Ссылки для упрощенного доступа

Штрафы реальные, правосудие виртуальное


Сотрудники полиции во время проверки документов около станции метро

Штрафы за отсутствие пропусков и правосудие онлайн

ЗАКОННЫ ЛИ ШТРАФЫ?


Эту программу мы подготовили для вас из дома, оставаясь в самоизоляции, за нарушение которой в России сейчас могут оштрафовать. Сегодня в России за выход из дома без документа, подтверждающего право на это, можно схлопотать серьезный штраф.

В половине российских регионов, чтобы передвигаться по городу на личном или общественном транспорте, а где-то даже и пешком, нужно получить специальное разрешение. Впрочем, ходить в ближайший к дому магазин или аптеку, выбрасывать мусор и гулять с собакой без спроса можно практически везде. Главное – не заходить слишком далеко.

И все-таки у полиции пока нет четкого представления о том, что же делать с нарушителями режима самоизоляции


И все-таки у полиции пока нет четкого представления о том, что же делать с нарушителями режима самоизоляции: на всех ли следует составлять протоколы, у всех ли проверять документы, всех ли штрафовать. Впрочем, правозащитники сомневаются в законности поголовной проверки права пребывания на улице под предлогом борьбы с коронавирусом. Вот что рассказала Радио Свобода руководитель московского отделения Комитета против пыток Анастасия Гарина.

Анастасия Гарина: У нас тут небольшая растерянность, потому что никто не понимает, что сейчас законно. По идее, закон должен регулировать то, что происходит, но у нас это регулируется юридически очень странно. Обычно есть ограниченный набор случаев, когда полицейский может законно попросить у вас паспорт, попытаться установить вашу личность. В данном случае добавляется непонятный режим повышенной готовности. Сейчас полицейские могут проверять у вас паспорта совершенно без каких-либо действий с вашей стороны. Я думаю, конечно, нужно объяснить, почему вы здесь находитесь. Почему нет? В конце концов, это требование полицейских основано не только на нашем странном нынешнем режиме, оно, в принципе, понятное, разумное. Неразумно, когда это делали, допустим, вчера в метро, тормозя всех подряд.

Марьяна Торочешникова: А что делать человеку, если он не имеет на руках никакого пропуска и не гуляет по району, а идет в ближайший к своему дому магазин, но без документов, без паспорта: с телефоном, авоськой и кошельком? Если его остановит полиция, как ему себя вести, что говорить? Полицейские вправе задержать его, выписать ему штраф?

Анастасия Гарина: Это сейчас очень спорный вопрос. Юристы и правозащитники, как правило, склоняются к тому, что право здесь будет нарушено. Однако по факту, скорее всего, это будет сделано. Практика постоянно меняется. Вроде бы суды начали массово возвращать эти протоколы, потому что не хотят с этим связываться. С другой стороны, все-таки есть вероятность того, что суд привлечет человека к административной ответственности.

Я рекомендую сейчас носить с собой паспорт даже в ближайший магазин, особенно если вы живете по прописке, по регистрации. Если у вас есть временная регистрация, обязательно берите ее с собой. Если же ее нет, почему бы не взять с собой паспорт? Возможно, имеет смысл взять с собой договор аренды, если он есть. Я как сотрудник Комитета против пыток очень не рекомендую оказывать активное сопротивление сотрудникам полиции, даже если они неправы, потому что впоследствии это может выйти боком.

Анастасия Гарина
Анастасия Гарина


Как всегда, желательно заранее иметь телефон юриста или адвоката, с которым вы можете связаться. И когда начинается что-то такое с полицейскими или вас доставляют в отдел полиции, можно позвонить юристу, проконсультироваться, спросить, что делать в вашем конкретном случае. Вы живете в России, и лучше всегда иметь с собой телефон хорошего, проверенного юриста.

Как штрафуют за нарушение самоизоляции
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:16 0:00

Марьяна Торочешникова: А правозащитники из "ОВД-Инфо" подготовили памятку о том, как гражданам общаться с сотрудниками полиции, причем эта памятка пригодится не только в период пандемии коронавируса. Рассказывает Александра Баева.

Александра Баева: Сотрудники полиции не могут просто так подойти к человеку на улице и попросить его предъявить документы. Они так часто делают и в условиях пандемии, и не в условиях пандемии, и граждане, как правило, показывают свои документы сразу же, не зная, что на самом деле это нарушение их прав. Нужно спросить причину обращения.

Причин может быть несколько, и все они прописаны в федеральном законе о полиции. Во-первых, это подозрение в административном или уголовном правонарушении: например, если они видят, что вы совершаете это правонарушение. Во-вторых, это какая-то ориентировка. Это может быть фоторобот, действительно похожий на вас, но они должны его вам предъявить. Должна быть какая-то ориентировка с вашими данными, какой-то документ, который вас касается, и они обязаны его показать. Просьбы пройти в отдел, чтобы там посмотреть эту ориентировку или эти документы, неправомерны. Либо они есть при себе у сотрудников полиции – и они показывают, либо причина обращения незаконна. Могут быть еще какие-то очень специфические вещи: уклонение от армии, от принудительного психиатрического лечения или неуплата алиментов. Но опять же все это должно быть подкреплено документами.

Марьяна Торочешникова: То есть в законе о полиции нет никаких статей, позволяющих проверять у людей наличие спецпропусков, каких-то разрешений на передвижение по городу в период так называемой "самоизоляции"?

Полицейские не имеют права отбирать у граждан конституционные права по распоряжениям мэров или губернаторов


Александра Баева: Они могут говорить, что подозревают вас в совершении правонарушения в связи с нарушением самоизоляции: "Предъявите, пожалуйста, документы". На самом деле данная ситуация абсолютно неправомочна. У полицейских, по большому счету, нет никаких оснований проверять у вас документы. И те статьи, которые сейчас вменяются, по которым выписываются протоколы, не должны применяться. Ограничение права граждан на передвижение – это нарушение 27-й статьи Конституции. Те документы, на которые ссылаются полицейские: например, распоряжение мэра или губернатора, если мы говорим об областях, – это документы, которые не имеют права забирать у вас конституционные права. И казанские, по-моему, суды уже высказывались, что неправомочно штрафовать граждан за нарушение самоизоляции. Статья, которая сейчас применяется, 20.6, говорит о том, что граждане нарушают карантин в условиях ситуации повышенной готовности и чрезвычайной ситуации. Но, как мы знаем, Владимир Путин не вводил чрезвычайную ситуацию или чрезвычайное положение, поэтому полицейские не имеют права отбирать у граждан конституционные права по распоряжениям мэров или губернаторов.

Марьяна Торочешникова: Но объяснить им это невозможно. И вы же наверняка видели, что происходило вчера в Москве (и происходит на входе в некоторые станции метро), когда у всех поголовно проверяли пропуска. Есть объективная реальность, и вот что в ней делать человеку, если к нему подходит полицейский и требует предъявить разрешение на перемещение по городу?

Александра Баева: Прежде всего, нужно попросить полицейских предъявить их документы. Это люди при исполнении служебных обязанностей, которые обязаны носить при себе документы, иметь жетоны. Эти данные вы можете сфотографировать или выписать себе, чтобы знать, с кем разговариваете. Кроме того, стоит как-то фиксировать этот разговор с сотрудниками полиции. Мы находимся в условиях, когда мы немного вышли из правового пространства, поэтому я советую фиксировать все это на видео или хотя бы на диктофон (вы имеете на это право, потому что их деятельность гласная), и это может стать потом одним из доказательств вашей невиновности в суде.

Также стоит помнить, что у сотрудников полиции сейчас есть распоряжение и по нарушениям самоизоляции, и по другим мелким административным правонарушениям: либо составлять протокол на месте, либо брать данные у человека, который якобы что-то нарушил. Даже если у вас нет при себе документов, достаточно будет назвать свои фамилию, имя, отчество, место и дату рождения, и этого будет достаточно для составления протокола. Везти вас в отдел полиции сейчас сотрудникам полиции не рекомендуется в связи с эпидемиологической ситуацией. Можно еще раз напомнить им об этом.

СУДЫ ОНЛАЙН

Пока полицейские раздумывают над тем, что же делать с нарушившими самоизоляцию гражданами, российские судьи налаживают онлайн судопроизводство. Уже есть решения, провозглашенные по видеотрансляции во "ВКонтакте", дела, рассмотренные путем видеозаседания в WhatsApp. Что дальше?

Правосудие онлайн
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:44 0:00

Вообще-то, идея электронного правосудия представляется вполне разумной. Другое дело, что все-таки надо каким-то образом это организовать и привести в законные рамки. В самом деле, сколько времени еще может продлиться режим самоизоляции, а споров-то у людей не убавляется. Кто-то делит имущество, разводится, пытается взыскать долги, не говоря уже об огромном количестве уголовных дел, которые предстоит рассмотреть судьям. В следственных изоляторах люди ждут этих приговоров, ждут решений судов.

Идею онлайн правосудия в России и перспективы такого правосудия мы обсудили с адвокатом Еленой Богачевой.

Елена Богачева: Что касается осуществления правосудия, то у нас, у гражданского общества, по большому счету, два требования – это доступность и состязательность. Если гражданам обеспечена доступность правосудия, если в любых процессах: гражданских, арбитражных, уголовных, административных, – обеспечена состязательность сторон, то мы считаем, что это тот суд, который должен быть. В условиях, когда пеший поход или поездка в суд стали невозможны, доступность обеспечивается видео-конференц-связью. Я думаю, что в данном случае использование мессенджеров и видео-конференц-связи в каком бы то ни было виде – это хорошо.

Елена Богачева
Елена Богачева


Другое дело, что мы должны различать два разных процесса. Один – это оглашение судебного акта. Тут у меня, как у адвоката, нет никаких вопросов. У нас оглашение судебного решения публичное – так заложено в законе. Мы сейчас опускаем отдельные категории дел, которые рассматриваются в закрытом порядке. В целом общее правило – это публичность судебного акта. И то, что он оглашается в прямом эфире где бы то ни было, – это отлично. Другое дело – ведение самого процесса. Вот здесь я бы сказала, что видео-конференц-связь по мессенджерам, скорее всего, не обеспечит ни доступность, ни состязательность процесса при том состоянии процессуального законодательства, которое у нас есть на сегодняшний день.

Нужно сказать, что возможность видео-конференц-связи уже заложена в процессуальных кодексах. Это обеспечивается через суд общей юрисдикции по месту нахождения лица при наличии технической возможности, ведь для этого должна быть соответствующая аппаратура и должен быть обеспечен соответствующий вид связи. И здесь, конечно, нужно исходить из реалий.

У нас, гражданского общества, по большому счету, два требования к судам – это доступность и состязательность


Еще одна очень важная вещь. В суде первой инстанции не только обеспечивают техническую возможность, но еще и проверяют документы, устанавливают личность лица, которое выходит на связь, а в необходимых случаях берут подписку, например, у эксперта, у переводчика, у свидетеля. Что касается удостоверения личности, этот вопрос понятен. А вот самый серьезный вопрос, даже при обеспечении доступности, даже если представить, что каждый районный суд будет оборудован достаточным количеством комнат для видео-конференц-связи, это вопрос, который с нашим текущим процессуальным правом решить невозможно: это состязательность сторон.

Марьяна Торочешникова: Почему вы считаете, что посредством видео-конференц-связи через мессенджеры, например, будет тяжело достичь состязательности сторон?

Елена Богачева: Состязательность сторон ведь предполагает не только судоговорение, но и возможность исследовать доказательства, представленные одной и другой стороной, сопоставить их с имеющимися доказательствами, дать свои пояснения. И вот здесь самое главное – как работать с доказательствами, которые, например, сторона хочет представить непосредственно в процессе. Закон не запрещает: у меня есть доказательство – вот оно, посмотрите. Но как вы сможете его оценить? Как вы сможете его пощупать? Даже если я сделаю скан этого документа, который держу в руках, как вы поймете, что это допустимое доказательство, что оно действительно сделано на бумаге с синими печатями, с подлинными подписями? Это невозможно установить.

И таких вопросов много. Я могу сказать: "У меня за стеной находится абсолютно независимый свидетель, сейчас он даст показания". Удостовериться в том, что этот свидетель не находится рядом со мной, невозможно. Но это полбеды. Я приглашаю лицо – нужно удостоверить его личность. А как это сделать? Здесь намного больше вопросов. Конечно, можно это преодолеть, можно это исправить, но для этого нужна большая работа над процессуальным законодательством.

Марьяна Торочешникова: Но некоторые процессы-то, как мы видим, уже идут. Как к ним относиться? Как относиться к решениям судов, принятым после видеоконференции или просто переписки в WhatsApp?

Елена Богачева: У нас есть процедура: если вынесенное решение, которое по какой-либо причине незаконно, вынесено при нарушении прав участников процесса, то на такое решение нужно подавать апелляционную жалобу и излагать все обстоятельства. По WhatsApp, как я понимаю, в чем может быть нарушение, – например, какая-либо сторона не была надлежащим образом извещена о способе рассмотрения дела или о способе оглашения судебного акта. Сейчас в Гражданском кодексе Российской Федерации есть статья 165.1, которая регулирует и процедурные вопросы. Эта статья о том, что считать надлежащим уведомлением. И согласно этой статье, уведомление, не полученное стороной по каким-либо причинам, зависящим от нее, считается полученным. Но все-таки при рассмотрении дела по электронным каналам связи нужно добиваться фактического извещения. Не надо добиваться того, чтобы были обстоятельства, позволяющие считать лицо уведомленным.

Марьяна Торочешникова: Итак, сейчас законодателям и судебной власти нужно призадуматься и принять какие-то меры для того, чтобы в случае длительного сохранения режима изоляции или наступления подобных обстоятельств в будущем можно было бы и легче обеспечивать доступ к правосудию, и решать вопросы, и рассматривать дела посредством видеосвязи, чтобы это потом не вызывало обоснованных сомнений и претензий со стороны участников этих разбирательств?

Елена Богачева: Я уверена, что судейский корпус работает над этим вопросом буквально с первого дня объявления режима повышенной готовности. Я думаю, что сейчас будет много предложений от Верховного суда, от Совета судей, от всего судейского корпуса. Ведь жизнь показала, что это уже есть. Это как тропинка, которая уже протоптана. Бессмысленно перепахивать ее и заново засаживать травой, нужно сделать из нее дорожку. Так же и здесь.

Марьяна Торочешникова: А пока никаких законодательных инициатив об онлайн правосудии не поступало, можно наблюдать за самодеятельностью судов в регионах. Надеюсь, она никому не выйдет боком.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG