Ссылки для упрощенного доступа

Союз демократов против Путина и Си? Мировая политика при Байдене


Джо Байден и Владимир Путин в Москве, 2011 год. Именно тогда Байден не смог разглядеть душу Путина

"Я смотрю вам в глаза, и мне не кажется, что у вас есть душа". Эту фразу Джо Байден, тогда вице-президент США, сказал Владимиру Путину, тогда премьер-министру России, готовившемуся к возврату на пост президента, во время их встречи в Кремле в 2011 году. Путин улыбнулся и ограничился общим, слегка загадочным ответом: "Мы с вами друг друга понимаем".

Байден не просто дерзил Путину – его фраза должна была напомнить собеседнику совсем другие времена и другого американского политика. В 2001 году Джордж Буш-младший, пообщавшись с Путиным, заявил, что тот показался ему искренним и заслуживающим доверия, – по словам президента США, он "увидел душу" своего российского коллеги. Джо Байден 11 лет спустя составил о Путине противоположное впечатление. Судя по эволюции российско-американских отношений в последующие годы и заявлениям самого Байдена, оснований для пересмотра своего мнения о российском лидере у него не нашлось.

В августе этого года, вскоре после отравления Алексея Навального и в разгар предвыборной кампании в США, Байден заявил:

"Дональд Трамп продолжает заигрывать с Россией, в то время как Путин преследует гражданское общество и журналистов. Сейчас лидер оппозиции Алексей Навальный находится в коме после отравления. Это неприемлемо. В отличие от Трампа, я буду защищать наши демократические ценности и противостоять автократам, подобным Путину".

Подобные мысли и обещания Джо Байден выразил несколькими месяцами ранее в своей программной статье о внешней политике в журнале Foreign Affairs. Но, по мнению Дэвида Крамера, дипломата и политического аналитика, бывшего помощника госсекретаря США, без пересмотра отношений Вашингтона с европейскими союзниками, изрядно испортившихся при Дональде Трампе, сдерживание Кремля вряд ли будет эффективным. "Шаг номер один в стратегии такого сдерживания – обращение с союзниками именно как с союзниками, а не с потенциальными мишенями, – отмечает Крамер. – Евросоюз и Германия не представляют собой угрозы для Соединенных Штатов, чтó бы об этом ни думал Трамп. Склоки между США и их европейскими друзьями дают Путину возможность играть на противоречиях между ними. Вашингтон может, к примеру, совершенно не соглашаться с Берлином по вопросу о "Северном потоке – 2", но администрация США не может относиться к Ангеле Меркель, одному из лидеров, сплачивающих Европу, так же, как к Путину. Оттеснение Путина будет куда более эффективным, если Соединенные Штаты и Европа научатся работать совместно".

Джо Байден и канцлер Германии Ангела Меркель в Берлине, 2013 год
Джо Байден и канцлер Германии Ангела Меркель в Берлине, 2013 год

С этими выводами солидарны и авторы обнародованного на днях доклада комитета по международным отношениям Сената США – касающегося, правда, отношений с другим авторитарным режимом – китайским. В нем отмечается, что торговая политика Пекина ухудшает позиции американского и европейского бизнеса на мировых рынках, расширение китайского присутствия в развивающихся странах способствует расширению там коррупционных практик и подрыву правового порядка, а пропагандистские усилия китайских властей становятся всё более энергичными. "Ни Соединенные Штаты, ни страны Европы не будут в состоянии противостоять этим угрозам в одиночку. Те, кто думает иначе, попросту ошибаются. Китай слишком велик и слишком хорошо оснащен для этого", – заявил, представляя доклад, глава сенатского комитета республиканец Джим Риш.

Оттеснение Путина будет куда более эффективным, если Соединенные Штаты и Европа научатся работать совместно

Между тем координация усилий Москвы и Пекина на мировой арене уже идет полным ходом – во всяком случае, если судить по дипломатическим заявлениям. Единого мнения о том, насколько Владимир Путин может рассчитывать на китайского лидера Си Цзиньпина как на надежного союзника в кризисные моменты противостояния с Западом, у аналитиков нет. Так, в 2014 году, после аннексии Россией Крыма и начала войны в Донбассе, Китай занял достаточно отстраненную позицию, а сам Крым частью России официально не признал. Однако на словах Пекин выражает Москве полную поддержку. На днях это сделал министр иностранных дел КНР Ван И в телефонном разговоре со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. Причем сделал в выражениях, нечасто звучащих из уст обычно очень сдержанных китайских дипломатов: министр сказал, что Пекин готов "защитить законные права и интересы двух стран и гарантировать международную справедливость и беспристрастие" и назвал Китай и Россию "глобальными стабилизаторами" – взгляд, полностью расходящийся с позицией западных держав.

Кстати, Пекин одним из последних – и опять-таки крайне сдержанно – поздравил Джо Байдена с победой на выборах. Москва же и вовсе этого пока не сделала: по словам пресс-секретаря Кремля Дмитрия Пескова, там хотят "дождаться официального подведения итогов состоявшихся выборов". (Это произойдет не раньше середины декабря, когда должна собраться Коллегия выборщиков). Это одновременно и дипломатический афронт, и непрямое выражение поддержки действующему президенту Дональду Трампу. Тот, как известно, пока не признал своего поражения и оспаривает результаты выборов.

После вступления Джо Байдена в должность президента США мировую политику ожидают заметные перемены, утверждает в интервью Радио Свобода немецкий аналитик Роланд Фройденштейн, директор политических программ Центра европейских исследований имени Вильфреда Мартенса (Брюссель). По его мнению, они будут связаны как раз с изменением расстановки сил в четырехугольнике "США – Евросоюз – Россия – Китай".

– Можно ли сказать, что в Брюсселе победу Джо Байдена на выборах встретили вздохом облегчения? И были ли в Европе места, где испытали противоположные чувства?

– О да, если бы звуковые волны распространялись в космосе, то этот вздох облегчения, прозвучавший 7 ноября (день, когда окончательно стало ясно, что Джо Байден побеждает Дональда Трампа. – РС) в Европе, можно было бы услышать и на Луне. Поэтому в адрес Байдена поступило сразу столько поздравлений от европейских лидеров. Но кое-где, действительно, эту новость восприняли без воодушевления: в Польше, Венгрии и Словении. Официальных поздравлений от глав правительств этих стран Джо Байден пока не дождался. Причины тут разные. Польское правительство "Права и справедливости" куда лучше сотрудничало в области обороны с администрацией Трампа, чем с администрацией Обамы, в которой работал и Байден. Венгерский премьер Виктор Орбан явно симпатизировал авторитарным склонностям Дональда Трампа – и опасается критики своих шагов в области правового порядка со стороны нового американского руководства. Наконец, мотивы словенского лидера Янеза Янши более похожи на орбановские и вряд ли связаны с происхождением Мелании Трамп (она родом из Словении. – РС).

В 2017 году Дональд Трамп посетил Польшу. Там его приветствовали довольно тепло, в отличие от Западной Европы
В 2017 году Дональд Трамп посетил Польшу. Там его приветствовали довольно тепло, в отличие от Западной Европы

– Возможен ли вообще после четырех лет правления президента Трампа "возврат к норме" в отношениях между США и европейскими странами? Или приход администрации Байдена будет означать лишь что-то вроде косметического ремонта?

– Я считаю, что "трансатлантическое возрождение" абсолютно реально. Что и будет возвратом к норме – если считать нормой наличие как разногласий между США и Европой (а они у нас есть уже 70 лет), так и доброй воли, и осознания того факта, что нас гораздо больше объединяет, чем разделяет. Кроме того, будут сделаны конкретные шаги, которые укрепят отношения Америки и Европы, – например, обещанный Байденом возврат США в число стран, соблюдающих Парижское соглашение по борьбе с климатическими изменениями. В других областях, таких как торговля или оборона, потребуются усилия с обеих сторон.

"Трансатлантическое возрождение" абсолютно реально, что и будет возвратом к норме

– Не был ли Дональд Трамп прав в отношениях с европейскими союзниками, когда требовал от них увеличить расходы на оборону и их долю в финансировании бюджета НАТО? Продолжит ли Байден эту линию – и будут ли европейцы сопротивляться давлению?

– Да, был прав, но не только Трамп. Барак Обама в свое время выступал с такими же призывами. Трамп, однако, пришел с откровенными угрозами – отказаться от гарантий, содержащихся в статье 5 Устава НАТО. Он делал некоторые заявления, выгодные прежде всего Путину – вроде того, что третья мировая война может в один прекрасный день начаться из-за Черногории, вступившей в НАТО. Во время встреч с Путиным он публично критиковал и опровергал сообщения собственных спецслужб. В Кремле, я думаю, после каждого такого случая открывали шампанское. Я знаю, что многие считают – мол, как бы то ни было, Трамп заставил европейцев раскошелиться на оборону. Сомневаюсь, что это был он, – скорее Путин в 2014 году с Крымом и Донбассом. Напомню, что расходы европейских членов НАТО на оборону пошли вверх уже в 2015 и 2016 годах, то есть до инаугурации Трампа. Более того, в некоторых странах, как, например, в Германии, где к нему сразу возобладало негативное отношение, Трамп даже усложнил задачу тем местным политикам, которые говорили о необходимости увеличения оборонных ассигнований. Просто потому, что такие политики становились уязвимы для критики как "пудели Трампа". Теперь в этом плане будет легче.

– Общая отстраненность США от европейских дел, преобладавшая при Трампе, сменится новой вовлеченностью?

– Да. Байдена можно назвать убежденным атлантистом. Он рассматривает европейцев как союзников, например, в противостоянии с Китаем.

– Джо Байден не раз критиковал политику Кремля. В то же время он жестко высказывался и, например, о действиях нынешних правительств Польши и Венгрии, однажды даже поставив их в один ряд с Беларусью (на мой взгляд, явное преувеличение). Как будут складываться отношения США и стран Центральной Европы при Байдене – в том числе в том, что касается опасений восточноевропейцев относительно России?

– Не думаю, что Байден не отличает ситуацию в Венгрии и Польше – с одной стороны, от того, что творится в Беларуси – с другой. Не будем делать далеко идущие заключения, исходя из половины предложения, может быть, не совсем удачно сформулированного. Польша будет стараться сотрудничать с новой администрацией, как раз исходя из собственных опасений, связанных с Россией. Виктор Орбан – другой случай. Он может делать ставку на свою евразийскую риторику и шаги в восточном направлении, поскольку у него хорошие отношения с Путиным, да и с китайским режимом особых проблем у него тоже нет.

Китайские военные участвуют в 6-х международных армейских играх. Россия, Муром, сентябрь 2020 года
Китайские военные участвуют в 6-х международных армейских играх. Россия, Муром, сентябрь 2020 года

– Байден был вице-президентом в администрации Обамы, которая пыталась осуществить не слишком удавшуюся "перезагрузку" в отношениях с Россией. Можно ли при каких-то условиях ожидать от него попытки повторить этот эксперимент? Есть ли вероятность того, что Байден попробует понять "понимающих Путина" – тех европейских политиков, которые стремятся к компромиссу с Кремлем?

– "Перезагрузка" 2009 года – это уже далекая история. Я не вижу ситуации, при которой она могла бы повториться. Ну а главным "понимающим Путина" был Трамп, упрямо настаивавший на том, что Россию следует вернуть в "Большую семерку". Байден, со своей стороны, уже несколько лет говорит о России как об угрозе №1 западному миру в области безопасности.

– Но, что называется, не Россией единой. В недавнем докладе комитета по международным делам Сената США подчеркивается необходимость тесного сотрудничества с европейскими союзниками в противостоянии экспансии Китая. В Европе воспринимают Китай как угрозу – в такой же степени, как это делают в Америке?

"Перезагрузка" 2009 года – далекая история. Она вряд ли повторится

– Нет, тут есть разница. Европа не хочет полностью "закрыться" от Китая экономически. Но будет хорошо, если европейцы и американцы смогут договориться по ряду стратегических вопросов. Например, о мерах по защите сетей 5G от Huawei, о блокировании других инструментов чрезмерного влияния китайского режима на западные экономики, о совместном противостоянии угрозам либеральной демократии. Системный вопрос, касающийся отношений с Китаем, – это именно противостояние демократии и авторитаризма. При Байдене США и Европа вернутся к схожему восприятию этих отношений. При Трампе это было гораздо сложнее, поскольку Трамп воспринимает все международные конфликты исключительно как борьбу великих держав, вне зависимости от вопроса о демократии.

Возможно ли в 2020-е годы нечто вроде конфронтации двух блоков: США + Европы против Китая + России?

– Да, поскольку при администрации Джо Байдена и Камалы Харрис внутренний раскол западного мира, скорее всего, заметно уменьшится. Кроме того, речь идет не только о США и ЕС. В глобальный альянс демократий могут войти такие страны, как Япония, Индия, Канада, Австралия, Южная Корея и некоторые другие. Вскоре после вступления Джо Байдена в должность президента США должен состояться всемирный саммит демократий. Одной из его задач будет поиск новых возможностей противостояния враждебному российскому и китайскому влиянию и укрепления солидарности демократических стран.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG