Ссылки для упрощенного доступа

Путин и свиньи: соцсети о странном интересе президента к истории


Иоахим фон Риббентроп (слева) и Вячеслав Молотов (справа) вместе со Сталиным

Владимир Путин неожиданно для многих нашёл очень интересную ему тему – это преддверие Второй мировой войны, Мюнхенский сговор и пакт Молотова – Риббентропа. Сначала он заговорил об этом на своей ежегодной пресс-конференции:

К.Латухина: Кира Латухина, «Российская газета».

Я хотела бы вернуться к теме нашей Победы в Великой Отечественной войне. В следующем году мы отмечаем юбилей – 75-летие, Год памяти и славы. Но при этом в сентябре этого года, приурочив это к годовщине начала Второй мировой войны, Европарламент принял резолюцию о том, что приравнивается нацизм и фашизм к советскому режиму. Соответственно они называют это тоталитаризмом, предлагают новый международный праздник: 25 мая отмечать день героев борьбы с тоталитаризмом. Как Вы к этому относитесь? Какова Ваша оценка?

В.Путин: Тоталитаризм, ничего здесь хорошего нет, он достоин осуждения, без всякого сомнения.

Решение Европарламента мне известно. Я считаю его абсолютно неприемлемым и некорректным, потому что можно как угодно предавать анафеме и сталинизм, и тоталитаризм в целом, и в чём-то это будут заслуженные упрёки, безусловно. Наш народ был первой жертвой этого тоталитаризма. Мы его осудили и культ личности осудили и так далее.

Но приравнивать Советский Союз или ставить на одну доску Советский Союз и фашистскую Германию – это верх цинизма. Это значит, люди не знают историю, читать и писать не умеют. Пусть они почитают документы того времени, пусть они посмотрят, как в 1938 году был подписан так называемый Мюнхенский сговор, как мы говорим, когда лидеры ведущих стран – Франции, Великобритании – подписали с Гитлером соответствующее соглашение по разделу Чехословакии.

Как повела в этой ситуации себя Польша, которая, как писал один из деятелей тогда, дипломатов, «сделала всё для того, чтобы поучаствовать в разделе Чехословакии»? Как вёл себя тогда Советский Союз, предлагая всем участникам международной жизни создать единый антифашистский фронт?

И как, не создавая его, действительно, старались подтолкнуть Гитлера к агрессии на Восток, не понимая тогда, что не польско-германские отношения являются интересом фашистской Германии, а расширение жизненного пространства на Восток, то есть война против Советского Союза.

Знаете, я к этому событию хочу статью подготовить, написать статью. Я её обязательно опубликую, потому что попросил моих коллег подобрать мне материалы из архива. Я когда читаю некоторые вещи, всё становится абсолютно ясно: всё просто разложено по годам, по месяцам, чуть ли не по дням, как происходил процесс умиротворения Гитлера.

Сталин не запятнал себя прямыми контактами с Гитлером, а руководители Франции и Великобритании с ним встречались и бумажки подписывали. Да, был подписан пакт Молотова – Риббентропа и секретные к нему приложения. Это правда.

Хорошо это или плохо? Обращаю ваше внимание – это очень важно – на то, что Советский Союз последним, это было последнее государство Европы, которое подписало с Германией пакт о ненападении. Все остальные до этого подписали. А что надо было делать Советскому Союзу? Оставаться один на один?

Да, говорят, там секретные протоколы, раздел Польши. Польша сама поучаствовала в разделе Чехословакии. Зашла в два района – Тешинский и ещё там второй район. И всё, и забрала их. Вот и всё. Ультиматум выдвинули фактически. Целую группировку создали для агрессии. Не потребовалось, потому что просто Чехословакия сдалась под этим нажимом и отдала эти территории. Но сделали то же самое.

Кстати говоря, да, советские войска зашли в Польшу в соответствии с этими протоколами. Обращаю ваше внимание на следующее обстоятельство: войска зашли-то зашли, но зашли после того, как польское правительство утратило контроль за своими вооружёнными силами и за тем, что происходит на территории Польши, и само находилось где-то уже в районе польско-румынской границы. Не с кем бы было даже разговаривать на эту тему. Понимаете?

И более того. Вот мы говорим о героических защитниках Брестской крепости. Войска фашистской Германии заняли Брест-Литовск и потом просто освободили, а туда зашла Красная армия. «Вы понимаете это или нет?» – хочу задать вопрос всем, кто принимает такие резолюции в Европарламенте.

То есть войска Красной армии не захватывали эти территории Польши. Немецкие войска туда зашли, потом освободили, и зашли советские. Вот это о чём-то говорит? Поэтому я вас обязательно познакомлю с этим. Кстати говоря, завтра у нас встреча в формате СНГ, и я хочу своих коллег из стран СНГ познакомить с некоторыми нашими архивными документами.

Сергей Пархоменко:

Путин вчера на пресс-конференции:
"Я уже вспоминал сегодня, что я свою трудовую деятельность начинал в органах безопасности. Когда я только пришёл, там ещё были ветераны службы, и некоторые из них разбегались по кабинетам, когда в здание входил один старичок.
Что это за старичок? Он работал в 1936–1937-х годах. Что он делал? Тогда как раз были «чистки» в правоохранительных органах, в том числе в органах безопасности. Утром человек приходил на работу, ничего не подозревая, ничего не зная, против него возбуждали уголовное дело, а вечером уже выдавали тело расстрелянного семье. И вот этот старичок, от которого все разбегались, он приводил в исполнение эти приговоры..."

Угу. "...ВЕЧЕРОМ УЖЕ ВЫДАВАЛИ ТЕЛО РАССТРЕЛЯННОГО СЕМЬЕ..." В 1936-37 годах... Тело выдавали. Семье. Вечером.

Еще Путин вчера же на той же пресс-конференции:
"Знаете, я к этому событию хочу статью подготовить, написать статью. Я её обязательно опубликую, потому что попросил моих коллег подобрать мне материалы из архива. (...) Обращаю ваше внимание – это очень важно – на то, что Советский Союз последним, это было последнее государство Европы, которое подписало с Германией пакт о ненападении. Все остальные до этого подписали. А что надо было делать Советскому Союзу? Оставаться один на один?.."

Угу. "...ЧТО НАДО БЫЛО ДЕЛАТЬ СОВЕТСКОМУ СОЮЗУ? ОСТАВАТЬСЯ ОДИН НА ОДИН?.." В 1939 году... Советскому Союзу - оставаться один на один... А "войска Красной армии не захватывали эти территории Польши". Ни западную Украину не занимали войска Красной армии. Ни Западную Белоруссию. Не захватывали. Совсем. Вообще. Оно само прилипло.

Вот как про выданные семьям тела у него совершенно точные сведения из первых рук, так и "коллеги ему подбирают материалы из архива" про Гитлера со Сталиным. Хороший историк, которому "коллеги подбирают", правда же?

А впрочем, почему тут должно быть иначе? Если ему коллеги подбирают все, что, он знает об окружающей действительности - про законы российские и иностранные, про жизнь здесь и там, про интернет, про полицию, про жестокость, про войны, про суды, про нравы, про обычаи, по народы, про жизнь и про смерть. То и с историей у него точно так же.

Беда даже не в том, что он ничего не знает. И не в том, что он не хочет знать.

Беда в том, что он не отдает себе отчета, что бывают на свете люди, которые что-то знают доподлинно, потому что хотели это узнать - и узнали, как оно на самом деле. Он забыл, что такое бывает. С годами выкинул из головы, за ненужностью. То есть за вредностью такого понимания.

Николай Руденский:

Путин: "Кстати говоря, да, советские войска зашли в Польшу в соответствии с этими протоколами..."
Здесь, конечно, обращает на себя внимание колоритное словечко "зашли". Вроде как "тамбовские зашли на нефтебазу". По сути действительно близко.

Евгений Калюков:

Вот, честно, он что всерьез считает большим достоинством то, что Чемберлен и Даладье лично виделись с Гитлером, а Сталин был с ним через одно рукопожатие - Молотова или Риббентропа, всё равно?

Дмитрий Шушарин:

сижу, значит, размышляю.
ну, хорошо. на пресс-конференции Путин наговорил много ахинеи. посмеялись. поняли, что спорить и опровергать бессмысленно.
но понимать, что это было, и помнить это, к сожалению, необходимо. все это может самым дурным и неприятным образом воплотиться - и уже воплощается - в политической практике. и не надо говорить, что прессухи повторяются. нет. они становятся абсурднее, злее и агрессивнее. в той части, которую не будет обсуждать никакая прогрессивная общественность. ни в СМИ, ни в социальных сетях. о войнах, которые вела и ведет Россия, об Украине, Грузии, Сирии, о том, как СССР и рейх начали Вторую мировую войну совместным нападением на Польшу, о многом другом в истории и современности говорят единицы. а Путин, похоже, по примеру своих предшественников, собирается теперь писать установочные статьи. может, даже и книги.

Путин обещал снова поднять эту тему на саммите СНГ и обещание своё сдержал:

Хочу ещё раз подчеркнуть, это касается всех нас, потому что мы в известной степени наследники бывшего Советского Союза. Когда говорят о Советском Союзе, говорят о нас.

Что же написано? Согласно этой бумаге так называемый пакт Молотова–Риббентропа – напомню, что это министры иностранных дел Советского Союза и фашистской Германии – как пишут дальше, «поделил Европу и территории независимых государств между двумя тоталитарными режимами, что проложило дорогу к началу Второй мировой войны». Пакт Молотова–Риббентропа проложил дорогу к началу Второй… Ну может быть.

Более того, европейские депутаты требуют от России прекратить усилия, направленные на искажение исторических фактов, на пропаганду тезиса о том, что настоящими зачинщиками войны являются Польша, страны Прибалтики и Запад. По‑моему, мы никогда ничего подобного не говорили, что кто‑то является из этих перечисленных стран зачинщиком.

В чём же всё‑таки правда? Мне захотелось с этим разобраться, поэтому я попросил своих коллег поднять некоторые архивные документы. И когда я их начал читать, вы знаете, мне показалось, что это будет интересно для всех нас, потому что, повторяю ещё раз, все мы и есть бывший Советский Союз.

По следам исторической лекции на саммите пишет для Republic Олег Кашин (полный текст доступен подписчикам):

Лучше всех его понимает, конечно, туркменский коллега, у которого тоже так бывает – записал трек, или разработал чертеж гоночной машины, или написал книгу о лекарственных растениях; конечно, сразу хочется со всеми поделиться. Самый удивленный – армянин; он пришел к власти через улицу, через революцию, он буквально жизнью рисковал, и зачем – оказывается, чтобы слушать исторические открытия северного соседа. Остальные невозмутимы, и казахский патриарх как самый старший и потому самый мудрый первым нарушает молчание: «Это надо передать в публичное поле»; идеальная фраза, не придерешься – вроде бы и обозначил важность, но ведь не похвалил и даже не согласился, просто «надо передать», да и все.<...>

Владимир Путин – экстравагантный ⁠политик, и его способность удивлять даже на исходе ⁠двадцатого года царствования в каком-то смысле восхищает. Часовая лекция (с нумерацией документов, ⁠то есть он реально ссылается – документ номер ⁠шесть, документ номер ⁠восемь; сидел, может быть, сам, и пронумеровывал) о военной истории – поступок ⁠более радикальный, чем любой полет со стерхами. ⁠Сам, кажется, это понимает. Выбор аудитории – формально бесспорный («Это касается всех нас, потому что мы в известной степени наследники бывшего Советского Союза. Когда говорят о Советском Союзе, говорят о нас»), но что-то с ним не так; мог бы выступить перед школьниками или перед солдатами, или просто перед одной телевизионной камерой, но нет, собрал президентов, чтобы самый высокий уровень, и при этом понятно, какая цена у этого уровня; говорить о вассальной зависимости, наверное, слишком грубо, но понятно, о чем идет речь – все эти президенты признают старшинство российского, оплачивается оно где-то денежными льготами, где-то военной помощью, но во всех случаях есть что-то такое, что никогда не позволит ни одному из этих людей встать и уйти из-за этого стола, даже если он начнет на нем плясать. Все за столом это понимают, поэтому неловкость должна быть всеобщей – но неловко в первую очередь ему. Конец стенограммы – самый трагический монолог Владимира Путина: «Я знаете что предлагаю? Мы сейчас пойдём на обед, я предлагаю пройти через этот зал, там мы сделали маленькую выставку как раз этих документов. Буквально две минутки, и нам это всё расскажут. Спасибо большое», – как будто он ждет, что ему сейчас ответят: «Что-о-о?! Две минутки? Да мы тебя и так час слушали, обед остывает».

За второй серией последовала третья. Выступая на коллегии Министерства обороны, Путин почему-то обрушился на довоенного посла Польши в Германии:

Что меня, честно говоря, задело, я вам честно скажу, это как обсуждали Гитлер и официальные представители той же Польши так называемый еврейский вопрос. Гитлер сообщил министру иностранных дел, а потом послу Польши в Германии, прямо сказал, что у него есть идея выслать евреев в Африку, в колонии. Представляете, 1938 год, выслать евреев из Европы в Африку. На вымирание. На уничтожение. На что посол Польши ему ответил, а потом это записал в своей докладной бумаге министру иностранных дел Польши господину Беку: «Когда я это услышал, – пишет он, – я ему ответил, – фюреру он ответил, Гитлеру, – если он это сделает, мы поставим ему великолепный памятник в Варшаве». Сволочь, свинья антисемитская – по-другому сказать нельзя. Он полностью солидаризировался с Гитлером в его антиеврейских, антисемитских настроениях и, более того, за издевательства над еврейским народом обещал поставить ему памятник в Варшаве. И пишет он своему патрону, министру иностранных дел, видимо, в расчёте на поощрение. Так бы просто не стал писать.

Я не буду сейчас вдаваться в детали, но, во всяком случае, хочу ещё раз подчеркнуть: у нас достаточно материалов, чтобы не дать возможности никому испоганить память о наших отцах, о наших дедах, обо всех тех, кто положил свою жизнь на алтарь победы над нацизмом.

Глеб Морев:

Дедушка всерьез продолжает пускать поезда под откос

Михаил Шнейдер:

Путин признался, что в последнее время спит по четыре-пять часов.

Что, тень посла Липского спать не даёт?

Константин Гетманский:

В Польше сильно обиделись на Путина за слова "сволочь и антисемитская свинья" в адрес посла Польши в Третьем рейхе Юзефа Липского.

Мне вспоминается шутка из КВН 80-х годов: "В Кракове на Ратушной площади стоит бочка с огурцами и на ней написано: "Посол Советского Союза".

Но Путин в плане Польши - молодец. С документами не поспоришь.

Геннадий Вольман:

УДИВИТЕЛЬНО, НО МЫ С ПУТИНЫМ СОШЛИСЬ ВО МНЕНИИ

Анастасия Миронова:

Тут, смотрю, разгорелся спор насчет слов Путина о после Польши в гитлеровском Третьем Рейхе Юзефе Липском. Наш товарищ назвал того антисемитской свиньей и сволочью. Все, конечно, очень возмутились. Ну и, разумеется, привыкнув к тому, что Путина вообще мало говорит по делу, сейчас тоже стали воспринимать его слова сразу с недоверием. А зря...
Нами правят не самые тупые и необразованные люди, именно это и есть наша трагедия. Но они, увы, кое-что знают и читали.
Юзеф Липский и тогдашний министр иностранных дел Польши заслуживают гораздо более критических оценок, чем они получили. Ну потому что Польша ведь пострадала, поляки - жертвы, они попали меж жерновов двух великих держав, поэтому с них спрос небольшой. А тот факт, что поляки вперед СССР посягнули на территории другого государства, сейчас умалчивается.
Когда немцы решили провернуть аннексию Чехословакии, поляки тут же объявили о претензиях на Тешинскую область, где жило 80 тысяч их соплеменников, однако оставалось и 120 тысяч чехов. Польша горячо приветствовала аннексию Чехословакии, она набрала добровольцев в Тешинский корпус и устраивала вооруженные провокации на границе. После объявления немцами о факте аннексии поляки поспешили выторговать себе Тешинскую область. Они же не пустили советские самолеты в Чехословакию - есть данные, что Сталин хотел помочь чехам в борьбе с немцами.
Польша 1937-1938 гг. была полна имперских амбиций, она едва успела похоронить Пилсудского и грезила идеей "Польши от моря до моря". То есть, аннексией чужих территорий. Бек был одним из ближайших сподвижников Пилсудского. И он вместе с его послом в Третьем Рейхе действительно рассчитывал при помощи немцев укрепить и расширить страну.
И тут случился один из самых жестоких уроков, которые когда-либо преподносила нациям история. Прямо в день праздничного приема, учрежденного в Берлине немецким МИДом в честь посла Липского по поводу успешно обделанного Мюнхенского соглашения, Германия официально объявила Липскому о территориальных претензиях к Польше. Это произошло 24 октября 1938 года. Меньше чем через год Германия фактически уничтожит Польшу. Юзеф Липский буквально все дни перед нападением немцев будет общаться с мистером Гендерсоном, послом Великобритании в Германии. Именно Гендерсон стал инициатором превращения Польши в очередную, после Австрии и Чехословакии, разменную монету, позволявшую еще ненадолго обезопасить Западную Европу от Гитлера. Британия дала Гитлеру съесть Польшу. Роль Липского в этой истории до сих пор не ясна.
Горе нам и слезы - Путин не всегда несет чушь. Хотя, конечно, хотелось бы думать, что они там, наверху, все полные дураки.
На фото - Липский. Человек, который показал Германии, что она не одна. Потому что, замечу, в аннексию Чехословакии не хотел даже ввязываться Муссолини.

Михаил Соколов: Легче обличать словесный антисемитизм неизвестного публике посла, чем покуситься на расстрельный антисемитизм своего духовного предшественника - тов. Сталина.

Давид Айдельман:

Удивительно, что люди вчера узнавшие имя посла Польши в Германии в 1934-1939 году сразу же после выступления Путина демонстрируют такую абсолютную категоричность и осведомленность.

Путин, конечно, прав, что Юзеф Липский был "сволочью, скотиной антисемитской".

Кроме того, Липский был одним из главных архитекторов сотрудничества Польши с нацистами в 30-е годы («декларация Липский-Нейрат» - январь 1934 г.)

Но этим всё не ограничивается.

У него было своё виденье истории Польши. Истории, которая пошла иначе.

Он относился к тем польским политикам, которые пытались использовать Гитлера в своих целях. Кто тогда не пытался использовать Гитлера?!

Кстати, после падения Польши, Липский во Франции добровольцем пошел на войну, воевал в составе 1-ой польской гренадерской дивизии, армии Андерса и т.д.

Поразителен не скотина Липский. Поразительна слепота всех, кто строил планы в отношении нацистов.

Павел Шехтман:

Это правда,что Липский был антисемит (что было общим поветрием среди тогдашних пилсудчиков). Это правда, что он хотел, как и большинство пилсудчиков, чтобы евреи из Польши куда-нибудь волшебным образом исчезли. В Палестину, в Африку, неважно. Но исчезли. В Польше было множество антисемитов такого рода, впоследствии одни из них открыто радовались, что немцы делают полезную полякам грязную работу, другие же рискуя жизнью спасали евреев (были и такие антисемиты, да).
Но во-первых, пока Вова не осудил любителя и покровителя черносотенцев Николая II и его окружение, в частности затеявшее дело Бейлиса, а также антисемитскую кампанию Сталина и антисемитскую политику его наследников, столь выборочное возмущение чьим-то антисемитизмом весьма удивительно.
Во-вторых, и это самое главное. С началом войны Липский, 45-летний карьерный дипломат, добровольцем вступил в 1-ю польскую гренадерскую дивизию во Франции, окончил кадетский корпус и сражался в качестве пехотного поручика.
За тебя, Вова, в том числе сражался, когда твои диды ручкались с Гитлером.

Марк Бернштейн:

Путин мог поискать и найти высокопоставленных антисемитов в собственной истории - например Сталина и Молотова.

Сергей Жаворонков:

Путин продолжает исторические изыскания - собственно, ну не доходы же населения поднимать, это скучно. В частности, он вспомнил про польского посла в Германии Юзефа Липского, который в непубличном письме писал, что мол если всех евреев выслать в Африку то Гитлеру надо поставить памятник. Никакого памятника конечно никто ставить не собирался, фигура речи.
В этой связи напомним старому чекисту, что
1) На шестом сионистском конгрессе 1903 г. был поддержан выдвинутый Теодором Герцелем план создания еврейского государства в Африке, на территории современной Уганды, что казалось более простой задачей, нежели в Израиле. Решение было отменено на следующем конгрессе 1905 г. под формальным предлогом непригодности территорий для проживания, но на самом деле потому, что спонсоры движения - пожилые религиозные евреи категорически выступили против по религиозным мотивам - их интересовала именно земля Израиля, а не какая-то Уганда. Тем не менее, эта идея периодически всплывала
2) Гипотетическая депортация евреев была безусловно меньшим злом, чем то, что произошло.
3) Сталин - союзник Гитлера, совместно с ним оккупировавший Польшу в 1939 году, закрыл границу для пытавшихся бежать с контролируемой немцами территории евреев. Хотя было заключено соглашение об обмене населением (украинцы и белорусы с немецкой территории переселялись на советскую, немцы - с советской на немецкую). Гитлер предлагал переселить в СССР также польских евреев, но Сталин отказал, чем впоследствии обрек многих из них на гибель.
Так что ничего не выходит у старого чекиста: любимый Джугашвиля и тут хуже поляков.

Александр Коляндр:

Никаких сенсационных документов из российских архивов не требуется для рассказывания истории о польском после, готовом ставить памятник Гитлеру в Варшаве. История эта известна более полувека. Конечно, польские «полковники» юдофилами не были и всерьез изучали возможность насильственной или поощрительной эмиграции евреев из Польши в европейские колонии. Главным претендентом был Мадагаскар. Польское межвоенное правительство двадцать лет подряд пыталось то ассимилировать, то наоборот, исключать евреев из общества.

Восточно-европейские строители наций, что поляки, что литовцы, что венгры, что украинцы, что румыны, использовали антисемитизм как цементирующий раствор, видя в евреях пятую колонну коммунистов и быстро растущую инородоную общину.
В Польше фактический глава дипломатии генерал Бек в 1937 году призывал найти решение еврейской проблемы, «которая диспропорционально выросла в Польше». Он предлагал способствовать переселению евреев на Мадагаскар, но вскоре понял, что ни Франция, чьей колонией был остров, не готова подписаться под этим начинанием, ни у самой Польши нет сресдтв и возможностей перевезти сколько-нибудь значительное количество евреев, ни сами польские евреи не рвутся в Африку. Тогда Бек предложил искать содействия других стран и одновртеменно вычищать евреев из государственной службы. В общем, ничего хорошего, но почти в рамках существовавших в то время в Европе, особенно центральной и восточной, где у власти были правые, настроений.

Разговор, на который ссылается президент Путин, известен из первых уст, из воспоминаний польского посла в Берлине Йозефа Липского (Josef Lipski, Diplomat in Berlin 1933-39, NY: Columbia University Press, 1968). Липски пишет о своей встрече с Гитлером 20 сентября 1938 года: «У Гитлера была идея решения еврейской проблемы с помощью эмиграции в колонии при достижении соответсвующших договоренностей с Польшей, Венгрией и, возможно, Румынией. Услышав это, я сказал, что если он найдет такое решение, то мы ему воздвигнем красивый памятник в Варшаве».
Историки (см. Например Joshua Zimmerman, The Polish Underground and Jews или Timothy Snyder, Black Earth) приводят этот разговор как пример неверия Липского в план Гитлера и непонимания всей серьезности его антисемитской одержимости.

То же, как мы это услышали от Путина, скорее подталкивает к выводу, что и правильно раскурочили Польшу, поделом ей, недалеко от Гитлера ушедшей, но, в отличие от Германии, этого не признающей. Мне это кажется немного неверным посылом, непонятно зачем нужным.

Иван Давыдов:

- Мошенник! - сказал Собакевич очень хладнокровно, - продаст, обманет, еще и пообедает с вами! Я их знаю всех: это всё мошенники, весь город там такой: мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет. Все христопродавцы. Один там только и есть порядочный человек: польский посол; да и тот, если сказать правду, сволочь и антисемитская свинья.

Признайтесь: у вас уже есть версии, что было дальше?

Дмитрий Колезев:

Резолюция Европарламента напоминает, что СССР и Германия в 1939 году разделили Польшу по пакту Молотова-Риббентропа, и Путин теперь всячески старается принизить Польшу, но это аргументация в духе «сами виноваты». Но как бы громко мы ни обвиняли Польшу в симпатиях к Гитлеру, вряд ли это снимет вопрос о сговоре Гитлера и Сталина.

Путин явно боится, что европейцы при поддержке американцев перепишут историю, превратив СССР из главной жертвы войны в одного из ее зачинателей. Учитывая то, что никаких замкнутых национальный культур не осталась, такая точка зрения будет транслироваться с Запада в Россию, наверняка переживают в Кремле, и может постепенно разрушить главную, а может и единственную скрепу, на которой держится наша многонациональная страна — скрепу Победы, триумфа добра над злом, спасения мира.

В своей логике Путин, возможно, прав. Но эта логика не единственно возможная. Хорошо бы России начать искать объединяющие идеи не в прошлом, а в настоящем и будущем. А про собственную историю научиться говорить спокойно, без истерик, признавая ошибки и пытаясь извлечь уроки из прошлого. В конце концов, это же не Путин с Гитлером Польшу делил, чего так переживать.

Андрей Мальгин:

Как жаль, что Путин прервал свою историческую лекцию на самом интересном месте. И не рассказал, как в 1939-1941 годах СССР и Германия завоевывали Европу параллельно и согласованно.

Вторая мировая война была развязана гитлеровской Германией и сталинским СССР в сентябре 1939 года, когда два этих государства, согласно предварительно подписанному протоколу, с двух сторон напали на Польшу и разделили ее. Дальнейшее участие СССР во второй мировой войне заключалось в нападении на Финляндию и аннексии части ее территории, Германия в свою очередь вторглась в Данию и в Норвегию. Затем немецкая армия захватила Бельгию, Голландию и Францию, а СССР - ввел войска в Латвию, Литву и Эстонию и под дулами советского оружия провел там безальтернативные "выборы", в результате которых присоединил эти территории к себе. В дни, когда Гитлер завершал оккупацию Франции, Сталин ввел войска в Румынию, после чего забрал себе Бессарабию и Северную Буковину.

И если сентябрьское присоединение западной Украины и западной Белоруссии кто-то еще мог считать частным эпизодом двухсторонних отношений между СССР и Польшей, то после нападения 30 ноября на Финляндию у международного сообщества сомнений не осталось: СССР такой же агрессор, как и Германия. За вторжение в Финляндию Советский Союз был исключен из Лиги Наций.

Ну и, конечно, очень жаль, что за пределами путинского исторического экскурса осталась Катынь и сорок лет послевоенной коммунистической диктатуры в Польше.

Ян Валетов:

Я так понимаю, что в архивах ФСБ уже рисуют секретные протоколы между Польшей и Германией? Как они должны были поделить Европу? Один вопрос: когда протоколы будут опубликованы?
Всю жизнь считал, что в Мюнхене англичане и их союзники дали Гитлеру карт-бланш на войну. Оказывается, все было сделано в пользу Польши! Вот же коварные ляхи! Оказывается Сталин в сентябре 39-го их переиграл! Не напади на Польшу СССР совместно с Адольфом Алоизовичем, 100% орды Рыцз-Смиглы взяли бы Москву вместе с нацистами! А потом и нацистов бы покорили!
Жуть, какие загадки истории открывает нам российский фюрерок)))
Читал и не уставал изумляться.
Стареет Владимир Владимирович. Стареет, но еще могЁт. Не тот уже полет фантазии, но все равно - хорош. Действительность меркнет и отдыхает!

Константин Синюшин:

Советская власть сама явилась главным драйвером второй мировой войны и для нашего народа сделала все чтобы она реализовалась в максимально кровавом сценарии для русского народа; вся предвоенная и вся военная история у нас все еще остаются фальсифицированными во многом стараниями этих людей; основная проблема пакта Молотова-Риббентропа заключалась совсем не в том, что Польша стала территориально меньше, а чем, что сталинская Россия оказалась в более неготовом военном состоянии по сравнению с гитлеровской Германией к моменту отложенной войны; все отторгнутые тогда от Польши территории сегодня давно не в составе России и ей не приходит в голову требовать земли назад от Белоруссии, Литвы и Украины; по итогам второй мировой войны Польша серьезно приобрела компенсационные немецкие земли и если уж кому-либо жаловаться сегодня на последствия пакта это Германии; все прочие страны, ставшие как бы жертвами пакта и сталинской экспансии давно уже тоже независимые государства. Считаем, что вопрос для нас закрыт полностью и окончательно, как бы эти люди не пытались его зачем-то постоянно расчесывать, снова пикируясь на пустом месте с правительством соседней страны

Аббас Галлямов:

Судя по утверждениям кремлевских источников «Коммерсанта», тема юбилея Победы станет чуть ли не главной темой предстоящего президентского послания. На прошлой неделе Путин посвятил разоблачению мифов о Второй мировой целое мероприятие с участием глав СНГ, сегодня - вновь говорил об этом на коллегии Минобороны.

Концентрироваться на проблемах 70-летней давности в ситуации нарастания вала проблем сегодняшних - это политическое самоубийство. Многие избиратели на досуге, конечно, интересуются историей, но от президента они ждут совсем не этого.

Кирилл Шулика:

А вот вы представьте, чтобы Борис Николаевич Ельцин нам рассказывал бы по три раза в неделю про войну, Гитлера и Польшу? Да ладно... Я и Леонида Ильича Брежнева не представляю.

Но это все легко объяснить. Они не были типичными военными пенсионерами. А эта публика реально прочитает условного Николая Старикова и шпарит. Под вино и домино соберутся и обсуждают перипетии истории. Тут плохо, что это становится не просто темой для беседы, а государственной политикой.

Олег Пшеничный:

Получил от польского культурного центра новогодне-рождественское поздравление. Решил ответить так:

========================

Спасибо, и Вас также!

И прошу, пожалуйста, передать всем Вашим коллегам личные извинения от меня и моей семьи за высказывания Путина по поводу Польши, польской истории и отдельных польских политиков. Он больной на голову человек, и мы за него не голосовали.

Успеха!

Кирилл Рогов:

Вот уже неделю президент Путин говорит только о мюнхенском сговоре и разделе Чехословакии в 1938 г. Этому не так-то просто найти объяснение.
Резолюция Европарламента, ставшая формальным поводом этих рассуждений, была принята три месяца назад - 19 сентября. В том, что говорит Путин нет никаких новых "архивных открытий": за исключением нескольких формулировок из посольских шифровок, практически все можно найти в Википедии и еще паре давно известных специалистам источников (в том числе сведения о позорной солидаризации польского посланника с планами Гитлера по выселению евреев).

В принципе, общая концепция Путина не вызывает возражений и была сформулирована, как он сам указывает, Черчилем: Мюнхенские соглашения стали позорным и бессмысленным актом дипломатии европейских держав, разрушившим анти-гитлеровскую коалицию и предоставившим Гитлеру (за счет раздела Чехословакии) дополнительные ресурсы для подготовки к большой войне. Польша "поживилась" доставшимся ей трофеем раздела - западной частью Тешинской Силезии (примерно 800 квадратных километров). А у Сталина (после распада коалиции) были резоны для заключения договора о ненападении с Германией.

Вместе с тем дискурсивная стратегия эмоциональных путинских эскапад направлена на то, чтобы историей мюнхенского сговора подорвать обвинения, выдвигаемые в связи с подписанием СССР секретных протоколов к договору о ненападении (пакт Молотова-Рибентропа). И здесь Путин занимается ровно тем, в чем обвиняет Россию сентябрьская резолюция европарламента - искажением истории. Секретные протоколы были, и их следствием стала агрессия сталинского СССР против 6 (шести!!) восточноевропейских государств, три из которых были аннексированы (страны Балтии), а еще от трех - Финляндии, Польши и Румынии - были отторгнуты существенные территории. И это совсем не то же самое, что оккупация 800 квадратных километров Заолезья.

Я не специалист в этом вопросе, но из тех общих представлений, которые я имею, мне кажутся несправедливыми и натянутыми утверждения, что Сталин наряду с Гитлером начал вторую мировую войну. Вторая мировая была проектом Гитлера, Сталин мечтал о другой. Однако в 1939 - 1941 г. сталинский СССР, несомненно, является страной-агрессором в Восточной Европе, действующей в союзе с Гитлером. И это фундаментальный факт истории Европы новейшего времени.

Однако главным остается все же вопрос, зачем президенту Путину вкладывать столько сил и эмоций в эту полемику. И здесь мне кажется важным обратить внимание на то сочувствие, с которым говорит Путин (в речи перед главами государств СНГ) о несправедливости Версальского мира и стремлении Германии пересмотреть его унизительные положения.

Сильное (волевое), но униженное государство, стремящееся восстановить свои "естественные" исторические/национальные границы (Германия и СССР), является уязвленным, страдающим героем путинских эскапад, а фарисейский "Запад", присваивающий себе право определять эти границы и торговаться по поводу них в своих интересах (Версаль и Мюнхен), - их антигероем.

Основная идея Путина состоит в отрицании права Запада под видом "международного права" определять, где проходят границы "волевого" государства, несущего свой исторический и национальный опыт. И это и есть главный пункт полемики и суть путинской политической доктрины.

Вопрос о том, обращена ли эта доктрина в прошлое - на оправдание уже свершившихся аннексии Крыма и агрессии в восточной Украине - или в будущее, т.е. "естественная" западная граница России остается для Путина открытым вопросом, является, безусловно, сегодня самым важным и интригующим. И все усилия рациональных экспертов и политиков будут направлены на оценку вероятности второго варианта его решения.

Стас Кувалдин разбирает путинские штудии в "Снобе":

Не будем забывать, почему президент вдруг обратился к старым цитатам. Как мы узнали на большой пресс-конференции 19 декабря, Владимир Путин пишет статью, где хочет изложить свои взгляды на обстоятельства начала Второй мировой войны. В последние дни мир узнает об этом замысле все больше — президент использует любую возможность, чтобы вновь вернуться к этой теме. И хотя до появления обещанной статьи некорректно делать окончательные выводы, многое становится понятно уже сейчас — и слова о сволочи и антисемитской свинье также помогают понять некоторые особенности происходящего.

О технической стороне своей нынешней работы президент говорит достаточно обтекаемо, упоминая, что попросил «коллег» снабдить его архивными документами. Что это за «коллеги», мы пока не знаем. Не знаем и принципов подбора документов. Если судить по тем из них, что цитировал президент в выступлениях в Москве и Санкт-Петербурге, речь идет не о каких-то архивных редкостях, а о снабжении главы государства теми бумагами, которые позволят ему заявить «сами виноваты» в ответ на любые разговоры о том, кто несет ответственность за развязывание Второй мировой.

Президент в этом отношении ведет себя как популярный блогер, который хочет выиграть какой-то спор. Спор этот, как мы также можем видеть, ведется прежде всего с Польшей — именно ей, считающей себя наиболее трагической жертвой пакта Молотова — Риббентропа, Путин хочет грубо сообщить, что она сама виновата в своей судьбе.

Фёдор Крашенинников:

Опять-таки, какой смысл в 2019 году так яростно нападать на межвоенную Польшу? Что это сейчас дает? Современная Польша, никаких памятников Гитлеру не ставит — о чем тогда речь? Путин доиграется со своими упражнениями в реконструкции довоенного миропорядка(

Александр Морозов:

предновогодний просталинский троллинг Путина относительно Польши и евреев - это будет иметь безграничные последствия. Это "ящик пандоры", бездонная бочка. В это можно вовлечь многомиллионные аудитории. Путин дает свою санкцию на "дискурсивную бойну", из которой общество выберется на берег уже окончательно искалеченным.

Александр Плющев:

У меня была идея, что Путин так долго и сильно переживал по поводу крупнейшей геополитической катастрофы 20-го века, что уверовал, что просто неправильные люди в руководстве СССР пошли неправильным путем. И, возможно, в какой-то момент, он почувствовал себя попаданцем, который может вернуться в критическую точку и поправить все, как надо, сделать все «правильно». Я подумал, что такой критической точкой для Путина могла быть скоропостижная кончина Юрия Андропова.

Это был глава государства, пришедший на смену Леониду Брежневу после его смерти в 1982 году. С Путиным Андропова роднит то, что перед тем, как возглавить страну, он возглавлял КГБ, и весьма небезуспешно пытался усилить его роль.

На посту генсека КПСС он успел прославиться «облавами в кинотеатрах» — выявляли людей, кто прогуливал бессмысленную работу. Пытался реформировать дышавшую на ладан советскую экономику при сохранении марксистско-ленинского подхода и руководящей роли партии. Повелся на очередную гонку вооружений, на этот раз в космосе. Нельзя избежать и совсем очевидных параллелей: при Андропове над Сахалином в 1983 году был сбит южнокорейский Боинг, 269 пассажиров погибли.

Умер Юрий Андропов, спустя два года после избрания генсеком, в возрасте 69 лет, Путин сейчас, после 20 лет у руля государства, ровно в том возрасте, когда Андропов только-только за этот руль взялся.

Мне казалось, именно с этим человеком ассоциирует себя Путин. В его представлении, вот не помри Андропов, все бы могло пойти по-другому: и экономику бы реформировали, и американцам кузькину мать показали, и народ бы в узде держали. И Путин, как мне казалось, все эти годы хотел как бы вернуться примерно в 1984 (!!!) год, и подхватить падающее из рук генсека знамя. А чтобы туда вернуться, нужно создать условия возвращения: противостояние с американцами, довлеющая роль государства в экономике, и так далее.

Так Путин стал двигаться во времени в обратную сторону, то есть, стал контрамотом. Он провел и свою Олимпиаду («правильную», на которую все приехали), учинил свой Афганистан — Сирию («правильную», куда не были введены регулярные сухопутные части, а лишь авиация и вагнеровцы. Одни не несут тяжких потерь, а вторых как бы и нет, потому их никому особо не жалко), вернул Крым и, по меньшей мере, в прочитываемых намерениях, собирает Советский Союз. Даже сбитый Боинг у него «правильный» — который никто не признавал. Во внутренней политике Россия — это с каждым днем все больше Советский Союз, но, понятное дело, «правильный» — с продуктовым изобилием, свободным выездом за границу, а религия заняла место коммунистической идеологии. Только, судя по всему, Путин не собирается останавливаться в 1984-м году, поскольку он его уже проскочил, хотя движение его во времени очевидно не последовательное, но с прохождением ключевых точек. Теперь я думаю, что, возможно, он и не собирался там задерживаться, и это было мое личное первоначальное заблуждение.

То, что он живет в обратном направлении, объясняет многие вещи, например, его стойкое неприятие интернета. В его будущем (нашем прошлом) такого достижения просто нет. Его фиксация на истории, особенно, истории Второй мировой, говорит нам о том, какую конечную или важную промежуточную станцию он себе наметил. Теперь ему важно сделать правильно там, в той точке. Честно говоря, даже представлять себе не хочу, как это будет выглядеть.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG