диссернет много лет изучает воров. Давно хотел Вам сообщить ужасное известие: вас, по вашей должности во главе ЦИК РФ, со всех сторон окружают воры. Вор Булаев (доказательство – см. ссылку [1]), вор Гальченко (доказательство – см. ссылку [2]), которого мы даже лишили украденной им ученой степени, вор Шапиев (доказательство – см. ссылку [3]), председатель МГИК вор Горбунов (доказательство – см. ссылку [4]). Впрочем, думаю, вы знакомы с этими фактами и просто привыкли закрывать глаза на воровство членами ЦИК и МГИК чужих букв и цифр, утешая себя тем, что вы лично к этим конкретным покражам не имеете отношения.

Сегодня мне стало известно, что к покражам, к которым причастны руководители возглавляемой Вами избирательной системы, добавилась еще одна. Вы украли мою подпись, которую я оставил за кандидата в депутаты Мосгордумы Елену Русакову.

Местоимение «Вы» в последнем предложении относится уже и к Вам лично, а не только к системе избирательных комиссии, г-ну Горбунову или членам рабочей группы, которая признала мою подпись недействительной. Пока и поскольку вы продолжаете сохранять молчание, вы несете репутационную и политическую ответственность за кражу моей подписи.

Г-жа Памфилова, я требую признания моей подписи за Елену Русакову действительной и регистрации всех независимых кандидатов на этих выборах в Мосгордуму.

Я публикую это письмо и прошу дать на него ответ также публично.

Геннадий Гудков:

В разгар избирательной кампании мне позвонил Илья Яшин. Между нами состоялся примерно такой диалог:
- Г.В, вы ведь зарегистрированы в моем округе? Подпишитесь за меня?
- Ну, конечно, всей семьей! Присылай своих сборщиков, или скажи, куда нам подъехать.
- Нет, я лучше подъеду сам лично.

Через 30 минут Илья вошел в наш офис, отказался от кофе (он очень торопился) и оформил наши подписи (мы с женой прописаны на М. Порываевой). Илья сообщил, что поставил перед собой задачу лично собрать 400 подписей (по-моему, он перевыполнил «план). Уже прощаясь, он вдруг вспомнил, что сам зарегистрирован в моем избирательном округе. Я взял подписной лист и мы тут же зафиксировали его подпись в мою поддержку.

А теперь внимательно следите за руками наперсточников. «Эксперт-почерковед», включенная в рабочую группу «через заднее крыльцо», ничтоже сумняшеся, лихо признала подпись Ильи Яшина поддельной. Знаете, по какому признаку? По дате, которую якобы заполнил не сам Яшин, а наш сборщик. У них в ТИКе даже не хватило мозгов хотя бы яшинскую подпись не выбраковывать. Я уже не говорю о десятках обычных людей, которых безымянный «специалист» районного ОВД признал обманщиками и врунами.

Это все, что Вам надо знать про собор подписей и регистрацию кандидатов.

Дмитрий Гудков:

И еще две истории о «поддельных подписях».

Во-первых, избирком признал поддельной подпись Ильи Яшина, которую он лично оставил Геннадию Гудкову. Два известных мошенника: как соберутся вместе – и давай друг другу подписи подделывать.

Во-вторых, еще более смешно (хотя куда уж). Один из наших сборщиков живет в моем округе. Он собрал подпись сам с себя (так можно по закону). Все оформил – и его подпись тоже оказалась «нарисованной». Наверное, привлек Яшина и Геннадия Гудкова к проставлению даты.

По итогам этих выборов можно выпускать сборник анекдотов. Хотя лучше бы – уголовных дел.

Михаил Карягин:

Как же плохо была спланирована кампания по отбраковке подписей. В эпоху больших данных не посмотреть количество подписчиков человека в соцсетях и уровень активности на его постах и просто отбраковать подпись, чтобы потом получить полномасштабную кампанию в сети...

Илья Яшин:

Отказались рассматривать письменные заявления граждан, подтвердивших свои подписи. Даже выслушать избирателей, пришедших на заседание, не стали: их просто не пустили.

Представитель Мосгоризбиркома Дмитрий Реут скалился: «Ну откуда мы знаем, может, вы их мотивировали? Оснований не верить экспертам нет». Ну то есть если эксперт говорит, что вы вносили данные в подписной лист не сами, то вы просто не имеете шансов доказать обратное. Мнение эксперта важнее заявления самого избирателя.

Алексей Навальный:

Можно уже прям составлять хит-парад адских случаев, когда дебилы из мэрии Москвы признали недействительной/несуществующей подпись известного человека за кандидата.
Только сегодня за пару часов мы узнали, что
- не существует социолог Юдин

- не существует физик Заякин из "Диссернета"

- не существует один из авторов конституции Шейнис

Ну и, наконец, не существует Илья Яшин, подпись которого за Геннадия Гудкова, признана поддельной. Раз подпись поддельная, значит и Яшин не настоящий.

Зато десятками регистрируют каких-то работников жэка, идущих от партии "Коммунисты России". Эти замечательные люди не имеют проблем со сбором 5000-6000 подписей и делают это с бюджетом в 1 400 рублей запросто.
Вообще-то, там нотариальные услуги дороже, но Собянин твоит чудеса.

В общем, Собянинское чиновничество официально лишило нас всех не только гражданских прав, но и самого права на существование.
А вы думаете, почему они смотрят насквозь и как бы не видят людей перед ними? Вот и юридическую базу подвели.

Человек, который готов терпеть такое добровольно отказывается быть человеком.

Александр Кынев:

Коллеги, я вполне серьезно предлагаю следующее. Нарушение избирательных прав граждан - это такое же нарушение прав человека, как попрание иных гражданских прав и свобод. Лица, прямо причастные к нарушению прав человека (надо называть вещи своими именами) должны быть не только поименованы - от Горбунова до принимавших антидемократические решения членов комиссий, но и призваны к ответу. За эти годы формировались различные списки тех, кто причастен к нарушению прав человека и иным деяниям. Конечно, мы ничего не можем гарантировать и навязать, но уверен, у многих из нас есть возможности предать эти списки широкой огласке, и как минимум ознакомить с ними представителей цивилизованных стран. Полагаю, что они заслуживают санкций и не получения виз в нормальные страны не меньше, чем иные деятели, уже там состоящие

Денис Москалец:

Венедиктов точечно "отбил" подписи Азара, Ширвиндта и мою, например.
Но почему-то молчит он про остальные сотни подписей, которые слили нагло по той же схеме.
И завтра на заседании ОИК три наши подписи зачтут, а незаконно и преступно забракованные сотни других подпсей — не зачтут.
И не зарегистрируют никого.

Спасибо, Алексей Алексеевич, но это ж капля в море, картину не меняет.
Требую не принимать во внимания все эти проврки по базам МВД и липовых графологов. Все кандидаты должны быть зарегистрированы.

Дмитрий Колезев:

Зато, пишут, зарегистрировали пранкера Вована. Вряд ли дальнейшее можно будет называть словом «выборы».

Вот несколько реплик другого рода - в защиту избирательных комиссий.

Дарья Митина:

Хочу предостеречь людей, которые сейчас собираются потратить кучу времени, сил и нервов на кампанию "Я сам ставил подпись, а её не признали". Это относится и к подписантам, и к кандидатам, за которых они подписывались.

Ничего вы здесь не отобьёте, не тратьте время. И в огромном большинстве случаев это не махинации избиркома, а подпись, внесённая с нарушением правил. Я сама отбраковала несколько сотен подобных подписей - не нарисованных, а реальных, поставленных живыми людьми. В целом ряде случаев даже знакомыми мне людьми. Если вы допустили помарку или исправление, ошиблись в дате, написали после цифры года букву "г.", неправильно сократили улицу, переулок или сократили бульвар, то ваша подпись считается негодной. Или, например, ваша подпись внесена правильно, но потом сборщик накосячил при заверении листа, - весь лист отправляется в корзину. Так что затеянная вами бодяга увы, перспектив не имеет.

Тем более, что, как нетрудно догадаться, отказ в регистрации чаще осуществляется по причинам, далеким от каллиграфии и качества автографов. Не тратьте силы впустую.

Антон Красовский:

Ну вот выясняется, что подписи тех, кто их реально сдавал – посчитаны и приняты. И Лены Лукьяновой, и Ширвиндта, и Азара. Непринято то, что и не могло быть принято: неправильно написанные фамилии, мертвые души, ну совсем уже очевидная рисовка на скорую руку.
Я в принципе только за любую движуху вокруг выборов, в том числе вокруг процесса со сбором подписей. То есть классно, что люди бьются за каждую реальную подпись, что те, кто их честно собирал (а таких много) обижаются, психуют. Те, кто их реально сдавал – издеваются над принимающими и почерковедами.
Проблема только в том, что вот у вас подписей реальных 2000. И еще 3000 – нарисованных.
И тут бегай – не бегай, кричи – не кричи. Это ж видно. Всегда видно.
Это невозможно скрыть.

Виктор Козлов:

Вместо реального отстаивания забракованных Мосгоризбиркомом подписных листов в установленном законом порядке, оппозиционные кандидаты принялись пиариться на протестых настроениях, потеряв в конечном итоге даже самых идейных своих сторонников.

Им отвечает Олег Пшеничный:

Проблема куда глубже и тяжелей, чем просто непризнание подписей и даже чем захват власти через непризнание альтернативных кандидатов.

Де факто сложилось так, что в стране инстанция любого уровня имеет возможность не признать вообще любой документ как действующий (например раскулачивание частных торговых павильонов, когда им было сказано, что они «прикрываются бумажками»).

С одной стороны, без бумажки ты никто, и тебе это тщательно напоминают. Но и эту бумажку, над которой пролит пот и слезы, в любой момент могут объявить недействительной по любым причинам.

То, что вы живёте в своих домах, выезжаете за границу да и просто летите в самолете (привет авиакомпании «Победа»), заключаете какие-то сделки, имеете деньги в банке, вступаете в родственные или денежные отношения - результат недосмотра, доброй воли, лени или корысти цепочки чиновников. При первой же необходимости это будет легко аннулировано.

Даже паспорт (сам по себе глубоко неправовой документ) может быть объявлен недействительным, потому что выписан на бланке из партии бланков, украденных в Чечне (недавний случай). А следом и все события, включая брак и рождение ребёнка, где был указан этот неправильный паспорт - юридически ничтожны.

О том что устные договоры и обязательства не считаются вообще ничем, полным нулём, тут можно даже и не начинать, чтобы совсем не расширять тему.

Однако то, с чего я начал - недопуск кандидатов через объявление бумажек недействительными - прямо и непосредственно связано со всем остальным. Захват власти - и дальше имеем то, что имеем.

Поэтому самый чёрный день новой истории России для меня с политической точки зрения даже не 7 ноября, а разгон Учредительного Собрания.

С этого начался столетний failed state, и за восстание именно из этих руин идёт борьба.

В итоге забраковали всех независимых самовыдвиженцев, а впридачу ещё и некоторых зависимых (футболиста Булыкина, актёра Соколова, рок-музыканта Паука).

Полина Нестерович:

Мэрия и Собянин перестали соблюдать даже видимость законности! Это и есть настоящее использование админресурса.

Ирина Лычагина:

Собянин - трус, вор и фальсификатор. Как и вся обслуживающая шайка

Антон Орехъ:

Соболь сняли, Яшина сняли, всех, кого нельзя регистрировать - тех и не зарегистрировали. Что и требовалось... нет, не доказать, а просто требовалось. Но вы тоже хороши - как будто на самом деле ждали выборов

Андрей Десницкий:

Меня больше всего раздражает ложь. Если бы С.С. Собянин вышел под телекамеры и сказал: "какая такая Мосгордума? Кого я назначу, тот и будет представлять ваши интересы, а если кому не нравится, у полиции дубинки есть", и Панфилова бы это публично подтвердила - это было бы плохо, но не настолько противно. А когда заметное количество людей на самом разном уровне последовательно делает вид, что смердячее говно - это ароматное варенье, потому что справка от эксперта есть, да и сами видите, что мухи садятся, - от этого совсем становится тошно.
Я жил в СССР, где никаких выборов не было, была процедура голосования за выдвинутых назначенцев. Но никто и не делал вид, что это демократия. В СССР было жить тошненько, а сейчас что-то уж совсем выворачивает от всего этого, прямо посреди Похорошеллы.

Игорь Яковлев:

Это четвертые выборы в МГД на моей памяти. В муниципальные кампании я никогда глубоко вовлечен не был, но за выборами в МГД всегда наблюдал изнутри. Так вот из всех других избирательных кампаний эта наименее политическая. И дело даже не в том, что она не про политику, - и про политику тоже. Но главным образом она про город - про городское хозяйство, про людей и их заботы. Оппозиции здесь очень сложно, потому что никакого хозяйственного опыта ни у кого в Москве нет – в исполнительную власть по понятным причинам и не попадешь, и делать нашему брату там нечего, а местное самоуправление почти не имеет никаких полномочий.

Так вот для оппозиционных политиков выборы в Мосгордуму – это, во-первых, очень сложные выборы, а во-вторых и в главных, – это очень хорошая школа. Участвуя в них, приходится вылезать из уютных соцсетей и со страниц СМИ «для своих» и разговаривать с людьми о том, что этим людям интересно, и на том языке, на котором они привыкли говорить – без лозунгов и каких-то общеоппозиционных штампов.

Эта школа снижает градус политической отмороженности в том числе потому, что становится понятно - город у нас один, страна одна, и Собянин с Путиным после твоей победы (особенно в одномандатном округе) никуда не денутся – надо будет вместе жить и работать на горожан.

Я работал пресс-секретарем нашей фракции в МГД в 2007-2009 годах, и хорошо помню, как много Митрохину приходилось иметь дел и с другими депутатами, и с чиновниками правительства Москвы, и с бесконечными префектурами и управами на земле, хотя половину своего депутатского срока он был председателем «Яблока», то есть большим федеральным политиком.

И вот большое количество людей, которым таким конструктивом заниматься интересно, лишили возможности попробовать свои силы там, где их силы совсем не очевидны. Это значит, что градус ожесточения вырастет, а конструктива в политике поубавится. Зачем разбираться в городском хозяйстве, если тебе в городскую власть иначе чем штурмом соответствующих зданий не попасть?

Александр Шмелёв:

Уже не один десяток раз в связи с нынешними выборами в Мосгордуму прочел разнообразные реплики в стиле "как будто это в первый раз такое", "чем эти выборы отличаются от всех предыдущих", "всегда так бывало" и так далее.
При этом, на мой взгляд, нынешние выборы ПРИНЦИПИАЛЬНО ОТЛИЧАЮТСЯ ОТ ВСЕХ ПРЕДЫДУЩИХ, как минимум, по одному очень важному параметру.
Конечно, фальсификации и беспредел на путинских "выборах" были всегда, кто же спорит.
Однако раньше они были нацелены либо на то, чтобы повысить результат "Единой России" / кандидатов от "Единой России" (Мосгордума-2010, Госдума-2011 и проч.) - которые и так побеждали, просто набирали не так много, как Кремлю хотелось бы. Либо на то, чтобы не пустить на выборы того, кто потенциально мог представлять опасность для заранее назначенного победителя (Навальный-2018).
А нынешние выборы в МГД уникальны тем, что туда практически по всем округам не допускают ЗАВЕДОМЫХ ПОБЕДИТЕЛЕЙ.
Например, у нас в округе по всем опросам Юлия Галямина выносила бы всех своих конкурентов чуть ли не с двукратным отрывом.
Аналогичная ситуация, насколько я понимаю, у Илья Яшин и многих других.
Остальные побеждали, может и не с таким отрывом, но тоже побеждали бы - хотя бы потому, что они были вынуждены начать свои кампании раньше, чтобы успеть собрать подписи, в то время как их оппонентам подписи рисовали.
Соответственно, первый раз мы имеем дело с ситуацией не когда мы просто недовольны теми, кто попал в орган власти. Но когда у нас есть готовый альтернативный состав этого органа власти, пользующийся гораздо большей поддержкой населения, чем официальный.
В такой ситуации все эти традиционные "если не Путин, то кто" не работают. Потому что все ровно наоборот - вот политики, которые давно работают в своих округах, и кого поддерживает народ, а вот - какие-то никому неизвестные хрены с горы, которые вместо них назначены "депутатами Мосгордумы".
Это совершенно другие расклады - которые имеют возможность повлечь за собой гораздо больше последствий, чем все предыдущие псевдовыборы.

Леонид Санкин:

Ну что же, жулики сами выбрали рассмотрение вопросов на улице.

Сергей Буряков:

Во время чемпионата мира, мы ходили на Никольскую, чтобы поддержать футболистов, про которых - "все всё понимают". Но мы кричали, чтобы наш голос поддержки был услышан.
А вот поддержать депутатов, где тоже, "все всё понимают", но каждый голос - решающий, мы на Никольскую - не ходили(

Приходите на митинг на Сахарова. Это тоже про победу России. Это как Никольская, да и сборная - восхитительная

Лев Шлосберг:

Беспредел на выборах в Москве и Санкт-Петербурге, других регионах России отражает панику власти. Власти понимают, что их политическое время заканчивается и сейчас, буквально сейчас они начнут проигрывать выборы – даже такие безобразные, какие они здесь всем нам устраивают вот уже больше 20 лет. Они трусят, они трясутся от страха, они видят и чувствуют ненависть людей по отношению к себе.

В России растёт число людей, готовых менять власть на выборах. Миллионы людей никогда уже не проголосуют за эту власть, но готовы поддерживать гражданских демократических политиков. Власть не готова ни к одной честной конкурентной избирательной кампании. Они никогда не побеждали честно и никогда не победят честно.

Власть не заботится уже ни о каких внешних приличиях, она вцепилась в свои кресла, столы, кабинеты, должности и трясется от страха – и страха неизбежного поражения, и страха перед ответственностью за совершенные преступления, в том числе на выборах.

Каждый, кто сейчас выходит на выборы и требует честных выборов – приближает час свободной России. Выборы имеют значение, и дикая, зверская реакция власти на честных граждан это доказывает. Они испугались. И это значит, что они проиграют. А мы победим. Важно не бояться, не останавливаться и не терять веры в себя.

Владислав Жуковский:

Сдаваться нельзя. Отступать некуда. Если сейчас смириться с очередным произволом властей и нарушением Конституцион прав, то дальше закатают в асфальт и прямиком к возрождению монархии, престолонаследия, феодально-сословного общества и крепостного строя. Завтра выходим бороться

Любовь Соболь:

Сегодня 3 день как я держу голодовку. Если вчера была просто слабость и ломота в ногах и очень сильные чувства, когда проходила мимо пахнущей еды, то сейчас все, силы покинули.

Леня Волков, сам державших голодовку, очень верно описал, что я чувствую сейчас: "На самом деле голодовка — это как старость. Будто тебе +40 лет. Ты в принципе все можешь, но каждое действие дается тяжелее. Лежишь с утра до последнего: думаешь, ну да, хочется в туалет, но не так же сильно, полежу еще. Прошел пять шагов — надо присесть; 15 — прилечь. Так организм подает сигнал: просит экономить силы. И покормить"

С сегодняшнего вечера я буду держать голодовку в Центре сбора подписей на Трубной. Перед глазами мужа и дочки больше не могу. Собрала с утра сумку с одеждой, принадлежностями для душа, тапочки, ноутбук.<...>

Мы честно вели кампанию. У нас была позитивная повестка, которой так долго попрекали оппозицию. Я общалась с жителями, и видела, что они готовы меня поддержать. Мы честно собирали подписи, несмотря на то, что в Москве подписной барьер очень высокий. Но нам все равно говорят — «Нет». У единоросса Метельского и людей из партии «Коммунисты России» (знаете такую?) подписи признают достоверными, а у меня, Яшина, Жданова и других — не признают. И плевать им на все.

Мы должны с этим бороться. Если они сейчас смогут просто так снять всех популярных политиков с выборов — то дальше они смогут делать вообще, что захотят. Дело не только в нескольких кандидатах. У нас есть право голосовать, право быть гражданами и право решать, каким должна быть власть. И не мэрии Москвы у нас это право отнимать.

Лада Юрьева:

Ужасно мерзко, когда слуги народа плюют тебе в лицо.
Бесит.
Протест будет продолжаться.
Завтра на Трубной, послезавтра, каждый день.
20го митинг на Сахарова

Кирилл Гончаров:

Очень жаль, что московская власть не слышит людей. В истории такое называли - политическим кризисом. В каждом округе Москвы теперь минимум 5 тысяч разозлённых людей с активной гражданской позицией и отсутствием реального выбора.
Трубная - как символ усталости от безысходности.

Люся Штейн:

Уиии, опять просим у мэрии разрешения выйти на улицу, чтобы смиренно постоять в загоне (тем самым принимая нарушение наших конституционных прав), а если не разрешат — так же смиренно поглазеть, как винтят друзей и соратников, и разойтись. Это ведь столько раз решало проблему!

И снова нашлись люди, которые бьют себя в грудь и кричат, что на этот раз-то уж точно ГРАНЬ ПРОЙДЕНА — господи, 20 лет Путина, одни разговоры про пройденную грань, а на митинги вооружаемся телефончиками и снимаем задержания.

Ольга Попова:

Мы вчера не слышали Яшина, стояли метрах в 60, а его речь отчаянная и правдивая!

"Я задаю вопрос, а почему они это делают. Они это делают, потому что они нас с вами не боятся.
...
Это все не про выборы, это больше, чем выборы! Это больше, чем про мандаты. Это про то, каким будет наш с вами город, какой будет страна. Если смиримся, если проглотим, нас так и будут унижать, нас так и будут бить, нас так и будут снимать с выборов и распихивать по автозакам. Мы должны упереться! Мы должны сопротивляться! Потому что если мы не сопротивляемся, то грош нам цена. Я не знаю, выиграем мы или проиграем. Но я точно знаю, я ... не сдамся без боя!

Каждый день я буду здесь, на Трубной площади. Двадцатого числа я буду на митинге на проспекте Сахарова. И НАС ДОЛЖНО БЫТЬ МНОГО!!! они должны увидеть, что нас много! Каждый из нас должен задать себе вопрос, что лично я сделал для того, чтобы нас было много, скольких людей я позвал, скольких людей я привел, скольким людям я объяснил, что происходит. Касается всех. Речь не про выборы, речь не про мандаты, речь про человеческое и гражданское достоинство. Над нами издеваются, в нас плюют, и мы должны сопротивляться!"

Правда, 15 июня погода располагала к выходу на Трубную куда больше.

Во вторник был дождь.

Владимир Соловьёв:

Ну, в принципе, вот и всё, что нужно знать про электорат так называемых независимых кандидатов в депутаты Мосгордумы.

Потому что дождь.

Спасибо за чистосердечное признание.

"Новая газета" вела с Трубной твиттер-трансляцию, вот несколько твитов.

Мария Баронова

Самое интересное в этом сезоне зафиксировать, что:

1) Выборов в стране нет.

2) То, что есть, грязное настолько, что нормальный человек в таком может участвовать только один раз в жизни.

3) Участвующие в них противники власти в 99% случаях не собираются что-либо менять в связи с тем, что лохи и так разводятся.

4) Участвующие в них сторонники власти не понимают, зачем столько сложных действий, когда можно их просто назначить на очередную синекуру.

4) Умные люди всё поняли и вывели себя из этой порнографии.

Борис Овчинников:

Худшая реакция на регистрационный произвол избиркомов, какая только может быть, - это грустная констатация "выборы закончились". Банда, которая не допускает оппозиционных кандидатов, только об этом и мечтает - чтобы самые активные уже сейчас, в июле, забили бы на сентябрьские выборы. И тогда спокойно изберут 40 с гаком управляемых депутатов при вялом оппозиционном голосовании за коммунистов

Стоит вспомнить, что нынешние проблемы власти с выборами-2019 в Москве начались с идеи "умного голосования". С идеи, что неважно, кого из кандидатов допустят - всегда можно вместо единороса выбрать кого-то другого, пусть даже и подставного кандидата. Идея, что на этот раз власти не смогут решить проблему выборов просто снятием самых неприятных кандидатов, вдохновила многих на то, чтобы дать бой, попытаться все же собрать подписи. И сейчас самый неподходящий момент, чтобы отказываться от этой идеи

Да, выбор станет намного менее вдохновляющим, если мы не добьемся регистрации оппозиционных самовыдвиженцев и яблочников. Но отомстить и наказать за это узурпаторов мы в ближайшем будущем можем только одним способом: максимальной явкой 8 сентября и солидарным голосованием в каждом округе за главного из оставшихся оппонентов единороса.

Так что:
- продолжаем борьбу за регистрацию наших кандидатов
- в каждом округе выбираем главную альтернативу единороса
- агитируем всех, что выборы в любом случае не закончились, и что в любом случае надо идти и выбирать

Иван Курилла:

Интересно-то как.

То, что сейчас происходит, - преодоление опыта 2011 года.

Тогда в разгар общественного подъема при сотнях тысячах вовлеченных в движение людей лидеры "слили протест", разъехавшись на новогодние праздники.
Сейчас - несмотря на середину летних отпусков лидеры не снижают давления, несмотря на относительно небольшое число людей, выходящих на улицу.

Тогда сислибы смешались с радикалами и "возглавили движение". Сейчас многие репутации тогдашних лидеров бьются вдребезги (все видели Венедиктова сегодня в избиркоме во время речи Соболь?). За собой ведет новое поколение.

Тогда - на улицы вышел креативный класс, и этот выход был кульминацией его проектов горизонтальной солидарности, накапливавшихся в предшествовавшие месяцы. Политиков среди них не было, - только активисты (в том числе радикальные). Сейчас на улице молодежь, но это молодежь, сделавшая политику своим основным занятием, а "подпирает" этот протест относительного меньшинства массовое недовольство совсем не "креаклов", а того самого народа, которому сумела противопоставить белоленточное движение пропаганда в 2012.

Пенсии, свалки, "платон" - не забыты и не приняты. "Массы образца 2011 года" не разбужены (или запуганы "болотным делом", или подкуплены московской урбанистикой), но "массы 2019" грозят стать совсем другими по своему составу.

И это ощущается всеми: молодые политики идут на обострение, власти ужесточают позицию, отбрасывая видимость законности, - все это из-за все более различимого гула в "зрительном зале".

Николай Эппле:

Это все ужасно выглядит и свидетельствует о полной неадекватности тех во власти, кто там отвечает за степень запаянности чайника. И должно бы повергать в уныние, если не в отчаяние. Однако глядя на это все с некоторой дистанции (физической, я ведь сижу сейчас за границей, но и обуславливаемой ею дистанции эмоциональной), не могу не думать о том, насколько иначе все было летом 2014-го, когда перед такими же выборами в Мосгордуму независимым кандидатам так же не давали собрать подписи, признавали подписавших несуществующими итд. Но ни такого количества собравших, ни такого подъема, ни таких протестов не было. У нашего общества очень тяжелый анамнез, очень трудно просыпаться, но динамика очевидна. Россия будет свободной, извините.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG