Ссылки для упрощенного доступа

Хитрый ход. Откровения адвоката из "списка Бориса Титова"


Адвокат Евгений Рыжов

В конце августа Генеральная прокуратура России объявила, что уголовные дела в отношении нескольких российских предпринимателей, упомянутых в так называемом "лондонском списке" бизнес-омбудсмена Бориса Титова, пересмотреть невозможно. Представитель Генпрокуратуры Александр Куренной сообщил тогда "Коммерсанту", что в ходе проверки сотрудники прокуратуры, МВД и ФСБ проанализировали уголовные дела предпринимателей из "списка Титова" и выяснили, что "далеко не все они пострадали от ложных доносов или жестких действий правоохранителей".

Более того, некоторые из беглых бизнесменов, по словам Куренного, "в принципе не имеют никакого отношения к предпринимательству". Среди тех, чьи дела не могут быть пересмотрены, Генпрокуратура назвала имя адвоката из Нижнего Новгорода Евгения Рыжова, против которого в России возбуждено несколько уголовных дел. Среди прочего, его обвиняют в причастности к рейдерскому захвату особняка на Гоголевском бульваре в центре Москвы. Заявление представителя Генпрокуратуры последовало вскоре после обращения упомянутых в "лондонском списке" предпринимателей к Владимиру Путину с просьбой обеспечить справедливое рассмотрение их дел в России.

Адвокат Евгений Рыжов с 2015 года живет в Соединенных Штатах, в штате Флорида, спасаясь от несправедливого, как он уверен, уголовного преследования в России. Как утверждает Рыжов, эмиссары теперь уже бывшего начальника главного следственного управления Следственного комитета России по Москве генерал-майора Александра Дрыманова в 2016 году предлагали ему вернуться в Россию в обмен на выплату трех миллионов долларов. Рыжов уверен, что Дрыманова до недавнего времени покрывал глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин, который входит в санкционный список США.

Александр Дрыманов
Александр Дрыманов

​Александр Дрыманов был арестован 17 июля этого года. Ему предъявлены обвинения в получении взятки за освобождение из СИЗО и смягчение обвинения соратнику криминального авторитета Захария Калашова (Шакро Молодой) Андрею Кочуйкову (Итальянец). По обвинению в получении взятки от Калашова в августе были осуждены бывший заместитель начальника Главного следственного управления по Москве Денис Никандров, глава управления собственной безопасности московского Следственного комитета Михаил Максименко и его заместитель Александр Ламонов. Все трое были арестованы в июле 2016 года. Аресты породили слухи о возможной скорой отставке Александра Бастрыкина. Несмотря на эти слухи, 22 августа Глава Следственного комитета вместе с президентом Путиным присутствовал на международном турнире по самбо в Сочи .

20 июля этого года повторно был аннулирован ордер Интерпола на международный розыск Евгения Рыжова (в России он все еще разыскивается), а в начале августа, как утверждает адвокат, в его адрес поступили анонимные угрозы с требованием отказаться от заявления о том, что Дрыманов вымогал взятку. Обеспечением безопасности Рыжова сейчас занимаются правоохранительные органы США.

Евгений Рыжов не исключает, что угрозы – маневр Александра Дрыманова, который пытается представить себя в России "жертвой предвзятого американского правосудия", ищущего связи попавшего под санкции Бастрыкина. Таким образом, предполагает Рыжов, Дрыманов рассчитывает на снисхождение со стороны российского руководства и прекращение возбужденного против него уголовного дела. Вот как Евгений Рыжов пояснил свои предположения.

– Прежде всего давайте поговорим о вашей безопасности. Насколько я понимаю, сейчас ее обеспечивает ФБР, но с вами относительно несложно связаться, вы даете интервью, активны в социальных сетях. То есть вы фактически не прячетесь, несмотря на угрозы. Вы вообще чувствуете себя сейчас в безопасности в Америке?

– Ну, охрану, по большому счету, осуществляет полиция, потому что это ее прямая обязанность. А вот то, что остается за кадром, это как раз сопровождение ФБР. Как они на эту тему между собой взаимодействуют, мне сложно говорить, потому что меня никто в эти секреты не посвящает. Слава богу, ничего ужасного на территории США со мной не происходит. Единственное, может быть, активизировались следователи Следственного комитета в России и всячески пытаются давить на моих родственников, на людей, с которым мне доводилось работать в России, пытаются выбивать из них показания.

– Вы довольно много времени уже провели в США, прежде чем в 2017 году попали в иммиграционную тюрьму. Как это случилось? Сколько времени вы провели в тюрьме? Что вам помогло выйти оттуда?

Ты перепиши на нас недвижимость, и мы от тебя отстанем, занимайся чем угодно

– Российские силовики направили в обход международного бюро Интерпола ордер непосредственно в США (так называемый "ордер дифьюжн"), и американские спецслужбы отреагировали в соответствии с законом о национальной безопасности. Ордер попал к ним, и они задержали меня. Это не было случайностью, потому что буквально за неделю до этого начались переговоры, скажем так, с одним из представителей генерала Дрыманова, который предлагал мне передать имущество моих клиентов. Я поясню: у меня есть доверенность от моих клиентов, у которых дорогостоящая недвижимость в Москве, и моей подписи достаточно, чтобы переоформить эту недвижимость. Соответственно, в США приехал человек, который сказал: "Ты перепиши на нас недвижимость, и мы от тебя отстанем, занимайся чем угодно". Я сказал, что это против интересов моих клиентов, моих доверителей, я не могу распоряжаться чужим имуществом, хотя у меня есть такие полномочия, но я не вправе принимать за них решения. И буквально через неделю эти люди сказали: "Ну, давай мы сделаем предложение о стоимости приобретения этого имущества, и ты сможешь обсудить это предложение со своими клиентами". Именно по пути на эту встречу меня задержали местные пограничники и предъявили мне достаточно странные обвинения, связанные с нарушением миграционного режима, хотя на руках у меня было разрешение, которое позволяло мне находиться в США официально. Это задержание широко освещалось в российских СМИ и выглядело в их версии как операция американских спецслужб, выполнявших поручение Генеральной прокуратуры России.

Спецслужбы США потратили 22 дня, чтобы установить, что предъявляемые мне претензии являются, мягко говоря, крайней формой недоразумения, после чего я был освобожден из американской тюрьмы. Конечно, это не совсем тюрьма в российском понимании, это такое специальное учреждение, в которое собирают иммигрантов. Там есть телевизоры, компьютеры, телефоны, игровые площадки, библиотека и медицинский патронаж, но добровольно покинуть учреждение ты не можешь. Понятно, что туда попадают и те, кто совершил какие-то незначительные преступления в США и за рубежом, но процент таких задержанных невелик, и вот их обычно уже не отпускают, а подвергают депортации.

Подтверждение об отмене ордера Интерпола на международный розыск Е.Рыжова
Подтверждение об отмене ордера Интерпола на международный розыск Е.Рыжова

– Каков сейчас ваш статус в США? Получили ли вы политическое убежище? Где находится ваша семья?

– Моя семья со мной, поэтому я считаю, что мы в достаточной безопасности. Моя заявка на политическое убежище все еще находится на рассмотрении, но это связано, скорее всего, с тем, что достаточно большое число беженцев обращаются в США за предоставлением убежища. Это технические сложности, и может быть, сейчас мы будем просить ускорить рассмотрение моей заявки. Работают с этим адвокаты, и я думаю, что все будет нормально.

– Теперь поговорим о ваших неприятностях в России. Кто был заинтересован в том, чтобы вы попали за решетку? Вам предъявлялось обвинение в рейдерском захвате особняка на Гоголевском бульваре в Москве и других преступлениях.

– Возможно, что активный интерес к моей скромной персоне у Дрыманова пробудили представители так называемой российской бизнес-элиты, которые достаточно долгое время получали миллиардные кредиты из Россельхозбанка, и эти кредиты, насколько я знаю, так и не были возвращены в государственный банк. Я веду речь об Артеме Куранове, зяте бывшего председателя правления Россельхозбанка Трушина (в 2010 году Трушина сменил Дмитрий Патрушев – сын секретаря Совета Безопасности РФ, бывшего директора ФСБ Николая Патрушева. Согласно статье в Википедии, "по состоянию на 2014 год" Юрий Трушин проживал в Австрии. – РС). Из имеющихся в моем распоряжении документов видно, что Артем Куранов плотно взаимодействовал с московским СК РФ и в 2014 году, но активная стадия моего преследования началась лишь после того, как Дрыманов возглавил московский Следственный комитет в феврале 2015-го.

Вероятно, в какой-то момент генерал понял бесперспективность преследования, организованного по просьбе Куранова, и захотел избавиться от дела. Но в таком случае ему пришлось бы возвращать полученные деньги, или же у него появился просто личный интерес. Но так или иначе мне поступило предложение: "Если ты заплатишь нам взятку, то мы к тебе претензий иметь не будем, мы будем иметь претензии только к твоим доверителям, как нас об этом попросили".

– Как вам удалось уехать из России? Мне попадалась в интернете довольно туманная история о том, как вы выбирались через Сербию.

– 3 июня 2015 года ко мне явились сотрудники полиции, которые провели у меня дома в Нижнем Новгороде обыск. После этого меня против моей воли посадили в автомобиль и отвезли в Москву, где поместили в гостиницу "Аквамарин". Выставили охрану, но я не был задержан, мне не было предъявлено обвинений, и я воспринимал их действия как похищение. Они мне сказали, что "приедет человек, который будет решать твою судьбу, а вообще нам надо, чтобы ты оговорил своих доверителей, подписал кое-какие документы". В ночь с 3 на 4 июня они отвлеклись, и я воспользовался эвакуационным выходом, покинул гостиницу и улетел в Сербию. (Согласно предоставленной Е. Рыжовым фотокопии рапорта, подписанного подполковником А. В. Горностаем и датированного 8 июня 2015 года, 3 июня был "осуществлен привод" свидетеля из Нижнего Новгорода Е. Рыжова. Однако к зданию Следственного управления его привезли только в 22.40. Рыжову "было предложено переночевать в одной из московских гостиниц", а утром 4 июня прибыть на допрос. Если верить документу, Рыжов "с его согласия" "был приглашен" в гостиницу "Аквамарин", откуда "примерно в 1 час 30 минут выехал в неизвестном направлении". – РС.) Я подал многочисленные жалобы на имя Дрыманова, написал в прокуратуру, в суды по факту похищения. Хоть бы одно рассмотрели! Два года не допускали моих защитников к участию в уголовном деле, судам запретили принимать мои жалобы, прокуратура тоже никак не реагировала, вот представляете, до чего огромен уровень влияния был у Дрыманова и у людей, которые его окружают?!

– Дрыманов, как вы говорите, от вас не отставал, даже когда вы уже оказались в Америке, требовал от вас три миллиона долларов в обмен на прекращение уголовных дел и возможность вернуться в Россию. Это означает, что он был уверен: эти миллионы у вас есть?

– Да, вероятно. Мне это удивительно, конечно, но это, может быть, какая-то рабочая такса, по которой работало руководство Следственного комитета. Если в деле Шакро Молодого мы видим, что миллионами долларов оперировали, то и в моем случае все начиналось с миллиона долларов. А с учетом того, что я не заплатил его быстро, сумма выросла до трех миллионов. Они должны были прилететь в Америку с документами о том, что меня больше не преследуют, мне все это торжественно вручить, и все вместе мы должны были вернуться уже в Россию. Но при передаче первого миллиона по моему заявлению был задержан посредник Владимир Кочкин, у которого был статус адвоката. Его как спецсубъекта доставили к генералу Дрыманову, так как только он мог возбудить уголовное дело. Но за два дня, отведенных законом для возбуждения уголовного дела, Дрыманов его так и не возбудил. Кочкин, который был задержан с поличным, просто был отпущен генералом и, конечно, скрылся (Кочкин объявлен в международный розыск в октябре 2016 года. – РС). С тех пор его больше никто не видел, и только после этого было возбуждено уголовное дело, которое на протяжении вот уже более двух лет вообще никак не расследуется, несмотря на все мои жалобы, меня даже не признали потерпевшим до сих пор. Вот так осуществляется "реальная" борьба с коррупцией.

– В августе в ваш адрес поступили угрозы в виде анонимных смс-сообщений. ФБР решило заняться этим делом, потому что они поступили, когда вы находились на территории США, или потому что глава Следственного комитета России Бастрыкин входит в американский санкционный список?

– Я допускаю, что это хитрый ход окружения Дрыманова. Они, в принципе, понимают, что я, как адвокат, получив такие сообщения, естественно, обращусь к властям США с заявлением о преступлении. Хотя в первую очередь я, естественно, обратился к властям России за защитой, но мне сказали: "Единственный человек, который может инициировать и продвигать дело против Дрыманова, – это Александр Иванович Бастрыкин". Потом ФСБ сообщило мне, что, "к сожалению", не может забрать дело у СК себе для расследования. И уже только после этого я обратился с заявлением в связи с угрозами в свой адрес сначала в американскую полицию, а дальше уже дело передали ФБР. Меня никто не держит в курсе этого расследования. Я знаю, что оно проводится, меня уже несколько раз приглашали, задавали уточняющие вопросы, но в каком направлении они движутся – не раскрывают. Не буду утверждать, но думаю, что окружение Дрыманова предполагало, что я буду обращаться к властям США и они будут на эту тему проводить расследование. Соответственно, это ему даст возможность требовать своего освобождения в России, потому что он попал под арест на фоне российско-американского конфликта, и, как человек, который работал на Российскую Федерацию, он может быть реабилитирован.

Заявление Генпрокуратуры считаю крайне непрофессиональным

– Вы входили в так называемый "лондонский список" Бориса Титова, причем в конце августа Генеральная прокуратура объявила о том, что уголовные дела в отношении некоторых упомянутых в нем предпринимателей пересмотреть невозможно. Там упоминается и ваше дело.

– Да, действительно, я был в этом списке, я за это благодарен Борису Юрьевичу. А вот это заявление Генпрокуратуры считаю крайне непрофессиональным. Во-первых, нет никакого дела, которое надо было пересматривать. Единственное, чего мы, участники списка, просим у Российской Федерации, – обеспечить справедливое независимое расследование и судебное разбирательство. Чтобы люди, которые желают вернуться в Россию, не подвергались пыткам, не были брошены в заключение на период расследования и могли защищать себя. И Титов именно об этом просил президента. Но Генеральная прокуратура, которая как раз обязана это обеспечивать, категорически выступила против нашей просьбы, а в моем случае даже запретила мне возвращаться в Россию. Это нарушение конституционных прав. Мы сейчас на эту тему готовим иски и будем обращаться в суды, не только в России, но и в других странах, с требованием признания действий Генпрокуратуры незаконными.

– Вы искренне рассчитывали, что в России может быть справедливое рассмотрение вашего дела?

– Я на это очень надеялся. Мы, участники "списка Титова", 20 августа направили на имя президента обращение, просили обеспечить соблюдение наших законных прав. Неделю спустя Генеральная прокуратура высказала свое решение в отношении нас, и теперь нам ничего не остается, кроме как правовыми методами добиваться восстановления справедливости. Может быть, удастся. Вернуться я искренне хотел и хочу до настоящего времени, но обстоятельства складываются так, что мне просто не позволяют это сделать.

– В интервью "Голосу Америки" вы недавно призвали американские правоохранительные органы научиться отделять тех, кто бежал в США, опасаясь политического преследования, от тех, кто действительно совершил экономические преступления и заслуживает наказания. Это реально? Кто-то мог, к примеру, долго воровать, а потом, попав по каким-то причинам в опалу, действительно стать объектом преследования по политическим мотивам...

Мы не выступаем против президента или в его поддержку, мы хотим добиться обеспечения своих прав

– Да, конечно. Юрист Павел Ивлев (бывший юрист компании ЮКОС, обвиняемый в России в хищении 195 миллионов тонн нефти, председатель базирующегося в США Комитета российской экономической свободы. – РС) плотно взаимодействует с Интерполом, пытается эти "фильтры" настроить. Чтобы можно было отличать людей, совершивших преступления и мимикрировавших под политических деятелей. Есть люди, которые преследуются в России по тем или иным причинам, иногда политическим, против них возбуждаются уголовные дела. Есть просто бизнесмены, как наш "лондонский список", которые были далеки от политики, но тем не менее все равно попали под государственное преследование в угоду чьим-то интересам и были вынуждены покинуть РФ. "Список Титова" – лакмусовая бумажка, которая показывает отношение власти к закону. Мы не выступаем против нынешнего президента или в его поддержку, мы говорим о том, что хотим добиться обеспечения своих законных прав. В моем случае Интерполу хватило знаний и возможностей разобраться в том, что мое уголовное преследование не имеет ничего общего с преследованием за совершенные преступления. Они увидели, что есть спор бизнесменов, дело которых уже разрешено судами, есть адвокат, который представлял одну из сторон, и его преследуют. Если Российская Федерация признаёт права собственности на помещение за моими клиентами, если уже есть не одно решение Верховного суда в их пользу, то как правоохранители могут говорить, что эти помещения принадлежат кому-то еще? Я не понимаю, – говорит находящийся в США адвокат Евгений Рыжов.

В интервью Радио Свобода Рыжов также подтвердил, что обратился в Конгресс США с просьбой внести в "список Магнитского" и заморозить активы на территории США Артема Куранова, Юрия Трушина, Александра Дрыманова и ряда других лиц, которых Рыжов считает виновными в коррупции.

Имущественный спор вокруг особняка на Гоголевском бульваре продолжается с 2007 года и в целом представляет собой противостояние офшора Артема Куранова "Эвиксман Холдинг ЛТД" и компании "Аквамарин ЛТД", тоже офшора, интересы владельцев которой несколько лет назад взялся защищать Евгений Рыжов ("Аквамарин ЛТД" не является владельцем гостиницы "Аквамарин" в Москве, откуда в ночь с 3 на 4 июня 2015 года бежал Рыжов. Адвокат называет его привоз полицейскими в отель с таким названием "черным юмором" полиции. – РС). Спор привел к возбуждению уголовных дел. Согласно официальным выводам расследования дела о рейдерском захвате особняка, группа злоумышленников, которой помогал Рыжов, подделав документы и дав взятку судье, отсудила здание у компании "Эвиксман Холдинг ЛТД". Решение о правах компании "Аквамарин" на особняк подтверждали все инстанции вплоть до Верховного суда. Тем не менее фактические владельцы "Аквамарина" Михаил Чернов и Михаил Балакирев в 2014 году получили по семь лет колонии по обвинению в мошенничестве. Судья Московского арбитражного суда Ирина Баранова, участвовавшая, по версии следствия, в преступной схеме и получившая за это более 100 тысяч евро, тоже уехала в США, где получила вид на жительство. Дело Рыжова было выделено в отдельное производство. Адвокат считает этот факт подтверждением того, что следствие хотело иметь возможность манипулировать делом и вымогать у него взятку в обмен на прекращение уголовного преследования. Только так можно было прекратить дело в отношении одного и не прекращать в отношении других, убежден Рыжов, считающий уголовное преследование своих доверителей местью за отказ переписать особняк на Куранова.

Как пишет РБК, даже находясь в заключении, пока шли разбирательства о праве собственности на особняк, Чернов добился перепродажи здания за $7,5 млн (значительно ниже рыночной стоимости. – РС) еще одной офшорной фирме – "Делимар Корпорейшн ЛТД". Руководство этой фирмы представлял юрист Дмитрий Коцубанов. Имя Евгения Рыжова фигурирует в обращении Артема Куранова в следственные органы "о покушении на совершение мошеннических действий и завладение правом собственности" на особняк. В апреле 2015 года было возбуждено дело "по факту мошенничества", в июле того же года Коцубанов был задержан. Вину он категорически отрицал, заявляя, что конфликт должен решаться в рамках гражданского, а не уголовного законодательства.

К тому времени Коцубанов сменил фамилию на Лысаковский (девичья фамилия его матери, сама она утверждает, что сын сменил фамилию "из уважения к деду") и воевал на стороне так называемой "ДНР" под позывным "Гудвин". При избрании меры пресечения ему судья учла, в частности, что "председатель Совета министров ДНР назначил Лысаковского представителем непризнанной республики в Международном суде по уголовным делам при ООН и что он является сотрудником разведки". Лысаковскому был назначен домашний арест. До войны в Донбассе Коцубанов-Лысаковский окончил Европейский университет в швейцарском Монтре по специальности "международное право", работал в России в коммерческих и юридических организациях.

Кроме дела об особняке на Гоголевском бульваре, адвокат Евгений Рыжов является фигурантом еще нескольких уголовных дел. В частности, его обвиняют в мошенническом захвате жилья "социально неблагополучных граждан": он якобы предоставлял микрозаймы, переправлял указанную в них сумму на большую, а затем начинал процедуру отъема недвижимости в счет погашения долга. Медиаресурс Legal.Report пишет о восьми подобных делах против Рыжова. Учредитель Legal.Report Олег Жуков является младшим партнером Артема Куранова. В сообщении Интерфакса 25 февраля 2016 года о начале работы Legal.Report говорится, что редакция издания располагается по адресу: Москва, Гоголевский бульвар, дом 3 – все в том же спорном особняке. На самом деле таких дел три, и все они – месть Следственного комитета за отказ платить взятки, - заявляет Рыжов. Об этом, как он считает, свидетельствуют и даты возбуждения дел – уже после его вынужденного отъезда в США.

Евгений Рыжов, в частности, прислал в редакцию Радио Свобода фотокопию решения Богородского суда Нижегородской области от 15 января 2016 года по иску гражданки Кисткиной Н. С., требовавшей признать ничтожной сделку о купле-продаже ее дома и земельного участка. Как утверждала Кисткина, Рыжов дал ей в долг 2 миллиона рублей под залог недвижимости, но, "пользуясь ее юридической неграмотностью", дал ей на подпись вместо договора займа договор о купле-продаже. В результате, как утверждала Кисткина, она лишилась права владения домом и участком, но ежемесячно платила Рыжову сто тысяч рублей в счет погашения взятого долга. Согласно заявлению представителя Рыжова в суде (сам он уже находился в США и был в федеральном розыске), Кисткина хотела продать дом, "деньги потратить на приобретение контрафактного алкоголя, подкуп чиновников для предоставления ей в собственность земельных участков в Автозаводском районе под ее магазинами" и "торопила с заключением купли-продажи, ссылаясь на то, что у нее срывается сверхвыгодная сделка". Рыжов также заявил о готовности продать Кисткиной обратно ее дом и участок за те же 2 миллиона рублей. Иск Кисткиной к Рыжову был отклонен. Адвокат утверждает, что и другие дела против него, возбужденные в Нижегородской области, также сфабрикованы.

На официальном сайте Московского районного суда Нижнего Новгорода есть сообщение от 8 февраля этого года "о заочном аресте адвоката, обвиняемого в мошенничестве". В сообщении говорится (орфография и пунктуация сохранены):

"Московский районный суд г. Н.Новгорода рассмотрел ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого Р*. Настоящее уголовное дело возбуждено в марте 2016 года по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (статья "Мошенничество". – РС), по факту мошеннических действий, совершенных неустановленными лицами в отношении С. В ходе предварительного расследования установлено, что в период с 2009 по 2015 годы жители г. Нижнего Новгорода и Нижегородской области по объявлениям о предоставлении денежных займов под залог недвижимости, размещенным в печатных изданиях, обращались к Р*., имеющему статус адвоката, с просьбами о выдаче им займов. Р* под видом договоров займа изготовил договоры продажи недвижимого имущества, принадлежащего потерпевшим, куда внес заведомо ложные сведения об их намерении продать квартиру, дом, земельный участок, после чего сообщил потерпевшим искаженные сведения обо всех условиях предоставления им денежных займов, якобы содержащихся в изготовленных им договорах, чем исключил необходимость прочтения договоров лично заемщиками и склонил их к подписанию договоров продажи квартиры, дома, земельного участка. После подписания договоров продажи недвижимого имущества потерпевшие получили от Р* деньги в незначительных суммах, а на основании указанных договоров продажи недвижимого имущества в Единый государственный реестр прав на объекты недвижимого имущества внесены сведения о переходе права собственности. Кроме того, Р* и иные неустановленные лица внесли в незаполненные листы бумаги формата А4 с личными подписями Д. и Д* заведомо ложные сведения о заключении договора займа. После этого указанные договор займа и договор поручительства Р* и иные неустановленные лица направили в Д. городской суд Нижегородской области вместе с иском о взыскании солидарно с Д. и Д* в пользу истца 13 000 000 рублей основного долга и процентов за пользование заемными средствами. В 2011 году положив в основу судебного акта представленные от имени истца договор займа, содержащие заведомо ложные сведения, суд вынес решение, частично удовлетворив исковые требования, взыскав солидарно с Д. и Д* общую сумму 34 220 000 рублей. Постановлением начальника ОРР ОУР ОП № * УМВД России по г. Нижнему Новгороду от ноября 2017 года Р* объявлен в международный розыск. В феврале 2018 года вынесено новое постановление о привлечении Р* в качестве обвиняемого по данному уголовному делу и обвинении его в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 159 УК РФ. Данное постановление объявлено не было, в связи с тем, что Р* скрылся от органов предварительного расследования. По настоящему уголовному делу Р* обвиняется в совершении шести тяжких преступлений, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет".

Тогда же, в феврале, пресс-секретарь суда Анна Серова подтвердила РБК, что под "P*" имеется в виду именно Евгений Рыжов.

При этом Евгений Рыжов считает свое исключение из "лондонского списка" "уступкой" Бориса Титова прокуратуре ради "спасения" других бизнесменов из этого списка. В конце августа Борис Титов заявил "Новой газете", что Рыжов не может претендовать на его поддержку. "Рыжов включен в список на основании неподходящей меры пресечения, а не по составу своего уголовного дела. Рыжов работал как адвокат, а не как предприниматель, и в этом качестве к нему были предъявлены претензии. Кроме того, у нас есть жалобы на него от других предпринимателей в связи с перепродажей квартир и рейдерством. Нам не хватает доказательной базы для того, чтобы точно считать его невиновным", – сказал омбудсмен.

Между тем Борис Титов 14 февраля писал в Фейсбуке: "Я бы не стал переоценивать этот заочный арест (Рыжова. – РС). Все твердо и ясно показывает, что это заказное дело. Факты доказывают, что уголовное дело возбудили в ходе корпоративной войны и попытки рейдерского захвата имущества. У рейдеров был запланирован такой сценарий, и в суд они обращались еще до нашего письма Президенту. Мы выработали свою позицию и будем Рыжова защищать, в частности, добиваться того, чтобы уголовные дела были закрыты и он был изъят из списков розыска". К моменту написания этой статьи эта запись оставалась на странице бизнес-омбудсмена.

Борис Титов занимает пост уполномоченного при президенте России по правам предпринимателей с 2012 года. Титов просил президента Владимира Путина рассмотреть условия для прекращения международного розыска и изменения заочно избранных мер пресечения в виде заключения под арест в отношении бизнесменов, которые хотят вернуться в Россию. Он передал Путину соответствующий список имен и фамилий. Путин поручил руководителям силовых ведомств проработать инициативу Титова и обеспечить ее выполнение до 23 июня этого года, после чего в июле в отношении нескольких бизнесменов из "лондонского списка" были отменены ордера на международный розыск.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG