Ссылки для упрощенного доступа

Чего от них ждать? Леонид Гозман – с попыткой предугадать


Выборы закончились – да здравствуют выборы! Новые уже скоро. И нам очень важно понять, что же на самом деле произошло, не ограничиваясь радостным "Гром победы раздавайся, веселися, храбрый росс!". Каков вклад разных событий и кампаний в конечный результат? Победа Магомеда Яндиева, например, – очевидное следствие "Умного голосования" и призыва Ильи Яшина. Как и смешной курьез с подставным Александром Соловьевым – отобравшим, того, наверное, не желая, – место в Московской городской думе у "Единой России". Но триумф ЛДПР в Хабаровске, скорее, является демонстрацией того, что выборы там полностью в руках губернатора: был бы он коммунистом, победила бы КПРФ. А как повлияли на явку в Москве и Петербурге протесты, их разгоны и репрессии по отношению к организаторам и к случайным людям? На всё это и на многое другое надо смотреть открытыми глазами для того, чтобы наша часть общества могла определить для себя стратегию на будущее.


Но ведь они тоже решают, что теперь делать? Было бы неадекватностью, проявлением своего рода аутизма с нашей стороны не попытаться предугадать их шаги – и собственные, и в ответ на наши. Они же не столь глупы, чтобы действительно верить в успешную, как назвали её Дмитрий Медведев, Андрей Турчак и Дмитрий Песков, кампанию "Единой России". Думаю, они понимают глубину катастрофы, а также то, что граждане были не против какой-то мифической "Единой России", которую так легко спустить в фановую трубу, заменив каким-нибудь "Российским единством за справедливость и духовность", а против самой власти, которая уже не сможет никого обмануть, назвав себя каким-то новым именем.

Давайте попробуем посмотреть на ситуацию их глазами, чтобы понять, чего же нам от них ждать? Просматривается несколько вариантов.

Они могут, обвинив в катастрофе стрелочников, ничего не менять, делая вид, что ничего не случилось. Действительно, губернаторские выборы выиграли. В Петербурге сфальсифицировали всё, что захотели, в том числе и Александра Беглова смогли протащить. В Москве, да, были проблемы, но большую часть неожиданных депутатов легко будет приручить, сохранив в целом контроль за городской думой. Если они пойдут по этому пути, то продолжатся спорадические репрессии против организаторов протестов, попытки расколоть, напугать или подкупить лидеров, создавать фейковые организации и выдвигать фейковых кандидатов и так далее. В общем, продолжится позиционная война. Правда, более умная и адекватная часть руководства страны наверняка понимает, что это движение в пропасть. Но мы не знаем, сколько там осталось умных и адекватных.


Они могут понять, что надо как-то договариваться, снижать барьеры для входа в политику (не только на выборы) и возвращать в Россию саму политику, а значит, смириться с появлением реальной оппозиции. Это было бы хорошо и для страны, и, кстати, для них самих, но, к сожалению, маловероятно – это очевидно приведет к тектоническим подвижкам в системе, противоречащим системообразующим свойствам режима. Они помнят Горбачёва и то, что реформы и послабления заводят куда дальше, чем этого хотелось бы их авторам.

Нападать на нас никто не собирается, наши враги изменили нам!

Осмысленной им может показаться внешнеполитическая авантюра. К такому выбору толкает начальный внутриполитический успех Крыма, сплочение населения, всеобщий праздник "Русской весны". То есть они могут начать новую войну. Например, для защиты русских в Казахстане, в Белоруссии или Латвии. Но нигде не будет легкой прогулки. Казахстан и Белоруссия будут сопротивляться, а Латвия так и вовсе НАТО. А ведь единственная цена, которую не может заплатить режим, – это масштабные человеческие потери. "Груз-200" мгновенно изменит настроения людей. Не случайно же они так тщательно скрывают потери, запрещая о них и писать и захоранивая солдат в безымянных могилах. Лучше, конечно, отражать внешнюю агрессию. Тогда – всё для фронта, всё для победы, паникёров и агентов врага расстреливать на месте! Удобный путь, но, во-первых, агрессию надо еще достаточно убедительно придумать, что непросто – нападать на нас никто не собирается, наши враги изменили нам! А во-вторых, будем надеяться, что на новую авантюру нет ресурсов.

Можно принять решение об усилении репрессий (не думаете же вы, что дальше некуда?), чаще проводить их превентивно, расширить практику реальных сроков, всерьез калечить на митингах, обвинить оппозиционеров в работе на врага – недаром же они говорят о финансировании московских протестов Госдепом и разведывательными организациями США – и дать им лет по пятнадцать за измену Родине. Движение в этом направлении представляется наиболее вероятным – оно соответствует образованию, профессиональному опыту и мироощущению руководителей страны. Они будут надеяться запугать и тем самым резко уменьшить масштаб протеста. Это может получиться – в тюрьму или в больницу люди не хотят. Однако побочным следствием этой стратегии будет выделение из нынешнего протеста радикальной группы, которая спустится в подполье и "пойдёт другим путем". Моральную поддержку радикальных действий широкими слоями населения обеспечила сама власть постоянной ложью, лицемерием и неэффективностью.

Но нельзя исключать и ещё одного, совсем жесткого варианта. Тот весьма скромный уровень законности и политических свобод, который начальство более или менее соблюдало последние годы, становится почти непреодолимым барьером на пути решения главной задачи – сохранения власти (они это называют обеспечением стабильности). Ситуация, когда их выдвиженцы вынуждены скрывать свою принадлежность к правящей партии, а для избрания губернатором Петербурга нужного человека пришлось проводить совершенно немыслимые манипуляции и в конченом счете усилить в городе неприятие и этого губернатора, и центральной власти, – не может восприниматься ими как приемлемая. И они вполне могут прийти к выводу о желательности отмены и выборов, и оставшихся конституционных гарантий – о введении чрезвычайного положения. Для защиты, разумеется, суверенитета и территориальной целостности страны, прав и свобод граждан, на которые покушается заморский враг, организовавший у нас массовые беспорядки. Временно, конечно, только пока существует угроза. Все неплохо, но опять возникают вопросы. Сколько это сможет продолжаться – с ресурсами-то проблема, а ЧП дело затратное. И главное, а что они будут делать с подпольем, которое и в этом варианте неизбежно появится в стране?

Они в конечном счете всё равно проиграют, что бы ни делали. Время – это тот ветер, плевать против которого бессмысленно. А время явно не на стороне тех, кто ищет будущее в придуманном прошлом. Но когда и как они уйдут со сцены, будет зависеть и от ожесточенности их сопротивления, и от того, сколь точно мы сможем предугадать их шаги и находить на них адекватные ответы.

Леонид Гозман – российский политик и политический публицист

​Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG