Ссылки для упрощенного доступа

Андроповский привет. Илья Мильштейн – о чекистских приоритетах


Не просто похитить журналиста Бабицкого, но как бы обменять на российских солдат в рамках квазиюридической спецоперации. Мучить его в плену и кошмарить, а потом выпустить, отняв паспорт, и непременно судить за незаконный, понимаете ли, переход границы. Не абы как ограбить Ходорковского, но обязательно привлечь к этому мероприятию Фемиду. И долго таскать по судам и приговаривать чуть ли не весь топ-менеджмент ЮКОСа. Цензуру не вводить, зачем это нужно, если один уникальный коллектив можно разогнать по итогам спора хозяйствующих субъектов, а прочие со временем отдать на растерзание Роскомнадзору? Нельзя президенту идти на третий срок, но очень хочется? Поколдуем над законом, обнаружим тайный смысл в слове "подряд", сделаем рокировочку – и вперед, будем снова переизбираться.

Все дело в том, что современной Россией правят птенцы гнезда Андропова. То есть законники. Наследники тех чекистов, которым после ХХ съезда КПСС партия повелела вернуться к ленинским нормам, что на языке эпохи означало более или менее строгое следование букве при совершеннейшем пренебрежении духом закона. Потому сотни и сотни советских граждан, заподозренных в распространении заведомо ложных измышлений или клевете на государственный строй, приговаривались в СССР к лагерям и ссылкам – хотя ни в одном из этих процессов, если оценивать их по меркам классической юриспруденции, не было и не могло быть доказано ни "измышлений", ни "клеветы". Да, собственно, никакой неправды и не содержалось в тех высказываниях, за которые людей таскали на допросы, сажали и ссылали. Однако формально закон был соблюден, и бывшие сотрудники "пятёрки", идеологического подразделения КГБ, скоро приобщившиеся к власти и деньгам в демократической России, азартно доказывали соотечественникам, что правильно сажали диссидентов по 190-й и 70-й статьям УК РСФСР.

Оттого не следует удивляться свежим конституционным новациям Владимира Путина и тому факту, что ему почему-то захотелось оформить их с надлежащей, грубо говоря, легитимностью. Никак иначе он, карьерный чекист застойных времен, поступить не мог. Ломать об колено Конституцию – это для него метод негодный. Напротив, заявить с высокой трибуны, что потенциал основного закона "далеко не исчерпан", и тут же, решая глубоко личную проблему сохранения власти, начать на нём оттаптываться – это стилистика подходящая. Всё как бы в соответствии с правовыми нормами, а по сути полнейшее издевательство над ними.

Взять хоть историю с назначением премьер-министра и других членов его кабинета. Известно же, что эти кандидатуры как подбирал непосредственно Владимир Владимирович со своей администрацией, так и дальше будет подбирать. Только теперь он не сможет после одобрения Думой отклонить кандидатуру председателя правительства. Но зачем её отклонять, когда все уже давно согласовано? Ну, а на тот случай, если нынешнему президенту захочется возглавить правительство, заодно укрепившись во главе нового конституционного органа, Государственного совета, предусмотрено, что ослабленный новый гарант не посмеет его снять.

Сюжет с Госсоветом, куда ныне на должность заместителя Путина отправлен друг по тандему, – из той же оперы. Пожелает Владимир Владимирович стать российским Дэн Сяопином со всеми полагающимися ему полномочиями и лавровыми венками – станет. А ежели захочет ещё полномочий, то и президентский пост сохранит, поскольку белорусский вариант транзита власти никто пока не отменял, и вопрос о том, доживет ли батька до 2024 года, остается дискуссионным. Вообще не исключено, что вся эта движуха с конституционными поправками более всего затеяна для того, чтобы младший братишка в Минске расслабился и утратил присущее ему чувство каждодневного страха за свой суверенитет. Мы бы ему не посоветовали успокаиваться.

Отдельной строкой – учреждение Путиным некой "рабочей группы по разработке предложений по Конституции", состав которой при ближайшем ознакомлении уже вызвал в публике изумление вперемежку с ужасом и безудержным смехом. В самом деле, эта группа экспертов, где казачий атаман возлёг с легкоатлеткой, истинно народный артист совокупился с первой женщиной-космонавтом, а большой режиссер соединился с бизнесвумен, способна внести такие поправочки, что страна ахнет. Между тем внесут они ровно те изменения, которые уже сочинены полузасекреченными юристами в администрации Кремля, и более ничего не внесут. В частности, исправление, которым будет закреплен приоритет конституции Российской Федерации над международными законами, – одно из самых важных для построения той осажденной крепости, в которую гарант загоняет страну начиная с весны 2014 года.

На выходе – путинизм с его удивительными судами и судьями, рокировками в разные стороны, уничтожением основ местного самоуправления и тотальным произволом

Всё это опять-таки по сути противозаконно, но для отмазки – почему бы и нет? Путин де-юре выводит страну из сферы действия международного права, откуда уже вывел её де-факто. Для того чтобы отменить базовую статью 15 Основного закона, где прописано первенство "правил международного договора" над национальным законотворчеством, необходим созыв конституционного собрания. Но как созывать это собрание – неведомо, регламент его учреждения и жизнедеятельности до сих пор не прописан, вот президент и приглашает Исинбаеву с Прилепиным, Касперской, Машковым, Родниной, Шахназаровым, Терешковой и Долудой, дабы они изобразили напряжённую работу мысли над конституционными поправками. Кроме того, гарант как бы и не покушается на основные принципы Конституции. Он намерен их ликвидировать по-тихому, не внося изменений в базовые статьи, и тут предстает даже правителем великодушным, который вовсе не обязан был скликать народ на собрание, однако скликает и дает наказы собравшимся. Поручает им "тонкую работу" над устаревшими нормами Основного закона и просит принять поправки скопом, чтобы не заморачиваться и не осложнять себе жизнь.

Противоречие здесь, конечно, мнимое, зато традиция просматривается во всей её силе и глубине. Драгоценный опыт брежневских спецслужб, нацеленных на внешнее соблюдение правовых норм при абсолютном к ним презрении и симуляции демократических процедур. На выходе – путинизм с его удивительными судами и судьями, рокировками в разные стороны, уничтожением основ местного самоуправления и тотальным произволом, который творится с озабоченным видом и затаенной инфернальной усмешечкой. Оцифрованная андроповщина.

При этом давно уже ясно, чем обществу следует заняться после бесповоротного завершения эпохи транзита власти, запуская процесс распутинизации России. Надо будет просто вернуться к практике исполнения конституционных норм – и быстро, желательно в течение суток, отменить все противоправные акты, принятые в администрации ушедшего вождя. Делать это будет легко и приятно. Неясно лишь, когда наступит золотое время и какое общество оставит после себя заметно оперившийся андроповский птенчик.

Илья Мильштейн – журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG