Ссылки для упрощенного доступа

Неизбежный Медведчук. Илья Мильштейн – о Зеленском и заложниках


Помимо прочего, выборам в Верховную раду предшествовали и события, связанные с Москвой. Президент Украины звонил президенту России и обсуждал с ним разные вопросы, более всего сосредоточившись на обмене заложниками. Виктор Медведчук ездил к Путину, с которым делился впечатлениями о встречах в Европарламенте, доверительно сообщив, что "очень многими людьми в Украине" благая весть о телефонном знакомстве Владимира Владимировича и Владимира Александровича воспринята "с вдохновением и с надеждой". А еще сутки спустя на главном кремлевском сайте было опубликовано интервью, которое Оливер Стоун взял у российского гаранта Конституции: они всласть поговорили об Украине, о Медведчуке и о его миротворческой деятельности. Выяснилось, в частности, что у Путина и его кума имеются принципиальнейшие разногласия насчет русских и украинцев. Этот полагает, что они "вообще один народ и по сути одна нация", а тот, вообразите себе, ему возражает.

По сравнению с происходящим внутри страны, где близилась к завершению парламентская гонка, эти сообщения могли показаться малоинтересными. Ну созвонились, пообщались, поспорили. Украина выбирала будущее, а тут какие-то заведомо тупиковые разговоры, заведомо бессмысленные надежды, пересказ заведомо абсурдных дискуссий в рамках ненужной уже вербовки знаменитого американского режиссера. Он и так их уважает и обожает, и Путина, и Медведчука, посвящая им циклопические пропагандистские ролики, так что едва ли следовало навешивать ему на уши дополнительную лапшу.

Между тем это были очень важные сообщения – про телефонное знакомство двух президентов, про Зеленского, Путина, Стоуна и Медведчука. Пожалуй, гораздо более важные, чем аналитические тексты о выборах, итоги которых мы знали заранее, или о тонкостях взаимоотношений Петра Порошенко со Святославом Вакарчуком. Это дело десятое, кто в Верховной раде, подконтрольной "Слуге народа", как будет к кому относиться и кого там выберут спикером, а кого премьером. Напротив, тонкости взаимоотношений Зеленского с Путиным и чудеса челночной дипломатии "украинского националиста", как именует Медведчука, не скрывая нежности, президент РФ, будут во многом определять судьбы страны, которой ныне управляет бывший шоумен. По меньшей мере для десятков граждан Украины, томящихся в российских лагерях и тюрьмах, для их родных, друзей, тысяч и тысяч сочувствующих это всё чрезвычайно серьезные события: начало диалога между президентами, посредник на приёме у кремлевского лидера. Вне зависимости от того, как прошла их первая беседа и что собой представляет посредник.

По версии людей из близкого круга Зеленского, на Украине есть партия войны, возглавляемая Порошенко, есть партия капитулянтов, к которой примыкает и Медведчук, а еще имеется партия мира – за неё и проголосовал народ. Однако формула не вполне точна. Ибо сторонники мира должны иметь хоть какой-то план его достижения, а как этот план составить, если известно, что противоположная сторона, оккупант и агрессор, о мире вовсе не помышляет? Какие ему ставить условия, если он очевидно сильнее, а те, кто до недавних пор считались союзниками в гибридной войне с Путиным, за пять минувших лет настолько устали и от Украины, и от России, что уже возвращают российской делегации право голоса в ПАСЕ? Как быть, ежели смертельно устали от этой проклятой войны и в Киеве, и в Мариуполе, и в Днепре, и во Львове, чем, собственно, и нужно объяснять разгромные победы невнятной партии мира и на президентских выборах, и на парламентских? Граждане посмотрели кино, в котором о войне не говорилось ни слова, и столь безоглядно доверились новому герою, честному очаровательному президенту Голобородько, что обеспечили ему и его партии абсолютное большинство в Раде, случай небывалый в истории независимой Украины, – и всё это тоже из-за войны.

Война не кончится, прихваченный Крым при Путине и довольно долго после него останется под контролем России

Вот и получается, что обещания розданы и пришло время их исполнять. То есть толковать с врагами и их посыльными, пытаясь решать хотя бы самые неотложные проблемы. Понятно же, что кремлевский собеседник скажет Зеленскому про Крым, а что про Донбасс, с жителями которого, разгневанными шахтерами и трактористами, как всем известно, украинской власти надо впрямую договариваться, а Россия тут ни при чём. Значит, остается лишь программа-минимум, дискуссии о судьбах заложников, политзэков, моряков, которые Владимир Александрович хочет вести напрямую с Владимиром Владимировичем, и тот вроде не прочь, но наверняка будет подсовывать и Медведчука, с которым Зеленский общаться не желает. Но куда денешься, если это станет непременным условием возможной сделки? Как иначе спасать Олега Сенцова, Александра Кольченко, Владимира Балуха, Романа Мокряка?..

Вот и выходит, что второстепенные с виду, а то и дурацкие новости оказываются главными – даже в сравнении с теми, которые повествуют о формировании новых украинских элит. Потому что именно в них, в этих странных новостях отражаются настоящие людские беды и вдохновенные надежды на их преодоление. Война не кончится, прихваченный Крым при Путине и довольно долго после него останется под контролем России, ротация руководящих кадров в Донбассе еще некоторое время будет осуществляться при помощи тротилового эквивалента, а заложников надо вызволять, и поскорей, в порядке обмена или как-нибудь по-другому. И добиваться того, чтобы число их неуклонно уменьшалось. Не исключено, что в том и будет состоять миссия президента Зеленского и его партии мира, созданной во времена бесконечно подлой войны. Если ему удастся исполнить эту миссию, то, полагаю, доверие многих избирателей будет оправдано. Иные задачи Зеленскому вряд ли удастся решить, и многие разочаруются в нем, но всем ведь не угодишь.

Илья Мильштейн – журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG