Ссылки для упрощенного доступа

"Не верю, что Советская Россия хочет войны". Отношения Москвы и НАТО


Президент США Гарри Трумэн подписывает прокламацию о вступлении в силу Североатлантического договора, 24 августа 1949 года

9 января в Женеве начнется американо-российский Диалог по стратегической стабильности. Он положит начало серии переговоров в различных форматах: 12 января в Брюсселе пройдет заседание Совета Россия – НАТО, а 13 января в Вене – заседание постоянного совета Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). На повестке дня всех этих дипломатических мероприятий – обсуждение проектов договоров между Россией, США и НАТО, переданных американской стороне 15 декабря и опубликованных двумя днями позднее. Чем ответит Запад на требования России? Радио Свобода напоминает наиболее яркие страницы истории взаимоотношений СССР и России с НАТО.

9 октября 1944 года в Москву прилетел Уинстон Черчилль. К этому времени победа союзников во Второй мировой войне уже не вызывала сомнений. Пора было подумать о послевоенном устройстве мира. Во время встречи на Центральном аэродроме британский премьер сказал:

Я прибыл сюда на волнах надежды, на волнах уверенности, что победа будет достигнута, и в надежде, что, когда она будет одержана, все мы постараемся сделать мир лучшим местом для жизни больших масс людей.

Вечером того же дня в беседе со Сталиным Черчилль сделал ему предложение, которое сам же назвал "несколько циничным". В записи, сделанной советским переводчиком Владимиром Павловым, этот эпизод выглядит так:

Черчилль заявляет, что он подготовил довольно грязный и грубый документ, на котором показано распределение влияния Советского Союза и Великобритании в Румынии, Греции, Югославии, Болгарии. Таблица составлена им для того, чтобы показать, что думают по этому вопросу англичане. Американцы будут поражены этим документом. Но Маршал Сталин реалист, он, Черчилль тоже не отличается сентиментальностью, а Иден (Энтони Иден, министр иностранных дел Великобритании. – Ред.) – это совсем испорченный человек.

Документ, составленный на глазах у Сталина, представлял собой таблицу влияния в процентах. В Румынии Советскому Союзу предлагалось 90 процентов, в Греции на такую же долю претендовала Великобритания, в Венгрии и Югославии влияние распределялось пополам, в Болгарии доля СССР составляла 75 процентов. Взглянув на бумагу, Сталин поставил синим карандашом "галочку" в знак согласия и вернул документ Черчиллю.

Тов. Сталин говорит, что 25%, предусмотренные для Англии в Болгарии, не гармонируют с другими цифрами таблицы. Он, тов. Сталин, считал бы необходимым внести поправки, а именно предусмотреть для Советского Союза в Болгарии 90%, а 10% для Англии.

... Черчилль отвечает, что, вообще говоря, ему на Болгарию наплевать и что, может быть, этот вопрос обсудят между собой Иден и Молотов.

Именно эта договорённость стала первопричиной послевоенного раскола Европы на два противостоящих военных блока. К тому моменту, когда Черчилль, уже бывший премьер, произносил свою речь в Фултоне (5 марта 1946 года), раскол стал свершившимся фактом.

Сегодня на сцену послевоенной жизни, еще совсем недавно сиявшую в ярком свете союзнической победы, легла черная тень. Никто не может сказать, чего можно ожидать в ближайшем будущем от Советской России и руководимого ею международного коммунистического сообщества и каковы пределы, если они вообще существуют, их экспансионистских устремлений и настойчивых стараний обратить весь мир в свою веру... Я не верю, что Советская Россия хочет новой войны. Скорее, она хочет, чтобы ей досталось побольше плодов прошлой войны и чтобы она могла бесконечно наращивать свою мощь с одновременной экспансией своей идеологии... Общаясь в годы войны с нашими русскими друзьями и союзниками, я пришел к выводу, что больше всего они восхищаются силой и меньше всего уважают слабость, в особенности военную... Если страны Запада будут едины в своей неуклонной приверженности принципам, заложенным в устав Организации Объединенных Наций, то они своим примером научат уважать эти принципы и других...

4 апреля 1949 года 12 стран Европы и Северной Америки подписали Североатлантический договор – соглашение о создании НАТО.

Советский Союз ответил яростным пропагандистским залпом. В Меморандуме правительства СССР говорилось:

Поскольку в этом договоре из великих держав, входивших в антигитлеровскую коалицию, не участвует только СССР, Североатлантический договор должен рассматриваться как договор, направленный против одного из главных союзников Соединенных Штатов, Великобритании и Франции в последней войне против СССР.

Комментаторы и карикатуристы утверждали, что европейские лидеры стали послушными марионетками в руках американского империализма, что создание "агрессивного блока" не отвечает интересам народов Европы.

Сергей Михалков в дальнейшем напишет на эту тему басню "Волк-дипломат":

Зайчишка получил от Волка приглашенье
Пожаловать к нему с супругой на банкет...

Басню "Волк-дипломат" читает в присутствии автора Геннадий Хазанов. 1999

Но главным ответом стало сообщение ТАСС от 24 сентября 1949 года о том, что американская атомная монополия закончилась:

Что же касается производства атомной энергии, то ТАСС считает необходимым напомнить о том, что еще 6 ноября 1947 года министр иностранных дел СССР В. М. Молотов сделал заявление относительно секрета атомной бомбы, сказав, что "этого секрета давно уже не существует". Это заявление означало, что Советский Союз уже открыл секрет атомного оружия и он имеет в своем распоряжении это оружие. Научные круги Соединенных Штатов Америки приняли это заявление В. М. Молотова как блеф, считая, что русские могут овладеть атомным оружием не ранее 1952 года. Однако они ошиблись, так как Советский Союз овладел секретом атомного оружия еще в 1947 году.

Баснописец откликнулся на это событие новым опусом "Мартышка и орех":

Просто, скромно, без апломба
Сообщило миру ТАСС,
Что, мол, атомная бомба
Есть у вас и есть у нас.
Да-с!

Басню Михалкова читает Иван Любезнов. Запись 1951 года

А композитор Вано Мурадели сочинил на стихи того же автора удалую "Песню про советский атом":

Мы недавно проводили
Испытанья нашей силе,
Мы довольны от души

Достиженья хороши!

Все на славу удалось
Там, где нужно, взорвалось!
Мы довольны результатом

Недурен советский атом!

Вот так штука!
Всем наука!
Сунься, ну-ка!
Ого-го!..

Не ленились,
Потрудились
Для народа своего!

"Песня про советский атом". Исполняет Краснознаменный имени А. В. Александрова ансамбль песни и пляски Советской Армии. Дирижер Борис Александров, солисты – Всеволод Пучков и Георгий Бабаев. 1951

В марте 1953 года умер Сталин, и некоторым членам советского руководства показалось, что в международных делах настало время миролюбивых жестов. 12 марта 1954 года председатель Совета министров СССР Георгий Маленков на встрече с избирателями заявил:

Советское правительство стоит за дальнейшее ослабление международной напряженности, за прочный и длительный мир, решительно выступает против политики холодной войны, ибо эта политика есть политика подготовки новой мировой бойни, которая при современных средствах войны означает гибель мировой цивилизации.

В январе 1955 Маленков лишился высокого поста. В постановлении ЦК КПСС в числе прочих его "ошибок" упомянута и эта:

Тов. Маленков в своей речи на собрании избирателей 12 марта 1954 г. допустил также теоретически ошибочное и политически вредное утверждение о возможности "гибели мировой цивилизации" в случае, если империалистами будет развязана третья мировая война. Распространение подобных взглядов не только не способствует мобилизации общественного мнения на активную борьбу против преступных замыслов империалистов развязать атомную войну, но, наоборот, способно породить настроения безнадежности усилий народов сорвать планы агрессоров, что выгодно только империалистическим поджигателям новой мировой войны, рассчитывающим запугать народы "атомным" шантажом.

Новый советский вождь Никита Хрущев сочетал в своей риторике миролюбие с угрозами. В сентябре 1959 года, выступая на сессии Генассамблеи ООН, он внес проект "Декларации о всеобщем и полном разоружении", а в январе 1960-го по его настоянию Верховный Совет СССР принял закон о сокращении Вооруженных Сил на треть. Вместе с тем он без устали пугал Запад "кузькиной матерью".

Отрывок из выступления Хрущева на ГА ООН, смонтированный с его заявлением на пресс-конференции в Париже в мае 1960 года: "Меня уже информировали, что канцлер Аденауэр прислал своих, недобитых нами под Сталинградом, которые шли в Советский Союз, в пределы его, ухали. Но мы на войне их так ухнули, что сразу на несколько метров под землю вогнали. Так что, вы, господа, ухайте, да оглядывайтесь. Мы вас не добили под Сталинградом, но если вы будете готовить очередное нападение, мы так ухнем, что больше не будешь ухать!"

Ранее, в марте 1954 года, правительства США, Великобритании и Франции получили ноты с предложением Москвы заключить Общеевропейский договор о коллективной безопасности в Европе. Самым удивительным в этих посланиях было выражение Советским Союзом готовности присоединиться к НАТО. Исследователи, знакомые с подоплекой этого демарша, склоняются к мнению, что эффектный шаг Хрущева был не только пропагандистским блефом. Москва допускала возможность положительного ответа НАТО. В таком случае у СССР появлялась возможность развалить блок изнутри. В докладной записке за подписью первого заместителя министра иностранных дел Андрея Громыко говорилось:

Разумеется, маловероятно, что организаторы Североатлантического блока отнесутся положительно к заявлению о готовности СССР присоединиться к Североатлантическому договору. Однако если допустить, что такое заявление встретило бы положительное отношение со стороны западных держав, то в результате присоединения СССР к Североатлантическому союзу последний коренным образом изменил бы свой характер и был бы взорван как агрессивная, направленная против СССР группировка государств.

Но Вашингтон ответил отказом. В ответной ноте подчеркивалась несовместимость ценностей Запада и СССР:

Нет необходимости подчеркивать совершенно нереальный характер такого предложения. Оно противоречит самим принципам, от которых зависит система обороны и безопасность западных государств. Эти государства связали себя тесными узами взаимного доверия. Организация Северо-Атлантического договора, которая является гораздо большим, чем чисто военной организацией, основана на принципе свободы личности и господства закона.

14 мая 1955 года СССР и семь стран Восточной Европы подписали в Варшаве Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи ​– документ о создании общей военной организации. Биполярность мира стала юридической реальностью.

"Ответ стран Железного занавеса НАТО". На митинге в Варшаве глава советской делегации Николай Булганин, заменивший Маленкова на посту премьер-министра, объявляет, что командующим объединенными вооруженными силами стран Варшавского договора назначен маршал Конев. Киножурнал British Pathé. 1955.

В годы руководства Леонида Брежнева "агрессивные планы" НАТО и "миролюбивая внешняя политика" СССР оставались доминирующей темой советской пропаганды, объясняющей нехватку продовольствия и товаров широкого потребления.

Брежнев: "Милитаристский курс и агрессивная политика блока НАТО во главе с США вынуждают нас принимать меры по поддержанию на должном уровне обороноспособности страны. Это суровая необходимость сегодняшнего дня..." Фрагмент документального фильма "Суд истории". 1982

После краха коммунистических режимов в странах Центральной и Восточной Европы существование Организации Варшавского договора утратило смысл. В феврале 1990 года начался вывод советских войск из Чехословакии, в апреле 1991 – из Польши, а затем и из Германии. 1 июля 1991 года в Праге был подписан протокол о полном прекращении действия договора. Почему бы не распуститься и НАТО, коль скоро у нее теперь нет противника? Такие предложения действительно звучали из Москвы. Но из Брюсселя отвечали, что и без Варшавского договора угроз хватает.

Вряд ли Запад, наблюдая распад СССР, алчно потирал руки. Дестабилизация бывшего СССР всерьез пугала демократический мир. В глазах рядового европейца Советский Союз был обнищавшей и плохо управляемой страной с огромным ядерным и конвенциональным арсеналом, устаревшими атомными электростанциями и ядовитыми производствами. Чернобыльская катастрофа и попытка государственного переворота красноречиво подтверждали диагноз. С распадом СССР количество и качество угроз, исходящих отсюда, многократно увеличилось. Территория к востоку от Буга превратилась в очаг терроризма, организованной преступности, трудноразрешимых социальных и межэтнических конфликтов, центр отмывания денег и наркобизнеса.

Европейцы прекрасно понимали, что волна нестабильности неизбежно докатится и до них. Тлевшие десятилетиями, но не разгоравшиеся в полномасштабный пожар противоречия на востоке Европы лишились теперь сдерживающего начала в виде ялтинско-потсдамской системы и были способны сдетонировать, оживляя, в свою очередь, сепаратистские движения Западной Европы. Расползание оружия массового поражения угрожало превратить Европу в доступную мишень экстремистских режимов третьего мира.

Запад в полной мере проявил добрую волю, выстраивая отношения с новыми независимыми государствами. В июле 1990 года главы стран-членов НАТО на своем саммите в Лондоне приняли декларацию, в которой официально отказались от идеи конфронтации между Востоком и Западом. В ноябре того же года в Париже страны-члены СБСЕ подписали "Парижскую хартию для новой Европы", провозгласившую отказ от применения силы и угрозы ее применения. "Эра конфронтации и раскола закончилась", торжественно возвестили европейские лидеры и заявили о своей твердой решимости построить "новую Европу, которая основывалась бы на взаимном уважении и сотрудничестве населяющих ее народов". Одновременно в Париже был подписан Договор об обычных вооруженных силах в Европе.

В ноябре 1991 года лидеры стран НАТО собрались на очередной саммит в Риме. Его итогом стала новая Стратегическая концепция блока. Подтверждая фундаментальные принципы НАТО – оборонительный характер, неразделимость безопасности (нападение на одного из членов является нападением на всех), коллективная оборона, – документ предусматривал значительное сокращение обычных сил альянса, снижение уровня их боеготовности при одновременном повышении гибкости и мобильности. Римский саммит подтвердил приверженность альянса идее партнерских отношений с бывшим противником. "Одна организация не сможет полностью решить те проблемы, с которыми мы столкнёмся в этой новой Европе, – гласит Римская декларация. – Решать их следует лишь в рамках взаимосвязанных организаций, объединяющих между собой страны Европы и Северной Америки. Поэтому мы работаем над созданием новой европейской структуры безопасности, в которой НАТО, СБСЕ, Европейское сообщество, ЗЕС и Совет Европы будут дополнять друг друга."

День в день с алма-атинским саммитом глав 11 бывших советских республик, провозгласившим создание Содружества Независимых Государств, 20 декабря 1991 года, в Брюсселе была созвана учредительная сессия Совета Североатлантического сотрудничества (ССАС). Учреждение Совета было следствием решений, принятых лидерами стран НАТО в Лондоне и Риме: альянс признавал блоковую модель анахронизмом и вступал в партнерский диалог со странами распавшегося Варшавского пакта. Вести из Алма-Аты заставили участников брюссельского форума на ходу вносить поправки в текст документов, убирая аббревиатуру "СССР". В марте число членов ССАС увеличилось за счет бывших советских республик сразу с 25 до 36. В апреле в Совет вступила и Грузия, не входившая тогда в СНГ.

В феврале 1992 года Совет НАТО (Североатлантический совет) учредил Специальную консультативную группу по ядерному оружию в бывшем СССР.

В мае в Лиссабоне Россия, Белоруссия, Украина, Казахстан и США подписали протокол, которым новые независимые государства обязались выполнять Договор START-1. Киев, Минск и Алма-Ата подтвердили намерение присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия в качестве неядерных государств. Процесс выполнения этих обязательств, однако, затянулся. Белоруссия присоединилась к ДНЯО лишь в июле следующего года, Казахстан – в феврале 1994, Украина – в декабре 1994 года.

"Уже не враги, еще не партнеры" – так определил качество взаимоотношений Москвы с НАТО Николай Афанасьевский – первый советский посол, которому после Лондонского саммита было поручено поддерживать официальные связи с НАТО.

И в Москве, и в Брюсселе отлично понимали: единственно надежный путь к прочной общеевропейской безопасности – успех реформ, как тогда говорили, "экономическое оздоровление" СССР. Но, сказал американский дипломат Джон Корнблюм, "мы не можем купить ваши реформы – вы должны прийти к ним сами".

Через три дня после первого учредительного саммита СНГ в Маастрихте, Нидерланды, Европейский Совет принял решение о создании Европейского союза, превратившего территорию 12 участников Европейских сообществ в единое экономическое и политическое пространство, объединяющее 360 млн потребителей с совокупным ВНП 6,5 триллиона долларов. Приток инвестиций из США и Японии создал к концу 1990 года 15 млн новых рабочих мест. К концу 1992 года страны ЕС ликвидировали последние таможенные и пограничные барьеры.

Андрей Козырев в Государственной думе, 1996
Андрей Козырев в Государственной думе, 1996

Сближение России с НАТО вылилось в июне 1994 года в программу "Партнерство во имя мира". Для Москвы она стала способом притормозить расширение НАТО на восток. НАТО и сама была не в восторге от стремления в союз бывших советских сателлитов. Программа предусматривала длительный испытательный срок и соответствие ряду условий, важнейшие из которых – отсутствие территориальных споров, прозрачность военного бюджета и гражданский контроль над военным ведомством. Тогдашний министр иностранных дел РФ Андрей Козырев говорил, что "никаких экзаменов в НАТО мы сдавать не собираемся" и что при помощи "Партнерства во имя мира" России "удалось похоронить идею немедленного расширения НАТО".

Но в декабре 1994 года партнерство дало первую основательную трещину. В Будапеште на саммите СБСЕ Борис Ельцин заявил, что на смену холодной войне приходит холодный мир.

Спустя считаные дни началась первая чеченская война.

В июне 1996-го в России прошли президентские выборы. В первом туре третьим стал генерал Александр Лебедь. Ему было предложено поддержать во втором туре кандидатуру Ельцина в обмен на пост секретаря Совета безопасности РФ. В октябре того же года новоиспеченный секретарь СБ прибыл в брюссельскую штаб-квартиру НАТО и предложил оставить вопрос о расширении НАТО на усмотрение будущих поколений, не зараженных блоковым мышлением.

Наконец, 27 мая 1997 года в Париже, в Елисейском дворце, состоялось подписание "Основополагающего акта" о взаимоотношениях России и НАТО. В ходе торжественной церемонии Борис Ельцин расчувствовался и объявил:

Я сегодня после подписания принимаю решение. Все то, что у нас нацелено на страны, которые возглавляются теми, кто за столом... снимаются все боеголовки.

Обманула ли НАТО Россию?

Разве мы не знаем, я же много раз уже об этом сказал, и вы наверняка знаете хорошо: ни одного дюйма на восток, – сказали нам в 90-е годы. Ну и чего? Надули.

Так выразился Владимир Путин за своей последней большой пресс-конференции. Это почти дословная цитата. В феврале 1990 года госсекретарь США Джеймс Бейкер в разговоре с Михаилом Горбачевым и Эдуардом Шеварднадзе в Москве, обсуждая условия объединения Германии, сказал следующее:

НАТО это механизм для обеспечения американского присутствия в Европе. Если НАТО ликвидировать, в Европе не будет такого механизма. Мы понимаем, что не только для Советского Союза, но и для других европейских стран важно иметь гарантии того, что, если США сохранит свое присутствие в Германии в рамках НАТО, ни дюйма существующей военной юрисдикции НАТО не распространится в восточном направлении.

Документы, с которых сегодня снят гриф секретности, свидетельствуют, что это заверение было не единственным. Однако западные лидеры никогда не говорили этого публично. Россия с тех пор сильно изменилась. Ее агрессивная риторика сопровождается агрессивными действиями. Поэтому сегодня Вашингтон и Брюссель называют требование России гарантировать невступление Украины в НАТО неприемлемым. Государство, не являющееся членом НАТО, не может обладать правом вето в вопросе о присоединении к организации новых членов. НАТО никому и никогда не давала подобных гарантий и не намерена давать.

Эту позицию Джо Байден еще раз изложил 30 декабря в телефонном разговоре с Владимиром Путиным. По словам высокопоставленного сотрудника администрации, "эти решения должны приниматься суверенными странами, естественно, в консультациях с союзниками, а не по усмотрению других".

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG