Ссылки для упрощенного доступа

"Акт устрашения": в Рунете о приговоре Павлу Устинову


Павел Устинов

В Тверском суде Москвы оглашён приговор актёру Павлу Устинову.

Он поразителен! Устинову дали три с половиной года фактически за то, что при его избиении на акции 3 августа один из росгвардейцев вывихнул плечо!

Те, кто следили за этим делом, – в ярости.

Сергей Смирнов:

Устинову дали 3,5 года за пару шагов назад при задержании. Прокурор просил 6, приговор перенесли. Думаю сами власти считают, что проявили невероятный гуманизм

Артём Карапетов:

Для контраста на днях к сроку всего на 6 месяцев больше приговорили сотрудника ФСБ, который пытал задержанного и разорвал ему прямую кишку, вставив туда дуло карабина. Показательно, что прокуратура просила не 6 лет, как Устинову, а всего 4,5 года

За изнасилование дают сроки меньше, чем дали Устинову за то, что пытался увернуться от хватающих его росгвардейцев

Мрак

Татьяна Фельгенгауэр:

Какой-то абсолютный ад. Дистиллированное зло. Ольга Егорова, вы вообще кого в судьи набрали?

Алексей Амётов:

Сам Устинов отрицает вину, свидетели защиты и видеозапись подтверждают, что он не сопротивлялся, а сам был избит при задержании. То есть человек получил срок за то, что при задержании в пылу угара омоновец вывихнул себе плечо.

Марина Молчанова:

Павел Устинов, 3,5 года колонии. Вывих плеча у росгвардейца. У меня вопрос: этот молодчик так дубиной махал, что плечо вывихнул?! А посадили того, кого он этой дубиной молотил. <Кошмар>, не страна, а Зазеркалье какое-то <чёртово>.

Владислав Шипилов:

Добро пожаловать в дивный новый мир. В котором вас может <избить> около метро полиция и посадить на 3,5 года. И потом сказать, что это вы сами виноваты, посмотрите видео и как задержанный «выкручивает плечо».
Why? Because we can.

Илья Яшин:

Сегодня в Тверском суде я наблюдал, как человек в черной мантии монотонным голосом отправил на три с половиной года в колонию невиновного парня. Арестованный Павел Устинов был избит на акции протеста в Москве. Он обвинен в том, что при задержании вывихнул плечо сотруднику Росгвардии.

Знаете, что меня поражает в таких делах? Как легко и органично все эти силовики вживаются в роль нытиков, с удовольствием выступая потерпевшими на судах.

Обратите внимание на контраст.

Стройные ряды крепких бойцов на улицах города. Бронежилеты, шлемы, дубинки. Ощущение превосходства в глазах, когда они бьют вас в живот или выкручивают руки очередному подростку. Буквально упиваются своей силой и безнаказанностью.

И вот тот же «боец» выходит на трибуну суда. Черной формы уже нет, одет в гражданское. Выглядит он теперь совсем не угрожающе, кажется на трибуне маленьким и жалким.

«Когда обвиняемый дотронулся до моего шлема, лямка вдавилась в подбородок. Было очень неприятно…» — мямлил потерпевший росгвардеец на недавнем суде, бросая жалобные взгляды в сторону прокурорши. Та ободряюще кивала: молодец, сынок, не бойся, рассказывай, где тебя трогали и что ты при этом испытал.

«Он прикоснулся к моей руке, я услышал щелчок и почувствовал боль. Кажется, начал падать… Сказал своим, что у меня травма плеча», — делится воспоминаниями еще один сержант Росгвардии.
«Но как же вы этой рукой позже держали дубинку и били других протестующих?» — спросят его по окончании суда.
«Терпел боль, — потупит взор боец. — Превозмогал».

Вот бы заглянуть в мысли этим правоохранителям, да? Как чувствует себя их мужское самолюбие, когда они изображают жертв в суде? Понимают ли они, что своим лживым нытьем просто ломают жизнь невиновным? Не испытывают ли презрения, когда смотрят в зеркало? Что думают, когда надевают форму, упаковывают тело в бронежилет и вспоминают свой жалобный скулеж в суде?

«На поле танки грохотали,
Солдаты шли в последний бой,
А молодого командира
Несли с потроганной рукой».

Я точно знаю, что среди сотрудников Росгвардии и полиции есть те, кто отказался выступать потерпевшими по «московскому делу» — просто стыдно было брать на себя такую паскудную роль. Начальники были недовольны, но никакого давления оказывать не стали. Однако и тех, кто согласился «пострадать» в суде, нашли без проблем.

Выражаю солидарность Павлу Устинову, которого незаконно отправили за решетку по сфабрикованному обвинению. Постараемся вытащить его — через апелляции, закон об амнистии, публичную активность.

И хочу сказать родным Павла: знайте, ваш парень герой. Он гораздо сильнее и всех этих ряженных силовиков. Он ведет себя, как мужчина.

Понимаю, что утешение слабое. Но точно есть, чем гордиться.

Кирилл Лятс:

Случай Павла Устинова - пример случайной жертвы бездушного государственного катка. После просмотра видео всем очевидно, что схвачен случайный человек: не митинговал, ничего не выкрикивал, плакаты не держал - вообще в момент НАПАДЕНИЯ чатился с кем-то по телефону.
Нападавших было шестеро. Почему они выбрали Устинова - не понятно. Но из опыта участия в аналогичных акциях, могу предположить, что команду брать Устинова дали из специализированной машины Центра Э - такие белые закрытые автобусы, обвешанные камерами и антеннами. Наверное кто-то просто скомандовал: "берем вон того додика справа", - наверняка без злого умысла, просто чтобы поддержать динамику задержаний. Вокруг никто не кричал и не буянил - кого-то брать было надо, иначе долгая пробежка росгвардейцев, держащихся от страха друг за дружку, вызывает аллюзию шизофреничных друзей-одногруппников специализированного детского сада.
То есть Э-оператор просто подбросил дровишек. И Устинов стал просто полешком в костре беззакония.
Далее еще интереснее (и ужаснее одновременно): беззащитного человека повалили и беспричинно <избили> дубинкой. У меня подозрение, что руку каратель вывихнул именно в процессе этого беспричинного избиения, но признаваться в таком стыдно. Хотя, может он вообще не пострадал, а вывих это симуляция или вообще последствие несвязанного с задержание события (<помастурбировал> неудачно, например).
В любом случае, признание, что полицейский при задержании вывихнул руку - это признание профнепригодгости - чему их там на физподготовке учат тогда? Куда уходят деньги налогоплательщиков, потраченные на обучение этих андроидов?
Но вернемся к Устинову. Человек просто вышел на улицу Москвы. Он даже не москвич. Его безнаказанно задерживают и беспардонно обвиняют.
Общество не может и не должно оставлять этот случай без реакции, потому что это реальный фашизм.
Мы должны высказывать свое отношение к делу Устинова, требовать его освобождения и наказания тех, кто его задержал, включая безвестного Э-оператора.
Имена этих фашистов должны быть преданы публичности и внесены в список людей, подлежащих люстрации и судебному преследованию.
Было бы правильно, чтобы общество приняло уже сейчас консенсусное решение по наказанию таких людей в новой России - сколько дали невинной жертве, столько получит и КАЖДЫЙ виновный в задержании, содержании под стражей, осуждении и заключении человека. То есть и эшники, и росгвардейцы , и фсиновцы, и судьи должны будут сесть на тот же срок, который они крадут из жизни обычных российских граждан.
А Устинова надо вырывать. Это и преставителям нынешней власти выгодно - меньше потом сидеть будут.

Даниил Кузнецов:

Одна из моих школьных знакомых сейчас работает в полиции. Она как-то пожаловалась на то, что на работе ее и коллег как только не оскорбляют гражданские, обычные люди, с которыми приходится иметь дело. И обычные полицейские все это вынуждены терпеть. Я спросил, а как же статья за оскорбление сотрудников при исполнении? От меня только отмахнулись: там много тонкостей, которые должны быть соблюдены - прямое обращение, конкретные ругательные слова и прочее. Обычно простые полицейские не торопятся прибегать к ответным действиям вроде юридического преследования людей, которые им нагрубили. А вот росгвардейцам, которые поучаствовали в разгоне в политических акций, видимо дали отмашку на любые жалобы. Это очередное политическое решение для запугивания людей и больше ни для чего.

Дмитрий Колезев:

По поводу всяких очевидных наблюдений («озверели», «как так можно», «фашизм», «бандитов бы лучше ловили» и т.п.), у меня есть еще два замечания к этой истории и к этому видео.

Первое. Само по себе это видео — весьма позорное для Росгвардии и правоохранителей в целом. Восемь человек с дубинками пытаются задержать одного, который не оказывает им никакого сопротивления. При этом трое из них умудрились сами упасть на асфальт, а один вывихнул себе руку. Вопрос: а что бы было, если бы задерживаемый действительно применял навыки рукопашного боя и отбивался? А если бы на месте Устинова был настоящий преступник и он, не знаю, отстреливался? Сколько бы росгвардейцев полегло в неравной битве? Двадцать? Тридцать?

Второе. Когда силовики начинают использовать статью «Применение насилия к представителям власти» для протестующих, которые этого насилия на самом деле НЕ применяли, они должны думать о возможных последствиях. Как я думаю, они представляют себе последствия в том, что люди перестанут ходить на митинги, ведь получить тюремный срок можно даже в том случае, если ты не оказывал никакого сопротивления полицейским. Но они должны также думать о том, что найдутся какие-нибудь люди, которые посмотрят на это и сделают вывод: если нет разницы, сопротивляешься ты или нет, а все равно получаешь шестерик, так может, тогда уж — не стоять покорно? (К сопротивлению полиции я, конечно, ни в коем случае не призываю; это лишь размышление о последствиях заведомо неправосудных обвинений и приговоров; и это касается не только митингов и задержаний).

Аббас Галлямов:

Все эти приговоры из-за вывихнутого плеча, брошенного стаканчика или приподнятого забрала, конечно, превратили Росгвардию в посмешище. Ее имидж уже не спасти, нужен ребрендинг. Для этого придётся опять проводить какую-нибудь реформу силового блока - кого-нибудь с кем-нибудь объединять, кого-нибудь, наоборот, разъединять - все с тем, чтобы затем всех переименовать. Форму тоже надо менять.

Оставить все, как есть, нельзя. Силовая структура, над которой смеются, для режима совершенно бесполезна.

Александр Шмелёв:

Будь я на месте Павла Устинова, думал бы сейчас об одном: надо было этому росгвардейцу Лягину как следует кастетом в лицо двинуть, чтобы все зубы выбить и нос сломать, или еще каким-то образом его искалечить. Все равно статья была бы такой же - 318 ч.2 - но хотя бы за дело....
Боюсь, что это единственный логический вывод, который широкие народные массы могут сделать из нынешней практики расценивать любое прикосновение к телу росгвардейца как "применение насилия опасного для жизни и здоровья": если уж прикоснулся - дальше можно себя не ограничивать.
Совершенно не понимаю, зачем это нужно власти и самим росгвардейцам, однако они очень упорно пытаются повернуть наши мысли в эту сторону...

Дмитрий Гудков:

Павел – актер. За него вступился Константин Райкин. А все остальные? От Бондарчука до Хабенского? Сегодня его, завтра – вас.

Хватит сидеть за кулисами, до полной гибели, всерьез. Проткнут, как Полония, пошутив про крыс.

Это не игра, это быть или не быть.

Антон Чернин:

Ну вот сейчас и сравним актёрскую солидарность с журналистской. Вот мне прям интересно, какие из московских театров сегодня закроются с надписями на афишах "бастуем до освобождения несправедливо осуждённого Павла Устинова"

Леонид Гозман:

Павел - жертва. Но преступников-то толпа! Судья, прокурор, «потерпевший» и «свидетели» - ложные показания, врачи - справки о несуществующих травмах и многие другие. Сколько людей губят свою бессмертную душу, чтобы посадить одного парня!

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG