Ссылки для упрощенного доступа

Всё идёт не по плану. Рикард Йозвяк – о коронавирусе и НАТО


Всего несколько недель назад казалось, что представление ежегодного доклада НАТО, назначенное на 19 марта, станет очередной возможностью для альянса разрекламировать, как хорошо у него идут дела. Но, как и любой другой мировой лидер, генеральный секретарь НАТО Йен Столтенберг сейчас должен думать про пандемию коронавируса и её последствия. Несмотря на попытки не терять оптимизм, ясно, что в ближайшие недели и даже месяцы НАТО ждет много неопределенности.


За прошлый год у НАТО действительно набралось много положительных историй. В отличие от своего брюссельского кузена, Европейского союза, альянс увеличивает количество членов, а не уменьшает: Северная Македония должна стать 30-м участником альянса уже в конце этого месяца. Кроме этого, в Афганистане, который долгое время был головной болью организации, под американским руководством недавно было заключено перемирие с талибами. Несмотря на неустойчивую ситуацию в стране, договорённость позволяет НАТО сократить военное присутствие в Афганистане.

Президент США Дональд Трамп, который когда-то называл альянс "устаревшим", в итоге стал его поклонником, а энергичный президент Франции Эммануэль Макрон, который прошлой осенью назвал НАТО “умершим мозгом”, похоже, отказался от своих оценок. Генсекретарь Столтенберг с удовлетворением представил недавно исследование, показывающее, среди прочего, что 81% населения стран, входящих в НАТО, одобряет сотрудничество между Европой и Северной Америкой по вопросам безопасности и охраны. Если бы проводился референдум по соответствующему вопросу, то 64% граждан проголосовали бы за то, чтобы остаться в НАТО, и только 9% голосовали бы против.


Недавний всплеск оптимизма позволил многим странам увеличить военные расходы. Столтенберг с гордостью отмечал, что в 2019 году уже в пятый раз подряд были увеличены расходы альянса на оборону, а девять стран-участниц достигли целевого показателя в 2% от своих госбюджетов по этим расходам, а в 2014 году таких стран было всего три. Предполагалось, что к концу 2020 года европейские страны-члены НАТО и Канада потратят дополнительные 130 миллиардов долларов на оборонные цели, впервые с 2016 года. Это прозвучало как музыка для тех американцев, которые, независимо от их политических убеждений, десятилетиями упрекали европейцев в том, что те плохо выполняют свою часть работы.

Расходы на оборону – первое, что урезается в таких неблагоприятных экономических условиях, как сейчас

И тут на сцену вышел коронавирус. Столтенберг поначалу заявил, что до конца 2024 года члены НАТО обязались выделить 400 миллиардов долларов на оборонные расходы. Но затем генеральный секретарь вынужден был признать, что "в условиях пандемии, которая сеет хаос во всем мире, нас ждут серьезные экономические последствия". И добавил: серьезные последствия, по крайней мере в краткосрочной перспективе, ожидают не только мировую экономику в целом, но и государственные бюджеты отдельных стран.

Столтенберг, сам в прошлом финансист и премьер-министр Норвегии, прекрасно понимает, что расходы на оборону – первое, что урезается в таких неблагоприятных экономических условиях, как сейчас. Именно поэтому то, что он сказал, прозвучало не очень убедительно: "Силы НАТО не были подорваны, наши армии по-прежнему находятся в боевой готовности, наша работа продолжается". Для большей убедительности он добавил, что ни у кого из сотрудников организации, работающих в миссиях НАТО в Афганистане и Косове, не обнаружено коронавируса. Но у любого, кто следит за драматическим развитием ситуации в последние недели, возникает вопрос: а надолго ли это?

Перспективы вырисовываются довольно неприятные. Учения Defender 2020 с участием 20 тысяч американских военных, которые должны были пройти этой весной и стать самыми масштабными в Европе за последние десятилетия, уже сворачивают, некоторые важнейшие части их программы полностью отменены. А поскольку ЕС тратит всё больше денег на борьбу со вспышкой вируса и на поддержку слабеющей экономики, одной из потерь в этой борьбе может стать военная мобильность в Европе.

Проект "военный Шенген" должен был открыть европейские границы для свободного перемещения войсковых подразделений и вооружений стран Североатлантического альянса. До недавнего времени этот план считался одним из символов улучшившихся отношений между НАТО и ЕС. Но теперь всё больше стран используют свои вооруженные силы не только для того, чтобы помогать медицинским работникам с эпидемией, но и для охраны границ, которые снова перегородили весь континент. В новые времена военные альянсы могут встретить врагов там, где меньше всего этого ожидают.

Рикард Йозвяк – европейский обозреватель медиакорпорации Радио Свободная Европа/Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Перевод Марины Бочаровой

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG