Ссылки для упрощенного доступа

Эволюция плагиата. Как и зачем списывают научные работы


Проект "Диссернет" уже не первый год выводит на свет плагиаторов, которые списали свои научные работы. С 2013 года исследователи нашли более 10 тысяч диссертаций и более 20 тысяч научных статей с плагиатом. Списывают министры и бизнесмены, силовики и медики, профессора и ректоры. Рассказываем, зачем им всем это нужно и как выкручиваются уличенные в списывании.

Зачем диссертация всем подряд?

До начала нулевых желание иметь ученую степень было связано с пиететом к ученым, который еще остался с прошлых времен. По этой причине диссертации покупали чиновники и директора различных предприятий. Сейчас ученая степень – это скорее возможность заработать дополнительные деньги, получить какие-либо льготы или пропуск на серьезную должность. Самый простой пример: прием обычного врача-терапевта стоит 2 тысячи рублей, а доктора медицинских наук – 4 тысячи. Кроме того, ученая степень желательна для того, чтобы занять какую-нибудь руководящую должность.

– У медиков есть традиция: если вы хотите быть заведующим отделением, то надо все-таки иметь кандидатскую степень, – рассказывает сооснователь "Диссернета" Андрей Ростовцев. – А если вы хотите быть главным врачом, то докторскую. Это нигде не написано, но есть такие традиции. Такие же в университетах: ректор желательно должен быть доктором наук.

В вузах ученая степень позволяет получить звание, например, профессора. Зарплата профессора будет отличаться от той, что получает доцент. Но иногда бывает так, что диссертация оказывается у людей, которым она вряд ли где-то пригодится.

– Бывают диссертации у бизнесменов, – говорит эксперт "Диссернета" Иван Бабицкий. – Я помню одного человека, по которому у нас было лишение степени. Я не знал, кто это такой, и стал гуглить. И первый же результат – это справочник "Мафия России" или что-то вроде того. Это оказался какой-то авторитетный предприниматель из списка Forbеs, который не имеет никакого отношения ни к науке, ни к государственной службе. Есть и переходные случаи. Например, Владимиру Мединскому не нужна диссертация по истории, чтобы быть министром культуры. Но он еще и глава Российского военно-исторического общества, и здесь это может иметь значение. Мединский ведь не историк по образованию. У него без степени по истории вообще не было бы никакой бумажки о том, что он имеет какое-то отношение к истории. А Российское военно-историческое общество – это важный ресурс.

Бывают и забавные случаи. Однажды исследователи заметили странную историю с диссертациями по психологии. Часто случалось, что в защите некую роль играли военные заведения – они были либо ведущими организациями, либо там выполнялась работа. При этом темы работ были не связаны с военной психологией.

– Нам объяснили, что у военных есть такой механизм, когда полковники, уходя рано в отставку, устраиваются работать в вузы проректорами, – рассказывает Бабицкий. – Для этого им нужна диссертация по психологии. И действительно, мы видим, что многие кандидаты психологических наук – отставные полковники. А научный руководитель, оппонент или ведущая организация – из военной сферы.

У "Диссернета" есть одна любимая категория – это ректоры. Каждый пятый ректор замешан в плагиате. Обычно это люди не из науки, а административные работники. Но несмотря на это, чтобы занять кресло ректора, нужно иметь ученую степень.

– Не получается сказать честно, что давайте мы назначим ректором не ученого, а человека, который хорошо решает хозяйственные вопросы, – говорит Бабицкий. – Это было всегда, и в советское время. Просто тогда это делалось иначе: ректор не покупал списанную диссертацию, за него писал кто-то другой. В пример можно привести ректора МГУ Садовничего. Мы не знаем, чтобы у него была списанная диссертация. Но я совершенно не уверен, что он сам писал. На уровне научной репутации известно, что Садовничий никакой не ученый, он хозяйственник. Но формально он и доктор наук, и академик.

"Количество жуликов сохраняется"

В последние годы в России стали меньше защищать диссертации. Это связано со многими вещами: с усложнением требований, с закрытием многих диссертационных советов. Как объясняет Андрей Ростовцев, сейчас диссертации с плагиатом уже не защищаются. Но появился переводной плагиат в научных статьях. "Диссернет" нашел более 20 тысяч статей с переводным плагиатом за период с 2013 года по настоящее время.

Андрей Ростовцев
Андрей Ростовцев

– Этот поток стал такой же большой, как раньше было с диссертациями. Количество жуликов сохраняется, инструменты и методы поменялись. Есть масса англоязычных иностранных журналов, которые за деньги принимают что угодно. Вы просто берете любой абстрактный текст, который может быть даже абсолютно не научным, переводите его через онлайн-переводчик на английский и отправляете в редакцию, приложив пару сотен долларов, – объясняет Ростовцев.

Увеличение переводного плагиата связано со стремлением университетов выполнить майские указы президента. Вузам необходимо увеличить количество публикаций российских ученых в престижных индексируемых базах, таких как Web of Science или Scopus. Люди, которые смогли опубликовать там свои статьи, получают премии и надбавки. Например, в РГСУ можно было получить единовременную выплату за каждую статью: в Web of Science – 100 тысяч рублей, Scopus – 50 тысяч. В Алтайском университете за "хорошие публикационные показатели" – ежемесячная премия 50 тысяч рублей.

– С конца 2019 приходит осознание, что это неправильно, – говорит Ростовцев. – В РГСУ Илья Медведев "опубликовал" за год 170 статей в Web of Science. И соответственно должен был получить 17 млн премии. Когда стало понятно, что это все фейк, ему только компенсировали затраты на публикации, которые он заплатил журналу (по 200 евро за статью). Но он не пострадал – в итоге получил высокооплачиваемую должность в РГСУ. В АлтГУ когда выяснилось, что все публикации – дешевый переводной плагиат – ежемесячные премии прекратили выплачивать. Идут также изменения политики поощрений в ВШЭ, МГУ и других вузах.

Статей с переводным плагиатом оказалось так много, потому что долгое время у людей была уверенность, что выявить это невозможно. И действительно, до недавнего времени не существовало механизма, который находил бы такой плагиат. Однако сейчас "Диссернет" уже умеет искать подобные статьи и готовит доклад на эту тему.

Гонка вооружений

Плагиат – это основание для лишения ученой степени. И ключевую роль в этом процессе играют экспертные советы Высшей аттестационной комиссии (ВАК) при Министерстве науки и высшего образования. Именно экспертный совет решает, в какой диссертационный совет отправить диссертацию на исследование. Он же дает рекомендацию президиуму, и президиум обычно с ней соглашается. В экспертный совет приглашаются ученые, и это бесплатная общественная нагрузка.

Иван Бабицкий
Иван Бабицкий

– Совершенно не все хорошие ученые стремятся войти в экспертный совет ВАК, – говорит Бабицкий. – Потому что как минимум два дня в месяц ты проводишь на неоплачиваемой работе. А любые коррумпированные люди, которые участвуют в диссертационном бизнесе, стремятся попадать в экспертные советы, чтобы гарантировать своим клиентам, что у них не будет проблем на уровне экспертного совета и президиума. Поэтому в экспертных советах часто сидит много не очень порядочных людей. И у них часто с кем-то из наших пациентов есть личные отношения или за них кто-то просит.

Когда речь идет о лишении ученой степени какого-то известного человека, система может яростно сопротивляться. Например, так было в случае с Владимиром Мединским. Экспертный совет по истории проголосовал за лишение Мединского ученой степени (17 человек проголосовали за лишение степени, трое против, 1 воздержался). Вскоре после этого состав экспертного совета был изменен: все 17 человек, которые голосовали за лишение министра степени, и один воздержавшийся покинули совет. Остались лишь те трое, которые проголосовали против. Один из них стал председателем. А затем буквально за три дня до президиума из его состава вывели несколько человек, чтобы гарантировать нужное голосование.

Благодаря истории с лишением ученой степени Мединского появились новые интересные факты. Недавно выяснилось, что диссертация Мединского не утверждалась в экспертном совете ВАК по всем правилам. Как рассказывает Иван Бабицкий, накануне 2012 года в экспертный совет ВАК по истории поступило распоряжение сверху: нужно действовать быстрее, потому что накопилось много диссертаций, а времени нет. И 30 декабря 2011 года одним указом ВАК утвердила сразу несколько десятков диссертаций. На тот момент председателя экспертного совета уже не было на месте, а его заместитель подписал указ, согласно которому была утверждена защита порядка тридцати работ. И все это без рассмотрения дел в ВАК. Одним из них был Владимир Мединский. Когда с этой ситуацией начали разбираться, выяснилось, что чуть ли не все аттестационные дела за этот период оказались потеряны.

Те, у кого нет громкого имени или влиятельных покровителей, порой проявляют чудеса изобретательности, чтобы избежать лишения ученой степени. Профессор Московского государственного университета технологий и управления Юлия Аношина, по данным "Диссернета", списала 126 страниц своей диссертации из других научных трудов. Чтобы доказать свою невиновность, она принесла несколько книг и заявила, что это не она списала, а у нее списали.

– Так многие делают, – объясняет Иван Бабицкий. – Например, мы говорим, что человек защитил диссертацию в 2011 году, а тот же самый текст был опубликован в 2008 году в работе другого человека. Тогда человек приносит на заседание свою книгу 2005 года и говорит, что это у него списали. Это часто создает скандальные истории. Как с ректором Константином Прокофьевым, который таким образом принес книгу, в которой у него получились пророчества.

У Юлии Аношиной одна из книг оказалась издана еще до того, как само издательство было создано. По запросу комиссии РАН издательство ответило, что Аношина пришла к ним в 2018 году (уже после подачи заявления о лишении ученой степени) и сказала, что в 2009 году в этом издательстве у нее вышла книга. Она попросила допечатать, так как тираж закончился. После этого книга была издана и отправлена в Книжную палату и библиотеку Elibrary. Директор издательства ответил, что они не проверили, издавали эту книгу ранее или нет. Но по запросу комиссии РАН проверили: выяснилось, что Аношина до 2018 года никогда к ним не обращалась, и они эту книгу ранее не издавали.

– Недавно экспертный совет, получив из РАН весь доклад и заслушав выступление представителя Elibrary, все равно подтвердил свое решение не лишать Аношину ученой степени, – говорит Бабицкий. – Таким образом, мы оказываемся перед вопиющей ситуацией. Но непонятно, что административно делать, когда экспертный совет игнорирует такое анекдотическое жульничество.

А доктор наук в одном пермском университете, у которой "Диссернет" нашел большое количество переводного и не переводного плагиата, решила подать в суд на редакцию вестника университета. В исковом заявлении доктор наук заявила, что редакция опубликовала не ту рукопись, которую она принесла. Якобы они намеренно внесли изменения в эту рукопись.

Заместитель министра образования Ставропольского края Дмитрий Донецкий, узнав, что его могут лишить ученой степени за фальшивую диссертацию, заявил, что в РГБ хранится "неправильный" экземпляр. А затем представил экземпляр "правильный", который отличается от других двух вариантов, хранящихся в архивах. Он заявил, что не знает, кто эту диссертацию отправил в РГБ, а подпись на ней подделана. Андрей Ростовцев сравнивает эту ситуацию с гонкой вооружений: фальсификаторы ищут все новые способы обманывать, а исследователи ищут все новые способы их ловить. И этот процесс бесконечен.

Изворотливостью отличаются не только пойманные за руку плагиаторы, но и сам ВАК. После истории с лишением ученой степени Мединского произошла еще одна интересная история, которая, по мнению Ивана Бабицкого, ставит под сомнение легитимность ВАК.

По правилам, председатель ВАК не может занимать эту должность более двух сроков (и даже без слова "подряд"). Но как мы знаем, такое все-таки возможно. Владимир Филиппов решил остаться на третий срок и нашел лазейку.

– Когда господин Филиппов объявил, что он хочет оставаться в третий раз, ему сказали разные люди: а как же так нехорошо получается, вроде есть правило, – рассказывает Бабицкий. – Он ответил примерно так: "В законе сказано, что ни один член комиссии не может быть в комиссии более двух сроков. Я в комиссию вхожу, но я не ее член, а председатель". Это вызвало много разных шуток разной степени пристойности. Кроме него на третий срок остались еще ряд членов комиссии, про которых даже нельзя было сказать, что они председатели. У среднеазиатских президентов есть способ: меняют конституцию в какой-нибудь стране – но у нас это невозможно! – и президентские сроки начинают отчитывать с нуля. Приняли новую конституцию, так что считается, что будет первый срок. Так же сказали, что приняли новый регламент ВАК, значит сроки обнуляются. Поэтому у всех членов ВАК, которые уже два срока отсидели, снова первый срок.

Простреленное стекло и походы к следователю

Деятельность "Диссернета", очевидно, многим не нравится. Их работа выводит плагиаторов из тени и может закончиться лишением ученой степени. Иногда люди, которых лишили ученой степени за списывание, присылают в "Диссернет" информацию о своих знакомых, которые тоже не сами писали свои работы. Но бывают и менее приятные последствия.

Однажды "Диссернет" лишил докторской степени депутата Московской городской Думы Александра Сметанова. Он также был директором предприятия российской оборонной промышленности "Сапфир". Уже бывший доктор наук написал заявление в прокуратуру, после чего экспертов проекта вызвали на допрос. Силовики пытались выяснить, где "Диссернет" взял деньги для того, чтобы проверить диссертацию этого директора. По словам Андрея Ростовцева, это волонтерский проект, и денег там нет. Следователь провел беседы, и на этом история закончилась.

Однако буквально через пару дней после лишения этого директора ученой степени супруга Андрея Ростовцева, поливая цветы на подоконнике, увидела пулевое отверстие в стекле.

– Дырочки были маленького диаметра, поэтому можно было вставить в них карандаш и увидеть траекторию движения пули, – говорит Ростовцев. – Там рядом с домом есть дорожка, и с нее произвели выстрел. Это окно до сих пор стоит у нас дома. Оно ждет своего часа быть экспонатом в музее прекрасной России будущего.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG