Ссылки для упрощенного доступа

Опустевшая больница. Как пациенты стали заложниками бизнес-конфликта


Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр им. В. В. Тетюхина

В Свердловской области государство и бизнес не могут поделить совместно начатый проект частно-государственного партнерства, а именно медицинский центр имени Владислава Тетюхина в Нижнем Тагиле. Медцентр остался без бюджетных квот на высокотехнологичные операции по замене суставов и фактически простаивает. В то же время государственные клиники не справляются с потоком пациентов, очередь на плановые операции растет, люди вынуждены ждать, месяцами страдая от боли.

Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр им. В. В. Тетюхина, Нижний Тагил
Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр им. В. В. Тетюхина, Нижний Тагил

В апреле 2021 года АО "Корпорация развития Среднего Урала" (КРСУ), представляющая интересы областных властей, обратилась в Свердловский арбитражный суд с иском против АО "Госпиталь восстановительных инновационных технологий" (ГВИТ) с требованием вернуть государству денежный заем в размере 1,2 млрд рублей и начисленные на него проценты. Чиновники объяснили свое решение тем, что госпиталь нарушил условия предоставления займа. Учреждению грозило банкротство.

Чтобы защитить себя, ГВИТ подал встречный иск, в котором просил суд обязать КРСУ принять в счет погашения долга собственные акции. 1 сентября суд вынес решение: в иске отказать, во встречном иске – отказать. 7 октября оно было обжаловано "Корпорацией развития Среднего Урала". Пока что конфликт вернулся в исходную точку.

"Как в космос слетал"

В сентябре 2020 года двукратному чемпиону Европы по баскетболу среди ветеранов, изобретателю-металлургу из Краснотурьинска Геннадию Копытову бесплатно сделали в Нижнем Тагиле операцию по замене тазобедренного сустава. Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр им. В. В. Тетюхина находится в городе Нижний Тагил, по адресу: Уральский проспект, дом 55.

Геннадий Копытов
Геннадий Копытов

– Больница, конечно, произвела на меня огромное впечатление, как будто в космос слетал, – рассказывает Копытов. – Первое, что я увидел, когда туда приехал, – большой поток народу, идут туда, обратно, – целый конвейер! Я увидел этот поток и подумал, что мне тут придется долго лежать, дожидаться операции, но все случилось очень быстро, и через неделю я уже поехал домой. Я был поражен. В палате лежало всего два человека. Палаты очень комфортные, одни кровати с пультом управления чего стоят! Кнопки нажимаешь, тебя хоть вверх ногами подвесить можно. Настраивай, как удобно. Я таких кроватей вообще не видал, там всё оборудование у них зарубежное. В ванную заходишь – столько разных поручней, как будто это не ванная, а кабина космического аппарата, приспособленного к условиям невесомости. В самой палате – телевизор, холодильник. Еду приносят в специальных утеплителях, чтобы, если принесли в твоё отсутствие, она не успела остыть. Отношение к пациентам очень хорошее, кругом чистота.

Но сегодня в просторном холле современного четырехэтажного здания практически пусто: с августа 2021 года госпиталь больше не проводит плановых операций. Очереди нет даже в регистратуру – два человека не в счет. Девушка-администратор объясняет кому-то, что бесплатные операции сейчас не делают – потому что "квот нет, и не предвидится" до конца текущего года. Желающие получить услуги платно должны сначала записаться на консультацию к специалисту, и только после этого им назовут стоимость.

Госпиталь им. Тетюхина сегодня
Госпиталь им. Тетюхина сегодня

Как рассказал Радио Свобода финансовый аналитик Константин Селянин, простоявший в очереди за квотой на операцию три года, стоимость эндопротезирования может доходить до трехсот тысяч рублей. Первую операцию по замене тазобедренного сустава Селянину сделали в марте. Правда, не в Нижнем Тагиле, а в Уральском институте ортопедии и травматологии (УИТО) в Екатеринбурге. И все бы ничего, но 5 октября ему должны были там же сделать и вторую операцию, однако из-за высокой текущей нагрузки на институт ее перенесли на конец месяца.

Заместитель директора ФГБУ "УИТО ИМ. В. Д. ЧАКЛИНА", врач-ортопед Кирилл Бердюгин из Екатеринбурга сообщил корреспонденту Радио Свобода, что в настоящий момент операцию по замене суставов в Свердловской области ожидают 2541 человек. Это только те, кто уже успел собрать все необходимые документы.

Уральский институт ортопедии и травматологии, Екатеринбург
Уральский институт ортопедии и травматологии, Екатеринбург

Места, где жители региона могут получить полноценную бесплатную операцию по замене сустава, и в доковидные времена можно было пересчитать по пальцам. Кроме собственно УИТО и госпиталя Тетюхина, такие операции проводили областная клиническая больница №1, госпиталь ветеранов войн, и три частные клиники – "Парацельс", "УГМК" и "Здоровье 365", которым тоже выделялись на это государственные квоты. Все эти учреждения, кроме клиники Тетюхина, находятся в Екатеринбурге. Плюс из-за эпидемии COVID-19 многие из них перепрофилированы, полностью или частично. Например, госпиталь ветеранов ВОВ целиком перепрофилирован под ковид, отделение травматологии и ортопедии закрыто. Аналогичная ситуация и в других учреждениях: закрыто травматологическое отделение в больнице №24, поток пациентов, нуждающихся в неотложной помощи, перенаправлен в Уральский институт травматологии и ортопедии. По словам замдиректора, институт и без того годами работает в авральном режиме.

Людям от этого легче не становится, они мучаются, терпят боль

– Наша поликлиника рассчитана на 80 посещений в смену, – объясняет Бердюгин. – У нас двести штук больниц в области, поликлиник – ещё больше. Итого примерно тысяча учреждений, они выписывают не по одному направлению в день в наш институт. Целая лавина звонков обрушивается на нас ежедневно. Обращаются по разным причинам: там и тяжёлые пациенты, и всякая ерунда, которую просто не смогли диагностировать на месте. Сейчас мы большую часть времени занимаемся тем, что оперируем больных с неотложной травмой, потому что уже почти полтора года наш институт выполняет функции больницы скорой медицинской помощи. Как долго человеку придётся ждать плановой операции по замене сустава, в нынешних условиях сказать вообще невозможно, потому что, если будет четвёртая, пятая, шестая и ещё какая-то волна коронавируса, это всё может продолжаться неопределенно долго. Я могу сказать, что, если бы центр имени Тетюхина продолжал свои операции, мы были бы только рады, потому что сразу ушёл бы огромный пласт работы по протезированию людей, которые стоят в очереди. Неважно, по какой причине откладываются операции: коронавирус или какие-то другие технические моменты. Людям от этого легче не становится, они мучаются, терпят боль, вот в чём дело! Поэтому было бы неплохо, если бы они там, наверху, разобрались, как эта система должна работать, все были бы только счастливы – и мы, и больные особенно, – говорит врач.

Частно-государственное партнерство

Владислав Тетюхин – российский учёный, предприниматель, филантроп и меценат, доктор технических наук, лауреат Ленинской и других премий, кавалер нескольких орденов, почетный гражданин Свердловской области, известен в России как бывший генеральный директор титанового гиганта ВСМПО-Ависма и основатель "Госпиталя восстановительных инновационных технологий" (ГВИТ) и "Уральского клинического лечебно-реабилитационного центра им. В. В. Тетюхина" (УКЛРЦ) в Нижнем Тагиле. В госпиталь, созданный на принципах государственно-частного партнерства, он вложил все свое состояние.

– Я не скажу, что хорошо его знал, но я был с ним знаком. Это был честнейший человек, который, действительно, хотел после себя оставить цель за пределами жизни, – говорит об этом проекте Константин Селянин.

После смерти основателя его доля в клинике перешла к сыновьям – Дмитрию и Илье Тетюхиным.

Партнер и одновременно оппонент наследников Тетюхина в конфликте вокруг госпиталя – КРСУ ("Корпорация развития Среднего Урала"). КРСУ создана правительством Свердловской области в 2010 году с целью реализации различных проектов на условиях государственно-частного партнерства, то есть КРСУ входит в различные инвестиционные проекты как представитель областных властей.

Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр им. В. В. Тетюхина, Нижний Тагил
Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр им. В. В. Тетюхина, Нижний Тагил

Общий бюджет проекта при создании клиники Тетюхина составил 5,5 миллиарда рублей. Большая часть денег – частные инвестиции, в первую очередь средства самого мецената, и 1 млрд 200 млн рублей госпиталь получил в 2013 году из областного бюджета по договору займа между АО "Госпиталь восстановительных инновационных технологий" (ГВИТ) и АО "Корпорация развития Среднего Урала" (КРСУ). Согласно договору, КРСУ выдала ГВИТ заем "в целях инвестиционного участия в проекте строительства ГВИТ в г. Нижнем Тагиле", а ГВИТ должен был на эти деньги, плюс средства частных инвесторов, построить многопрофильный медцентр.

Предполагалось, что впоследствии ГВИТ погасит заем, включая проценты, путем передачи заимодавцу акций создаваемого медицинского центра. Для этого одновременно с договором между партнерами было подписано соглашение о сотрудничестве, которое предусматривало совместное создание нового юридического лица (SPV, или "компании специального назначения"). Этому юрлицу после окончания строительства предполагалось передать все активы проекта для последующего раздела между собственниками. Акции должны были быть поделены между участниками проекта пропорционально вложенным средствам, а именно: 75% минус одна акция остаются у ГВИТ и 25% плюс одна акция переходят компании, представляющей интересы властей.

Но если действие договора займа несколько раз продлевалось, то срок действия дополнительного соглашения по созданию SPV истек в конце 2014 года. Совместное юрлицо так и не было создано, а раз так, то область не смогла получить в нем свои 25% + 1 акцию.

Между тем в феврале того же 2014 года Владислав Тетюхин без участия КРСУ зарегистрировал новую компанию – 100% "дочку" госпиталя – "Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр" (УКЛРЦ). УКЛРЦ имеет медицинскую лицензию и непосредственно занимается лечением пациентов. Таким образом, активы предприятия сейчас принадлежат двум разным юрлицам.

По сообщению сетевого издания "Медвестник", 29 апреля 2021 года на закрытой встрече с главредами екатеринбургских СМИ губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев рассказал, что наследники Тетюхина предлагают КРСУ ограничиться 25% акций ГВИТ, и при этом отказываются передавать области акции дочерней компании (УКЛРЦ). Область настаивает на разделе акций обоих предприятий. Наследники Тетюхина "дочку" с государством делить не хотят.

По условиям договора, КРСУ имела право потребовать досрочного возврата займа в случае выявления факта нецелевого использования заемщиком денежных средств или нарушения условий допсоглашения. 15 апреля 2021 года КРСУ обратилась в арбитражный суд с требованием вернуть государству сумму займа и набежавших процентов – всего 1,4 млрд рублей. Фактически это означало бы банкротство госпиталя.

"У бюрократии и бизнеса – разная логика"

Весть о вероятном банкротстве уникального медицинского центра всколыхнула общественность. Сотрудники госпиталя написали открытые коллективные письма губернатору и президенту, в интернете появилась петиция в защиту клиники, которая собрала 8649 подписей. Губернатор попросил прокуратуру проверить информацию о выводе активов медцентра в офшоры, а партия "Справедливая Россия – за правду" организовала пикет в защиту госпиталя.

"В окружении … уже принято решение, что тетюхинский центр будет обанкрочен. Они могут сколько угодно трепыхаться, всё бесполезно", – написал 27 мая сайт телеканала "Реальный Тагил" со ссылкой на анонимный источник, близкий к КРСУ.

Константин Селянин
Константин Селянин

– Практически все или большинство этих примеров так называемого частно-государственного партнерства не вполне удачные, – говорит финансовый аналитик из Екатеринбурга и юрист Константин Селянин. – На мой взгляд, это из-за того, что у бюрократии и бизнеса – совершенно разная логика. По логике бизнеса, банкротство – это плохо и просто глупо, потому что утрачивается актив. Это нонсенс, когда кто-то из учредителей или собственников подаёт на банкротство своего же предприятия. Власти здесь ведут себя не как инвесторы, а, скорее, как банкиры. Этот подход, по большому счёту, нечестный: давайте мы с вами сделаем бизнес, но рисковать будете только вы, а я в любом случае получу прибыль. Но это так не работает! Проблема еще и в том, что у чиновника нет цели заработать денег или чтобы что-то хорошо работало. У него другая цель: чтобы он, чиновник, ничего не нарушил и чтобы его не сняли с должности или не посадили, потому что за нецелевое использование бюджетных денег предусмотрена ответственность, вплоть до уголовной. У нас законы составлены так, что чиновник, даже если он действительно хочет блага своему региону, должен либо что-то нарушить, под угрозой сесть в тюрьму, но сделать доброе дело. Либо не сесть в тюрьму, остаться на своей позиции, но доброе дело не сделать. Законодательство исходит из того, что бюджетные деньги не должны быть, не дай бог, потеряны, тогда зачем государству вообще заниматься бизнесом? А бизнес – это всегда рискованно, там можно потерять.

– Получается, закон неприменим в обычной жизни?

– Противоречия норм законодательства и здравого смысла у нас, сожалению, нередки, поэтому действовать в соответствии со здравым смыслом часто означает нарушить закон. При этом законы нарушаются сплошь и рядом, если есть для этого высшая воля. Поэтому чиновник всё время балансирует между тем, чтобы не нарушить закон и в то же время не нарушить распоряжение самого высокого начальства, которое входит в противоречие с этим законом. Вот сказал что-то Путин – начали делать. Сказал губернатор – кто-то начал делать. И это никак не связано с такими понятиями, как закон, здравый смысл и так далее. Совершенно, на мой взгляд, исковерканная логика действий бюрократов. Хотя предложение наследников Тетюхина передать области акции только одного из двух юрлиц выглядит тоже как-то странно, – отмечает аналитик.

Ни разу не встречал бюджетной больницы, у которой госпиталь мог бы что-то позаимствовать

Получить комментарии от Дмитрия и Ильи Тетюхиных Радио Свобода не удалось. В своих выступлениях в СМИ они настаивали, что раз первоначальный договор заключался между КРСУ и ГВИТ, то обязанности делить с областью акции "дочки" у них нет, а увеличение государственного участия в проекте может пагубно сказаться на работе всего учреждения. "Я почти тридцать лет работаю с медиками, с государственными медицинскими учреждениями. И я бы не хотел, чтобы госпиталь стал одним из них. Ни разу не встречал бюджетной больницы, у которой госпиталь мог бы что-то позаимствовать, перенять, чтобы внедрить у себя", – говорил Дмитрий Тетюхин.

"Ребята, вам надо договариваться "

1 сентября 2021 года, рассмотрев все обстоятельства дела, арбитражный суд решил, что, поскольку в нужный срок объекты недвижимости введены в эксплуатацию и создано ООО "Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр", то цели договора достигнуты, а значит, право на досрочный возврат вложенных инвестиций истцом утрачено. В возврате денежных средств по договору займа истцу отказано.

Это решение суда лишает каких-либо иллюзий обе стороны конфликта

Одновременно отклонен и встречный иск со стороны госпиталя – понудить КРСУ принять в зачет займа акции только одного из двух юрлиц, поскольку существует свобода договора. Таким образом, обе стороны остались при своем: область не получила ни акций, ни свой заем, а госпиталь по-прежнему не получил квот и простаивает без заработка. Часть уникального коллектива, который Владислав Тетюхин собирал по всему ближнему зарубежью, уже разъехалась. 7 октября КРСУ решила обжаловать решение арбитража, а значит, простой госпиталю обеспечен еще на полгода, говорит Селянин.

– Решение арбитражного суда очень позитивное в том плане, что суд не занял ничью позицию и указал, что нужно сделать, чтобы разрешить противоречия, – говорит Константин Селянин. – Понятно, что мои симпатии, скорее, на стороне госпиталя, но у суда не должно быть симпатий. Это решение суда, если оно устоит, лишает каких-либо иллюзий обе стороны конфликта. Самое главное – суд подтвердил, что госпиталем выполнены основные условия первоначального договора: деньги потрачены целевым образом, многопрофильный медицинский центр создан и начал действовать.

По мнению аналитика, это постановление ограждает наследников Тетюхина от возможного уголовного преследования и обвинений в мошенничестве, поскольку вступившее в силу решение арбитражного суда является преюдициальным для суда уголовного.

Никому не нужен актив, который стоит, как сейчас: прекрасный госпиталь, который не делает операций

– Другое дело, что есть и вторая часть первоначального договора – о создании SPV-компании, куда должны быть переданы активы обоих юрлиц – и госпиталя, и центра, – продолжает Константин. – И дальше те, кто вкладывал деньги, должны поделить акции сообразно своим долям. В этой части договор не выполнен уже со стороны госпиталя. Поскольку соглашение закончилось в 2014 году и больше не продлевалось, теперь не очень понятно, есть такая обязанность у наследников или нет, но я считаю, что все-таки есть. Суд не занял позицию госпиталя, но и не занял позицию власти. Между строк читается: "Ребята, вам надо договориться о передаче акций! Вы находитесь в условиях первоначального договора, выполняйте его!" То, что произойдет дальше, это будет и проверка областных чиновников на наличие здравого смысла, и проверка наследников Тетюхина, насколько они готовы выполнять завещание отца. Технически, конечно, это не такое простое решение, потому что там возникают налоговые последствия на 400 миллионов рублей в виде НДС, которые ложатся целиком на госпиталь. Но это тоже и обсуждаемо, и решаемо, с этим нужно работать. Стороны к этому может принудить суд в случае, если КРСУ подаст правильный иск, где предметом рассмотрения станет не возврат денег, а именно создание SPV. Но стороны могут и без суда об этом договориться, подписать новое соглашение о сотрудничестве и обговорить, что это за юрлицо, как будет передаваться имущество, какой порядок. Это самый лучший способ выхода из этой ситуации! И у него есть очень одно важное последствие: как только КРСУ станет собственником, у области сразу появится явная коммерческая целесообразность давать госпиталю эти квоты. Никому не нужен актив, который стоит, как сейчас: прекрасный госпиталь, который не делает операций. Это просто вопиющая ситуация! – заключает эксперт.

Государственная больница в Нижнем Тагиле
Государственная больница в Нижнем Тагиле

В КРСУ от беседы с корреспондентом Радио Свобода отказались. В госпитале ответили, что главный врач в отпуске, общаться со СМИ некому. В департаменте информационной политики Свердловской области подтвердили, что не собираются финансировать работу госпиталя в текущем году.

"По программе госгарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 07.12.2019 № 2299, финансовое обеспечение высокотехнологичной медицинской помощи, не включенной в базовую программу ОМС, осуществляется за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета. Выделение средств непосредственно областного бюджета на эти цели законодательством не предусмотрено", – говорится в ответе на запрос Радио Свобода.

При этом чиновники отмечают: "При наличии согласованной сторонами конструкции урегулирования сложившейся ситуации спор может быть окончен путем заключения мирового соглашения".

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG