Ссылки для упрощенного доступа

Республика Молдова: резкий поворот


Ион Кику

В чем причины развала коалиции пророссийских и проевропейских сил?

Виталий Портников: Резкое изменение политической ситуации в Республике Молдова. Развал коалиции, в которую входили пророссийские социалисты и представители проевропейского блока ACUM, и стремительное формирование нового миноритарного правительства Социалистической партии – все это коренным образом изменило политический ландшафт республики, да и всего региона. А свой первый официальный визит новый глава правительства нанес не в Брюссель или Бухарест, как его предшественница Майя Санду, а в Москву. Обо всем этом мы поговорим с нашими гостями: это политолог Сергей Герасимчук и бывший генеральный секретарь Министерства иностранных дел Республики Молдова, политический эксперт Владислав Кульминский. Перед тем как начать разговор, сюжет о том, что же произошло.

Корреспондент: Вотум недоверия молдавскому правительству во главе с премьер-министром Майей Санду был объявлен в парламенте республики 12 ноября 2019 года. После отставки Санду заявила собравшимся под стенами парламента сторонникам, что она не уйдет из политики и вместе со своей командой продолжит бороться – "и на улице, и на баррикадах, и в правительстве". В Молдавии начался новый политический кризис.

Кабинет Майи Санду сформировали в начале лета благодаря тому, что пророссийской Партии социалистов президента Игоря Додона удалось прийти к соглашению с проевропейским блоком правых партий ACUM. Союз, которому многие эксперты предрекали быстрый распад, просуществовал менее чем полгода. Причиной конфликта стали предлагаемые правительством изменения в процедуру избрания генерального прокурора. Фактически социалисты обвинили Санду в попытке получить контроль над Генеральной прокуратурой. Руководителя этого ведомства, согласно действующей в Молдавии Конституции, назначает президент по представлению Высшего совета прокуроров.

15 ноября 62 депутата парламента из 101-го утвердили новое правительство. Для этого социалисты объединились с Демократической партией олигарха-беглеца Владимира Плахотнюка. Перед голосованием глава Демпартии Павел Филип заявил: "лучше новое правительство, чем очередные досрочные выборы и хаос в стране". Новым премьер-министром стал Ион Кику, экономический советник президента Додона и бывший депутат от Демпартии. Кику пообещал привлечь к ответственности тех, кто нанес ущерб государственной банковской системе и действовал против интересов Молдавской республики и ее народа. А Игорь Додон на церемонии присяги нового кабинета министров заявил, что приоритетами внешней политики правительства останется выполнение соглашения об ассоциации Молдавии с Евросоюзом, а также стратегическое партнерство с Россией и США и укрепление отношений с соседями – Румынией и Украиной. Ранее Додон, пользующийся поддержкой Кремля, заявлял о планах денонсировать либо существенно пересмотреть соглашение с Европейским союзом.

В Брюсселе и Вашингтоне опасаются, что новое правительство Молдавии не будет должным образом бороться с коррупцией и банковскими махинациями


В Брюсселе и Вашингтоне опасаются, что новое правительство Молдавии не будет должным образом бороться с коррупцией и банковскими махинациями. В следующем году в республике пройдут президентские, а возможно, и досрочные парламентские выборы. Победа социалистов в 2020-м, как считают обозреватели, может закрепить статус Молдавии как близкого союзника России.

Виталий Портников: Я специально пересмотрел то, что писали российские коллеги после падения правительства Майи Санду, в которое входили и европейские реформаторы, и социалисты. В отличие от украинских экспертов, которые полагали, что власть президента Игоря Додона и его партии теперь в Молдове обеспечена, россияне считали, что отставка правительства приведет к досрочным выборам, что позиции президента могут ослабнуть.

Сергей Герасимчук: В конце прошлого года мы прописывали возможные сценарии в республике Молдова. Мы написали четыре сценария: сценарий коалиции социалистов с Плахотнюком, сценарий коалиции "все против Плахотнюка", сценарий "правительство Додона" и сценарий "досрочные выборы". Из этих четырех сценариев три мы уже откатали, то есть мы имели и неудавшиеся попытки коалиции с Плахотнюком, а потом Санду и Додон объединились в коалицию, которая повалила Плахотнюка. Сейчас мы имеем условную коалицию, когда Плахотнюк и Демократическая партия поддержали отставку правительства Санду, и мы все же движемся к досрочным выборам. Я предполагаю, что они состоятся, но, скорее всего, в следующем году, возможно, одновременно с президентскими.

Виталий Портников: А бывший премьер-министр Майя Санду, ее соратники, вы сами, как политический эксперт и как дипломат, понимали, что может быть такая рокировка? Что при первой же возможности, когда речь пойдет о реальных изменениях (а это же были реальные изменения: назначение нового Генерального прокурора, дорога к каким-то серьезным расследованиям), социалисты откажутся от этой коалиции и смогут сформировать собственное правительство при поддержке тех, с кем они уверенно боролись на протяжении последнего года или двух?

Владислав Кульминский: Конечно, мы предполагали, что такой вариант развития ситуации не исключен. Но, возможно, мы были слишком увлечены теми реформами, которые намеревались провести. На самом деле правительство Майи Санду было, пожалуй, единственным в истории Республики Молдова, которое действительно не хотело привести к власти своего прокурора для того, чтобы им помыкать, использовать его в своих политических целях, извлекать ренту из государственных должностей. Пока мы занимались этими реформами в течение пяти месяцев, оказалось, что президент Додон исподтишка готовил переформатирование коалиции под себя. Он играл в ту самую византийскую политику республики Молдова, которая так хорошо известна за рубежом, и играл совершенно не по правилам. В конечном итоге сегодня он, по сути, воссоздал режим Плахотнюка, потому что очень боялся независимой юстиции, независимого прокурора, ведь и независимая юстиция, и независимый прокурор в первую очередь начали бы уголовное преследование его и членов пророссийской Социалистической партии (тем более, есть за что). Сегодня, по сути, мы имеем дело с реинкарнацией режима Плахотнюка, только теперь это уже происходит под руководством президента Додона.

Виталий Портников: Когда формировалось правительство Майи Санду, было видно, что в этом формировании новой власти участвуют и посол Соединенных Штатов, который был последним, кто видел живого Влада Плахотнюка на территории Республики Молдова, и посол Еврокомиссии, приходивший в парламент в ожидании, что будет утверждено новое правительство, и посол Российской Федерации, и вице-премьер России Дмитрий Козак приезжал в Кишинев, чтобы обо всем этом договариваться. А Игоря Додона вызывали в Санкт-Петербург, чтобы там сказать ему, с кем нужно вести коалиционные переговоры. А теперь я видел высказывание господина Козака после визита премьер-министра Республики Молдова в Москву: мы не согласовывали с нашими американскими и европейскими партнерами никакой конструкции власти – это просто произошло само собой. Это не глумление Москвы над Западом?

Сергей Герасимчук
Сергей Герасимчук


Сергей Герасимчук: Это не могло произойти само собой. По большому счету коалиция Санду с Додоном – это был серьезный удар по репутации Санду, несмотря на всю риторику о том, что режим Плахотнюка сейчас свержен. Мы прекрасно понимаем, что Майя Санду в какой-то степени запятнала свою проевропейскую репутацию контактами с Игорем Додоном, формированием коалиции с ним.

Я позволю себе немного не согласиться с господином Кузьминским, который говорит о реинкарнации режима Плахотнюка. Режим Плахотнюка все же предусматривал, что Конституционный суд находится под контролем Плахотнюка, Служба информации и безопасности и парламент были под его контролем. Сейчас эта реинкарнация имеет совсем другие очертания. Социалистка Зинаида Гречаная является спикером парламента, избранным коалицией вместе с ACUM, СИБ и Конституционный суд под контролем Додона. Кроме того, решение об отмене конкурса отменено, и Генеральный прокурор с высокой вероятностью тоже будет человеком нынешнего президента. Поэтому мы можем, конечно, говорить о реинкарнации режима Плахотнюка, но только очень условно. На самом деле мы имеем восхождение к власти Додона.

Виталий Портников: Есть ощущение, что даже когда было сформировано правительство социалистов и проевропейских сил, конечно, вы были увлечены реформами, но были приняты очень многие решения, которые действительно усиливали власть президента. И до формирования этой коалиции президент Додон, можно сказать, был молдавской королевой, символом государственности, но не правил, а после того, как коалиция была сформирована, он совершенно неожиданно стал получать полномочия, которые не должен был бы получить: и контроль над силовыми структурами, и особые возможности в парламенте.

И самое главное – это уже вопрос к вам, Владислав, как к недавнему Генеральному секретарю Министерства иностранных дел – вы согласились с тем, что именно президент республики Молдова выступал на сессии Генеральной ассамблеи ООН, премьер-министр туда не поехала. И это прервало многолетнюю традицию, которая утверждала, кто реально является руководителем государства.

Владислав Кульминский: Все это правильно. Но я говорил о реинкарнации режима Плахотнюка под руководством президента Додона, то есть сегодня президент Додон фактически подмял под себя вертикаль власти.

По поводу ООН вы абсолютно правы. Я считаю, что это была наша ошибка, нужно было стоять до последнего и настаивать на том, чтобы продолжалась практика предыдущих лет. Это была не единственная ошибка, было открыто много других международных площадок для президента, которые ранее были для него закрыты. Пожалуй, ключевая ошибка: то, что мы сделали в конце, нужно было делать в самом начале. Назначение генерального прокурора, очищение судебной системы, Министерство внутренних дел, СИБ, прокуратура – все это нужно было делать буквально в первый же месяц после прихода к власти, когда господин Додон еще находился в растерянности, когда его фактически заставили силой вступить в коалицию с ACUM, когда он не мог проявить никакого активного противодействия этим реформам. Тогда было, пожалуй, самое удачное время для проведения этих далекоидущих реформ.

В руках президента Додона сконцентрированы все ветви власти, все гражданское общество настроено против него, и это списано по лекалам правительства Януковича


К огромному сожалению, у нас в Республике Молдова произошел и другой разлом. Мы все как-то увлеченно считали, что можно было создать некий политический центр, сконцентрироваться исключительно на реформах, забыть на время о геополитике для того, чтобы сделать Республику Молдова более функциональным государством. Судя по всему, мы ошибались, потому что в этом случае Россию, которая целиком и полностью поддержала президента Додона, все-таки интересовало не это, ее интересовала геополитика, геополитические сферы влияния. Сегодня в Республике Молдова мы имеем президента Додона, в руках которого сконцентрированы все ветви власти, все гражданское общество настроено против него, и это списано по лекалам правительства Януковича. У меня очень стойкое ощущение, что все будет развиваться именно по этому сценарию.

Виталий Портников: Ясен набор предложений, которые Москва сделала Кишиневу после того, как и во главе государства, и во главе правительства, и во главе парламента оказались пророссийские политики. Это довольно большой для Республики Молдова кредит, по-моему, 500 миллионов долларов, снижение цен на газ и близкие добрососедские отношения. А этот сценарий может быть применен к Киеву? Возможно, это обкатка украинского сценария в Молдове? Ведь часто бывало, что предложения, которые сначала озвучивались Кишиневу, потом предлагались Киеву. А между тем, предстоит встреча в нормандском формате.

Сергей Герасимчук: Обкатка идет одновременно: определенные сценарии забрасываются в украинское пространство, а потом их пытаются применить для Молдовы, и наоборот. В частности, это касается вопроса приднестровского урегулирования. Сейчас в Молдове господин Козак попытался сказать, что Россия не будет уделять внимание приднестровскому урегулированию, по крайней мере, на данном этапе, пока правительство не утвердилось в своих правах и не доказало свою состоятельность. Однако не секрет, что, еще пребывая в блоке ACUM, господин Додон говорил, что он будет продвигать урегулирование, и был склонен к тому, чтобы продвигать его на российских условиях. Господин Додон неоднократно заявлял, что его вполне устраивает присутствие российских войск на территории Приднестровского региона Республики Молдова. Это сценарий, который может быть опасен для нас как прецедент.

Кроме того, довольно проблематично то, что Молдова по-прежнему пытается играть в дружбу со всеми. Правительство, которое буквально сегодня опубликовало свою программу, говорит, что оно хочет углубить отношения с Российской Федерацией и Соединенными Штатами, углубить дружбу с Украиной и Румынией. Но вектор совершенно однозначно направлен на Российскую Федерацию, и в то же время отношения с Украиной и Румынией у Молдовы вряд ли улучшатся, я бы даже сказал, наоборот.

Виталий Портников: Владислав, это очень интересный момент. Вы были одним из представителей правительственной делегации, которая приезжала в Киев вместе с премьер-министром Майей Санду: это был первый такой визит молдавского премьера после избрания президентом Украины Владимира Зеленского. В принципе, он вписывался в ту парадигму, которая применялась в молдавско-украинских отношениях все последние годы. После того, как президент Игорь Додон говорил о российском статусе Крыма (он говорил об этом как кандидат на пост президента, но никогда не дезавуировал свое заявление), Киев продолжал общаться с Кишиневом на уровне премьер-министров. Сначала Павел Филип проводил такие контакты с украинским руководством, с президентом Петром Порошенко, с премьер-министрами Арсением Яценюком и Владимиром Гройсманом. Затем была встреча Зеленский-Санду, которая показала, что у двусторонних отношений есть хорошая даже личностная перспектива. Но кого теперь приглашать украинскому президенту?

Владислав Кульминский: С премьером Санду и новым руководством Украины действительно была налажена очень конструктивная работа. Мы достаточно близко подошли к решению ряда двусторонних вопросов и проблем, которые достаточно долго стояли у нас на повестке дня. Это включало вопросы безопасности границ, создание совместного контроля на приднестровском участке, вопросы европейской реинтеграции, реформ. Это была очень продуктивная работа.

Я думаю, что сейчас отношения между Украиной и Республикой Молдова будут заморожены. Мы всегда поддерживали территориальную целостность, суверенитет Украины, никто никогда не ставил под сомнение принадлежность Крыма: это украинская территория, и мы говорили об этом прямо и открыто. Сегодня все будет намного сложнее, потому что президент Додон, с точки зрения руководства Украины, по сути, поставил под сомнение территориальную целостность и суверенитет Украины, сказав, что Крым – это де-факто российская территория. Есть новое видео с министром обороны, где он ставит бандформирования из Донбасса в пример армии Республики Молдова, говорит, что эта армия будет строиться по таким лекалам.

Отношения между Украиной и Республикой Молдова будут на время заморожены, как, собственно говоря, и отношения между Республикой Молдова и Румынией, другим нашим стратегическим партнером. В руках президента Додона сконцентрирована абсолютно вся власть. У него в правительстве нет ни одного проевропейски настроенного чиновника, который был бы приемлем в Брюсселе, Киеве и Бухаресте. Это наверняка вызовет очень серьезный протест и неприятие у той части общества Республики Молдова, которая ориентируется на Европейский союз. Это вызовет серьезное противодействие всего гражданского общества Республики Молдова. Сегодня это противостояние опять переходит на вопрос геополитики, то есть те, кто считает, что вектор развития Республики Молдова должен быть направлен в сторону Европейского союза, ни при каких обстоятельствах не примут такого правительства. Я думаю, что те действия, которые очень усиленно, ударными темпами предпринимает господин Додон, отчасти ведут его к тому, к чему в конечном итоге пришел режим Януковича. И это, конечно, очень опасно для всего региона в целом.

Виталий Портников: Еще до падения этой коалиции произошло интересное событие: президент Игорь Додон вместе с семьей отправился в Бендеры, один из городов на территории самопровозглашенной Приднестровской Молдавской республики, и вместе с семьей лидера этого региона Вадима Красносельского они отмечали российский праздник – День народного единства. Всякий раз теперь, когда я слышу от президента России Владимира Путина и других российских чиновников слова о том, что Киев должен проводить прямые переговоры с руководством так называемых народных республик Донбасса, я всегда вспоминаю эту трогательную сцену.

Сергей Герасимчук: Единственное, в случае с Республикой Молдова очевидно, что Россия играет вдолгую, в то время как к Украине пытаются применить очень трендовый турборежим. То есть если в Молдове у нас было 25 лет на то, чтобы посадить президента республики за один стол с его визави из приднестровского сепаратистского региона, то в Украине пытаются усадить за один стол уже сейчас, когда боевые действия еще не прекращались.

Вместе с тем, в правительстве Республики Молдова есть один нюанс, который внушает мне чуточку оптимизма: это назначение вице-премьера по вопросам реинтеграции Александру Фленкя. Этот специалист длительное время занимался вопросами приднестровского урегулирования, он долго работал в ОБСЕ, в бюро по реинтеграции. Здесь смесь пессимизма и оптимизма. Я предполагаю, он прекрасно понимает, что урегулирование возможно либо на российских условиях, либо при сохранении статус-кво. Мне кажется, он скорее будет склонен к статус-кво. Если он сохранится в правительстве, то мы, по крайней мере, не будем ожидать каких-то непредвиденных прорывов.

Удивительно: пророссийские силы в Молдове в меньшинстве, но правительство и парламент полностью контролируются ими


Виталий Портников: Насколько долговечна эта ситуация, которая сейчас возникла в республике Молдова, так называемое миноритарное правительство? Господин Герасимчук говорит, что возможны внеочередные парламентские выборы, что они, так или иначе, будут. Как вы думаете, демократы Плахотнюка не отправят в отставку правительство Додона? А может быть, они захотят коалицию с госпожой Санду и ее соратниками?

Владислав Кульминский: Эта ситуация долго не продлится. Это может произойти, в том числе, и по итогам переговоров демократов с блоком ACUM. Теперь все предыдущие договоренности, когда социалисты, блок ACUM клятвенно обещали не вступать ни в какие переговоры с демократами, уже нарушены. Я подчеркну, что это правительство было создано при поддержке голосов демократов. Сегодня в правительстве очень много представителей демократической партии. Сейчас совершенно не исключен сценарий, когда и блок ACUM сможет договориться с демократами для того, чтобы отправить в отставку правительство Иона Кику. То, что было предложено правительством Иона Кику, это вещи крайне популистского характера. Это правительство было создано с единственной целью – обеспечить переизбрание президента Додона на второй срок. В следующем году, в октябре или ноябре, у него выборы, и до смены правительства ситуация была не радужной, потому что за три года пребывания в должности он не мог похвастаться какими-то серьезными достижениями. Поэтому ему нужно было правительство, которое за год наберет кредитов, в частности, собирается взять у России на непонятных условиях 500 миллионов долларов в виде кредитов на инфраструктурные проекты. Можете быть уверены, что 30% этих денег будут распилены, попросту украдены, потому что никакой системы подотчетности по расходованию этих средств в Молдове не будет. Будет принят ряд популистских мер, когда населению будут раздавать по 500–700 лей в месяц – это приблизительно 20–30 долларов надбавки к пенсиям и зарплатам. Это очень существенно, ведь для людей крайне важно происходящее в их повседневной жизни.

Я думаю, Сергей неправ, по приднестровскому урегулированию будут очень серьезные уступки со стороны Республики Молдова именно потому, что Василия Шову, предыдущего переговорщика, не взяли в это правительство, так как он был слишком несговорчивым, не подписывал некоторые вещи. Я думаю, что будут серьезные уступки во внешней политике. Все это делается для того, чтобы обеспечить переизбрание Игоря Додона на еще один срок в следующем году. Если это получится, тогда Республику Молдова ждет серьезный длительный срок безраздельного правления пророссийской партии социалистов. Но я думаю, что эти планы не состоятся, потому что проевропейская часть общества, которая поддерживает реформы, не потерпит такого обращения.

Виталий Портников: Вопрос о том, что политическая ситуация в таких странах, как Молдова или Украина, определяется не электоральными предпочтениями, а интригами или улицей. Удивительный момент: пророссийские силы в Молдове в меньшинстве, в парламенте они в меньшинстве, но правительство и парламент полностью контролируются ими.

Сергей Герасимчук: Определенный элемент интриги в молдавской политике присутствовал всегда. Я с увлечением рассматривал сюжеты, которые развивались в молдавском правительстве и парламенте еще со времен господина Воронина. Но я, к сожалению, не разделяю оптимизма господина Кузьминского по поводу того, что молдавское гражданское общество чего-то не потерпит. Выразителями интересов гражданского общества, проевропейского населения всегда являлись именно лидеры блока ACUM, однако даже они не могли собрать достаточное количество протестующих в свою поддержку. По большому счету гражданское общество проглотило отставку Майи Санду. Если посмотреть на все митинги, которые были перед парламентскими выборами в Республике Молдова, опять же, мы не видели массовых движений. Мы видели активистов, но они исчислялись в лучшем случае тысячами, а в худшем даже сотнями. Говорить о том, как поведет себя гражданское общество Молдовы, крайне сложно, потому что, увы, в ситуации коалиции с Додоном многие лидеры гражданского общества показали себя оппортунистами, которые легко переключились с критики Додона на его восхваление, подчеркивали его роль в том, что из политики был убран Плахотнюк. Очевидно, сейчас снова будет критика Додона. Этим союзом с Додоном и социалистической партией многие представители как политикума, так и гражданского общества выстрелили себе в ногу.

Виталий Портников: Выборы в Кишиневе, где впервые за десятилетия пришел к власти политик-социалист, показали, что это не просто некие эмоции – это статистика.

Владислав Кульминский: Нужно работать над ошибками и идти дальше. Я абсолютно согласен с Сергеем, что определенный репутационный ущерб действительно был нанесен. Но другого способа избавиться от режима Плахотнюка на тот момент просто не было. Это очень большой вопрос, кто на самом деле был опаснее для Республики Молдова – Плахотнюк или Додон. Но раз уж удалось избавиться от Плахотнюка, то вопрос, как избавиться от Додона, решаемый. Поверьте, избавиться от Плахотнюка было намного сложнее.

Здесь, конечно, очень важна и принципиальна позиция наших европейских и американских партнеров, позиция Украины, Румынии. От того, в какой мере они будут работать, поддерживать здоровые силы в молдавском обществе, зависит очень многое. Сегодняшнее правительство, созданное Игорем Додоном, по сути, включает половину криминалитета Плахотнюка, в него вошли все самые худшие элементы, существовавшие при Владе Плахотнюке, все те люди, которые крутили схемы, создавали контрабандные потоки, грабили государственные предприятия. Волна недовольства и даже ненависти, которую вызовет к себе этот режим в самое ближайшее время, будет достаточно серьезной для того, чтобы говорить о преждевременной отставке правительства и поражении Игоря Додона на президентских выборах.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG