Ссылки для упрощенного доступа

На страже российской истории. Зачем нужен "Архивный дозор"


Ликвидация пожара в здании Российского государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ). Июль 2019 года

2 сентября в Москве будет объявлено о создании новой общественной организации "Архивный дозор". Ее главная цель – защита архивов России и защита пользователей от злоупотреблений в самих хранилищах документов.

Российские архивы терпят большие и малые беды. Самое сокрушительное несчастье – это, конечно, пожары. И как им не быть в зданиях, которые десятилетиями не знают ремонта? В которых зачастую старая электропроводка. И которые, уж точно, сплошь да рядом не оснащены современными системами защиты от возгораний. Последний громкий случай – июльский пожар в РГАЛИ. В "Архивном дозоре" утверждают, что в Российском государственном архиве литературы и искусства от огня и копоти пострадали тысячи уникальных документов.

При этом и отношение к посетителям безупречным не назовешь. Неважно, кто посетитель – ученый или обычный гражданин, занятый поиском данных об истории своего рода. Однажды ведущий научный сотрудник Института биологических проблем Севера Юрий Марусик решил воспользоваться услугами Петербургского отделения Архива РАН. Ученому из Магадана понадобились копии рисунков двухсотлетней давности, созданные естествоиспытателем Петром Симоном Палласом. Не тут-то было! Вот что сообщил мне Юрий Марусик в письме:

Архив ни сам копировать не хочет, ни другим не позволяет

В начале 19 века была опубликована книга Палласа о рыбах России с описанием множества видов (96 видов). По разным причинам книга вышла без иллюстраций. Эти иллюстрации, черновики и чистовики есть в Архиве, но ни у кого нет денег (нужно 650 000 рублей или 10 000 $) чтобы получить эти иллюстрации и иметь возможность один раз опубликовать.
Архив мог бы разместить иллюстрации в интернете, но ни сам копировать не хочет, ни другим не позволяет. В интернете, кажется, на странице Архива РАН, есть только одна картинка, в виде рекламы.
Компьютерные копии доступны только за деньги, за большие деньги.
Архив видно ждёт, когда эти иллюстрации и другие документы сгорят, или их затопит водой. За одну страницу могут с частного человека взять и 10 тысяч. С организации и того больше.
Цена составляется из:
1) самой оцифровка.
2) от того частное лицо или юридическое.
3) от древности (18 век дороже 19, а тот дороже 20-ого).
3) за намерение использовать в публикации.
Вот фрагмент переписки с Архивом:
"Сканирование документов архив осуществляет на платной основе. Прайс Архива РАН довольно разветвленный. Для сведения: стоимость сканирования 1 изобразительного документа XIX в. (при заказе от физического лица) составляет 513,4 руб. Поскольку рисунки к трудам Палласа относятся к особо ценным документам, то их копия стоит в 3 раза дороже, т. е. 1540,2 руб. за 1 изображение. В случае, если документ используется для издания, то с заказчиком заключается договор на право одноразовой публикации и стоимость еще увеличивается на поправочный коэффициент, который зависит от параметров издания".

Справедливости ради скажем, что у большинства архивов аппетиты скромнее. И все же во многих хранилищах стоимость копирования далеко не всем по карману.

пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:10:17 0:00
Скачать медиафайл

Организация "Архивный дозор" возникла по инициативе историка-генеалога Виталия Семёнова. Он говорит, что 10 лет в одиночку пытался бороться за создание приемлемых условий для российских архивов и их посетителей:

В России почти нет ни одной братской могилы, где список похороненных солдат на обелиске соответствовал бы действительности

– Я отправлял в разные инстанции бесчисленное количество писем, жалоб, предложений, но постепенно пришел к пониманию, что нужно объединяться с единомышленниками. Чтобы было видно, что борьба за соблюдение законов в архивах является групповым интересом, а не интересом одного отдельно взятого лица. И я пригласил людей, с которыми мы общались в социальных сетях и которые делали примерно то же самое. Мы договорились о создании общественной организации без образования юридического лица. Закон это позволяет. Собралась достаточно представительная группа учредителей из разных регионов. В нее вошел, к примеру, исследователь репрессий 1930-х годов Сергей Прудовский. Вошла специалист по воинским захоронениям Алина Акоефф из Северной Осетии. Алина – лучший специалист по воинским захоронениям. Она доказывает, что в России почти нет ни одной братской могилы, где список похороненных солдат на обелиске соответствовал бы действительности. Здесь же, как ни странно, оказался и представитель другого лагеря. Это Игорь Ивлев. Его сайт Soldat.ru – такой патриотически-правой направленности, но при этом он написал большое количество документов, направленных на рассекречивание документов истории Великой Отечественной войны. Так что у него тоже большой правозащитный профайл. Все эти люди вошли в "Архивный дозор", чтобы сделать наши архивы более упорядоченными, цивилизованными, более доступными для человека.

Для того чтобы стать членом нашей организации, необходимо уже участвовать в таких правозащитных акциях. То есть мы ставим на то, что человек уже подавал в суд на архив, пытался улучшить архив, приобретал технику для архива, обращал внимание на плохую сохранность документов в архиве и пытался это исправить.

– Будут ли у вас сотрудники самих архивов?

– Абсолютно ничто не мешает им вступить в нашу организацию, если они разделяют наши взгляды. Я знаю, что меня читают достаточно много сотрудников архивов, но в организацию никого из них пока не приглашали. Тем не менее, к Новому году мы придумаем пункты, по которым можно оценивать архивы, и выберем 10 лучших, наиболее цивилизованных архивов России. Существует же не только отрицательный опыт, но и положительный. Это будет такая народная премия "Архивного дозора" – "Хранитель памяти". В моем понимании хороший архив тот, в котором максимально доступные для пользователей условия работы, где низкие или бесплатные тарифы на копирование, где уделяют большое внимание реставрации.

– Какими станут первые действия "Архивного дозора"?

Посетители проходят в читальный зал через полицейский участок

– Нас очень беспокоит ситуация с ростовским архивом. Для него в этом городе нет своего здания. Он делит помещения с отделением полиции. Там посетители проходят в читальный зал через полицейский участок! Между тем это город-миллионник, и строительство нового здания отсрочилось в связи с чемпионатом мира по футболу, все пошло на чемпионат мира. Первой акцией общественной организации "Архивный дозор" станет обращение ста наиболее известных выходцев с Дона и организаций донских казаков по всему миру на имя президента России с просьбой, чтобы наконец-то в Ростове-на-Дону появилось запланированное 10 лет назад новое здание ростовского архива. Подобно тому, как удалось это сделать в Саратове. И в Ростове должно появиться здание. С нормальной лабораторией, с нормальными хранилищами, а не то старое, потекшее, делимое с полицейскими, которое сейчас там есть. Убежден в том, что без нас тут ничего не сдвинется с мертвой точки.

– Какие проблемы в архивном деле России представляются вам сейчас наиболее болезненными?

Эта жадность распространяется как рак

– Бесконечная гонка для зарабатывания денег на муниципальных, государственных услугах. Маленький пример. В тюменском архиве копирование одной страницы стоит 500 рублей. И вместо того, чтобы это сделать более быстрым, доступным, предположим, сделать это платно, но по цене, скажем, 20 рублей, чтобы люди могли копировать больше, – они ставят заградительные тарифы. Эта жадность распространяется как рак.

Следующий момент: сейчас в архивы пошли деньги – на масштабную оцифровку, на копирование дел тысячами. В перспективе – создание информационных структур, когда можно будет удаленно получать доступ к делам. Но это процесс совершенно не контролируемый, и в результате архивное руководство начинает делать то, что ему удобно, а не то, что нужно общественности. Самый вопиющий случай произошел в Хабаровске. Там под видом тендера на копирование документов времен войны копировали документы Министерства имущественных отношений Хабаровского края. Для чего им нужны были документы Министерства имущества? А по ним чаще всего заказывают платные справки. Это перепланировки, это строительство новых коттеджей, это разрешения на строительство. Все люди обращаются, соответственно, им нужен фонд Министерства имущества, а для того чтобы это согласование прошло быстрее, в задаче тендера они написали: "Копирование документов краевого военкомата и добавление их в информационную базу". Кроме того, сами базы, которые делаются, например, в Хабаровске, не работают.

– Так что же это, получается, подлог?

– Конечно, это чистой воды подлог. Мало того, они достаточно хитро это сделали. Когда сдавали работу, добавили туда 150 дел военкомата, как будто бы частично все-таки копировали военкомат, а то, что 450 остальных дел из другого фонда – это якобы неточность. Но мы знаем, что даже эти 150 дел, которые они записали, они оцифровали еще за полгода до этого. То есть они не скопировали реально ни одного дела военкомата! Естественно, было направлено обращение в ФСБ, было направлено обращение в МВД, в прокуратуру, которые никаких нарушений не нашли. Но что самое интересное, последним пунктом по результатам отчета идут как раз эти цифры, которые напрямую говорят, что был подлог. То есть они разыграли тендер, компания его выиграла под совершенно другую задачу, под совершенно другие документы.

Я хочу сказать, что такой вид нарушений – это только начало. Вот руководитель нижегородских архивов открыто говорит общественникам: "Хотите что-то сделать – пожалуйста, зарабатывайте для нас деньги, но только мы, руководители архивной сферы, будем решать, что оцифровывать, а что нет, какую информационную базу создавать, а какую нет". Нам это положение нужно сломать, потому что они потом делают базы, которые нужны им, но не те, что в первую очередь нужны людям.

– Виталий, может быть, это не жадность, а просто архивы из рук вон плохо финансируются?

Пусть фонд лучше сгниет, но мы не дадим вам исправить ситуацию на ваших правилах

– Без сомнений, и с этим связано такое поведение. В архивы никогда не шли нормальные деньги, и как только эти деньги приходят, естественно, у архивного руководства есть видение, как их лучше потратить. Но для этого и нужен "Архивный дозор", для этого и нужна открытость, наличие диалога. Потому что у нас, например, сейчас вообще нету опыта, кроме хабаровского, когда, например, общественная организация выигрывает грант, приходит, говорит архиву: "У вас проблема с фондом, он в плохом физическом состоянии, давайте мы его скопируем. Вам нужен планшетный сканер, мы можем его арендовать, мы можем это сделать". И какой ответ они слышат от руководства архивов? "Нет, это невозможно". Почему? Потому что какая бы проблема и какое бы недофинансирование ни было в архиве, архивное руководство хочет все контролировать. Пусть фонд лучше сгниет, но мы не дадим вам исправить ситуацию на ваших правилах. Вот какая нынешняя ситуация. Естественно, это частично выходит из проблемы финансирования архивов, проблема, в конце концов, упирается в бедность, но тотальным контролем архивного руководства этой бедности проблемы не решить. Мне же пишут иногда и архивисты, например, когда архивисты не имеют возможности что-либо изменить в ситуации, как они написали по ситуации с хранилищем в Архангельской области, что там гниют хранилища, гниют стены. И удалось сделать проверку, которая действительно выявила нарушения температурного режима. И все же в этой ситуации действовать мне в одиночку уже просто не результативно. "Архивный дозор" – это и есть диалог с обществом, диалог со специалистами, диалог с пользователями, которого сейчас вообще не существует, – говорит Виталий Семенов.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG