Ссылки для упрощенного доступа

Отразившие реальность. Слова и выражения 2019 года


Массовые задержания на Пушкинской площади 3 августа 2019 года

Эксперты фейсбук-проекта "Слово года" подвели итоги объявленного ими конкурса. Словом-символом 2019 года стал "протест". В номинации "Выражение года" победило "московское дело", а в категории "Антиязык (язык пропаганды, лжи, насилия)" на первом месте оказался "иностранный агент". Значительное число голосов набрали и другие лексические единицы, имеющие отношение к политике. В первой пятерке – "допускай" (к выборам), "пытки" (заключенных), "клоачный язык", "предпенсионеры" и "пещерные русофобы".

Лингвист, профессор Высшей школы экономики Максим Кронгауз отмечает, что все слова и выражения, набравшие наибольшее число голосов по итогам 2019 года, относятся к одной сфере:

– Это политика. Здесь важно учитывать, кто выбирает, потому что есть разные слова года. Если мы говорим о голосовании в фейсбуке, то речь о проекте, который начался в 2007 году под руководством филолога и культуролога Михаила Эпштейна. И это, конечно, в большей степени политика, чем лингвистика. В отличие от голосований о слове года, которые проводятся в Европе под эгидой словарей, здесь гораздо больше субъективного. Соответственно, гораздо больше зависит от личных мнений экспертов. В этом смысле это больше политика, чем лингвистика.

– Иными словами, собрались единомышленники. А если бы это были, предположим, представители другого лагеря, не демократического, а, скажем, патриоты какие-нибудь, слова года были бы совсем другие?

Максим Кронгауз
Максим Кронгауз

– Наверное. Хотя я даже не это имел в виду. Я хотел сказать, что если бы собрались лингвисты и они основывались бы на статистике, то было бы гораздо меньше политических слов. Вместо них появились бы слова, которые пришли недавно, слова важные, отражающие нашу жизнь, но не прямо связанные с конкретными событиями, произошедшими за последний год. Впрочем, это тоже интересно – рассматривать слова и выражения как ярлыки определенных событий. Но это другая задача.

– Тем не менее, так было не всегда. В 2007 году эта же группа в качестве слова года выбрала слово "гламур".

– Да, но очень запоздало. Гламур, действительно, не связан с политикой, но "гламур" в русском языке появился в конце XX века. Я прошу прощения за критику коллег, но некоторые слова, которые не связаны с политикой и с конкретными событиями, произошедшими в этом году, не очень заслуженно попали в список слов 2019 года. В качестве примера назову "абьюз".

– Это все еще не всем знакомое, не очень привычное слово. Оно понадобилось для обозначения насилия, плохого обращения, оскорбления – всего сразу.

– Так вот, это тоже слово не 2019 года. Все-таки оно связано с движением Me Too 2017 года, его можно связать с движением "Я не боюсь сказать" 2016–17 годов. То есть это все-таки не сегодняшние слова. Они отражают немного другую реальность. Конечно, эта тема не устарела, но я бы ее назвал словом 2018 года.

Разговор с властью идет на "ты". Это очень решительное требование

Если же искать что-то интересное для лингвиста, мне кажется чрезвычайно любопытным повелительное наклонение единственного числа. В список лидеров попали лозунги "допускай", "отпускай", "выпускай". Это очень яркий языковой элемент. Такой императив стал популярным, стал выражать некую очень важную мысль. Здесь важны даже не отдельные слова, а скорее сам факт использования повелительного наклонения. Повелительному наклонению я бы, действительно, дал первое место, хотя это, конечно, не слово.

– Я правильно вас поняла, в сегодняшнем контексте эти слова благополучно обходятся без продолжения? И без того ясно, что допустить требуют незарегистрированных кандидатов до участия в выборах, а выпустить – арестованных участников протестных акций?

– Да, это действительно очень оригинальная вещь, очень яркое лингвистическое явление. Эти слова используются не совсем так, как мы привыкли. Во-первых, разговор с властью идет на "ты", что очень интересно. Во-вторых, это очень решительное требование, для которого не нужно никакого объяснения и дополнения. Здесь интересна именно форма повелительного наклонения, а не собственно лексика. Она связана с выборами и идеей освобождения. Интересно именно появление этой формы, устойчивой и очень энергичной.

– Если бы мне пришлось выбирать из этого списка, а в категории "Слово года" 17 позиций, то я бы выбрала слово "клоачный". Вы сказали, что многие слова стали актуальными не сегодня, но уж точно именно 2019 годом маркируется слово "клоачный" – благодаря филологу Гасану Гусейнову, а точнее, злым откликам на его публикацию.

Слово "клоачечная" связано со старым анекдотом, где говорили "прачечная"

– Конечно. Само по себе это слово давнее, но такой резкий всплеск его использования связан именно с высказыванием Гасана Гусейнова и 2019 годом. Мне самому крайне неприятно использование слова "клоачный" по отношению к языку, к русскому в том числе, но я не могу не согласиться с тем, что произошел своего рода взрыв в употреблении этого слова, возникли однокоренные слова, анекдоты по этому поводу. К примеру, однокоренное слово "клоачечная" связано со старым анекдотом, где говорили "прачечная". По созвучию произошла замена на "клоачечную". Так что я вынужден признать, что это действительно слово 2019 года. Может быть, не главное, но один из заметных взрывов.

– Еще я никогда раньше, до этого года и до пенсионной реформы, не слышала слово "предпенсионеры".

– Да, кажется, это слово появилось в 2019 году. По крайней мере, я с ним не сталкивался. Вполне возможно, что это слово действительно связано с пенсионной реформой и с новым способом обозначения разных периодов человеческой жизни, ориентированным относительно пенсионного возраста. Но тут я бы сказал, что такие бюрократизмы едва ли должны становиться совсем уж лидерами, но это действительно любопытное слово.

Молодого росгвардейца несли с потроганной рукой

Вообще же, если мы говорим все-таки о лингвистике, то само противопоставление слов и антислов – неправильное. Здесь некоторые слова, попавшие в категорию "Антиязык", могли бы рассматриваться по крайней мере в разделе "Выражения".

– В частности, в "Антиязык" попало выражение "тронутая Росгвардия". Но это же ироничное выражение! Из другого лагеря. Оно восходит к издевательскому "а молодого росгвардейца несли с потроганной рукой".

– Да, здесь все как-то перепутано.

– Вы сказали, что в других странах поиском слова года занимаются коллективы, составляющие словари. Как вы полагаете, почему до сих пор, хотя это давняя традиция, в России никто из академических ученых не взял на себя такой труд?

– Я выразился не совсем точно. Если мы посмотрим на историю "Слова года" в Европе и в Америке, есть разные учредители конкурсов. И иногда для одного языка, в частности английского, таких конкурсов много. Но самые известные, действительно, – конкурсы, проводящиеся под эгидой словарей. Наиболее интересный, как мне кажется, конкурс – это конкурс Оксфордского словаря. Понятно, почему у нас словари за это не берутся. Если мы вспомним нашу лексикографическую историю, то у нас известные словари относятся к конкретным авторам. Мы знаем Словарь Даля, Словарь Ушакова, Словарь Ожегова. Мы знаем авторов или редакторов словарей, соответственно, словари называем по их именам. А в Европе и в Америке есть известные словарные издательства. Конечно, им легче организовать конкурс, чем одному ученому. В этом смысле можно только благодарить Михаила Эпштейна за то, что у него хватило энергии организовать это в России. Но, конечно, одному человеку это в принципе не под силу.

пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:11:41 0:00
Скачать медиафайл

Если мы посмотрим на выбор 2019 года в английском языке, то, с моей точки зрения, слова очень интересные, потому что они сильно связаны с конкретным человеком и с конкретной областью. Речь идет об экологии и девочке Грете. С этим связан и победитель, и еще десяток слов шорт-листа. По версии Оксфордского словаря английского языка главное выражение 2019 года – "чрезвычайная климатическая ситуация" (climate emergency). Кроме того, в шорт-лист вошли выражения "борьба с изменениями климата" (climate action), "климатический кризис" (climate crisis), "отрицание изменений климата" (climate denial), "тревожность, связанная с изменениями климата" (eco-enxiety).

То есть когда мы опираемся на сугубо объективные показатели, мы все равно видим связь языка с конкретными событиями. К сожалению, от этого не уйти. Но, опять же, результаты могут быть как интересные, так и неинтересные. На мой лингвистический взгляд, не очень интересно, когда какое-то всем известное слово вдруг становится частотным и побеждает. Таково слово "протест", занявшее первое место. Подобные слова, по-моему, не очень показательны, если мы говорим о языке.

– Как только был опубликован этот список, я встретила реплику, что точнее было бы написать не "протест", а "протесты". То есть именно явление, поэтому множественное число. Вы согласны с этим?

– Согласен, это больше отражало бы нашу реальность. Потому что протест – слишком общее и слишком привычное слово. Действительно, в данном случае мы должны говорить о конкретных событиях, и это были протесты, – говорит Максим Кронгауз.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG