Ссылки для упрощенного доступа

"Приезжать ли, каждый решает сам". Тюрьма для бизнесмена "от Титова"


"Я в шоке, как и вы", – написал в пятницу днем бизнес-омбудсмен Борис Титов о приговоре ростовскому предпринимателю Андрею Каковкину. 31 октября стало известно, что Кировский суд Ростова-на-Дону осудил Каковкина на три года колонии по статье о мошенничестве. Предприниматель входил в так называемый "лондонский список" Титова.

В феврале 2018 года бизнес-омбудсмен, который тогда выдвигался кандидатом на президентских выборах, передал действующему главе государства Владимиру Путину список желающих вернуться в Россию предпринимателей, которые из-за уголовного преследования были вынуждены уехать в Лондон. В список вошли 17 человек, но известны стали имена только 16. Как писал тогда же, в феврале 2018 года, Титов, Андрей Каковкин одним из первых подал заявку в "лондонский список", поверил в справедливость российского правосудия и в конце февраля приехал в Россию "сдаваться".

В итоге предпринимателя задержали прямо при въезде в Россию, но команде Титова удалось добиться, чтобы Каковкина в тот же день отпустили из ОВД домой к семье – под обязательство о явке. В августе прошлого года полиция прекратила уголовное преследование бизнесмена, но позже дело возобновили.

23 октября суд признал Каковкина, работавшего директором ООО "Торговый дом "ГРИФ"", виновным в том, что в сговоре с Александром Баскаковым, являющимся учредителем фирмы "ДИТИС", 11 августа 2015 года он похитил 10 миллионов рублей у ООО "МКТ". Новость о приговоре Каковкину на сайте суда появилась только неделю спустя. Баскаков уже отбывает шестилетний срок в колонии строгого режима.

В феврале 2018 года Борис Титов отмечал, что деньги, в хищении которых обвинялся Каковкин, тот на самом деле взял взаймы, но так как на денежные средства бизнесмена в день подачи заявления истцом был наложен арест, он не мог вернуть их добровольно. Именно для того, чтобы разобраться в ситуации, Каковкину и было необходимо вернуться в Россию.

Борис Титов на Уголовном форуме в Ростове-на-Дону
Борис Титов на Уголовном форуме в Ростове-на-Дону

Представитель Титова, общественный омбудсмен по вопросам экстрадиции, депортации, международного и федерального розыска Дмитрий Григориади был на процессе над Андреем Каковкиным в Кировском суде Ростова-на-Дону. По его мнению, три года колонии – слишком суровое наказание для коммерческого спора между двумя бизнесменами:

Приговор Андрею безобразный. Это был экономический спор между двумя коммерсантами


– Приговор Андрею безобразный. Это был экономический спор между двумя коммерсантами по займу, который был возвращен, срок займа не истек. Не должен быть приговор по такому делу сопряжен с реальными сроками, с колонией человеку, который ранее не был судим, у которого семья, который хорошо, положительно характеризуется и не опасен для общества. Для чего нужно арестовывать и сажать такого рода людей – у нас понимания нет. По Андрею суд, на мой взгляд, не учел очень многие доводы.

– С вашей точки зрения, почему суд их не учел?

– У Андрея очень сильный и непростой оппонент. История с Андреем – это история, которая никак не связана с государством. Это коммерческий спор, где потерпевшей значится очень известная компания, которая фигурирует во многих резонансных делах, связанных с арестами. Пока сложно сказать в деталях, что произошло с этим приговором, потому как следствие велось достаточно объективно, дело даже прекращалось. Прокурор района в Ростове-на-Дону обеспечивал вступление этого прекращения в силу. Но по какой-то причине в самом конце суд вынес именно такой, очень сложный для понимания приговор. Мы готовимся с защитниками Андрея апеллировать и будем его защищать до конца.

Дмитрий Григориади (в центре) в суде в Ростове-на-Дону, июль, 2018 год
Дмитрий Григориади (в центре) в суде в Ростове-на-Дону, июль, 2018 год

– Вы не считаете, что такое решение может отпугнуть других предпринимателей, которые хотели бы вернуться в Россию, но видят, что человеку обещали какую-то защиту, а взяли и отправили в колонию на три года?

– Есть разные параметры защиты. Есть работа по безарестному возврату предпринимателей. С Андреем Каковкиным этот параметр был соблюден. Полтора года он находился без ограничений на стадии предварительного расследования и судебного следствия, до вынесения приговора. И так по всем фигурантам! Нет ни одного, по которому ранее выданные безарестные гарантии возврата были нарушены. Здесь правоохранительные органы держат слово. Другое дело, что с судами...

Мы не могли и не можем гарантировать оправдательных приговоров


Нам пишут далеко не наивные люди. Они прекрасно оценивают свои шансы. Некоторые из них понимают, что где-то в чем-то, возможно, они виновны, и рассчитывают на условные сроки. Некоторые абсолютно убеждены, что ни в чем не виноваты. И они также оценивают определенные риски. Это вопрос добровольный.

Мы выступаем за то, чтобы механизм безарестного возврата в Россию был. А его просто нет! Должны быть внесены правки в УПК. Безусловно, мы не могли и не можем гарантировать оправдательных приговоров. Это прерогатива суда, – заключает Дмитрий Григориади.

Глава "Руси сидящей" Ольга Романова уверена, что бизнесменам ни в коем случае нельзя было верить Титову и что еще в 2018 году, когда о "списке Титова" только заговорили, эта инициатива выглядела, по ее словам, "странно".

Ольга Романова
Ольга Романова
Люди у нас верят Грабовому, Мавроди и Кашпировскому. Ну, что делать?! И им тоже верят


– Титов не имеет никаких полномочий объявлять подобные вещи. У нас же прокуратура – независимый орган, и суд независимый у нас, и следствие у нас независимое. А Титов не обладает контролем ни за следствием, ни за прокуратурой и уж тем более за судом. Поэтому то, что он наобещал в свое время, – это были слова. То, что его никто не одернул, – ну, человек волен говорить все, что хочет, – у нас свобода слова, – констатирует правозащитница.

При этом, по мнению Романовой, все, кто вернулся, поверив Титову, в итоге получат реальные сроки:

– Полномочия Титова – возвысить свой голос в защиту бизнеса, и то он как-то не очень его возвышает. Это все, что у него есть. Люди у нас верят Грабовому, Мавроди и Кашпировскому. Ну, что делать?! И им тоже верят, – резюмирует Романова.

Другой вернувшийся в Россию бизнесмен из "списка Титова", Сергей Капчук, считает, что Титов и его команда проделали "большую работу", которой бизнес-омбудсмен не побоялся заниматься:

Сергей Капчук
Сергей Капчук

– Титов дает гарантии неареста и это выполняет. Я думаю, что неправильно принимать на себя функции прокуратуры, следствия и суда. Это, действительно, не входит в его полномочия. И он никогда этого не делал и, я уверен, не сделает, – говорит Капчук.

По его словам, многие решения по делам бизнесменов из "списка Титова", так или иначе, часто носят политический характер, который находится за пределами правового поля.

Сам Капчук – бывший депутат Заксобрания Свердловской области. Его вместе с братом признали виновным в мошенничестве со служебным жильем и приговорили к условному сроку. В частности, речь идет о хищении около 2 млрд неденоминированных рублей, выделенных на покупку служебного жилья для правительства Свердловской области в 1997 году.

В 2004 году Капчук был вынужден уехать из России. Спустя почти 15 лет он вернулся и был освобожден от наказания по амнистии. Бизнесмен настаивал и настаивает на своей полной невиновности.

Те, кто действительно что-то украли и уехали за границу, точно никогда не вернутся ни под гарантии Титова, ни под гарантии Путина


– На самом деле, те, кто действительно что-то украли и уехали за границу, а такие там, очевидно, есть, точно никогда не вернутся ни под гарантии Титова, ни под гарантии Путина, – убежден Капчук. – Поэтому если человек уверен, что его дело сфабриковано, если у него есть основания считать, что Титов – это именно та инстанция, которая реально добивается справедливого и непредвзятого расследования, то люди возвращаются... Да, Титов – не Господь Бог, у него не все получается, не всегда следственные органы, в первую очередь МВД, к сожалению, прислушиваются к нему, но прокуратура прислушивается. Это тяжелая дорога, которой он идет. Приезжать или нет – каждый должен решать сам.

Сергей Капчук не жалеет, что вернулся в Россию. "Я считаю, что мое место в России. Я хочу быть полезным своей родине".

Приговор Андрею Каковкину – первый, связанный с реальным лишением свободы, среди решений, касающихся предпринимателей, которые вернулись в Россию. Два других бизнесмена – Эрнест Ким и Леонид Кураев, обвиняемые в мошенничестве, получили условные сроки. Еще несколько уголовных дел прекращено.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG