Ссылки для упрощенного доступа

"Фейковый суд, реальный срок": Рунет о деле Владислава Синицы


Ещё в пятницу Мосгорсуд оставил без изменений пятилетний тюремный срок блогеру Владиславу Синице (подробнее о нём "Цитаты Свободы" писали ещё в августе).

Это решение вызвало большое возмущение.

Андрей Мальгин:

Пять лет лагерей за четыре строчки в случайной дискуссии, в чужом блоге. Нет никаких сомнений, что инициатива принадлежит Золотову и судьи взяли под козырек.

Остается надеяться, что когда-нибудь сядет и сам Золотов.

Это, конечно, вызывает в памяти немотивированные сталинские приговоры. И это открывает новую страницу в истории отечественного правосудия. Войдет в учебники.

Кирилл Мартынов:

Ублюдки дали человеку пять лет за твит. Я слышал много рассуждений о том, какой плохой этот Синица. Но те, кто так судит людей, намного хуже. Государство главный моральный монстр.

Юлия Галямина:

Какую бы гадость, глупость или грубость не написал бы человек — сажать за слова нельзя.

Мне совершенно неважно, что было написано в том самом твите Синицы, за который он сейчас сидит. Мне важно, что не может в нормальном государстве человек получить ПЯТЬ ЛЕТ ЗА СЛОВА. Какими бы они не были. Свободу!

Михаил Светов:

Варварство — это когда общество не умеет отличать слова от поступков, когда мысль о поступке карается страшнее самого поступка. С приговором Синице путинская варваризация России достигла зенита. Мысль стала преступлением. Кремлёвский троглодит разрушил цивилизацию.

Виктория Ивлева:

Не оставлять усилий, не оставлять усилий, не отдавать синицу птицеловам!
Солидарность и один за всех - только так. Каждый день, каждую минуту, всегда!

Андрей Бабицкий:

В мире, в котором можно посадить на пять лет за твит, следовало бы сажать на десять лет всех тех, кто публично поддерживает посадку за твит. Их поведение куда отвратительнее, а последствия их действий — гораздо весомее. Мне не хочется жить в таком мире.

Игорь Яковенко:

Синица высказал предположение, что может ждать садистов в погонах и их семьи, если они будут продолжать террор в стране. Анонимные силовики прямо угрожали детям оппозиционеров на федеральном канале. Синица никому не угрожал, а предположил. Срок - 5 лет. Синице, не силовикам.
Светлана Прокопьева попыталась понять причины самоубийственного теракта подростка. Понять, а не оправдать. Грозящий срок - 7 лет.
Вот эти двое, Прокопьева и Синица, в данный момент являются важным рубежом обороны России от оккупантов.
И то, что нет длинной очереди артистов, учителей, журналистов и парикмахеров к стоянию в пикете у администрации президента с плакатом Я/Мы Синица/Прокопьева - это очень плохая новость...

Кирилл Рогов:

Ответственное государство стремится избегать избыточного насилия, потому что, вступая в противоречие с естественным представлением о справедливости, оно подрывает государственность дважды - оно одновременно провоцирует ответное насилие (а значит, и издержки на его подавление) и подрывает представление о легитимности государственного насилия . Оно ставит общество на грань ВОЙНЫ, оно создает угрозу краха правового и легального порядка. И писать и рассуждать об этом не только не преступно, но совершенно необходимо.

Твит Синицы - эмоциональная и довольно глупая реакция на избыточное насилие со стороны полиции в ходе летних московских митингов. Но криминализация этой эмоциональности и ничем неоправданная, безбожная жестокость наказания связаны не с характером деяния Владислава Синицы, они связаны со стремлением оправдать и утвердить легальность того избыточного насилия, которое спровоцировало твит. Стать его индульгенцией.

Нас продолжают запихивать в логики сталинского ГУЛАГа. Сталинские палачи-следователи и палачи-судьи приписывали обвиняемым самые невероятные террористические планы, чтобы оправдать тот террор, который развязало против граждан само государство. И эти логики показательного наказания "воображаемого насилия", которое должно оправдать реальное и противоправное государственное насилие, позволяют нам увидеть не только параллельность дела Прокофьевой и дела Синицы, но также их связь с делами "Сети" и "Нового величия", где совершенно неприкрыто проступает это стремление сфабриковать террор, чтобы оправдать террор "ответный".

Не дайте втянуть себя в логики ГУЛАГа. Они прямо здесь, совсем рядом.

Михаил Пожарский:

Во-первых, угроза - это по определению есть нечто адресное. Во-вторых, давайте посмотрим, как трактует понятие "угроза" тот же самый Уголовный кодекс, где есть также статья 119 "Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью". Там имеется оговорка: "если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы". Какие основания полагать, что Синица примется претворять в жизнь содержание своего твита? Да никаких. Равно как и в случае миллионов других сообщений.

Понятно, что твит Синицы не вызывает особого желания сочувствовать автору. Однако именно в таких случаях и проверятся настоящая приверженность ценностям свободы слова. Сочувствовать тем, кто попал под раздачу за призывы ко всему хорошему против всего плохого - это легко, это может всякий. Куда сложнее выступать в защиту тех, кто пишет вещи отвратительные и аморальные. Но именно в таких случаях свобода слова острее всего нуждается в защите - и здесь она наиболее уязвима.

Роман Попков:

В связи с делом Синицы часто вспоминаю один мой допрос времён НБП в Тверском ОВД. Ну как допрос.. "Беседу". Эфесбешный опер Андрей "Чечен" под силовым прикрытием ментов шипел мне: "А у тебя же в Брянске мама живёт? А там, в Брянске, есть хулиганы какие-нибудь? А ты за маму не боишься?"

Вот интересно, где сейчас Андрей "Чечен"? До какого звания дослужился? Работал ли по московским протестам, по блогеру Синице?

Дмитрий Бавырин:

Я тут немного погуглил и выяснил, что криминалистике вообще не известны примеры детских снафф-видео (за рядом оговорок - любых снафф-видео с людьми), если не считать «домашнего архива» отдельных маньяков вроде Анатолия Сливко. Все известные примеры коммерческих снафф-видео предсказуемо оказались подделкой.

Еще раз: есть два примера, когда людей подтолкнула к убийству повесть «Над пропастью во ржи» (я читал, скука смертная), а примеров детских снафф-видео нет. На уровне отдельных психопатов теоретически возможно всякое, но если подобные люди где-то есть, сподвигнет их на подобное не твит блогера Синицы (в котором, кстати, с формальной точки зрения, призывов не было).

С тем же успехом он мог пожелать всем детям силовиков заболеть раком. Чудовищно, конечно, но безвредно.

Подытожим. Можно подозревать, что блогер Синица психопат. Можно говорить, что блогер Синица <чудак>. Из первого следует, что его нужно держать на учете у психиатра. Из второго вообще ничего не следует: если за такое сажать, у 10% даже моей френд-ленты нет ни одного шанса отмазаться.

Но нельзя говорить, что вся вот эта вот трата человекочасов за счет бюджета и приговор в пять лет тюрьмы как-то служат интересам общества. Синица совершил т.н. «вымышленное преступление», в числе которых, например, «наведение порчи».

Суть сложившейся ситуации в том, что менты обиделись и, воспользовавшись служебным положением, покарали обидчика. Спасибо, конечно, должен сказать, ведь могли бы и пристрелить, с ними такое случается. Но никаких «интересов общества» тут нет. Совсем наоборот, таким образом привилегированная категория «силовики» паразитируют на обществе и с этим нужно что-то делать.

В первую очередь, отменить статью 282, а там посмотрим.

Сторонники приговора тоже выступают весьма эмоционально.

Егор Холмогоров:

О справедливости.

Если бы Павел Устинов сел - это была бы несправедливость.

Если бы Синица вышел - это была бы несправедливость.

Утверждаю это как человек, чью семью годами терроризировали такие вот синицы и который до сих пор разгребает последствия этого террора.

Евгений Примаков:

Слово - весит больше чем многие дела, словом проливается кровь.

Нужно ли вообще хоть чуть дорожить и оглядываться на мнение со-единения либеральной интеллигентной клаки, что требуют освобождения «своего» не за слово, а потому что «свой» - да горите в аду, без всякой эмоциональности. Расписываюсь в лёгкости пренебрежения этим мнением.

Синица будет гореть в аду за слово, что не меньше дела. Давайте будем честны: даже если осуждение «только за слово», то есть такое слово, что диктует необходимость ада.

«Блоггер» Синица будет сидеть в тюрьме. Это правильно, законно и справедливо. Я рад этой справедливости. И даже если тут есть люди, которые осуждают это - мне совершенно плевать на них.

Андрей Медведев:

Мне кажется, что всем, кто публично поддержал блогера Синицу ( ну да, того самого, которого власти наши бесстыжие на пять лет за "глупый", "идиотский" и "безобидный" твит в тюрьму определили) стоит сделать одну простую вещь.

Написать у себя в сетях тоже самое, что написал Синица. От своего лица.

Про детей и снафф порно. Ну и про кишки. И про насилие. Можно даже своими словами.

Раз это безобидная, где-то даже оригинальная глупость, просто слова ( как утверждают поддержавшие блогера Синицу граждане)то вряд ли отношение друзей и знакомых к ним как-то изменится.

А то утверждается, что человек страдает ни за что. Ну так какая проблема повторить это "низачто"?

Владимир Соловьёв:

Люди, которые требуют освободить Синицу уподобляются стражам порядка, отвечающим «вот когда убьют тогда и приходите».

Алексей Мухин:

Слушайте, а, может, поддержавшие Синицу мерзавцы специально это делают - чтобы мы их ненавидели?
Только, ребята, это не ненависть, это ярость. Священное чувство, возникающее в ответ на те мерзости, которые вы творите "со светлыми лицами".
И гореть вам в вашем же гражданском аду.
А, впрочем, ребятишки, не держите в себе это всё, поддерживайте "синиц" и прочую дребедень. Так мы будем гарантированно знать и не забудем по доброте душевной кто вы есть на самом деле.
Затаившийся мерзавец гораздо опаснее публичного подонка, пусть и медийного.
Не стесняйтесь.

Олег Лурье:

В ближайшие десять дней "блогер" Синица, призывавший к убийствам детей, благополучно отбудет этапом в зону. Там его будут ждать большие неприятности, по сравнению с которыми нахождение в спецблоке СИЗО покажется ему праздником. Зеки - они народ разный, от убийц до мошенников, но у большинства из них есть дети. А дети осужденных или росгвардейцев ничем не отличаются. Дети и всё. И это понимает любой зек. Так, что, Синице надо приготовиться, предполагаю, к тяжкой жизни в бараке - от мытья сортиров до тревожного сна под нарами. За свои слова, Славик, надо отвечать. Отвечать по полной программе. И это, кстати, относится ко всем либер-оппам, вставшим грудью на защиту призывавшего к убийствам детей. Вариант "Да он же просто сказал, а за слово нельзя наказывать" не проходит. А в зоне особенно. Крепись, малышка.

Юрий Васильев:

"Если кто-то говорит, что хочет тебя убить — отнесись к этому серьезно". Касается не только опыта выживших в Холокосте, от которых и пришло данное наблюдение.

Если некий Синица пишет про снафф с детьми работников правоохранительных органов, а потом получает за это пять лет в пожарном порядке — значит, к нему отнеслись серьезно. Если срок кому-то кажется слишком большим — дорога в апелляционные инстанции, надзорные органы, а также в комиссии по помилованию и территориальные структуры ФСИН, когда придет время УДО, всегда открыта. Но серьезного отношения к подобным вещам — даже на уровне писка, то есть twit'а — это не отменяет. И отменять не должно.

В эту сторону — даже пикнуть не сметь. Посыл ясен, понятен и абсолютно оправдан. Остальное пусть останется делом семьи осуждённого: ещё кому-то впрягаться за такое — себя не уважать.

Екатерина Винокурова:

Давайте по Синице скажем вот так.
1. Мне нравится французский принцип, когда наказание становится пропорционально последствиям слов и действий.

2. Никто никому и никогда не должен угрожать расправой. Детям, взрослым и так далее.

3. Важно не только и даже не столько наказание, сколько предотвращение последствий. Синица похож на сумасшедшего, если честно. Вменяемый человек такое просто не напишет.
К сожалению, держу в голове и Грица.

4. Я готова вписаться за ребят из Ростова, которых посадили за пикет на 6 лет строгого режима. Готова вписаться за Котова. Естественно, Устинов должен быть оправдан полностью.
За Синицу, увы, честно, не готова.

5. Я имею право на такую позицию.

Защитники Синицы пытаются показать манипулятивный характер такого рода обвинений.

Леонид Волков:

Дело Синицы — полностью придуманное (как и множество других, конечно) — ставит рекорд по тяжести приговора по придуманным делам.

Пять лет — это больше, чем дают силовикам за пытки задержанных; чем дают за кражу миллиардов; чем, порой, дают каким-нибудь очередным полицейским, до смерти избившим человека.

Пять лет за реплай — ничем не хуже и не лучше тех, что, скажем, я (как и любой оппозиционный политик) читаю десятками чуть ли не на каждый свой твит. Пожелания сдохнуть, угрозы детям и родителям, изощренные проклятия — пригожинская фабрика производит их в огромных количествах, а кроме пригожинских есть еще и жертвы соловьевских пятиминуток ненависти, НОДовцы и прочие умалишенные. Тысячи их.

Только в отличие от Синицы, который теоретизировал о том, что может начать происходить с семьями силовиков в случае дальнейшего закручивания гаек (и, конечно, может: история знает много тому примеров, действие рождает противодействие) — угрозы и волны ненависти в адрес оппозиционных политиков носят вполне реальный характер. НОДовцы Кулаков и Петрунько, напомню, два года назад чуть не оставили Алексея Навального без глаза — и продолжают ходить по улицам Москвы, позируя на фотографиях в обнимку с мусорами.

Поэтому дело Синицы — вершина лицемерия. Фейковые экспертизы фейковых экспертов. Фейковые показания фейковых пострадавших. Абсурдный суд за слова. За неприятные слова — но если мы будем стремиться к тому, чтобы все слова были приятными, то мы и получим систему, в которой любые мысли запрещены. Собственно, уже получили. Реален в этом лицемерном фейке только невообразимый приговор — 5 лет реального срока.

Понятно, зачем он вынесен: напугать всех. Это часть государственной атаки на интернет как на свободную среду, прежде всего. Ну и кроме этой стратегической цели есть тактическая: какой-то там мелкий махинатор в ведомстве у Кириенко придумал подлую мысль и продвигает ее — «щас, мол, мы этих либералов поставим в патовую ситуацию». Будут защищать Синицу — устроим адскую волну во всех наших телеграм-каналах и РенТВ/НТВ о том, как либералы призывают убивать детей силовиков. Не будут защищать — поднимем не меньшую волну о том, как своего бросили.

Так вот.
Совет номер один, как всегда — не ведитесь. Это все дешевый пропагандистский трюк, не более того. Не «Синица, конечно, написал ужасную глупость, но приговор слишком суров...», а «это фейковый суд, фейковый приговор, и всего лишь еще один акт государственного терроризма с целью всех нас запугать» — только такой может быть позиция.

Свободу политзаключенным!

Сергей Смирнов:

Тут уже много всего правильно было сказано про 5 лет Синице. Что чудовищный приговор за твит. Что желание всех напугать, чтобы даже мыслей не было ничего подобного писать в отношении силовиков.

И эксперты у него в деле такие, которые годами помогают сажать людей по политическим делам. Они например признавали экстремистской фразу "Убей в себе раба" и массу всего другого. Преследование Свидетелей Иеговы, пытки и реальные сроки тоже на их совести.

Но есть еще один аспект, политтехнологический. Одно дело как-то решать вопрос с актером Устиновым, который спокойно стоял у метро. А другое дело блогер, который рассуждает про детей силовиков. С точки зрения политтехнологий очень удобно максимально активно форсить именно историю Синицы. Ну кто из нормальных людей будет вступаться за человека, который УГРОЖАЕТ ДЕТЯМ.

Поэтому заявление Золотова, поэтому везде в комментариях к Синице боты. Просто власти посчитали дело Синицы самым удачным кейсом по московскому делу. Политтехнологии, ничего личного

Аббас Галлямов:

Дело Синицы для руководства силового блока принципиальное. В отличие от истории с Голуновым или Устиновым они здесь не отступят. Синица затронул слишком глубинные, очень деликатные, можно даже выразиться экзистенциальные, струны - вопрос об ответственности детей за поступки отцов. Это совершенно новый аспект, который в общественной дискуссии, касающейся деятельности правоохранителей, ещё не звучал. Если не вырвать его с корнем прямо сейчас, а дать прорасти, совершенно непонятно, к чему это может привести. А вдруг развернётся обсуждение и силовики начнут прислушиваться к нему, а затем и задумываться? Вдруг ныне беспрекословно исполняющие любой приказ подчинённые вспомнят о таких понятиях как «приличия», «совесть», «честь офицера», наконец. В этой ситуации управляемость системы окажется под большим вопросом. Тогда заказных уголовных дел по звонку уже не возбудишь и невиновного не посадишь, а ведь в России вся политическая система, по-сути, держится именно на этом.

Мне кажется, общество бессознательно понимает, что Синица подошёл к какой-то очень важной черте. Чтобы люди пересекли ее и массово выступили в защиту Синицы, протестные настроения должны достичь очень высокого уровня. По отношению к режиму люди должны быть настроены очень агрессивно. По-моему, пока негатив ещё не достиг такого высокого уровня.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG